Лю­бовь с ита­льян­ским ак­цен­том

MK Estonia - - МК-ЭКРАН -

В по­не­дель­ник на ПБК на­чи­на­ет­ся но­вый се­ри­ал «Та­льян­ка» – лю­бов­ная дра­ма по сце­на­рию Ильи Ру­бин­штей­на и Ва­лен­ти­на Емельянова. Глав­ную роль в кар­тине ис­пол­ни­ла поль­ская ак­три­са Йо­ан­на Мо­ро, ко­то­рая из­вест­на зри­те­лям бла­го­да­ря об­ра­зу пе­ви­цы Ан­ны Гер­ман в од­но­имен­ном ху­до­же­ствен­но-био­гра­фи­че­ском филь­ме, так­же по­ка­зан­ном на ПБК со­всем недав­но.

Ре­жис­се­ром филь­ма «Та­льян­ка» стал Ев­ге­ний Звез­да­ков, а парт­не­ра­ми Йо­ан­ны Мо­ро по съе­моч­ной пло­щад­ке та­кие про­слав­лен­ные ак­тё­ры, как Ан­дрей Мерз­ли­кин, Ека­те­ри­на Гу­се­ва, Игорь Ск­ляр, Да­ни­ил Спи­ва­ков­ский.

В ос­но­ве сю­же­та «Та­льян­ки» ле­жит дра­ма­ти­че­ская исто­рия двух ре­аль­ных лю­дей: со­вет­ско­го пе­хо­тин­ца, ока­зав­ше­го­ся во Фран­ции во вре­мя вой­ны, и фран­цу­жен­ки. Влюб­лен­ный мо­ло­дой че­ло­век за­брал ее с со­бой в род­ную де­рев­ню. Но уже че­рез па­ру ме­ся­цев ушел к дру­гой жен­щине – в со­сед­ний по­се­лок. А фран­цу­жен­ка так и оста­лась жить в той де­ревне. Спу­стя мно­го лет жен­щи­ну разыс­ка­ла се­мья, но на ро­ди­ну она так и не вер­ну­лась. Во Фран­цию она ез­ди­ла толь­ко в го­сти, а умер­ла недав­но все в той же рус­ской де­ревне. «Идея сце­на­рия при­над­ле­жит Кон­стан­ти­ну Эрн­сту. Она ро­ди­лась бла­го­да­ря те­ле­ви­зи­он­ной пе­ре­да­че «Жди ме­ня», – рас­ска­зы­ва­ет про­дю­сер филь­ма Ири­на Пав­ло­ва. – Че­рез эту пе­ре­да­чу род­ствен­ни­ки из Фран­ции ис­ка­ли и на­шли жен­щи­ну, дав­но по­ки­нув­шую свою ро­ди­ну. Она рас­ска­за­ла о сво­ей жиз­ни в по­сле­во­ен­ное вре­мя в Рос­сии, и эта исто­рия ока­за­лась ки­не­ма­то­гра­фич­ной. По сце­на­рию де­вуш­ку сде­ла­ли ита­льян­кой, что­бы уй­ти от лич­ност­ных ас­со­ци­а­ций и пе­ре­жи­ва­ний».

Дей­ствие филь­ма раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в тя­же­лое для СССР вре­мя, в 1941 го­ду. Сте­пан Вери­гин (Ан­дрей Мерз­ли­кин) – ка­пи­тан, лет­чик даль­ней авиа­ции, был плен­ным немец­ко­го конц­ла­ге­ря, по­сле по­бе­га при­мкнул к ря­дам ита­льян­ско­го со­про­тив­ле­ния, где и влю­бил­ся в ита­льян­скую де­вуш­ку. Джу­льет­та Кан­на­ва­ро (Йо­ан­на Мо­ро) ста­ла ита­льян­ской же­ной Вери­ги­на.

Джу­льет­те не раз при­дет­ся столк­нуть­ся с неожи­дан­ны­ми си­ту­а­ци­я­ми, в ко­то­рых про­явит­ся её стой­кость и тер­пе­ние. Но лю­ди во­круг под­дер­жат и по­ста­ра­ют­ся по­мочь. В про­яв­ле­нии об­ще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей нет ни гра­ниц, ни на­ци­о­наль­но­сти: ес­ли они бы­ли из­на­чаль­но, то они оста­ют­ся в че­ло­ве­ке вне за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств.

