Ре­бе­нок раз­до­ра

Ба­буш­ка и отец де­ся­ти­лет­не­го маль­чи­ка счи­та­ют, что каж­дый из них луч­ше по­за­бо­тит­ся о ре­бен­ке

MK Estonia - - ЖИТИЕ-БЫТИЕ - ИРИ­НА ПЕТ­РО­ВА

Се­мей­ные кон­флик­ты – это все­гда де­ло тем­ное, и слож­но най­ти толь­ко од­ну аб­со­лют­но пра­вую или аб­со­лют­но ви­нов­ную сто­ро­ну. В ре­дак­цию «МК-Эсто­нии» об­ра­ти­лась Та­ма­ра (все име­на из­ме­не­ны из эти­че­ских со­об­ра­же­ний – прим. ред.), ко­то­рая бо­рет­ся за пра­во ви­деть­ся с вну­ком со сво­им быв­шим зя­тем. А тот в свою оче­редь хо­чет вос­тре­бо­вать али­мен­ты со сво­ей быв­шей граж­дан­ской же­ны, ко­то­рая на дан­ный мо­мент яв­ля­ет­ся нетру­до­спо­соб­ной. Ка­кие пра­ва есть у ба­буш­ки, и мож­но ли по­лу­чить али­мен­ты от ин­ва­ли­да, раз­би­ра­лась «МК-Эсто­ния».

УТа­ма­ры чет­ве­ро взрос­лых де­тей – сын и дочь от пер­во­го бра­ка и две до­че­ри от ны­неш­не­го мужа, с ко­то­рым жен­щи­на вме­сте уже 30 лет. Но дол­гое вре­мя Та­ма­ра счи­та­ла, что де­тей у нее пя­те­ро. Пя­тым для нее был внук Па­ша, сын стар­шей до­че­ри Ольги, ко­то­ро­го ба­буш­ка ра­сти­ла с дет­ства. Оль­га, ко­то­рой в ок­тяб­ре это­го го­да ис­пол­нит­ся трид­цать один год, шесть лет на­зад по­па­ла под ма­ши­ну, и все за­бо­ты не толь­ко о ней, но и о ее сыне, лег­ли на пле­чи Та­ма­ры.

Али­мен­ты в 10 ев­ро

«Доч­ка не бы­ла офи­ци­аль­но за­му­жем за Вя­че­сла­вом. В 2006 го­ду у них ро­дил­ся Па­ша, а че­рез два го­да они раз­бе­жа­лись. В 2010 го­ду Оль­гу сби­ла ма­ши­на – пе­ре­лом ос­но­ва­ния че­ре­па, сто­про­цент­ная ин­ва­лид­ность. Я ее за­но­во учи­ла есть, хо­дить, но с го­ло­вой она с тех пор со­всем не ла­дит. Сей­час она жи­вет от­дель­но, ей вы­де­ли­ли ком­на­ту, но по­сле ава­рии она да­же тол­ком и не по­ни­ма­ет, что у нее есть сын, – рас­ска­зы­ва­ет Та­ма­ра. – Ну а ку­да вну­ка? Ни­ку­да, мы вос­пи­ты­ва­ли».

Жен­щи­на по­ка­зы­ва­ет раз­лич­ные чеки и объ­яс­ня­ет, что Па­ша у них за­ни­мал­ся би­льяр­дом, 100 ев- ро в ме­сяц, в бас­сейн хо­дил то­же три ра­за в неде­лю, в об­щем, ба­буш­ка ста­ра­лась обес­пе­чить вну­ку пол­но­цен­ную жизнь, не­смот­ря на ди­а­гноз – ги­пе­р­ак­тив­ность и де­фект кон­цен­тра­ции вни­ма­ния. Да и учил­ся ре­бе­нок хо­ро­шо, в днев­ни­ке толь­ко чет­вер­ки и пя­тер­ки.

