До зу­бов

На­се­ле­ние Эсто­нии стре­ми­тель­но во­ору­жа­ет­ся: с чем это свя­за­но?

MK Estonia - - ОТ­ДЕЛ ДО­ЗНА­НИЯ - ОкСАНА АВ­ДЕ­Е­ВА

В Эсто­нии как ми­ни­мум у 27 000 че­ло­век уже есть раз­ре­ше­ние на вла­де­ние ору­жи­ем. И у них на ру­ках – по­ряд­ка 68 000 «ство­лов». При­чем дан­ная ста­ти­сти­ка за­тра­ги­ва­ет толь­ко граж­дан­ских лиц. И в по­след­нее вре­мя на­блю­да­ет­ся бум – на­се­ле­ние стра­ны ак­тив­но во­ору­жа­ет­ся. За пер­вые 7 ме­ся­цев это­го го­да раз­ре­ше­ний на ору­жие бы­ло вы­да­но ре­корд­ное ко­ли­че­ство. С чем это свя­за­но и по­че­му жи­те­ли Эсто­нии не чув­ству­ют се­бя в без­опас­но­сти?

По со­сто­я­нию на 26 июля это­го го­да в ре­ги­стре чис­ли­лось 27 398 вла­дель­цев ору­жия, в их чис­ле и те лю­ди, чье раз­ре­ше­ние на ору­жие вре­мен­но оста­нов­ле­но или недей­стви­тель­но и ору­жие бы­ло пе­ре­да­но на хра­не­ние Де­пар­та­мен­ту по­ли­ции и по­гран­охра­ны.

С ян­ва­ря по июнь это­го го­да но­вы­ми об­ла­да­те­ля­ми ору­жия ста­ли уже 714 че­ло­век, то­гда как за весь про­шлый год их бы­ло 950 че­ло­век. Ес­ли и даль­ше бу­дет про­дол­жать­ся та­ки­ми тем­па­ми, то этот год мо­жет стать ре­корд­ным. Толь­ко за эти пол­го­да лю­ди ку­пи­ли уже 2000 еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия, и об­щее ко­ли­че­ство пе­ре­ва­ли­ло уже за 68 000 «ство­лов».

Хо­да­тай­ству­ю­щие об ору­жии от­ме­ча­ют, что бо­ят­ся за свою жизнь. Не­ма­лую роль в этом иг­ра­ют и при­бы­ва­ю­щие в стра­ну бе­жен­цы. В шко­лах, где учат вла­деть ору­жи­ем, на­блю­да­ет­ся на­плыв же­ла­ю­щих. В чем же при­чи­на?

Сто­ит ли бо­ять­ся тер­ро­ри­стов?

«Част­ные ли­ца, как пра­ви­ло, хо­да­тай­ству­ют о по­лу­че­нии раз­ре­ше­ния на ору­жие для охо­ты, стрел­ко­во­го спор­та, а так­же для са­мо­за­щи­ты и за­щи­ты сво­е­го иму­ще­ства», – го­во­рит глав­ный экс­перт бю­ро иден­ти­те­та и ста­ту­са Де­пар­та­мен­та по­ли­ции и по­гран­охра­ны Эр­ки Уус.

Он под­твер­жда­ет, что чис­ло лю­дей, же­ла­ю­щих по­лу­чить раз­ре­ше­ние на ору­жие, вы­рос­ло. Но ви­дит при­чи­ны в том, что в на­ча­ле го­да в прес­се и в гос­учре­жде­ни­ях ве­лась ак­тив­ная дис­кус­сия на те­му воз­мож­ных из­ме­не­ний в За­коне об ору­жии.

«Со­глас­но то­му про­ек­ту за­ко­на, для са­мо­за­щи­ты мож­но бы­ло бы иметь лишь од­ну еди­ни­цу ору­жия. На дан­ный мо­мент это­го огра­ни­че­ния в за­ко­но­про­ек­те боль­ше нет, – рас­ска­зы­ва­ет спе­ци­а­лист. – Но то­гда в об­ще­стве ве­лись раз­го­во­ры на те­му сбо­ра ору­жия и о до­пол­ни­тель­ных огра­ни­че­ний на вла­де­ние ору­жи­ем, и все это ока­за­ло на жи­те­лей Эсто­нии вли­я­ние и ста­ло ос­нов­ной при­чи­ной для ро­ста чис­ла лю­дей, впер­вые хо­да­тай­ству­ю­щих о раз­ре­ше­нии на ору­жие».