«Мне ка­жет­ся, те­ма по­сле­во­ен­ной жиз­ни рас­кры­та уже не раз, и чем даль­ше мы от­да­ля­ем­ся от то то­го вре­ме­ни, тем мень­ше мы по­ни­ма­ем, – го­во­рит ак­тёр Ан­дрей Мерз­ли­кин. – Мы мо­жем су­дить о том строе и том об­ще­стве на ос­но­ва­нии то­го, что оста­лось в нас са­мих, что мы усво­и­ли, ведь эхо вой­ны да­ва­ло о се­бе знать мно­го лет. Мой ге­рой ока­зы­ва­ет­ся в си­ту­а­ции вы­бо­ра меж­ду дол­гом и ро­ко­вым сте­че­ни­ем об­сто­я­тельств. Это и по­ли­ти­че­ские, со­ци­аль­ные по­тря­се­ния, и се­мей­ная дра­ма. Наш фильм о тех услов­но­стях, в ко­то­рых лю­ди жи­ли то­гда, и ко­то­рые не поз­во­ля­ли им быть сво­бод­ны­ми. В то же вре­мя я вос­хи­ща­юсь мо­им ге­ро­ем и его стой­ко- стью, это че­ло­век со стерж­нем. Рань­ше лю­ди бы­ли силь­нее. Они жи­ли сво­и­ми стра­стя­ми и лю­бо­вью. Но они жи­ли в дру­гих усло­ви­ях и нам слож­но пред­ста­вить сей­час, чем был Со­вет­ский Со­юз в то вре­мя. Зна­е­те, у по­эта ска­за­но «гвоз­ди бы де­лать из этих лю­дей». Мне ка­жет­ся, это от­но­сит­ся к тем, кто про­шел вой­ну и вы­жи­вал в по­сле­во­ен­ный пе­ри­од».

Ак­три­са Йо­ан­на Мо­ро вы­учи­ла рус­ский язык в Поль­ше, хо­тя слы­ша­ла его с дет­ства. «И как-то это на всю жизнь у ме­ня от­ло­жи­лось», – при­зна­ет­ся ак­три­са. – «Я уеха­ла учить­ся в Поль­шу, ко­гда бы­ла со­всем де­воч­кой. Я бы­ла ра­да ра­бо­тать в Рос­сии и осо­бен­но Санкт-Пе­тер­бур­ге, это куль­тур­ная сто­ли­ца, и, по­жа­луй, всей во­сточ­ной Ев­ро­пы. Рос­сий­ское ки­но и те­ле­ви­де­ние от­ли­ча­ет­ся от поль­ско­го: у вас мно­го ис­то­ри­че­ских про­ек­тов, мы по­ка до это­го не до­шли. Ин­те­рес­но сле­дить не про­сто за пол­но­стью вы­мыш­лен­ны­ми пер­со­на­жа­ми, а за судь­ба­ми ре­аль­ных ис­то­ри­че­ских пер­сон».

«Та­льян­ка» – это тро­га­тель­ная исто­рия огром­ной люб­ви, ра­ди ко­то­рой двое про­ти­во­сто­ят не толь­ко окру­жа­ю­щим лю­дям, но и об­сто­я­тель­ствам со­вет­ско- го ре­жи­ма по­сле­во­ен­ных лет. Йо­ан­на Мо­ро при­зна­ет­ся, что сра­зу влю­би­лась в свою ге­ро­и­ню – Джу­льет­ту. «Она идет за сво­ей лю­бо­вью, не­смот­ря ни на что – на ни злые язы­ки, ни на ре­аль­ность по­сле­во­ен­но­го вре­ме­ни в Со­вет­ском Со­ю­зе. Мне это по ду­ше. И как ак­три­се мне нра­вят­ся слож­ные тра­ги­че­ские ис­то­рии. Моя ге­ро­и­ня, как и я, ино­стран­ка в Рос­сии. Во­об­ще, я чув­ствую се­бе немно­го ино­стран­кой в лю­бой стране, как го­во­ри­ла Ин­геб­ор­га Дап­ку­най­те. Но она все-та­ки из Лит­вы и ро­ди­лась там, а я ро­ди­лась в Виль­ню­се, но мои ро­ди­те­ли по­ля­ки. Ме­ня счи­та­ют ино­стран­кой и в Поль­ше, и в Лит­ве, и в Рос­сии, на Укра­ине. По­это­му эта роль мне близ­ка, я все вос­при­ни­маю немно­го ина­че, чем рус­ская жен­щи­на».

Ак­три­са го­во­рит, что ей нра­вит­ся про­бо­вать в ки­но иг­рать на раз­ных язы­ках. Тем бо­лее, что в «Та­льян­ке» сни­ма­лись та­кие пре­крас­ные рус­ские ак­те­ры, как Ан­дрей Мерз­ли­кин и Ека­те­ри­на Гу­се­ва. Их ма­стер­ством, при­зна­ет­ся Йо­ан­на, она бы­ла по­тря­се­на. «И еще я очень ра­да бы­ла ра­бо­тать с Иго­рем Ск­ля­ром. Он мне во вре­мя съе­мок ска­зал, что это он пел про Ко­ма­ро­во. Я пом­ню эту пес­ню, хо­тя я бы­ла со­всем ма­лень­кой. Для ме­ня Игорь – это ле­ген­да. И при этом все они – очень скром­ные и улыб­чи­вые лю­ди», – рас­ска­зы­ва­ет ак­три­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.