ИС­ПО­ВЕДЬ ВЛА­ДИ­МИ­РА ЖИ­РИ­НОВ­СКО­ГО

Опыт­ней­ший из рос­сий­ских по­ли­ти­ков по­де­лил­ся сво­и­ми но­вы­ми про­ро­че­ства­ми

MK Estonia - - ПЕРСОНА - Ми­ха­ил ЗУ­БОВ.

ЖИРИНОВСКИЙ ВСЕ­ГДА ОСТ­РО­УМЕН, ВЕ­СЕЛ И ГО­ТОВ ЗА­РЯ­ДИТЬ ЛЮ­БО­ГО СВО­ЕЙ НЕИС­СЯ­КА­Е­МОЙ ЭНЕР­ГИ­ЕЙ. Меж­ду тем ско­ро ему пред­сто­ит от­ме­тить сра­зу два юби­лея: 70-ле­тие в ап­ре­ле и 50-ле­тие ра­бо­ты на по­ли­ти­че­ской арене на­шей стра­ны в мар­те бу­ду­ще­го го­да. Мы по­ин­те­ре­со­ва­лись у мэт­ра, что зна­чит для него по­ли­ти­ка, как ему уда­ет­ся внед­рять в выс­шую го­су­дар­ствен­ную власть свои идеи, кто по­бе­дит на вы­бо­рах в Го­с­ду­му и ко­гда его пар­тия возь­мет кон­троль над пар­ла­мен­том.

— Су­ще­ству­ет дав­ний по­ли­то­ло­ги­че­ский спор: од­ни го­во­рят, что глав­ное для по­ли­ти­ка — скру­пу­лез­ный, прак­ти­че­ски ма­те­ма­ти­че­ский рас­чет, дру­гие утвер­жда­ют, что в ос­но­ве этой де­я­тель­но­сти сто­ят страсть, эмо­ции, ар­ти­стизм, нерв и им­про­ви­за­ция. На пер­вый взгляд, вы при­дер­жи­ва­е­тесь вто­ро­го под­хо­да, но на­сколь­ко это пра­виль­ное впе­чат­ле­ние? Как вы дей­ству­е­те на са­мом де­ле?

— Ко­неч­но, в ос­но­ве ре­ше­ний и вы­ска­зы­ва­ний ле­жит опыт, ана­лиз си­ту­а­ции и имен­но са­мый хо­лод­ный рас­чет. А эмо­ци­о­наль­ная окрас­ка воз­ни­ка­ет, ко­гда на этот рас­чет на­кла­ды­ва­ют­ся шо­ки­ру­ю­щие и страш­ные со­бы­тия. В мо­ем слу­чае это бы­ла вой­на на Кав­ка­зе, бом­бар­ди­ров­ки Юго­сла­вии, си­ту­а­ция во­круг Кры­ма и Дон­бас­са, си­рий­ский кон­фликт. Ко­гда идет сме­на ори­ен­ти­ров, ру­бе­жей, эпох — при­хо­дит­ся го­во­рить быст­ро. При­хо­ди­лось го­во­рить эмо­ци­о­наль­но и в мо­мен­ты, ко­гда под угро­зу по­па­да­ла на­ша пар­тия.

— То есть по­яв­ле­нию ва­ше­го по­ли­ти­че­ско­го сти­ля спо­соб­ство­ва­ли усло­вия, в ко­то­рых при­шлось ра­бо­тать?

