ШВАРЦЕНЕГГЕРА НЕ УЗНАТЬ

Про­дю­сер Глеб ФЕ­ТИ­СОВ: «Мы не вме­ши­ва­ем­ся в твор­че­ство Андрея Звя­гин­це­ва»

MK Estonia - - КИНО - Свет­ла­на ХО­Х­РЯ­КО­ВА.

НА ДНЯХ В МОСК­ВУ ПРИ­ЕЗ­ЖАЛ ЛЕ­ГЕН­ДАР­НЫЙ АК­ТЕР И МА­СТЕР БО­Е­ВЫХ ИС­КУССТВ ДЖЕКИ ЧАН. Го­во­рят, что это ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря уча­сти­ю­биз­не­сме­наи­про­дю­се­раГле­ба Фе­ти­со­ва. А че­рез че­ты­ре дня Джеки Ча­ну вру­чи­ли в Лос-Ан­дже­ле­се пре­мию «Оскар» за за­слу­ги в ки­не­ма­то­гра­фе. «По­сле двух­сот филь­мов и столь­ких сло­ман­ных ко­стей он на­ко­нец-то мой», — ска­зал счаст­ли­вый ла­у­ре­ат.

Как и Джеки Чан, Глеб Фе­ти­сов стал про­дю­се­ром боль­шо­го меж­ду­на­род­но­го про­ек­та «Тай­на Же­лез­ной мас­ки». Еще не­дав­но он был из­ве­стен как биз­не­смен и се­на­тор, за­ни­мал­ся на­у­кой. О пе­ре­мене уча­сти он го­во­рит так:

— На­ши пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны в те­че­ние трех лет пре­вра­ти­ли ме­ня в со­зер­ца­те­ля по от­но­ше­нию к то­му, как скла­ды­ва­ет­ся моя соб­ствен­ная судь­ба. По необъ­яс­ни­мым для ме­ня, мо­ей се­мьи и дру­зей при­чи­нам я огра­ни­чен, ска­жем так, в сво­ем со­ци­аль­ном ста­ту­се. Что остается де­лать? На­при­мер, со­зда­вать но­вую ре­аль­ность. Ки­но — пре­крас­ная воз­мож­ность для это­го. Я хо­чу сни­мать в первую оче­редь ком­мер­че­ское ки­но. За­да­ча со­сто­ит в том, что­бы по­явил­ся рос­сий­ский фильм, спо­соб­ный со­брать боль­ше 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. С та­ким по­тен­ци­а­лом, ко­то­рым рас­по­ла­га­ют рос­сий­ские ки­не­ма­то­гра­фи­сты, мож­но вый­ти на бо­лее су­ще­ствен­ные циф­ры. — По­че­му же ни­кто до сих пор не вы­шел, раз есть по­тен­ци­ал?

— Про­шел еще ма­лень­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни. Филь­мы, со­брав­шие мил­ли­ар­ды, по­яви­лись толь­ко в по­след­ние де­сять лет. Да­же в Ки­тае с его боль­шим ко­ли­че­ством экра­нов нет еще ни од­но­го филь­ма, ко­то­рый пре­одо­лел бы план­ку в 500 мил­ли­о­нов. Хо­тя ки­тай­цы лю­бят ки­но, и фи­нан­со­вая под­держ­ка ки­не­ма­то­гра­фа там го­раз­до боль­ше, чем в на­шем го­су­дар­стве. Тем не ме­нее я ве­рю, что та­ко­го ро­да филь­мы мож­но со­здать. Но на пер­вом эта­пе это бу­дет не чи­сто рос­сий­ское ки­но, а ко­про­дук­ция с Гол­ли­ву­дом, ев­ро­пей­ски­ми стра­на­ми, гол­ли­вуд­ско­ки­тай­ско-рос­сий­ский кон­сор­ци­ум. По­ка рос­сий­ское ки­но са­мо­сто­я­тель­но не мо­жет со­брать кас­су боль­ше ста мил­ли­о­нов. Для это­го у нас ма­ло ки­но­те­ат­ров. В Со­вет­ском Со­ю­зе было 29 ты­сяч ки­но­за­лов, а сей­час — чуть боль­ше 3 ты­сяч. Это ни­что. Кро­ме то­го, у нас сла­бая защита ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. Еще до вы­хо­да в про­кат со­всем но­вый фильм по­яв­ля­ет­ся в Ин­тер­не­те. Это сни­жа­ет у лю­дей сти­мул ид­ти в ки­но­те­атр. Да и уро­вень жиз­ни на­ших граж­дан не поз­во­ля­ет ак­тив­но по­се­щать ки­но­за­лы. Ка­за­лось бы, би­ле­ты не са­мые до­ро­гие. Но ес­ли идешь с се­мьей, с ре­бен­ком, то это­му со­пут­ству­ют до­пол­ни­тель­ные за­тра­ты. По­ход в ки­но об­хо­дит­ся в ра­зы боль­ше сто­и­мо­сти би­ле­тов. Есть и еще од­но об­сто­я­тель­ство: на ка­ком язы­ке на­до сни­мать ки­но, ес­ли мы го­во­рим о пер­спек­ти­ве меж­ду­на­род­но­го про­ка­та? Ско­рее все­го, на ан­глий­ском. И ис­то­рия долж­на быть уни­вер­саль­ной. У нас все-та­ки са­мо­быт­ная куль­ту­ра. Глу­би­на чувств и пе­ре­жи­ва­ний, тра­гизм на­шей жиз­ни не все­гда по­нят­ны за­ру­беж­но­му зри­те­лю, сто­ле­ти­я­ми жи­ву­ще­му без войны, име­ю­ще­му о ней пред­став­ле­ние по ху­до­же­ствен­ным про­из­ве­де­ни­ям. — Ду­ма­е­те, мож­но обо­гнать Аме­ри­ку по «га­лан­те­рее»?