«Ко­гда доч­ка по­да­ла на али­мен­ты от от­ца Па­ши, это еще до то­го, как ее сби­ла ма­ши­на, тот толь­ко от­пис­ки пи­сал, что он в дол­гах как в шел­ках, на нем ку­ча кре­ди­тов, – го­во­рит Та­ма­ра и по­ка­зы­ва­ет вы­пис­ку из бан­ка – по 10 ев­ро в ка­че­стве али­мен­тов каж­дый ме­сяц. – Один раз бы­ло 181 ев­ро, но это су­деб­ный ис­пол­ни­тель снял, по­сле че­го Вя­че­слав свой счет пе­ре­вел на дру­гой но­мер. У него долг по али­мен­там боль­ше двух ты­сяч, а взять с него нече­го, ма­ши­на на имя па­пы, квар­ти­ра на имя ма­мы. Вот по де­сять ев­ро и вы­пла­чи­вал».

По сло­вам Та­ма­ры, что­бы ре­бен­ка от­пра­вить в шко­лу, на­до бы­ло обой­ти вра­чей, и по всем ко­мис­си­ям с вну­ком хо­ди­ла имен­но она, по­то­му что боль­ше неко­му.

«Ко­гда с доч­кой слу­чи­лась бе­да, мне при­хо­ди­лось и на ра­бо­ту, и к ней в дом по ухо­ду, ку­да ее пе­ре­ве­ли из боль­ни­цы, по­том вну­ка из са­ди­ка за­брать… В об­щем, кру­ти­лась, как мог­ла, до­че­ри по­мо­га­ли и муж, – вспо­ми­на­ет Та­ма­ра. – Внук жил и ни в чем не нуж­дал­ся, по­ка не при­шло вре­мя его в пер­вый класс от­прав­лять. У ме­ня до­ку­мен­ты не хо­те­ли при­ни­мать в ми­ни­стер­стве, я объ­яс­ня­ла си­ту­а­цию, что ма­мы у ре­бен­ка нет, мож­но ска­зать, па­пы то­же. Они мне ска­за­ли оформ­лять опе­кун­ство».

Па­па на­шел­ся

Что­бы офор­мить опе­кун­ство, Та­ма­ра об­ра­ти­лась в ор­га­ны опе­ки в Гору­пра­ве, ко­то­рые на­шли от­ца Па­ши, Вя­че­сла­ва. И с тех пор, как го­во­рит жен­щи­на, на­ча­лось их го­ре.

«С тех пор ор­га­ны опе­ки два с по­ло­ви­ной го­да на­блю­да­ли, как па­па ве­дет се­бя с ре­бен­ком. Он при­ез­жал, ко­гда хо­тел, за­би­рал ре­бен­ка на час-два, во­дил в «Мак­до­нальдс» и все. В шко­лу я все по­ку­па­ла, все по­дар­ки на празд­ни­ки то­же я по­ку­па­ла, и все те два с по­ло­ви­ной го­да слы­ша­ла от ор­га­нов опе­ки толь­ко од­но: «Вы ни­кто, вы толь­ко ба­буш­ка, у него есть па­па». И вот этот па­па хо­дил и жа­ло­вал­ся на нас: то не так оде­ва­ем, то не так кор­мим. Мне по­сто­ян­но зво­нил со­ци­аль­ный ра­бот­ник и го­во­рил, что я не даю па­пе с ре­бен­ком ви­деть­ся. Но как это так я не даю? – воз­му­ща­ет­ся Та­ма­ра. – Я не да­ва­ла толь­ко в трех слу­ча­ях: ес­ли Па­ша бо­лел, де­лал уро­ки или был в круж­ке».

Жен­щи­на объ­яс­ня­ет, что им по­сто­ян­но го­во­ри­ли, что па­па в лю­бой мо­мент мо­жет за­брать сы­на, и по­след­ней кап­лей ста­ла оче­ред­ная жа­ло­ба со­ци­аль­но­му ра­бот­ни­ку со сто­ро­ны Па­ши­но­го от­ца, по­сле че­го Та­ма­ра с му­жем со­бра­ли вну­ка и че­рез ор­га­ны опе­ки пе­ре­да­ли Вя­че­сла­ву.

«Раз есть пра­ва, долж­ны быть и обя­зан­но­сти. Ес­ли ему так ну­жен был ре­бе­нок, то он дол­жен был за­брать его, как толь­ко с Олей слу­чи­лось несча­стье, – за­яв­ля­ет Та­ма­ра. – Но нет, все эти го­ды Па­ша жил с на­ми. А даль­ше ста­ло еще веселее. Вя­че­сла­ва с Па­шей по­се­ли­ли в со­ци­аль­ный дом, все об­ще­ние с ре­бен­ком он нам за­пре­тил, а еще и по­дал в суд на мою доч­ку, ко­то­рая пол­но­стью нетру­до­спо­соб­на, на али­мен­ты, что­бы со­дер­жать ре­бен­ка. Хо­тел 215 ев­ро, при том, что у нее 300 ев­ро пен­сия по ин­ва­лид­но­сти».