— В са­мом на­ча­ле ЛДПР бы­ло слож­но за­нять свою ни­шу. По­сле рас­па­да СССР на по­ли­ти­че­ской по­ляне Рос­сии оста­лись ком­му­ни­сты, ко­то­рых бы­ло 10 мил­ли­о­нов, и про­за­пад­ные си­лы во гла­ве с Ель­ци­ным. Мы бы­ли про­тив ком­му­ни­стов и име­ли мне­ние, от­лич­ное от про­за­пад­ных де­мо­кра­тов. На­ша пар­тия еще в ав­гу­стов­ские дни 1991 го­да ста­ла един­ствен­ной, ко­то­рая под­дер­жа­ла за­яв­ле­ния ГКЧП. Мы бы­ли за де­кла­ра­ции ГКЧП о борь­бе с пре­ступ­но­стью, се­па­ра­тиз­мом, со­глас­ны с тем, что нуж­но раз­дать зем­лю фер­ме­рам и за­мо­ро­зить це­ны в ма­га­зи­нах. Но до сих пор это скры­ва­ет­ся, и все го­во­рят, что ни­кто то­гда не под­дер­жал ГКЧП.

Умал­чи­ва­ют и то, по чьей ини­ци­а­ти­ве участ­ни­ки ГКЧП и аре­сто­ван­ные сто­рон­ни­ки До­ма Со­ве­тов бы­ли осво­бож­де­ны. Вы­иг­рав пер­вые в ис­то­рии Рос­сии вы­бо­ры в Го­с­ду­му, мы сра­зу же про­ве­ли по­ли­ти­че­скую ам­ни­стию. Все го­во­рят: их по­ща­дил и вы­пу­стил Ель­цин. Но он как раз не хо­тел ни­ко­го вы­пус­кать, это­го да­же ком­му­ни­сты не хо­те­ли де­лать. Это я их вы­пу­стил, имея пар­ла­мент­ское боль­шин­ство по пар­тий­ным спис­кам.

Во­об­ще мно­гое из то­го, че­го до­би­лась ЛДПР, сей­час за­мал­чи­ва­ет­ся. Но на­ши идеи ре­а­ли­зу­ют­ся. На­при­мер, еще в мае 1991 го­да я шел на вы­бо­ры Пре­зи­ден­та РСФСР под ло­зун­гом за­щи­ты рус­ских. Все эти го­ды я го­во­рил, что устрой­ство ре­ги­о­нов по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку не го­дит­ся. Кап­ля ка­мень дол­бит. В на­ча­ле но­во­го ве­ка Пу­ти­ным вво­дят­ся фе­де­раль­ные окру­га, ко­то­рые скреп­ля­ют все тер­ри­то­рии. В этом го­ду Пу­тин на со­ве­ща­нии с уче­ны­ми впер­вые при­зна­ет, что де­ле­ние стра­ны по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку бы­ло ис­то­ри­че­ской ошиб­кой.

Или возь­ми­те герб ЛДПР, со­здан­ный 25 лет на­зад. В его цен­тре — сло­во ПАТ­РИ­О­ТИЗМ. То­гда это­го во­об­ще не бы­ло в по­вест­ке дня, за­то сей­час пат­ри­о­тизм тор­же­ству­ет. Пре­зи­дент на­звал его на­ци­о­наль­ной иде­ей. Мы все­гда го­во­ри­ли, что Крым — часть Рос­сии. КПРФ во гла­ве с Зю­га­но­вым ни ра­зу не за­ик­ну­лись на эту те­му, что­бы не злить со­рат­ни­ков из ком­пар­тии Укра­и­ны. За­пре­ти­ли ком­му­ни­стов Укра­и­ны, Крым вер­нул­ся, все ста­ло, как го­во­ри­ла ЛДПР.

Услы­ша­но и то, что мы го­во­ри­ли о сель­ском хозяйстве, о до­ро­гах. ЛДПР все­гда го­во­ри­ла, что нуж­но боль­ше да­вать ар­мии, — и те­перь да­ют.

По су­ти, мы не вы­дви­ну­ли ни од­ной идеи, ко­то­рая в той или иной сте­пе­ни не ре­а­ли­зо­ва­лась бы. Все бы­ло в яб­лоч­ко, толь­ко ка­кие-то по­па­да­ния бы­ли вид­ны сра­зу, а дру­гие — че­рез чет­верть ве­ка.

