Ев­ге­ний Дят­лов: мне важно сде­лать хо­ро­шо

В но­вом се­зоне му­зы­каль­но­го те­ле­шоу «Точьв-точь» бу­дут сра­жать­ся луч­шие ис­пол­ни­те­ли про­шлых вы­пус­ков. По­бе­ди­тель тре­тье­го се­зо­на ак­тер Ев­ге­ний Дят­лов то­же при­ни­ма­ет уча­стие в борь­бе – зри­те­ли ПБК уви­дят его уже в это вос­кре­се­нье, 18 сен­тяб­ря. Ев­ге­ний расс

MK Estonia - - МК-ЭКРАН - По ма­те­ри­а­лам www.sobesednik.ru

– Же­ня, за­чем ты сно­ва участ­ву­ешь в шоу? Лав­ры по­бе­ди­те­ля про­шло­го се­зо­на не да­ют по­коя?

– Что ты! Я и не ожи­дал, что при­гла­сят сно­ва. Со­всем не был го­тов к этой за­тее, свой ра­бо­чий гра­фик со­ста­вил на це­лый год. У со­зда­те­лей шоу воз­ник­ла идея: со­брать фи­на­ли­стов про­шлых се­зо­нов. Нас, по­бе­ди­те­лей, бы­ло двое – я и Мак­сим Гал­кин. Он не смог при­нять уча­стие, вот я и от­ду­ва­юсь за тре­тий се­зон. Хо­ро­шо, что по­шли нав­стре­чу и под­стро­и­ли съем­ки под мой кон­церт­ный гра­фик. – Рань­ше ты участ­во­вал еще в шоу «Ко­роль рин­га» и «Две звез­ды». Неко­то­рые ар­ти­сты нега­тив­но от­зы­ва­ют­ся о кол­ле­гах, ко­то­рые сни­ма­ют­ся в по­доб­ных про­ек­тах…

– Мо­жет, и пра­виль­но го­во­рят. Пом­нишь анек­дот об ар­ти­сте, ко­то­рый по­сле смер­ти по­пал в ад? Он об­ра­ща­ет­ся к Бо­гу: «За что?» Тот ему от­ве­ча­ет: «Ты раз­ве не зна­ешь, что ли­це­дей­ство – грех, рань­ше ак­те­ров во­об­ще хо­ро­ни­ли за огра­дой клад­би­ща». Му- жик ука­зы­ва­ет в сто­ро­ну: «А вон же ар­тист на­шей труп­пы Се­ме­нов по раю хо­дит». – «Слу­шай, да ка­кой он ар­тист!» Ну, а ес­ли се­рьез­но, то «Две звез­ды» – это моя нере­а­ли­зо­ван­ная дет­ская меч­та. Я хо­тел петь в та­ких кол­лек­ти­вах, как «Ве­се­лые ре­бя­та», «Си­няя пти­ца», «Аракс». Це­лый пе­ри­од мо­е­го дет­ства и по­ло­во­го со­зре­ва­ния про­шел под зву­ки этой му­зы­ки. Я то­гда жил в го­ро­де Ни­ко­по­ле. Один наш зем­ляк, из­вест­ный сак­со­фо­нист, ра­бо­тал в кол­лек­ти­ве Ал­лы Пу­га­че­вой. Как толь­ко я узнал об этом – на­пел це­лую бо­би­ну плен­ки и че­рез зна­ко­мых пе­ре­дал это­му му­зы­кан­ту. На­де­ял­ся, что он по­слу­ша­ет и по­зо­вет ме­ня петь в Моск­ву.

А в про­ект «Точь-в-точь» ме­ня зва­ли три го­да. Я со­мне­вал­ся. Но по­смот­рел на ре­бят, участ­во­вав­ших во вто­ром се­зоне, и за­вел­ся. Осо­бен­но по­ра­зи­ли Ази­за и Еле­на Мак­си­мо­ва.

– Пер­вый твой пер­со­наж в про­шлом се­зоне – Ми­ха­ил Бо­яр­ский. Про­сти, но внешне вы­гля­де­ло так неук­лю­же…

– Не из­ви­няй­ся, сам был не рад. Ко­гда утвер­ди­ли об­раз Бо­яр­ско­го, мне пред­ло­жи­ли спеть «Го­род­ские цве­ты» из филь­ма «Ку­да он де­нет­ся!» Я уди­вил­ся: ко­гда Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич ис­пол­нял эту пес­ню, был ху­день­кий, мо­ло­день­кий.

По­про­сил: да­вай­те пес­ню, в ко­то­рой он уже по­бли­же к мо­е­му воз­рас­ту. Он же был мо­им ку­ми­ром в дет­стве. В пят­на­дцать лет я си­дел на кухне и пы­тал­ся ему под­ра­жать. В об­щем, из-за пол­но­го несход­ства, внеш­не­го и по го­ло­су, я был рас­стро­ен. – Та­кой слож­ный грим ты по­про­бо­вал впер­вые?

– Да, ни в ки­но, ни в те­ат­ре не стал­ки­вал­ся с чем­то по­доб­ным. Мне ка­жет­ся, в на­шей стране та­кой пре­це­дент в ки­но был толь­ко один – в филь­ме «Спа­си­бо, что жи­вой». Это очень слож­но! В те­че­ние двух ме­ся­цев ты при­хо­дишь, ло­жишь­ся на че­ты­ре ча­са (это в сред­нем), и те­бя упа­ко­вы­ва­ют в это ли­цо. А ес­ли учесть, что под мас­кой ли­цо по­те­ет, во­да со­би­ра­ет­ся, все че­шет­ся… – Воз­ни­ка­ло ли же­ла­ние уй­ти из про­ек­та?

