Ре­во­лю­ци­о­нер на­ше­го вре­ме­ни

Ви­та­лий Бе­ло­бров­цев о но­вом те­ле­се­зоне про­грам­мы «За кад­ром» и о том, нуж­ны ли об­ще­ству мыс­ля­щие лю­ди

MK Estonia - - ПРЯМАЯ РЕЧЬ - ЭЛИНА МАТВЕЕВА Фо­то: Инна Мельникова.

На про­шлой неде­ле в эфи­ре Пер­во­го Бал­тий­ско­го ка­на­ла на­чал­ся но­вый цикл ав­тор­ской пе­ре­да­чи Ви­та­лия Бе­ло­бров­це­ва «За кад­ром». Мы ре­ши­ли вы­яс­нить у ме­диа-экс­пер­та, ждут ли зри­те­лей ка­кие-ни­будь нов­ше­ства, по­че­му нуж­но вос­пи­ты­вать в че­ло­ве­ке стрем­ле­ние ду­мать и мыс­лить и что же бу­дет с рус­ской жур­на­ли­сти­кой в Эсто­нии, ес­ли ее пе­ре­ста­нут пре­по­да­вать на род­ном язы­ке.

– Про­грам­ма про­дол­жат свое су­ще­ство­ва­ние, а зна­чит, есть еще, о чем го­во­рить и спо­рить. Как вы вы­би­ра­е­те те­мы для об­суж­де­ния в про­грам­ме?

– Я вы­би­раю ак­ту­аль­ные те­мы. То, что ин­те­рес­но ауди­то­рии в мо­ем пред­став­ле­нии. Это на са­мом де­ле очень хо­ро­ший, но в то же вре­мя и труд­ный во­прос. Ста­ра­юсь вы­би­рать то, что важно се­го­дня, здесь и сей­час. – Ка­ко­ва цель ва­шей про­грам­мы? Про­сто же­ла­ние вы­ска­зать свою точ­ку зре­ния или все­та­ки хо­ти­те что-то до­не­сти до ауди­то­рии?

– Во-пер­вых, хо­чу хоть немно­го про­ин­фор­ми­ро­вать ее, по­то­му что не все и не все­гда име­ют воз­мож­ность по­свя­щать мно­го вре­ме­ни сбо­ру и ана­ли­зу ин­фор­ма­ции. А ее в на­ше вре­мя ста­но­вит­ся по­рой боль­ше, чем на­до. Лю­дям бы­ва­ет слож­но вы­де­лить из ин­фор­ма­ци­он­но­го по­то­ка то, что бу­дет опре­де­лять, ска­жем, их жизнь в бли­жай­шем бу­ду­щем. Так что я ста­ра­юсь им по­мочь по ме­ре сво­их сла­бых сил.

С дру­гой сто­ро­ны, ко­неч­но, хо­чет­ся по­ка­зать и свое от­но­ше­ние к то­му, что про­ис­хо­дит во­круг. – При со­зда­нии но­во­го цик­ла не по­яв­ля­лись мыс­ли уве­ли­чить вре­мя пе­ре­да­чи или же на­чать при­гла­шать го­стей в эфир?

– Нет, та­ких мыс­лей не бы­ло, так как она из­на­чаль­но бы­ла пред­ло­же­на мне имен­но в та­ком формате. А про­грам­ма с го­стя­ми – это уже дру­гой фор­мат.

Кри­ти­ки бы­ва­ют раз­ные

– В сво­их пе­ре­да­чах вы за­тра­ги­ва­е­те се­рьез­ные те­мы, о ко­то­рых вы­ска­зы­ва­е­те свое мне­ние. Ко­неч­но, сколь­ко лю­дей, столь­ко и мне­ний. Пы­та­ют­ся ли вас в чем-то пе­ре­убе­дить лю­ди с про­ти­во­по­лож­ным мне­ни­ем? Уда­ет­ся?

– Дей­стви­тель­но, есть несколь­ко че­ло­век, чье мне­ние я це­ню, и, ра­зу­ме­ет­ся, есть лю­ди, ко­то­рые не раз­де­ля­ют мое мне­ние. И бла­го­да­рен тем, кто бла­го­склон­но от­но­сит­ся к этой пе­ре­да­че, это ме­ня ра­ду­ет и гре­ет. – На­сколь­ко вы счи­та­е­те важ­ным, что­бы ны­неш­няя мо­ло­дежь учи-

лась пра­виль­но мыс­лить и адек­ват­но вос­при­ни­мать окру­жа­ю­щую об­ста­нов­ку?