— Ва­ши про­ро­че­ства сбы­ва­ют­ся, это про­ве­ре­но вре­ме­нем. А от­ку­да они про-

— Ес­ли есть зна­ния и опыт — га­дал­ка не нуж­на. Это не во­рож­ба, а по­ни­ма­ние ис­то­ри­че­ских про­цес­сов. Возь­мем, до­пу­стим, Тур­цию. Я же во­сто­ко­вед, изу­чал ее. И ко­гда в де­вя­но­стые го­ды шла ра­ти­фи­ка­ция со­гла­ше­ний о льгот­ных та­ри­фах и на­ло­го­вых ре­жи­мах для этой стра­ны, я спра­ши­вал: «Что мы де­лам? За­чем?» Мы на­ка­чи­ва­ем сво­и­ми день­га­ми стра­ну, ко­то­рая исто­ри­че­ски не дру­же­ствен­на нам. Мы стро­им там атом­ную стан­цию, ка­кие-то объ­ек­ты, от­прав­ля­ем на­ших ту­ри­стов остав­лять там свои день­ги. Мы эко­но­ми­че­ски под­ни­ма­ем, до­бав­ля­ем мо­щи го­су­дар­ству-кон­ку­рен­ту, ко­то­рое все­гда на­па­да­ло на нас и од­на­ж­ды мо­жет сде­лать это сно­ва.

За­чем мне га­дать о За­кав­ка­зье и Се­вер­ном Кав­ка­зе? Я там слу­жил в ар­мии и ви­дел, что рус­ские в этих ре­ги­о­нах — са­мое уяз­ви­мое зве­но. Я не га­дал, а знал то, что мо­жет про­изой­ти в этих ре­ги­о­нах. Что сна­ча­ла рус­ские там оста­нут­ся без ра­бо­ты, а по­том им при­дет­ся уехать.

— Се­го­дняш­няя власть к вам при­слу­ши­ва­ет­ся, Пу­тин неод­но­крат­но вы­ра­жал ува­жи­тель­ное от­но­ше­ние к ва­шим иде­ям и пред­ло­же­ни­ям. А оста­лись ли у вас ка­кие-то по­же­ла­ния, ко­то­рые власть по­преж­не­му не же­ла­ет слу­шать?

— Мы про­тив­ни­ки то­го, что­бы наш рубль ска­кал как су­ма­сшед­ший. Хо­тя бы на неде­лю оста­но­ви­те бир­жу! Нель­зя же, что­бы спе­ку­ля­тив­ные скач­ки про­ис­хо­ди­ли каж­дый день по несколь­ку раз. Но в этом во­про­се власть не слы­шит нас. По­мощь ма­ло­му биз­не­су — здесь то­же по­ка не по­лу­ча­ет­ся. Во всем ми­ре этот сек­тор эко­но­ми­ки со­став­ля­ет 60–70%, а у нас его за­ду­ши­ли до 20%.

Власть со­всем не хо­чет слу­шать ар­гу­мен­ты о том, что хва­тит кор­мить бан­ки­ров. Курс пра­ви­тель­ства за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы все день­ги, ко­то­рые мож­но, да­вать бан­кам. А на кон­крет­ное про­из­вод­ство — не да­вать. А я уве­рен, что сей­час день­ги на­до дать на­пря­мую за­во­дам и фаб­ри­кам. Это не на­ша на­ра­бот­ка. Так де­ла­ли Япо­ния, Фран­ция, Бри­та­ния и мно­гие дру­гие. Ко­гда на­сту­пал кри­зис — пра­ви­тель­ство этих стран на­пря­мую фи­нан­си­ро­ва­ло нуж­ные от­рас­ли, не да­вая мар­жи спе­ку­лян­там. А у нас все до сих пор идет че­рез гра­би­тель­ский бан­ков­ский про­цент, по­это­му и раз­ви­тия нет.

