ВОЙ­НА ПОД ПРИ­ЦЕ­ЛОМ КИ­НО­КА­МЕ­РЫ

На Бер­ли­на­ле по­ка­за­ли фильм про «Ма­ри­у­поль»

MK Estonia - - КИНО - Свет­ла­на ХОХРЯКОВА.

НА ЗА­КОН­ЧИВ­ШЕМ­СЯ НЕДАВ­НО 66-М БЕР­ЛИН­СКОМ КИ­НО­ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕ В ПРО­ГРАМ­МЕ «ПА­НО­РА­МА» УЧАСТ­ВО­ВАЛ ДО­КУ­МЕН­ТАЛЬ­НЫЙ ФИЛЬМ «МА­РИ­У­ПОЛЬ» ЛИ­ТОВ­СКО­ГО РЕ­ЖИС­СЕ­РА МАНТОСА КВЕДАРЕВИЧУСА, СО­ЗДАН­НЫЙ В СОПРОДУКЦИИ ЧЕ­ТЫ­РЕХ СТРАН — ЛИТ­ВЫ, ФРАН­ЦИИ, ГЕР­МА­НИИ И УКРА­И­НЫ.

Ман­тос Кве­да­ре­ви­чус в 2011 го­ду пред­став­лял на Бер­ли­на­ле до­ку­мен­таль­ную кар­ти­ну «Бар­зах», сня­тую в Чечне. То­гда пуб­ли­ка бы­ла оша­ра­ше­на ви­да­ми си­я­ю­ще­го ог­ня­ми Гроз­но­го и пе­ре­спра­ши­ва­ла: «Не­уже­ли это Чеч­ня?!» Зри­те­ли-то бы­ли в пол­ной уве­рен­но­сти, что уви­дят ру­и­ны, а тут — блеск и ве­ли­ко­ле­пие ев­ро­пей­ской сто­ли­цы. В той кар­тине Кведаревичуса был нерв, ко­то­рый при­внес­ли его ге­рои — са­мые раз­ные лю­ди, по­знав­шие ужа­сы вой­ны.

«Ма­ри­у­поль» разо­ча­ро­вал. Тот, кто ма­ло знал о про­ис­хо­дя­щем на во­сто­ке Укра­и­ны, при­фрон­то­вой тер­ри­то­рии, так и ушел в пол­ном неве­де­нии. Но суть ху­до­же­ствен­но­го высказывания не в ин­фор­ма­тив­но­сти, а об­раз­но­сти. Спор­ные трак­тов­ки, ошиб­ки та­лант­ли­вых ре­жис­се­ров мо­гут дать боль­ше, чем пра­виль­ное тол­ко­ва­ние то­го, кто ли­шен ис­кры Бо­жьей. Язы­ком ки­но до­сти­га­ет­ся небы­ва­лый эф­фект, не на­до да­же жи­во­пи­сать убий­ствен­ную хро­ни­ку со­бы­тий.

Ман­тос Кве­да­ре­ви­чус изу­чал куль­тур­ную ан­тро­по­ло­гию в уни­верс ите­те Ок с фо рда , про­до лжил об­ра - зо­ва­ние в Кем­бри­дже, за­ни­мал­ся пер­фор­ман­са­ми и по­ли­ти­че­ски­ми ма­ни­фе­ста­ци­я­ми. И ес­ли в пер­вый раз в ки­но «про­ско­чил» и че­го-то до­бил­ся, то те­перь от­сут­ствие про­фес­сии, аморф­ность высказывания сыг­ра­ли с ним злую шут­ку. По­ли­ти­че­ская конъ­юнк­ту­ра и рас­чет, тще­сла­вие, на­ко­нец, взя­ли верх над той бо­лью, ко­то­рая долж­на быть в се­рьез­ном ки­но­вы­ска­зы­ва­нии, ина­че грош ему це­на. Фор­маль­но Ман­тос до­стиг же­ла­е­мо­го. Его при­ни­ма­ют на круп­ней­шем фе­сти­ва­ле, бе­рут ин­тер­вью. А мы вы­шли из за­ла — рус­ские и укра­ин­цы — с оди­на­ко­вым ощу­ще­ни­ем пу­сто­ты. Рав­но­ду­шие ка­ме­ры ни­ку­да не спря­чешь.

