ВСПОМИНАЯ ЧЕРНОМЫРДИНА

Мы пуб­ли­ку­ем фраг­мент из кни­ги со­рат­ни­ка экс-пре­мье­ра РФ

MK Estonia - - МЕМУАРЫ - Ви­та­лий ИГНАТЕНКО.

ЖУР­НА­ЛИСТ, РАБОТАЮЩИЙ В СВОЕ ВРЕ­МЯ И ПРЕСС-СЕКРЕТАРЕМ МИ­ХА­И­ЛА СЕРГЕЕВИЧА ГОР­БА­ЧЕ­ВА, И ВИЦЕПРЕМЬЕРОМ, И СЕНАТОРОМ, И РУКОВОДИТЕЛЕМ ИТАР-ТАСС, ВИ­ТА­ЛИЙ ИГНАТЕНКО ИЗДАЛ КНИ­ГУ. На ее стра­ни­цах встре­ти­лись де­сят­ки лю­дей, с ко­то­ры­ми Ви­та­лия Ни­ки­ти­ча сво­ди­ла жизнь: осо­бым ге­ро­ем стал Вик­тор Сте­па­но­вич Чер­но­мыр­дин.

Пред­се­да­тель Пра­ви­тель­ства РФ Вик­тор Сте­па­но­вич Чер­но­мыр­дин дав­но ис­кал кан­ди­да­ту­ру на долж­ность сво­е­го за­ме­сти­те­ля, ко­то­рый за­ни­мал­ся бы во­про­са­ми СМИ, куль­ту­ры и ре­ли­гии. Но по­до­брать та­кую кан­ди­да­ту­ру все ни­как не по­лу­ча­лось.

Один раз со мной был об­щий раз­го­вор. Но я ска­зал: нет, в ТАССе я нуж­нее. А в мае 1995 го­да я был в от­пус­ке у ма­мы в Со­чи. При­хо­жу ве­че­ром до­мой. А ма­ма мне и го­во­рит: тут твои то­ва­ри­щи зво­ни­ли, все ме­ня разыг­ры­ва­ли, что это, мол, Чер­но­мыр­дин со мной го­во­рит. Ма­ма, учи­тель в са­мой тя­же­лой — лес­ной шко­ле для ослаб­лен­ных де­тей, есте­ствен­но, не по­ве­ри­ла, что ей мо­жет зво­нить сам Чер­но­мыр­дин. А я сра­зу уш­ки то­по­ри­ком. Спра­ши­ваю: «Ко­гда зво­ни­ли в по­след­ний раз?» — «Да вот чуть ли не сей­час». Я гля­нул на ча­сы, 11 ча­сов ве­че­ра, и ре­шил до­зва­ни­вать­ся.

И мне в спец­ком­му­та­то­ре де­вуш­ки ска­за­ли: Вик­тор Сте­па­но­вич в по­ле­те, по­ста­ра­ем­ся свя­зать... Вдруг он сам мне зво­нит из са­мо­ле­та и го­во­рит: «Ты в Со­чи на­хо­дишь­ся?» — «В Со­чи». —«А я ле­чу в Со­чи. Ты ме­ня встре­чай». И мы че­рез его по­мощ­ни­ка до­го­во­ри­лись, что, ко­гда но­чью он ста­нет про­ез­жать по цен­тру го­ро­да, я бу­ду сто­ять в опре­де­лен­ном ме­сте. И вот Вик­тор Сте­па­но­вич ме­ня при­гла­сил в свою ма­ши­ну, и мы с ним си­де­ли до пер­вых петухов в ре­зи­ден­ции «Бочаров ру­чей».

Чер­но­мыр­дин был на­стро­ен на быст­рое ре­ше­ние кад­ро­во­го во­про­са. Он мне ска­зал: «Я те­бе уже указ при­вез. От­ка­зы­вать­ся не на­до!» При этом он раз­ре­шил мне од­но­вре­мен­но про­дол­жить ра­бо­ту в ТАССе. Мы с ним вы­ра­бо­та­ли та­кую фор­му­лу: я ста­нов­люсь не пред­ста­ви­те­лем пра­ви­тель­ства в прес­се, а пред­ста­ви­те­лем прес­сы в пра­ви­тель­стве. Еще я от­ка­зал­ся от зар­пла­ты ви­це-пре­мье­ра, «Мер­се­де­са» и охра­ны.