— Ес­ли мы го­во­рим о кон­ку­рен­ции, ко­то­рую оте­че­ствен­ный ки­не­ма­то­граф мог бы со­ста­вить Гол­ли­ву­ду, то на­до ори­ен­ти­ро­вать­ся на трен­ды, спо­соб­ные за­ин­те­ре­со­вать зри­те­ля во всем ми­ре. Нас ма­ло что от­ли­ча­ет от за­пад­ной пуб­ли­ки. А мы долж­ны тво­рить в первую оче­редь для зри­те­ля. В ки­но су­ще­ству­ет два раз­ных бло­ка: ком­мер­че­ско­го, про­дю­сер­ско­го ки­но и ки­но ав­тор­ско­го. Раз­ви­вать и под­дер­жи­вать нуж­но то и дру­гое. Фильм Андрея Звя­гин­це­ва «Не­лю­бовь», над ко­то­рым мы сей­час ра­бо­та­ем, не ото­бьет в про­ка­те тех де­нег, ко­то­рые мы в него вло­жим. Но обя­зан-

ность успеш­но­го про­дю­се­ра — вкла­ды­вать сред­ства с при­бы­ли в ав­тор­ское ки­но.

— Вот со Звя­гин­це­вым и прой­де­те по канн­ской до­рож­ке. Де­ло ведь не в смо­кин­ге и гла­му­ре, а в воз­мож­но­сти пред­ста­вить на глав­ном ми­ро­вом фе­сти­ва­ле до­стой­ное ав­тор­ское ки­но.

— Мы на­де­ем­ся, что фильм Андрея Звя­гин­це­ва поз­во­лит нам за­явить о се­бе на Канн­ском фе­сти­ва­ле. — А ка­ко­во ва­ше уча­стие в про­из­вод­стве филь­ма Андрея Звя­гин­це­ва?

— Все­гда ста­ра­юсь при­ни­мать са­мое де­я­тель­ное уча­стие в со­зда­нии филь­ма — от по­ис­ка си­ноп­си­са до со­зда­ния сце­на­рия и ка­стин­га. Ни­ко­гда не на­вя­зы­ваю свое мнение, но все­гда тре­бую, что­бы у ме­ня было пра­во го­ло­са в ко­ман­де, при­ни­ма­ю­щей ре­ше­ния. Но Ан­дрей Звя­гин­цев — ис­клю­че­ние. Мы ста­ра­ем­ся не вме­ши­вать­ся в его твор­че­ство и в от­вет рас­счи­ты­ва­ем на соз­да­ние ав­тор­ско­го ки­но в вы­со­ком смыс­ле это­го сло­ва.

— Мо­же­те рас­ска­зать, что это за фильм? У по­кой­но­го Ва­ле­рия Ру­бин­чи­ка то­же бы­ла кар­ти­на под на­зва­ни­ем «Не­лю­бовь».

— У нас чет­кая до­го­во­рен­ность, и я не мо­гу ни­че­го ком­мен­ти­ро­вать до вы­хо­да филь­ма. Ан­дрей в этом плане дей­ству­ет очень жест­ко. Он да­же ак­те­рам не да­ет чи­тать сце­на­рий на ка­стин­ге. Они долж­ны знать толь­ко свои ре­пли­ки. «Не­лю­бовь», по сло­вам Андрея, — ра­бо­чее на­зва­ние. В фев­ра­ле за­кон­чат­ся съем­ки, и вес­ной фильм бу­дет по­ка­зан.