Мы сто­рон­ни­ки то­го, что­бы все кон­троль­ные ор­га­ны бы­ли в ру­ках оп­по­зи­ции. Но власть не идет на это, хо­тя уже есть по­зи­тив­ный при­мер, ко­то­рый по­да­ла на­ша пар­тия. Член Выс­ше­го со­ве­та ЛДПР Алек­сей Ост­ров­ский стал гу­бер­на­то­ром Смо­лен­ской об­ла­сти и сра­зу же на­зна­чил се­бе за­ме­сти­те­лей из дру­гих пар­тий. И кор­руп­ции в ре­ги­оне нет, ни один рубль не про­пал, там са­мые бла­го­при­ят­ные усло­вия для ин­ве­сти­ций.

Или опять же рус­ский во­прос: сколь­ко сей­час рус­ских се­мей оста­лось в на­ци­о­наль­ных ре­ги­о­нах Рос­сии? Возь­ми­те справ­ку из Рос­ста­та, поднимите ста­ти­сти­ку, сколь­ко бы­ло чет­верть ве­ка на­зад и сколь­ко сей­час. Или еще од­но: сей­час всех де­тей в на­ци­о­наль­ных ре­ги­о­нах за­став­ля­ют в обя­за­тель­ном по­ряд­ке изу­чать мест­ный язык. За­чем эта лиш­няя на­груз­ка, осо­бен­но ко­гда на этом язы­ке раз­го­ва­ри­ва­ют в ра­ди­у­се несколь­ких сот ки­ло­мет­ров? Мы не го­во­рим, что нуж­но дать ка­кие-то при­ви­ле­гии рус­ским, а о том, что­бы не бы­ло дис­кри­ми­на­ции. Здесь по­ка нам не уда­ет­ся ни­ко­го убе­дить, но бу­дем до­би­вать­ся это­го.

— Счи­та­е­те ли вы свою по­ли­ти­че­скую ка­рье­ру иде­аль­ной или хо­те­ли бы до­бить­ся боль­ше­го: стать спи­ке­ром, пре­мье­ром, пре­зи­ден­том?

— У ме­ня не бы­ло же­ла­ния с пер­вых же ша­гов взо­брать­ся на олимп. Я пре­крас­но по­ни­мал, что это труд­но, и дей­ство­вать сле­ду­ет по­сле­до­ва­тель­но. В мар­те 2017 го­да ис­пол­нит­ся 50 лет мо­ей по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти. В мар­те 1967 го­да я на­пра­вил пись­мо Брежневу с пред­ло­же­ни­ем ре­форм об­ра­зо­ва­ния и сель­ско­го хо­зяй­ства. Оно ле­жит в ар­хи­вах ЦК КПСС. В 1977 го­ду я хо­тел при­со­еди­нить­ся к но­вой пар­тии. Не под­поль­ной, не ан­ти­со­вет­ской, но нам да­ли по ру­кам, ко­го-то да­же аре­сто­ва­ли. В 1987 го­ду Гор­ба­чев яко­бы раз­ре­шил са­мо­вы­дви­же­ние в де­пу­та­ты рай­он­но­го уров­ня. Я вы­дви­нул­ся, но Дзер­жин­ский рай­ком КПСС ме­ня оста­нав­ли­ва­ет. Толь­ко че­рез два го­да, в 1989 го­ду, раз­ре­ша­ют со­зда­вать но­вые пар­тии. У ме­ня то­гда во­об­ще бы­ли мыс­ли о том, что­бы про­сто всту­пить в ка­кую-то но­вую пар­тию. Но в ито­ге я уви­дел, что во гла­ве од­ной из но­вых ор­га­ни­за­ций, близ­ких мне по сво­им иде­ям, лю­ди ме­нее опыт­ные, чем я. Это да­ло мне мо­раль­ное пра­во не про­сто при­со­еди­нить­ся к ним, но и воз­гла­вить.