На­ча­лась ра­бо­та. Вик­тор Сте­па­но­вич Чер­но­мыр­дин был вы­да­ю­щим­ся по уму и зна­ни­ям, неве­ро­ят­ным по оба­я­нию че­ло­ве­ком, од­ним из луч­ших, ко­го я встре­чал в жиз­ни. Мы с ним ра­бо­та­ли ду­ша в ду­шу. И ка­жет­ся, мне уда­лось несколь­ко раз­вер­нуть его по­ни­ма­ние прес­сы. Я смог убе­дить его в том, что СМИ — это не толь­ко «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец», «Из­ве­стия», «Ком­со­моль­ская прав­да». За пре­де­ла­ми Моск­вы, в ре­ги­о­нах, то­же на­хо­дит­ся ги­гант­ская ин­фор­ма­ци­он­ная пло­щад­ка. Вот я и мо­тал­ся по стране, что­бы под­дер­жи­вать об­ласт­ные, кра­е­вые, рес­пуб­ли­кан­ские га­зе­ты, мест­ное те­ле­ви­де­ние и ра­дио.

Я убеж­дал ре­ги­о­наль­ных ру­ко­во­ди­те­лей, что все это нуж­но со­хра­нять. И в ито­ге жур­на­ли­сти­ку ре­ги­о­нов нам уда­лось спа­сти. Это, я счи­таю, яв­ля­ет­ся до­сти­же­ни­ем пра­ви­тель­ства Черномырдина — пра­ви­тель­ства, ко­то­рое ра­бо­та­ло в усло­ви­ях неве­ро­ят­но то­ще­го бюд­же­та, то­таль­но­го де­фи­ци­та все­го и вся.

Вик­тор Сте­па­но­вич хоть и был пе­ре­гру­жен сверх ме­ры те­ку­щи­ми де­ла­ми стра­ны, и на ра­бо­те на­хо­дил­ся не мень­ше 14–16 ча­сов, все­гда вы­гля­дел све­жим, под­тя­ну­тым, спор­тив­ным. Все­гда в доб­ром рас­по­ло­же­нии ду­ха, что и все­му пра­ви­тель­ству пе­ре­да­ва­лось. Од­на­жды мы в шут­ку про­ана­ли­зи­ро­ва­ли по­имен­ный со­став пра­ви­тель­ства, и вы­яс­ни­лось, что у нас в ру­ко­во­ди­те­лях ми­ни­стерств и ве­домств — два­дцать Вик­то­ров! «Вот он, но­ва­тор­ский под­ход к под­бо­ру кад­ров, — улы­ба­лись мы в сво­ем кру­гу. — Ведь имя Вик­тор озна­ча­ет по­бе­ди­тель!».

К Бе­ло­му до­му об­ра­ще­ния бы­ли без за­тей. Вот пись­мо од­но­го ру­ко­во­ди­те­ля круп­но­го ре­ги­о­на (фа­ми­лия в ре­дак­ции име­ет­ся).

«Ува­жа­е­мый Вик­тор Сте­па­но­вич! На ка­на­ле НТВ око­па­лась шай­ка ан­ти­со­вет­чи­ков (так в пись­ме). Каж­дый вы­пуск про­грам­мы «Кук­лы» — из­де­ва­тель­ство над пре­зи­ден­том, де­пу­та­та­ми, ми­ни­стра­ми. Вы в этих про­грам­мах — про­сто ка­кой-то чу­дак. На­де­юсь, Вы да­ди­те оцен­ку де­я­тель­но­сти Ва­ше­го за­ме­сти­те­ля по СМИ В.Игнатенко. Он, как мне из­вест­но, вы­го­ра­жи­ва­ет. Бо­лее то­го, под­дер­жи­ва­ет кле­вет­ни­ков Рос­сии — Ма­ла­шен­ко, Доб­ро­де­е­ва, Ки­се­ле­ва.