Имея де­ло с та­ким ху­дож­ни­ком, как Звя­гин­цев, ло­вишь се­бя на мыс­ли, что и без те­бя есть ко­му ду­мать. А ты мо­жешь от­ды­хать. Мне ка­жет­ся, что это бу­дет что-то вро­де «Сцен су­пру­же­ской жиз­ни». Мне нра­вит­ся в Ан­дрее то, что, бу­дучи твор­че­ским че­ло­ве­ком, он та­кой биз­нес-парт­нер, о ко­то­ром мож­но толь­ко меч­тать. Ес­ли го­во­рит, что съем­ки про­длят­ся до та­ко­го-то чис­ла, зна­чит, так и бу­дет. Про­дю­се­ру ра­бо­тать с та­ким ре­жис­се­ром — од­но удо­воль­ствие. Ос­нов­ные про­бле­мы в биз­не­смо­де­ли лю­бо­го филь­ма — по­яв­ле­ние до­пол­ни­тель­ных за­трат из-за то­го, что ре­жис­се­ра на­чи­на­ют по­се­щать ка­кие-то твор­че­ские идеи. Ес­ли ты ра­бо­та­ешь в про­дю­сер­ском ки­но, то твор­че­ские идеи долж­ны при­хо­дить до то­го, как на­чал­ся про­из­вод­ствен­ный про­цесс.

«Мы убе­ди­ли Шварценеггера при­е­хать к нам на съем­ки»

— В ка­кой ста­дии ваш про­ект «Тай­на Же­лез­ной мас­ки»?

— Ре­жис­сер Олег Степ­чен­ко за­кан­чи­ва­ет съем­ки в но­яб­ре-де­каб­ре. Мы пла­ни­ру­ем за­вер­шить про­из­вод­ство в се­ре­дине сле­ду­ю­ще­го го­да. Над кар­ти­ной — а это на­сто­я­щий гол­ли­вуд­ский блок­ба­стер — ра­бо­та­ет боль­шая меж­ду­на­род­ная ко­ман­да. Ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к Го­го­лю и «Вию» фильм не име­ет. Тут со­всем дру­гая ис­то­рия. Это не си­квел филь­ма «Вий 3D». Мы со­бра­ли шесть уни­каль­ных ка­мер со все­го ми­ра. «Тай­на Же­лез­ной мас­ки» — пер­вый фильм, ко­то­рый сра­зу сни­ма­ет­ся в 3D. Ра­бо­та­ет над ним из­вест­ная ком­па­ния из Гер­ма­нии, ко­то­рая со­зда­ва­ла «Ава­тар». Вы­пу­стим кар­ти­ну ли­бо ко Дню неза­ви­си­мо­сти Ки­тая, ли­бо на ки­тай­ский Но­вый год в 2018 го­ду. От это­го бу­дет за­ви­сеть и ми­ро­вая пре­мье­ра.

— Вам на­вер­ня­ка ска­жут, что вы при­гла­си­ли звезд вче­раш­не­го дня. По­че­му вы­бор пал на Шварценеггера и Джеки Ча­на?

— Ар­нольд Швар­це­неггер сей­час сни­ма­ет­ся в филь­ме с бюд­же­том в 200 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Тем не ме­нее он не от­ка­зал­ся по­ра­бо­тать и в на­шей кар­тине. Его увлек­ли сю­жет и ко­ман­да. В Гол­ли­ву­де и Ки­тае, где про­хо­дят съем­ки неко­то­рых эпи­зо­дов, все от­ме­ча­ют, на­сколь­ко про­фес­си­о­наль­ны на­ши ки­не­ма­то­гра­фи­сты, их чет­кость, уме­ние вдох­нов­лять кол­лек­тив в са­мые ту­пи­ко­вые мо­мен­ты.

Нам было пред­ло­же­но око­ло де­ся­ти ак­те­ров. Сре­ди них Ст­эт­х­эм, Силь­вестр Стал­лоне. За­да­ча про­дю­се­ров, вклю­чая Джеки Ча­на, бы­ла та­кой — пред­ло­жить на зри­тель­ский вы­бор несколь­ко имен. Так вы­бор пал на Ар­ни. На­вер­ное, мож­но было при­ду­мать дру­гой ал­го­ритм. Джеки Чан вы­сту­па­ет не толь­ко как ак­тер, но и как про­дю­сер, по­ста­нов­щик бо­е­вых сцен. Он так­же за­пус­ка­ет иг­ру на ба­зе это­го филь­ма. Бла­го­да­ря мо­е­му парт­не­ру — гол­ли­вуд­ско­му про­дю­се­ру Сер­гею Бес­па­ло­ву — мы про­ве­ли огром­ную ра­бо­ту и убе­ди­ли Ар­ни при­е­хать к нам. Он на­шел две неде­ли в сво­ем гра­фи­ке и остался доволен ра­бо­той. Я счи­таю, что его по­тен­ци­ал со­вер­шен­но не ис­чер­пан. И в «Тайне Же­лез­ной мас­ки» он пред­ста­нет в но­вом для се­бя об­ра­зе. Это не тер­ми­на­тор, не на­ка­чан­ный ге­рой. — Не­уже­ли ли­ри­че­ский ге­рой?