Вто­рой при­чи­ной воз­рос­ше­го ко­ли­че­ства хо­да­тайств он на­зы­ва­ет эко­но- ми­че­скую ста­биль­ность – эко­но­ми­че­ский кри­зис ми­но­вал, ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние лю­дей та­ко­во, что они мо­гут поз­во­лить се­бе при­об­ре­сти ору­жие, че­го не мог­ли бы сде­лать по фи­нан­со­вым при­чи­нам, на­при­мер, не­сколь­ко лет на­зад.

Что же ка­са­ет­ся без­опас­но­сти и ви­та­ю­ще­го в воз­ду­хе стра­ха в свя­зи с бе­жен­ца­ми, то Уус за­ве­ря­ет: «Есте­ствен­но, что ко­гда го­во­рят, на­при­мер, об опас­но­стях, свя­зан­ных с кри­зи­сом бе­жен­цев ли­бо о тер­ро­ри­сти­че­ских ак­тах, со­вер­шен­ных в Ев­ро­пе, это ока­зы­ва­ет вли­я­ние и на нас. Но в Эсто­нии та­кие опас­но­сти очень ма­лы, и нашей стране ста­биль­но без­опас­но».

Что мож­но и что нель­зя?

Еще один важ­ный ас­пект, о ко­то­ром мно­гие за­бы­ва­ют: как толь­ко вам вы­да­ют раз­ре­ше­ние на ору­жие, на вас ав­то­ма­ти­че­ски на­ла­га­ет­ся ряд огра­ни­че­ний. На­при­мер, вы хо­ти­те пой­ти в ки­но или те­атр. Вы долж­ны оста­вить свое ору­жие до­ма, по­то­му что вход на мас­со­вые ме­ро­при­я­тия с ору­жи­ем за­пре­щен.

И имен­но до­ма, по­то­му что в бар­да­чок ма­ши­ны, при­пар­ко­ван­ной пе­ред те­ат­ром или ки­но, ору­жие по­ло­жить то­же нель­зя.

«Остав­лять ору­жие на хра­не­ние в транс­порт­ном сред­стве за­пре­ще­но, – под­чер­ки­ва­ет май­ор по­ли­ции, ру­ко­во­ди­тель под­раз­де­ле­ния по вы­да­че раз­ре­ше­ний Пы­хьяс­кой пре­фек­ту­ры Свен Пый­ер­па­ас. – Но­сить ору­жие в об­ще­ствен­ных ме­стах не за­пре­ще­но, кро­ме тех слу­ча­ев, ко­гда са­мо учре­жде­ние уста­нав­ли­ва­ет за­прет на вход с ору­жи­ем. На­при­мер, за­ча­стую при по­куп­ке би­ле­та на кон­церт мы ви­дим на би­ле­те по­мет­ку о том, что вход с ору­жи­ем за­пре­щен».

Со­глас­но за­ко­ну, но­ше­ние ору­жия и бо­е­при­па­сов в пуб­лич­ных ме­стах долж­но быть скры­тым от окру­жа­ю­щих. То есть ес­ли у вас трий Уд­рас. – При­чин мно­го – и на­плыв ми­гран­тов, и непро­пор­ци­о­наль­ный рост тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы. По­нят­но, что невоз­мож­но по­ста­вить по­ли­цей­ско­го за каж­дый столб, по­это­му лю­ди ищут воз­мож­но­сти за­щи­тить се­бя са­ми».

Он до­бав­ля­ет, что си­ту­а­ция ослож­ня­ет­ся тем, что у ру­ко­вод­ства ЕС нет внят­но­го ре­ше­ния пробле­мы с ми­гран­та­ми.

«Пред­ставь­те си­ту­а­цию: пя­те­ро ми­гран­тов за­та­щи­ли де­вуш­ку в под­во­рот­ню и из­на­си­ло­ва­ли. Так как она со­про­тив­ля­лась, то еще и пыр­ну­ли но­жом. А ее мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый пы­тал­ся ее за­щи­тить, за­ре­за­ли. И это не сказ­ка, это

ство пре­ступ­ни­ков не хо­тят уми­рать, и как толь­ко вы до­ста­е­те ору­жие, пе­ре­ста­ют на вас на­па­дать», – кон­ста­ти­ру­ет Дмит­рий Уд­рас.

По его сло­вам, по­лу­чить раз­ре­ше­ние сто­ит по­ряд­ка 400 ев­ро, а 27 000 вла­дель­цев ору­жия – это еще не мно­го.