В 1991 го­ду объ­яв­ля­ют­ся вы­бо­ры Пре­зи­ден­та РСФСР. Ока­зы­ва­ет­ся, что в них мож­но участ­во­вать, и мы при­ня­ли уча­стие. Я про­сто по­про­бо­вал, и сра­зу тре­тье ме­сто! Вслед за Бо­ри­сом Ель­ци­ным и Ни­ко­ла­ем Рыж­ко­вым. А ведь у них огром­ные ре­сур­сы, круг­ло­су­точ­ные эфи­ры на те­ле­ви­де­нии, а у нас — ни­че­го. И все рав­но тре­тье ме­сто, 8% го­ло­сов, 6 с лиш­ним мил­ли­о­нов из­би­ра­те­лей. Мне из­вест­но, что эту си­ту­а­цию да­же в По­лит­бю­ро раз­би­ра­ли: по­че­му ни­ко­му не из­вест­ный юрист со­би­ра­ет мил­ли­о­ны го­ло­сов?

То есть из­на­чаль­но мы не пре­тен­до­ва­ли на что-то осо­бен­ное, про­сто при­ни­ма­ли уча­стие в лю­бых вы­бо­рах, а из­би­ра­тель нас сам под­нял. В 1993 го­ду мы по­шли и на вы­бо­ры в первую Го­с­ду­му. То­гда очень мно­го пар­тий бы­ло, я был праг­ма­ти­ком и рас­счи­ты­вал лишь на несколь­ко ман­да­тов, а по­лу­чи­лась по­бе­да: пер­вое ме­сто по пар­тий­ным спис­кам! Уже по­сле это­го я стал лич­но об­щать­ся с пре­зи­ден­том, пре­мье­ром, спи­ке­ром Го­с­ду­мы, ви­дел их ошиб­ки. И стал по­ни­мать, что мо­гу де­лать их ра­бо­ту не ху­же, а мо­жет быть, и луч­ше. Ко­неч­но, я за­хо­тел стать пред­се­да­те­лем Го­с­ду­мы, пре­мьер-ми­ни­стром или пре­зи­ден­том. Ну чем я ху­же Рыб­ки­на, Се­лез­не­ва, Грыз­ло­ва? Я ви­дел де­сять пре­мьер-ми­ни­стров: в чем я им усту­паю? Не­уже­ли Чер­но­мыр­дин луч­ше ме­ня или Ки­ри­ен­ко? Вот то­гда по­яви­лись ам­би­ции и ре­зуль­тат. Важ­но, что власть бе­рет на во­ору­же­ние все, что я го­во­рю, пус­кай и не сра­зу. А для по­ли­ти­ка глав­нее имен­но это — что­бы твои со­ве­ты при­но­си­ли поль­зу тво­ей стране.

— А вы са­ми ве­ри­те в то, что ЛДПР сно­ва нач­нет за­ни­мать не тре­тьи-чет­вер­тые ме­ста на вы­бо­рах, а ста­нет од­на­ж­ды пер­вой, как в 1993 го­ду?

— Ко­неч­но. Под­держ­ка «Еди­ной Рос­сии» неиз­беж­но бу­дет со­кра­щать­ся, элек­то­рат КПРФ — это толь­ко бреж­нев­ское по­ко­ле­ние, ко­то­рое по­сте­пен­но ухо­дит. Им се­го­дня хо­ро­шо за 60 лет. «Спра­вед­ли­вая Рос­сия» уво­ро­вы­ва­ет немнож­ко го­ло­сов у КПРФ и у «Еди­ной Рос­сии». Но ес­ли ре­сурс этих пар­тий па­да­ет, то и от­нять у них мож­но все мень­ше и мень­ше. Есть еще «Ро­ди­на», но она то при­хо­дит, то ухо­дит, то идет на вы­бо­ры, то не идет, а мы есть все­гда. А нас, ЛДПР, все зна­ют, все зна­ют, что мы пат­ри­о­ти­че­ская си­ла, у нас на гер­бе уже по­чти 30 лет сло­ва — сво­бо­да, пат­ри­о­тизм, за­кон. Мы до­би­ва­ем­ся, что­бы в Кон­сти­ту­ции бы­ло за­пи­са­но, что су­ще­ству­ет рус­ский на­род, во­круг ко­то­ро­го и стро­ит­ся Го­су­дар­ство рос­сий­ское. Мы — един­ствен­ная пар­тия, ко­то­рая вы­сту­па­ет про­тив дис­кри­ми­на­ции рус­ских в на­ци­о­наль­ных рес­пуб­ли­ках и в стра­нах быв­ше­го СССР. Нас мо­раль­но под­дер­жи­ва­ет мо­ло­дежь.