– Мыс­лить – это пра­виль­но. А вот как пра­виль­но мыс­лить – я не знаю. Хо­ро­шо бы, лю­ди учи­лись мыс­лить, ду­мать, а не при­ни­ма­ли бы за чи­стую мо­не­ту все, что льет­ся с экра­нов те­ле­ви­зо­ров, мо­ни­то­ров, смарт­фо­нов и ско­ро уже, на­вер­ное, по­льет­ся из утю­гов, мик­ро­вол­но­вок и про­чей бы­то­вой тех­ни­ки. Нуж­но ко все­му от­но­сить­ся с опре­де­лен­ной до­лей кри­тич­но­сти, под­вер­гать со­мне­нию и иметь свое ар­гу­мен­ти­ро­ван­ное мне­ние.

Но мне­ние не долж­но воз­ни­кать про­сто так: я ре­шил, и так бу­дет. На­до, что­бы это мне­ние бы­ло чем­ни­будь под­креп­ле­но. Ведь мыс­лить на­до обя­за­тель­но. Но все это они зна­ют и без ме­ня, я про­сто от­ве­чаю на ваш во­прос. – Как вы от­но­си­тесь к кри­ти­ке в ва­шу сто­ро­ну? Ведь, вы­ра­жая свою точ-

ку зре­ния, вы не бо­и­тесь на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми.

– Кри­ти­ки бы­ва­ют раз­ные. Есть кри­ти­ки, ко­то­рые ни­че­го не при­ни­ма­ют. Как в том анек­до­те про ху­то­ря­ни­на и бо­га: «Ну, не нра­вишь­ся ты мне!». Все им ка­жет­ся пло­хо, кро­ме то­го, что они де­ла­ют са­ми, ес­ли во­об­ще де­ла­ют. С эти­ми людь­ми луч­ше со­гла­шать­ся, они са­мые за­ме­ча­тель­ные лю­ди в ми­ре.

А есть кри­ти­ки, ко­то­рые го­во­рят ка­кие-то дель­ные ве­щи. С ни­ми мож­но и по­спо­рить, и по­го­во­рить, мо­жет, да­же с чем-то и со­гла­сить­ся. По­то­му что нет лю­дей, ко­то­рые в жиз­ни не оши­ба­ют­ся. Все­гда мож­но

что-то улуч­шить. И вот с та­ки­ми людь­ми при­ят­но и по­тол­ко­вать. Хо­тя мне очень сим­па­тич­на фра­за по­эта Да­ви­да Са­мой­ло­ва: «Мне нра­вит­ся лю­бое мне­ние о мо­их сти­хах. Кро­ме кри­ти­че­ско­го». – То есть вы встре­ча­ли та­ких лю­дей?

– Каж­дый че­ло­век име­ет пра­во на свое мне­ние. Ес­ли оно ар­гу­мен­ти­ро­ва­но, зна­чит, че­ло­век при­шел к это­му че­рез ка­кие-то раз­мыш­ле­ния. И по­жа­луй­ста, у ме­ня свое мне­ние, у те­бя свое. «Каж­дый вы­би­ра­ет по се­бе…» Пом­ни­те у Ле­ви­тан­ско­го? Там очень по­нят­но все ска­за­но. Прав­да, есть со­вре­мен­ный ва­ри­ант, бо­лее при­ме­ни­мый к се-

го­дняш­не­му дню:

– Аб­рам, я вы­зы­ваю те­бя на ду­эль. Ка­кое ору­жие ты вы­бе­решь? – Я вы­би­раю шпа­гу! – Ну, то­гда я вы­би­раю пи­сто­лет! Нас ре­ши­ли обо­га­щать без вза­и­мо­дей­ствия – На­сколь­ко я по­ня­ла, зри­те­ли уви­дят уже по­лю­бив­ший­ся им фор­мат про­грам­мы, ни­ка­ких нов­шеств не бу­дет?