«Нор­маль­ным счи­та­ет­ся, ко­гда ору­жие есть у 10% на­се­ле­ния. Но сто­ит иметь в ви­ду, что у дее­спо­соб­но­го на­се­ле­ния, то есть вы­чи­та­ем де­тей, ста­ри­ков, ин­ва­ли­дов, немощ­ных», – счи­та­ет спе­ци­а­лист.

К то­му же, го­во­рит он, эта ста­ти­сти­ка рас­смат­ри­ва­ет толь­ко граж­дан­ских лиц. Ес­ли же взять про­ку­ро­ров, су­дей, по­ли­цей­ских, чле­нов Кайт­се­лий­та, то, по под­сче­там Уд­раса, по­лу­ча­ет­ся уже по­ряд­ка 60 000 во­ору­жен­ных лиц.

«И нам тут опре­де­лен­но да­ле­ко до Шта­тов, где ко­ли­че­ство еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия боль­ше, чем на­се­ле­ния. Прав­да то, что оста­но­вить во­ору­жен­ное на­па­де­ние в са­мом за­ро­ды­ше мож­но толь­ко при по­мо­щи ору­жия. По­то­му что доб­ро долж­но быть с ку­ла­ка­ми», – го­во­рит ин­струк­тор.

Сот­ни ство­лов в год

«Да, лю­ди дей­стви­тель­но в по­след­нее вре­мя боль­ше ста­ли по­ку­пать ору­жия, – го­во­рит член прав­ле­ния Baltic Fox OÜ Па­вел Норд­берг. – Свя­за­но это с тем, что на­се­ле­ние Эсто­нии чув­ству­ет неко­то­рую неуве­рен­ность в соб­ствен­ной без­опас­но­сти».

По его сло­вам, ча­ще все­го лю­ди для са­мо­обо­ро­ны по­ку­па­ют «Глок»19. Для де­ву­шек хо­ро­шо под­хо­дит «Глок» 42. В год толь­ко в их ма­га­зине про­да­ют 300–400 еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия.

«Ко­неч­но, при­хо­дят в ма­га­зин и не со­всем адек­ват­ные лю­ди. В та­ком слу­чае про­сим раз­ре­ше­ние на ору­жие, – рас­ска­зы­ва­ет Па­вел Норд­берг. – Ес­ли раз­ре­ше­ние есть, но че­ло­век все рав­но вы­зы­ва­ет по­до­зре­ния сво­им по- ве­де­ни­ем, мы ему ору­жие не про­да­дим».

По­сколь­ку, по­яс­ня­ет он, справ­ку о здо­ро­вье тем, у ко­го есть раз­ре­ше­ние на ору­жие, нуж­но каж­дые 5 лет де­лать но­вую. И ес­ли у че­ло­ве­ка за эти 5 лет воз­ник­ли пробле­мы с ду­шев­ным здо­ро­вьем, его се­мей­ный врач дол­жен со­об­щить об этом по­ли­ци­ии, ко­то­рая, в свою оче­редь, долж­на прий­ти и изъ­ять у че­ло­ве­ка ору­жие.

«Но мы то­же очень вни­ма­тель­но смот­рим, ко­му мы что про­да­ем», – под­чер­ки­ва­ет ци­а­лист.

Как же ча­сто тем, у ко­го есть раз­ре­ше­ние на ору­жие, нуж­но хо­дить в тир и прак­ти­ко­вать­ся в стрель­бе?

«Ми­ни­мум раз в ме­сяц че­ло­век, у ко­то­ро­го есть ору­жие, дол­жен на­жи­мать на спуск, – убеж­ден Па­вел Норд­берг. – При этом от­стре­ли­вать по­ряд­ка 50–100 па­тро­нов. Мож­но про­ве­сти ана­ло­гию с ав­то­мо­би­лем: ес­ли у вас есть пра­ва, вы долж­ны ре­гу­ляр­но во­дить ма­ши­ну. Ина­че, при от­сут­ствии прак­ти­ки, вы вско­ре да­же не за­ве­де­тесь».

Что ка­са­ет­ся про­да­ю­ще­го­ся с рук ору­жия, то спе­ци­а­лист под­чер­ки­ва­ет: про­сто так ни­че­го ку­пить­про­дать нель­зя. Нуж­но обя­за­тель­но пе­ре­оформ­лять до­ку­мен­ты.