Сей­час ре­зуль­та­ты на вы­бо­рах не так вы­со­ки по­то­му, что мно­гие не го­ло­су­ют, жа­ле­ют свое вре­мя. Но че­рез пять лет го­ло­со­вать мож­но бу­дет с мо­биль­но­го те­ле­фо­на, это бу­дет за­ни­мать се­кун­ды. И мо­ло­дые лю­ди по­тра­тят эти се­кун­ды на то, что­бы от­дать го­лос имен­но за ЛДПР.

— Мож­но по­про­сить вас сде­лать еще од­но про­ро­че­ство — на пол­го­да вперед: ка­кой бу­дет Го­с­ду­ма сле­ду­ю­ще­го со­зы­ва?

— ЛДПР мо­жет на­брать 20% го­ло­сов. Но, учи­ты­вая кон­сер­ва­тив­ный ха­рак­тер се­го­дняш­не­го ру­ко­вод­ства Рос­сии и из­би­ра­те­ля, я ду­маю, что ны­неш­ний со­став Го­с­ду­мы со­хра­нит­ся или по­чти со­хра­нит­ся. Но «Еди­ная Рос­сия» по­лу­чит мень­ше го­ло­сов по пар­тий­ным спис­кам, чем пять лет на­зад (про­цен­тов 36–38). За КПРФ про­го­ло­су­ют толь­ко остав­ши­е­ся 5 мил­ли­о­нов на­сто­я­щих ком­му­ни­стов и ча­стич­но бед­ней­ший элек­то­рат, ко­то­рый в пе­ри­од кри­зи­сов тра­ди­ци­он­но ста­но­вит­ся под крас­ные фла­ги. Луч­ший ва­ри­ант, ес­ли вот так три пар­тии и бу­дут в пар­ла­мен­те. В цен­тре ЛДПР, спра­ва «ЕР», а на ле­вом флан­ге КПРФ. Но ин­три­га со «Спра­вед­ли­вой Рос­си­ей» по­ка оста­ет­ся. По по­след­ним дан­ным ВЦИОМ, она не на­би­ра­ет сей­час да­же 3%, но за нее мо­жет про­го­ло­со­вать часть разо­ча­ро­вав­ших­ся в «Еди­ной Рос­сии» или КПРФ. Мо­жет немнож­ко ей по­мочь и Кремль, все-та­ки Ми­ро­нов из пи­тер­ской ко­ман­ды. То­гда эсе­ры смо­гут остать­ся в пар­ла­мен­те. Во­прос толь­ко в том, за­чем это «Еди­ной Рос­сии»? Осталь­ные же 10 пар­тий, ко­то­рые до­пу­ще­ны до вы­бо­ров без сбо­ра под­пи­сей, в сум­ме на­бе­рут 10–12%, и ни од­на из них в пар­ла­мент не прой­дет.

Жириновский мо­жет се­бе поз­во­лить дать со­вет Пу­ти­ну, у Зю­га­но­ва это ино­гда вы­зы­ва­ет рев­ность.

из­рас­та­ют: на это ра­бо­та­ет боль­шой штат ана­ли­ти­ков или вы про­сто к га­дал­ке хо­ди­те?

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.