– Да, фор­мат оста­нет­ся преж­ним. Я не ре­во­лю­ци­о­нер, что­бы при­ду­мы­вать что-то но­вое. Я очень слаб в фор­ма­тах и осо­бен­но в те­ле­ви­де­нии. Мне пред­ло­жи­ли вот та­кой фор­мат, и я ре­шил, что на­до по­про­бо­вать; по­про­бо­вал, вро­де так вот по­лу­ча­ет­ся. А даль­ше по­смот­рим, что бу­дет. – На­ча­ло но­во­го учеб­но­го го­да омра­чил скан­дал с пре­по­да­ва­ни­ем рус­ской жур­на­ли­сти­ки. В од­ном из глав­ных уни­вер­си­те­тов стра­ны – Тал­линн­ском уни­вер­си­те­те – пе­ре­ста­ли пре­по­да­вать рус­скую жур­на­ли­сти­ку, оста­вив толь­ко эс­тон­скую. Как вы счи­та­е­те, что бу­дет с рус­ской жур­на­ли­сти­кой в даль­ней­шем и есть ли во­об­ще смысл та­ко­вой в Эсто­нии?

– Ну, по­ка ее не со­всем еще за­кры­ли, но к это­му идет, да. А смысл, бе­з­услов­но, есть, тут ни­ка­ких со­мне­ний быть не мо­жет. Что бу­дет с пре­по­да­ва­ни­ем рус­ской жур­на­ли­сти­ки в Эсто­нии, я не знаю. Ес­ли пре­по­да­ва­ние пре­кра­тят, то бу­дет жал­ко, по­то­му что ве­ра в уни­вер­саль­ность эс­тон­ской куль­ту­ры людь­ми, от ко­то­рых за­ви­сит от­кры­тие или за­кры­тие рус­ской жур­на­ли­сти­ки, на мой взгляд, стран­ная. Они ведь счи­та­ют, что на ба­зе эс­тон­ской куль­ту­ры мож­но учить всех и все­му. А невер­но это по очень про­стой при­чине: рус­ская жур­на­ли­сти­ка – это яв­ле­ние рус­ской куль­ту­ры, точ­но так же, как и эс­тон­ская жур­на­ли­сти­ка – яв­ле­ние эс­тон­ской куль­ту­ры. Они, бе­з­услов­но, мо­гут пе­ре­се­кать­ся ка­ким-то об­ра­зом, но ба­за там раз­ная.

Ес­ли срав­нить рус­ско­го че­ло­ве­ка с ка­ким ли­бо эс­тон­ским пер­со­на­жем, то у рус­ско­го че­ло­ве­ка ни­ка­ких ас­со­ци­а­ций не воз­ни­ка­ет. А вот ес­ли ему ска­зать: ты – как Ан­дрей Бол­кон­ский, он сра­зу все пой­мет, и воз­ник­нут свои ас­со­ци­а­ции.

Или возь­ми­те сказ­ки. Ска­жи рус­ско­му: ты ве­дешь се­бя, как Ли­са Пат­ри­ке­ев­на. Все по­нят­но. А эс­то­нец бу­дет го­во­рить: sina oled vader rebane. А что это та­кое, ка­кие ас­со­ци­а­ции? У рус­ско­го че­ло­ве­ка ни­че­го не воз­ник­нет, кро­ме то­го, что это не на­ше.

Эс­тон­скую куль­ту­ру мож­но знать, но на ней что­то стро­ить вме­сто рус­ской куль­ту­ры для рус­ских лю­дей, осо­бен­но в гу­ма­ни­тар­ной сфе­ре – это боль­шая ошиб­ка. На­вер­ное, ло­зунг «вза­и­мо­дей­ствие куль­тур обо­га­ща­ет» на­столь­ко на­до­ел мест­ным спе­ци­а­ли­стам выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, что они ре­ша­ют обо­га­щать без вза­и­мо­дей­ствия. Так оно, ко­неч­но, им при­быль­ней и стране де­шев­ле.

по­лю­бив­ша­я­ся зри­те­лям И СНО­ВА ЗДРАВ­СТВУЙ­ТЕ: уже про­дол­же­ние в но­вом про­грам­ма «За кад­ром» по­лу­чи­ла те­ле­ви­зи­он­ном се­зоне.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.