P.S. Ме­ня эти де­я­те­ли до­ве­ли толь­ко раз, но все рав­но те­перь вез­де ме­ня об­сме­и­ва­ют А мне еще ра­бо­тать и ра­бо­тать на бла­го Ро­ди­ны». Под­пись. Из при­ем­ной Черномырдина пись­ма шли ко мне без ре­зо­лю­ций и по­ру­че­ний. Ино­гда Вик­тор Сте­па­но­вич мор­щил­ся, про­гля­ды­вая по­доб­ную почту: «Лег­че стать ум­ным, чем пе­ре­стать быть ду­ра­ком».

Кремль то­же не вме­ши­вал­ся. Ду­маю, Б.Н.Ель­цин не смот­рел мно­гие про­грам­мы, а пе­ре­ска­зам не до­ве­рял... Ме­ня де­жур­но мор­до­ва­ли на «пра­ви­тель­ствен­ном ча­се» в Ду­ме.

Неожи­дан­но Вик­тор Сте­па­но­вич пред­ло­жил встре­тить­ся с ве­ду­щи­ми те­ле­ви­зи­он­ных ка­на­лов. «И «Кук­лы» не за­будь», — по­же­лал пре­мьер-ми­нистр.

Встре­чу ор­га­ни­зо­ва­ли в ближ­нем до­ме при­е­мов «Во­лын­ское». Чай, уго­ще­ния и все та­кое... Ко­гда «все-та­кое» нем­но­го всех рас­сла­би­ло, все за­ру­мя­ни­лись, за­го­во­ри­ли, гром­ко, ве­се­ло, без оби­ня­ков, Свет­ла­на Со­ро­ки­на — звез­да те­ле­ви­де­ния на­все­гда — вру­чи­ла Вик­то­ру Сте­па­но­ви­чу его те­ле­кук­лу-ори­ги­нал. Чер­но­мыр­дин по­да­рок при­нял ост­ро­ум­но и ост­ро ком­мен­ти­ро­вал по­след­ние вы­пус­ки... Сло­вом, доб­рым мо­лод­цам урок: ви­дим, не оби­жа­ем­ся, ес­ли ум­но. Но не по­ни­ма­ем, ес­ли что со зла.

Не за­бу­ду, ко­гда в кон­це ве­че­ра, про­ща­ясь, од­на от­важ­ная ве­ду­щая спро­си­ла:

— Вик­тор Сте­па­но­вич, вы, ду­маю, все­гда нра­ви­лись де­вуш­кам? Чер­но­мыр­дин ни се­кун­ды не за­ду­мал­ся: — Аsк!.. (ан­гл.— спра­ши­ва­ешь). Мне по­ка­за­лось, что с этой ми­ну­ты В.С.Чер­но­мыр­дин на­все­гда по­нра­вил­ся всем де­вуш­кам, все­му мо­ло­до­му по­ко­ле­нию. А со вре­ме­нем стал про­сто необ­хо­ди­мым для всей Рос­сии. Как ве­ли­кий Граж­да­нин...

15 и 16 июня мы не ухо­ди­ли из Бе­ло­го до­ма. Оста­вал­ся на ночь и Вик­тор Сте­па­но­вич. 17 июня око­ло 5 ча­сов утра спец­под­раз­де­ле­ния пред­при­ня­ли по­пыт­ку штур­ма зда­ния боль­ни­цы, ока­зав­шу­ю­ся неудач­ной. Несмот­ря на то что уда­лось осво­бо­дить 61 за­лож­ни­ка, в ре­зуль­та­те че­ты­рех­ча­со­во­го боя бы­ло уби­то мно­го во­ен­но­слу­жа­щих и за­лож­ни­ков, так как тер­ро­ри­сты ис­поль­зо­ва­ли жен­щин, де­тей и ста­ри­ков в ка­че­стве «жи­во­го щи­та».

Я во­шел в ка­би­нет пре­мье­ра. Он бес­пре­рыв­но был на свя­зи со шта­бом. Го­во­рил со Сте­па­ши­ным (ру­ко­во­ди­тель Фе­де­раль­ной служ­бы без­опас­но­сти в те го­ды), ми­ни­стром Гра­че­вым, гу­бер­на­то­ром Куз­не­цо­вым... Уста­ло гля­нул на ме­ня.