— Не ли­ри­че­ский, ко­неч­но, но со­вер­шен­но не по­хо­жий на то, ка­ким его при­вык­ли ви­деть. — Го­ды до­ба­ви­ли глу­би­ны?

— Го­во­рят, что они укра­ша­ют муж­чи­ну. Он ста­но­вит­ся вы­дер­жан­нее, тонь­ше, как хо­ро­шее ви­но или ко­ньяк. Мне слож­но об этом су­дить. Я все-та­ки жен­щин люб­лю. Они-то как раз и го­во­рят, что воз­раст для муж­чи­ны толь­ко плюс. Как пел Вах­танг Ки­ка­бид­зе, мои го­да — мое богатство. В рос­сий­ском ки­но кас­су де­ла­ет мо­ло­дежь от 14 до 27 лет. А в Ки­тае и Аме­ри­ке — раз­ная воз­раст­ная ауди­то­рия. Мне ка­жет­ся, что мы сде­ла­ли пра­виль­ный вы­бор, при­гла­сив Ар­ни. — С ним лег­ко? Он чет­кий и от­вет­ствен­ный?

— По­ко­ле­ние на­ших от­цов — очень чет­кое. Мо­ло­де­жи до них да­ле­ко. Моя ма­ма за всю свою жизнь ни ра­зу не опоз­да­ла на ра­бо­ту и не ушла рань­ше вре­ме­ни. В этом плане они уни­каль­ные лю­ди. У Шварценеггера огром­ный та­лант ак­те­ра и управ­лен­ца. Он об­ла­да­ет ко­лос­саль­ным опы­том, пре­крас­но по­ни­ма­ет, что нуж­но про­дю­се­ру и ре­жис­се­ру, что нам не нуж­ны лиш­ние дуб­ли и за­тра­ты. Это се­рьез­но об­лег­ча­ет ра­бо­ту и не утя­же­ля­ет бюд­жет. Мы сей­час сни­ма­ем фильм «Dead Trigger» по очень из­вест­ной ком­пью­тер­ной иг­ре, у ко­то­рой под 30 мил­ли­о­нов поль­зо­ва­те­лей. Ре­жис­сер, при­е­хав на съем­ки в Мек­си­ку, тут же про­пал. На­вер­ное, на­шел план­та­цию ма­ри­ху­а­ны и рас­тво­рил­ся. Дольф Лунд­грен, ко­то­рый дол­жен был иг­рать глав­ную роль, взял на се­бя его функ­ции и до­вел фильм до кон­ца.

— Дру­жи­те с те­ми, с кем ра­бо­та­е­те? Мо­же­те зай­ти к Джеки Ча­ну на чай? Или вы еще чу­жак?

— Рос­сий­ское ки­но за­мер­ло в сред­не­ве­ко­вье, в це­хо­вой обособ­лен­но­сти. Нам не хва­та­ет от­кры­то­сти. Ко­гда при­хо­дят но­вые лю­ди со сво­и­ми иде­я­ми и ре­сур­са­ми, на­до быть доб­ро­же­ла­тель­ным по от­но­ше­нию к ним. Не мо­гу ска­зать, что ме­ня встре­ча­ют как чу­жа­ка. Скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния с раз­ны­ми людь­ми. С кем-то мож­но по­обе­дать и про­сто по­бол­тать. Я был бы счаст­лив, ес­ли бы у ме­ня вы­стро­и­лись от­но­ше­ния с Джеки или Ар­ни. Тре­бу­ет­ся как ми­ни­мум пол­то­ра го­да, что­бы по­нять дру­го­го че­ло­ве­ка. Друг — это тот, кто об­ра­ща­ет­ся к те­бе не ко­гда ему что-то нуж­но, а про­сто зво­нит, при­гла­ша­ет на вы­став­ку или кон­церт, ку­да-то еще, что­бы про­ве­сти вре­мя. — С цы­га­на­ми?

— Ни­че­го пло­хо­го и в том не ви­жу, осо­бен­но ес­ли па­рал­лель­но про­хо­дят съем­ки «Бес­при­дан­ни­цы». Ес­ли бы Ни­ки­та Ми­хал­ков при­гла­сил ме­ня к цы­га­нам, ко­гда сни­мал­ся «Же­сто­кий ро­манс», я был бы счаст­лив.

Джеки Чан и Ар­нольд Швар­це­неггер на съ­е­моч­ной пло­щад­ке филь­ма «Тай­на Же­лез­ной мас­ки».

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.