Ба­буш­ка так­же го­во­рит, что по­сле то­го, как ее внук стал жить с от­цом, его со­сто­я­ние здо­ро­вья ухуд­ши­лось, был по­став­лен ди­а­гноз аутизм, к то­му же ре­бе­нок по­ху­дел.

«Я встре­ти­ла его в го­ро­де од­но­го. И это при его ди­а­гно­зе! Оч­ков, ко­то­рые мы по­ку­па­ли, на нем не бы­ло, ска­зал, что как раз­би­лись, так па­па но­вые и не ку­пил. Сам гряз­ный, нече­са­ный. Ни в ка­кие сек­ции сей­час

215 ев­ро в ме­сяц в ка­че­стве али­мен­тов с нетру­до­спо­соб­ной ма­те­ри сво­е­го ре­бен­ка хо­чет по­лу­чать Вя­че­слав.

не хо­дит. Да оно и по­нят­но, не на что. Отец-то не ра­бо­та­ет», – за­клю­ча­ет Та­ма­ра.

Без ра­бо­ты, но с ре­бен­ком

«МК-Эсто­ния» свя­за­лась с Вя­че­сла­вом, и он под­твер­дил, что на дан­ный мо­мент не ра­бо­та­ет. Од­на­ко это вре­мен­но и толь­ко по при­чине то­го, что сам яв­ля­ет­ся ин­ва­ли­дом. Рань­ше у него бы­ла по­те­ря здо­ро­вья 70 про­цен­тов, а сей­час, со­глас­но по­след­ним оцен­кам, толь­ко со­рок, но он пла­ни­ру­ет это оспа­ри­вать.

«Ре­бе­нок жи­вет со мной, ни в чем не нуж­да­ет­ся. Да, сей­час по­ка он не хо­дит в сек­ции. Но сын чув­ству­ет се­бя го­раз­до луч­ше. У ба­буш­ки его кор­ми­ли толь­ко со­сис­ка­ми и «бомж­па­ке­та­ми», по­это­му у него и жи­вот был взду­тый, и лиш­ний вес был. А сей­час он по­ху­дел, стал го­раз­до ре­же бо­леть, – за­яв­ля­ет отец. – Ко­гда его при­ве­ли ко мне, он был в пло­хом со­сто­я­нии, не мог элементарно о се­бе по­за­бо­тить­ся, са­мо­сто­я­тель­но вы­мыть­ся. Не знал мно­гих про­стых слов, что они озна­ча­ют, его остав­ля­ли од­но­го до­ма ма­лень­ким, им ни­кто не за­ни­мал­ся».

Вя­че­слав так­же го­во­рит, что не да­ет Та­ма­ре ви­деть­ся с сы­ном не по­то­му, что в свое вре­мя она за­пре­ща­ла ему сви­да­ния с ре­бен­ком, а по той при­чине, что она на- стра­и­ва­ет Па­шу про­тив него. По его сло­вам, сын сам в этом при­зна­вал­ся.

«Она толь­ко де­ла­ет вид, что ре­бе­нок ей ну­жен. А на са­мом де­ле им нуж­ны день­ги – со­ци­аль­ные по­со­бия, льго­ты, ко­то­рые бу­дут по­лу­чать как опе­ку­ны. Они и на би­льярд его от­пра­ви­ли, ду­ма­ли, что раз у него хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся, он бу­дет участ­во­вать в тур­ни­рах, а там хо­ро­шие при­зы», – по­ла­га­ет Вя­че­слав.

Кро­ме то­го, он об­ви­ня­ет Та­ма­ру в ал­ко­го­лиз­ме, а ее су­пру­га в том, что тот бьет чле­нов се­мьи и ко­гда-то си­дел в тюрь­ме, од­на­ко за что кон­крет­но, Вя­че­слав точ­но не зна­ет, толь­ко пред­по­ла­га­ет.