— Вик­тор Сте­па­но­вич, — на­чал я, опа­са­ясь, что мой ви­зит в ка­би­нет пре­мье­ра пре­рвет­ся ка­ким-ни­будь сроч­ным неот­лож­ным звон­ком, — я на свя­зи со сво­и­ми кол­ле­га­ми, ко­то­рые но­чью бы­ли у Ба­са­е­ва. Их там 10 че­ло­век — на­ши и за­ру­беж­ные жур­на­ли­сты. В час трид­цать но­чи они по­ки­ну­ли боль­ни­цу. Но до это­го у них был пря­мой раз­го­вор с Ба­са­е­вым... По­ло­же­ние, как мне рас­ска­за­ли, р ес ое Чер­но­мыр­дин мол­чал. — А он в со­сто­я­нии что-ли­бо слу­шать, этот Ба­са­ев? — вы­дох­нул Вик­тор Сте­па­но­вич. По­том он за­дал несколь­ко уточ­ня­ю­щих во­про­сов: что имен­но ви­де­ли жур­на­ли­сты, что го­во­ри­ли тер­ро­ри­сты, ка­кое сей­час по­ло­же­ние за­лож­ни­ков и т.д.

Чер­но­мыр­дин сде­лал несколь­ко ре­ши­тель­ных диа­го­на­лей по ка­би­не­ту. Я пред­ста­вил на се­кун­ду, что под­ни­мет­ся, ес­ли пре­мьер при­мет ре­ше­ние сам го­во­рить с Ба­са­е­вым. Яс­ное де­ло, Вик­тор Сте­па­но­вич по­ни­мал: на кон по­ста­ви­ли не толь­ко ав­то­ри­тет вла­сти, но и его лич­ный ав­то­ри­тет. Б.Н.Ель­цин с ви­зи­том в Ка­на­де. Он один, ни­кто дру­гой не мог бы при­нять ре­ше­ние. А он дол­жен был!

— Го­товь прес­су. Ко­го смо­жешь, под­тя­ни в при­ем­ную... Бу­ду го­во­рить из при­ем­ной. Но за­ра­нее, о чем, — ни­ко­му. Пусть едут как бы для важ­ной встре­чи.

Я ки­нул­ся вы­пол­нять ука­за­ние пре­мье­ра. Пер­вый по­явил­ся Са­ша Гамов из «Ком­со­мол­ки», по­том пре­зи­дент­ский пул, ОРТ, «Рос­сия»...

Ну вро­де бы кво­рум есть. Ре­бя­та все дис­ци­пли­ни­ро­ван­ные, но все же во­про­сы бы­ли: что слу­чи­лось, ка­кое со­об­ще­ние го­то­вить? Ду­маю, в прин­ци­пе до­га­ды­ва­лись: Бу­ден­новск. Дру­гой бо­лее зло­бо­днев­ной ин­фор­ма­ции в эти дни не мог­ло быть. Я за­гля­нул в ка­би­нет пре­мье­ра: «Все го­то­во». На ли­це Вик­то­ра Сте­па­но­ви­ча не бы­ло ни те­ни со­мне­ния. Че­рез ми­ну­ту иные бро­сят ему об­ви­не­ния, что он «по­шел на по­во­ду у тер­ро­ри­ста». Но в эти мгно­ве­ния, знаю, он мень­ше все­го ду­мал о се­бе и сво­ем ав­то­ри­те­те. Нет — он во­об­ще не ду­мал об этом.

На­чал­ся тя­же­лый раз­го­вор с тер­ро­ри­стом. Вдруг Ба­са­ев бро­са­ет: «А от­ку­да я знаю, что вы Чер­но­мыр­дин?»

— Ты где си­дишь там? — спро­сил Вик­тор Сте­па­но­вич. — В ка­би­не­те глав­вра­ча. — Те­ле­ви­зор там есть? — Да, есть. — То­гда жди. — И Вик­тор Сте­па­но­вич гля­нул на ме­ня.