– Ска­жу так: бы­ли дни пол­но­го от­ча­я­ния. На­при­мер, ра­бо­тал над од­ним пер­со­на­жем. Мне пред­ло­жи­ли пес­ню, ко­то­рая у ме­ня ни­как не по­лу­ча­лась. Про­бо­вал, му­чил­ся. Мне важно бы­ло сде­лать хо­ро­шо. Ко­гда я по­нял, что со­всем не по­лу­ча­ет­ся, объ­явил, что не нуж­но мне во­об­ще вы­хо­дить. И толь­ко то­гда со мной со­гла­си­лись. Но­мер мы сде­ла­ли бук­валь­но за ночь. В ре­зуль­та­те пе­сен­ка по­лу­чи­лась. – До фи­на­ла про­грам­мы

ты ли­ди­ро­вал. И вдруг все рез­ко из­ме­ни­лось: Гал­кин встал на од­но ме­сто с то­бой. Те­бе не по­ка­за­лось, что тут ка­ки­е­то ма­хи­на­ции чле­нов жю­ри?

– Не мне су­дить, что это бы­ло. Весь про­ект чле­ны жю­ри вы­став­ля­ли оцен­ки, на­хо­дясь на сво­их местах в за­ле. А в фи­на­ле они во­об­ще не оце­ни­ва­ли. Про­сто по­сле ис­пол­не­ния по­след­не­го но­ме­ра уда­ли­лись за ку­ли­сы. Там спо­ри­ли, ре­ша­ли. А по­том объ­яви­ли оцен­ки за весь вы­пуск. Так и по­лу­чи­лось, что мы с Гал­ки­ным на­бра­ли оди­на­ко­вое ко­ли­че­ство бал­лов. Да, это ока­за­лось ин­три­гой для всех. – Не бо­ишь­ся, что по­сле уча­стия в те­ле­шоу неко­то­рые ре­жис­се­ры не при­гла­сят те­бя в свои про­ек­ты? Жанр мно­гим ка­жет­ся лег­ко­мыс­лен­ным…

– Зна­ешь, в по­след­нее вре­мя я ис­пы­ты­ваю внут­рен­ний кри­зис по от­но­ше­нию к сво­е­му уча­стию в се­ри­аль­ном ис­кус­стве и ки­не­ма­то­гра­фе. По­ни­ма­ешь, ар­тист все­гда ждет, что его ку­да-ни­будь при­гла­сят. Это как ран­ка, ко­то­рую ко­вы­ря­ешь и ко­то­рой не да­ешь за­жить. Внешне ты мо­жешь вы­гля­деть ле­ни­вым, за­знав­шим­ся. Но внут­ри ты виб­ри­ру­ешь, ожи­да­ешь при­гла­ше­ния. Так бы­ло и у ме­ня. Но в по­след­нее вре­мя я из­ме­нил взгляд на эти ве­щи. Не хо­чу се­бя рас­тра­чи­вать на ожи­да­ния, рев­ность и со­жа­ле­ние о несыг­ран­ных ро­лях. На­вер­ное, это про­изо­шло от уста­ло­сти. А мо­жет быть, свою роль сыг­ра­ло и то, что мне уже за пять­де­сят. Чест-

но го­во­ря, я ре­шил уй­ти в лич­ное пла­ва­ние. Это мои кон­цер­ты, те­атр, все, что мож­но свя­зать с мо­им пе­ни­ем. – Ко­го ты боль­ше уже не ста­нешь иг­рать в ки­но?

– Ми­ли­ци­о­не­ров. А во­об­ще я же пре­крас­но по­ни­маю, ко­го мне мо­гут те­перь пред­ло­жить: от­ца глав­ной ге­ро­и­ни, му­жа глав­ной ге­ро­и­ни, лю­бов­ни­ка глав­ной ге­ро­и­ни. Биз­не­сме­на. Это объ­ек­тив­ная ре­аль­ность, и на­до при­ни­мать ее спо­кой­но. – Не бо­ишь­ся, что, не сни­ма­ясь, по­те­ря­ешь по­пу­ляр­ность у зри­те­ля?

– Мо­гу ска­зать точ­но: мо­е­го ка­пи­та­на Ды­мо­ва из «мен­тов­ской» те­ле­са­ги еще дол­го не за­бу­дут. Я уже три го­да не участ­вую

в «Ули­цах раз­би­тых фо­на­рей», но ме­ня узна­ют имен­но по это­му про­ек­ту. – В бе­се­де ты вспом­нил фильм «Вы­соц­кий. Спа­си­бо, что жи­вой». Сей­час в мо­де био­гра­фи­че­ские филь­мы. Все пом­нят се­ри­а­лы про Люд­ми­лу Зы­ки­ну, Люд­ми­лу Гур­чен­ко… Как ты от­но­сишь­ся к по­доб­ным про­ек­там?

– По­чти со все­ми эти­ми се­ри­а­ла­ми я не со­гла­сен. Вы­гля­дит ужас­но и пе­чаль­но. На­хо­дим­ся под оча­ро­ва­ни­ем луч­ших за­пад­ных об­раз­цов, а у нас по­доб­ное по­лу­ча­ет­ся неук­лю­же. Ав­то­рам та­ких филь­мов не нуж­ны ни ис­ти­на, ни ху­до­же­ствен­ное от­кры­тие, ни то, что ле­жит в ос­но­ве че­ло­ве­че­ских цен­но­стей. За­ча­стую там за­мы­сел слу­жит день­гам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.