Стрель­ба во­про­сов не ре­ша­ет

Па­вел Норд­берг убеж­ден: к ору­жию нуж­но от­но­сить­ся очень от­вет­ствен­но. То есть ли­бо но­сить и уметь им поль­зо­вать­ся, ли­бо, ес­ли не уме­ешь, не но­сить.

«При­чем, что­бы вос­поль­зо­вать­ся ору­жи­ем для са­мо­обо­ро­ны, необя­за­тель­но из него стре­лять, – рас­ска­зы­ва­ет спе­ци­а­лист. – На те­ле че­ло­ве­ка есть ряд бо­ле­вых то­чек, и мож­но ту­да очень боль­но ткнуть или уда­рить, что­бы у че­ло­ве­ка про­па­ло же­ла­ние на вас на­па­дать. По­то­му что пи­сто­лет – это не толь­ко ог­не­стрель­ное ору­жие, это еще и ку­сок же­ле­за, при по­мо­щи ко­то­ро­го то­же мож­но за­щи­щать­ся».

Он счи­та­ет, что за­ча­стую стрель­ба во­об­ще ни­ка­ких во­про­сов не ре­ша­ет. И при­во­дит при­мер с дав­ним слу­ча­ем в тер­ми­на­ле D, ко­гда че­ло­век, бу­дучи в нар­ко­ти­че­ском опья­не­нии, успел опу­сто­шить две обой­мы, по­ка не сва­лил­ся. По­ли­ция при этом то­же стре­ля­ла, в его те­ле об­на­ру­жи­ли впо­след­ствии по­ряд­ка де­сят­ка пуль, но пре­ступ­ни­ка это оста­но­ви­ло не сра­зу.

«По­мо­жет ли ору­жие при на­па­де­нии ис­ла­ми­стов? Ес­ли не уме­ешь с ним об­ра­щать­ся – нет. Как сдер­жи­ва­ю­щий фак­тор – да, – счи­та­ет Па­вел Норд­берг. – Про­бле­ма в том, что ес­ли про­во­дить ана­ло­гию, то ис­ла­ми­сты ве­дут се­бя при на­па­де­нии как вол­ки, а ев­ро­пей­цы – как до­маш­ние со­ба­ки. Их ос­нов­ной ин­стинкт – спря­тать­ся и пе­ре­ждать, вдруг их это не за­тро­нет».

Что же ка­са­ет­ся тон­кой гра­ни, ко­гда за­щи­та се­бя и сво­их близ­ких пе­ре­рас­та­ет в пре­вы­ше­ние са­мо­обо­ро­ны, то Норд­берг под­чер­ки­ва­ет: есть три ти­па ре­а­ги­ро­ва­ния – преж­де­вре­мен­ное, свое­вре­мен­ное и за­поз­дав­шее.

«Преж­де­вре­мен­ное – это ко­гда у вас в тем­ном пе­ре­ул­ке по­до­зри­тель­ный че­ло­век по­про­сил за­ку­рить, и на­па­де­ния как та­ко­во­го еще не про­изо­шло, а вы уже до­ста­ли пи­сто­лет, – по­яс­ня­ет спе­ци­а­лист. – Свое­вре­мен­ное – ко­гда на вас на­па­да­ют, к при­ме­ру, с но­жом, есть угро­за ва­шей жиз­ни, и вы ре­а­ги­ру­е­те и до­ста­е­те ог­не­стрель­ное ору­жие. За­поз­дав­шее – ко­гда на вас на­па­ли, по­ре­за­ли но­жом, за­тем бро­си­ли нож, а вы до­ста­е­те пи­сто­лет и стре­ля­е­те».

И хо­тя у каж­до­го че­ло­ве­ка есть кон­сти­ту­ци­он­ное пра­во за­щи­щать свою жизнь, грань меж­ду са­мо­обо­ро­ной и ее пре­вы­ше­ни­ем все же до­воль­но тон­ка.

«А во­об­ще луч­шее сред­ство за­щи­ты – это га­зо­вый бал­лон­чик!» – поды­то­жи­ва­ет Па­вел Норд­берг.

Фо­то: Ма­рек Паю.

Са­Мый по­пу­лЯр­ный: ча­ще все­го в Эсто­нии по­ку­па­ют «Глок», ко­то­рый сто­ит на­чи­ная от 600 ев­ро.

Стре­Ми­тель­но Во­ору­жаЮтСЯ: за по­след­ние пол­го­да жи­те­ли Эсто­нии при­об­ре­ли уже 2000 еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия и ак­тив­но хо­да­тай­ству­ют о раз­ре­ше­ни­ях, что небы­ва­ло мно­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.