Я ки­нул­ся зво­нить на ка­на­лы те­ле­ви­де­ния. Бла­го­во­лин, Лы­сен­ко, Поп­цов, кол­ле­ги из про­грам­мы «Вре­мя», Доб­ро­де­ев, Ма­ла­шен­ко, Ки­се­лев (НТВ), «Ве­сти» — быст­ро и про­фес­си­о­наль­но, в ми­ну­ты пе­ре­вер­ста­ли сет­ку ве­ща­ния.

Сно­ва вклю­чил­ся в раз­го­вор Вик­тор Сте­па­но­вич.

Даль­ше вы все зна­е­те... Две ты­ся­чи че­ло­ве­че­ских жиз­ней бы­ли спа­се­ны.

В 1998 го­ду пра­ви­тель­ство бы­ло вновь ре­ор­га­ни­зо­ва­но. По­сле из­бра­ния Б.Н.Ель­ци­на пре­зи­ден­том мо­ей долж­но­сти не ста­ло, я со­сре­до­то­чил­ся на ра­бо­те в ТАССе. Очень тро­га­тель­но Вик­тор Сте­па­но­вич про­во­дил ме­ня, мы оста­лись близ­ки­ми дру­зья­ми. Мне на про­во­ды пре­мьер-ми­нистр вру­чил кар­ти­ну. Очень неиз­вест­но­го, как он по­шу­тил, ав­то­ра. Бе­ре­зы, бе­ре­зы... До­ма я пред­ло­жил ча­ще рас­смат­ри­вать эту ху­до­же­ствен­ную ра­бо­ту с дру­гой, тыль­ной сто­ро­ны, где на­пи­са­но: «От Вик­то­ра Черномырдина». Бе­ре­зы, Русь, рус­ский че­ло­век.

Вик­тор Сте­па­но­вич, уже не бу­дучи пре­мье­ром, ча­сто за­гля­ды­вал в ТАСС на ого­нек. Для ме­ня бы­ла честь при­ни­мать Вик­то­ра Сте­па­но­ви­ча, го­во­рить «за жизнь», стро­ить пла­ны, при­зна­юсь, «све­рять ча­сы».

Од­на­жды он с гру­стью по­ве­дал мне, что ка­кой-то иди­от от­ка­зал в ме­сте в дет­ском са­ди­ке его внуч­ке... Я хо­дил по по­тол­ку. Ко­неч­но, ре­шил­ся этот ди­кий ин­ци­дент бла­го­по­луч­но. Но в этом слу­чае Ч.В.С. был пре­дель­но кор­рек­тен, кня­же­ски бла­го­ро­ден...

Я устра­и­вал в ТАСС встре­чи для Вик­то­ра Сте­па­но­ви­ча и всех глав­ных ре­дак­то­ров рос­сий­ских СМИ. И все­гда был ан­шлаг. И все­гда он был же­лан­ным, ум­ным со­бе­сед­ни­ком, ка­кую бы по­зи­цию в об­ще­стве ни за­ни­мал. Осо­бен­но ча­сто он при­ез­жал к нам по­сле на­зна­че­ния спе­ци­аль­ным пред­ста­ви­те­лем пре­зи­ден­та РФ на Укра­и­ну, по­слом на­шей стра­ны. Да и я нет-нет да и рва­ну в Ки­ев к Вик­то­ру Сте­па­но­ви­чу.

В скром­ном особ­ня­ке по­соль­ства мы ко­ро­та­ли нема­ло ча­сов. Без обе­да Вик­тор Сте­па­но­вич не от­пус­кал... Чер­но­мыр­ди­ну нра­ви­лось вый­ти из ли­му­зи­на с фла­гом Рос­сии и прой­тись по ве­чер­не­му Ки­е­ву. Я ви­дел, как по-доб­ро­му его при­вет­ство­ва­ли встреч­ный и по­пут­ный люд. Да­же из трол­лей­бу­сов нес­лись при­ве­ты... Мно­гие просили ав­то­граф. Я гор­дил­ся В.С.Чер­но­мыр­ди­ным. Это бы­ло не­дав­но, это бы­ло дав­но...

Вик­тор Чер­но­мыр­дин и Ви­та­лий Игнатенко в го­стях у пат­ри­ар­ха Алек­сия II.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.