«МК-Эсто­ния» по­про­си­ла Та­ма­ру про­ком­мен­ти­ро­вать это гром­кое за­яв­ле­ние, и жен­щи­на под­твер­ди­ла, что муж дей­стви­тель­но си­дел, но бы­ло это дав­но.

«В мо­ло­до­сти, ему бы­ло 15, он по­пал в тюрь­му. Ска­зал, что за ху­ли­ган­ство. Но ма­ло ли что бы­ло, столь­ко лет про­шло! У нас хо­ро­шая, бла­го­по­луч­ная се­мья, в до­ме до­ста­ток: те­ле­ви­зо­ры, ком­пью­те­ры, бы­то­вая тех­ни­ка. Раз­ве бы­ло бы все это у нас, ес­ли бы мы пи­ли или еще что-то?» – ре­зон­но за­ме­ча­ет Та­ма­ра.

Все в суд

На во­прос о том, по­че­му Вя­че­слав хо­чет взыс­кать али­мен­ты со сто­про­цент­но­го ин­ва­ли­да Ольги, он от­ве­ча­ет, что име­ет пра­во на это, по­это­му и де­ла­ет.

«Ей и до то­го, как ма­ши­на ее сби­ла, ре­бе­нок был не ну­жен, она гу­ля­ла, пи­ла с три­на­дца­ти лет, тол­ком не ра­бо­та­ла. На­вер­но, и под ма­ши­ну по­па­ла под воз­дей­стви­ем ал­ко­го­ля. И сей­час она упо­треб­ля­ет ал­ко­голь, нар­ко­ти­ки. Так по­че­му на это у нее день­ги есть, а на ре­бен­ка нет? Пусть идет ра­бо­тать», – счи­та­ет муж­чи­на.

Юрист Да­нил Ли­па­тов из юри­ди­че­ско­го бю­ро Progressor, ко­то­рый кон­суль­ти­ро­вал Та­ма­ру, объ­яс­ня­ет, что для то­го, что­бы из­ме­нить си­ту­а­цию в от­но­ше­нии опе­ки над вну­ком, ба­буш­ке на­до об­ра­тить­ся в суд с за­яв­ле­ни­ем об уста­нов­ле­нии опе­ки в ин­те­ре­сах ре­бен­ка с тем, что­бы ей мог­ли пе­ре­дать его на по­пе­че­ние. Од­на­ко по­ка что Та­ма- ра в суд не об­ра­ща­лась по это­му по­во­ду.

«Что ка­са­ет­ся вос­тре­бо­ва­ния али­мен­тов, за­кон го­во­рит о том, что тот ро­ди­тель, с ко­то­рым ре­бе­нок не про­жи­ва­ет, обя­зан пла­тить али­мен­ты на его со­дер­жа­ние. Али­мен­ты не мо­гут быть мень­ше, чем ми­ни­маль­ные. На се­го­дняш­ний день это 215 ев­ро, – от­ме­ча­ет юрист. – Но суд мо­жет от­сту­пить от это­го прин­ци­па и на­зна­чить али­мен­ты в мень­шем раз­ме­ре или пол­но­стью осво­бо­дить от их упла­ты, ес­ли ли­цо пол­но- стью нетру­до­спо­соб­но. То есть че­ло­век не спо­со­бен тру­дить­ся и по­лу­чать до­ход. В этом про­цес­се бы­ли пред­став­ле­ны все справ­ки, вы­пис­ки со сче­тов, и ско­ро долж­но быть ре­ше­ние су­да».

«МК-Эсто­ния» по­про­си­ла со­ци­аль­но­го ра­бот­ни­ка, ку­ри­ру­ю­ще­го се­мью, дать ком­мен­та­рий от­но­си­тель­но то­го, с кем же ре­бен­ку жи­вет­ся луч­ше. Но, ссы­ла­ясь на За­кон о за­щи­те лич­ных дан­ных, со­ци­аль­ные служ­бы не смог­ли дать ни­ка­ко­го от­ве­та.

Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва.

ИЗ СЕ­МЬИ В СЕ­МЬЮ: ба­буш­ка и па­па не мо­гут по­де­лить ре­бен­ка, счи­тая имен­но се­бя луч­шим ро­ди­те­лем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.