На экране — неко­гда мир­ный и пре­крас­ный го­род на Азов­ском мо­ре, рас­по­ло­жен­ный в во­сточ­ной ча­сти Укра­и­ны. В ту по­ру, ко­гда на­зы­вал­ся он еще Жда­нов и все мы жи­ли в СССР, лич­но я бы­ва­ла там ре­бен­ком. Те­перь пе­ред на­ми «ни­чья зем­ля» и мно­го­стра­даль­ный го­род, жи­ву­щий под­го­тов­кой к празд­но­ва­нию Дня По­бе­ды. Па­рал­лель­но глав­ная ге­ро­и­ня филь­ма Аль­би­на вме­сте с от­цом-са­пож­ни­ком вы­хо­дит в мо­ре на ры­бал­ку. Она по­яв­ля­ет­ся в неспо­кой­ных точ­ках, сни­ма­ет ре­пор­та­жи для мест­но­го те­ле­ви­де­ния и да­же вы­хо­дит за­муж, и мы гу­ля­ем вме­сте с ней на сва­дьбе. Жизнь про­дол­жа­ет­ся. Че­рез судь­бу этой де­вуш­ки мно­гое мож­но бы­ло рас­ска­зать, но не слу­чи­лось. По ра­дио со­об­ща­ют, что об­стре­ля­ли по­хо­рон­ную про­цес­сию, в ре­зуль­та­те по­гиб­ли лю­ди. На пло­ща­ди про­хо­дит ми­тинг. Немо­ло­дая жен­щи­на всех успо­ка­и­ва­ет: все рав­но все бу­дет хо­ро­шо, пло­хое уй­дет в без­дну. Фильм за­кан­чи­ва­ет­ся по­пу­ляр­ной со­вет­ской пес­ней на сти­хи Ро­бер­та Рож­де­ствен­ско­го: «Слад­ку яго­ду рва­ли вме­сте, горь­ку яго­ду — я од­на».

На об­суж­де­ние при­шла боль­шая груп­па со­зда­те­лей «Ма­ри­у­по­ля» — 13 че­ло­век, вклю­чая меж­ду­на­род­ную ко­ман­ду про­дю­се­ров. Го­во­рить по-рус­ски прин­ци­пи­аль­но не хо­те­ли, что объ­яс­ни­мо. Но вы­яс­ни­лось, что глав­ные ге­ро­и­ни ан­глий­ско­го не зна­ют. При­шлось пе­рей­ти на рус­ский. Аль­би­на рас­ска­зы­ва­ла:

— Я жур­на­лист. При­вык­ла к ка­ме­ре. В сце­нах с па­пой в лод­ке я та­кая, ка­кая есть. Ни­че­го не иг­ра­ла. Бы­ла доч­кой.

Сни­ма­ли в мик­ро­рай­оне Ма­ри­у­по­ля, где по­гиб­ли лю­ди — бо­лее 30 че­ло­век, а бо­лее 100 бы­ли ра­не­ны.

—Я и са­ма по­па­ла под об­стрел и чу­дом оста­лась жи­ва, но собралась и сде­ла­ла свою ра­бо­ту жур­на­ли­ста, — го­во­рит Аль­би­на.

Дру­гая ге­ро­и­ня, Ири­на, иг­ра­ет в ре­сто­ране са­мую раз­ную му­зы­ку — укра­ин­скую, рус­скую, гре­че­скую: «Сар­та­на — гре­че­ский по­се­лок на окра­ине Ма­ри­у­по­ля. Он хо­чет ми­ра. Спа­си­бо груп­пе, сни­мав­шей фильм. Спа­си­бо на­ше­му угол­ку на Дон­бас­се».

На ки­но­рын­ке пред­став­ля­ют несколь­ко укра­ин­ских ки­но­про­ек­тов. Во­ен­ная те­ма­ти­ка ста­ла в них ак­тив­но при­сут­ство­вать с недав­них пор. По­яви­лась сту­дия «Но­вый Дон­басс». Один из ее до­ку­мен­таль­ных про­ек­тов на­зы­ва­ет­ся «Как мы становимся доб­ро­воль­ца­ми».

Аль­ма­нах из трех филь­мов рас­ска­жет о том, как из­ме­ни­лось со­зна­ние граж­дан Укра­и­ны во вре­мя Ев­ро­май­да­на. Сни­мут его мо­ло­дые укра­ин­ские ре­жис­се­ры. Есть и во­ен­ная дра­ма «Од­на на­деж­да на дво­их» — о со­бы­ти­ях в До­нец­ком аэро­пор­ту, с лав-сто­ри, при­зван­ной дать на­деж­ду. Есть и трил­лер «Танк». На флай­е­ре изоб­ра­же­ны немец­кий танк вре­мен Вто­рой ми­ро­вой вой­ны и под­ро­сток в пи­о­нер­ском гал­сту­ке, си­дя­щий на пуш­ке. Ми­ли­та­рист­ский тренд сам по се­бе не нов: в Юго­сла­вии в пе­ри­од во­ен­но­го кон­флик­та бы­ло сня­то нема­ло силь­ных кар­тин. Это был ед­ва ли не са­мый благодатный в твор­че­ском от­но­ше­нии пе­ри­од, как бы чу­до­вищ­но это ни зву­ча­ло. А ки­но­ре­жис­сер Сер­гей Лоз­ни­ца при­сту­пил к ра­бо­те над кар­ти­ной «Дон­басс»; прав­да, жи­вет он в Бер­лине.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.