ХОЛОСТОЙ ВЫСТРЕЛ НА­ВАЛЬ­НО­ГО

По­че­му про­ва­ли­лись про­те­сты 7 ок­тяб­ря

MK Estonia - - ОСТРЫЙ УГОЛ - Ми­ха­ил РОСТОВСКИЙ.

На­валь­ный пе­ре­хит­рил всех вес­ной. На­валь­ный пе­ре­хит­рил всех ле­том. Но вот осе­нью, к несо­мнен­но­му изум­ле­нию са­мо­про­воз­гла­шен­но­го «вер­хов­но­го бор­ца с коррупцией», пе­ре­хит­ри­ли его са­мо­го.

Глав­ной те­мой ор­га­ни­зо­ван­ных Алек­се­ем На­валь­ным мас­со­вых ак­ций 26 мар­та и 12 июня бы­ла борьба за справедливость для всех. Глав­ной те­мой не слиш­ком мас­со­вых ак­ций 7 ок­тяб­ря бы­ла борьба за справедливость для од­но­го че­ло­ве­ка — са­мо­го На­валь­но­го. Же­ла­ние по­участ­во­вать в по­доб­ном пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ном дей­стве воз­ник­ло да­ле­ко не у всех оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­ных граж­дан.

По­ли­ти­ка ре­во­лю­ци­он­но­го ти­па

Веч­ный спар­ринг­парт­нер На­валь­но­го — власть — про­де­мон­стри­ро­вал спо­соб­ность к обу­ча­е­мо­сти, уме­ние из­вле­кать уро­ки из сво­их преж­них про­сче­тов. Как я уже мно­го раз пи­сал, Алек­сей На­валь­ный — это безум­но та­лант­ли­вый по­ли­тик ре­во­лю­ци­он­но­го ти­па, че­ло­век, ко­то­рый лю­бит и уме­ет раз­ру­шать, бить по са­мо­му боль­но­му ме­сту. Но безум­ная по­ли­ти­че­ская та­лант­ли­вость — это от­нюдь не си­но­ним по­ня­тия «от­сут­ствие по­вто­ря­е­мо­сти». На­валь­ный — это не тот по­ли­тик, ко­то­рый каж­дый раз обыг­ры­ва­ет сво­их вра­гов с по­мо­щью но­вой улов­ки, но­во­го хит­ро­ум­но­го трю­ка. При всей сво­ей внеш­ней непред­ска­зу­е­мо­сти На­валь­ный — это де­я­тель, ко­то­рый каж­дый раз опе­ри­ру­ет в рам­ках од­но­го и то­го же ал­го­рит­ма. По­ка этот ал­го­ритм не взло­ман и не раз­га­дан, его ав­тор неиз­мен­но оста­ет­ся на коне. Но как толь­ко ал­го­ритм ру­шит­ся под на­тис­ком де­шиф­ра­то­ров из кон­ку­ри­ру­ю­ще­го по­ли­ти­че­ско­го ла­ге­ря, его ав­тор мгно­вен­но пре­вра­ща­ет­ся из охот­ни­ка в дичь. Имен­но это, с мо­ей точ­ки зре­ния, и слу­чи­лось с Алек­се­ем На­валь­ным 7 ок­тяб­ря.

Глав­ная осо­бен­ность по­ли­ти­че­ско­го сти­ля На­валь­но­го — ка­те­го­ри­че­ское неже­ла­ние иг­рать в рам­ках чу­жих пра­вил.

На ва л ь н ый уб е жде н в сво­ем мо­раль­ном пра­ве со­зда­вать свои соб­ствен­ные пра­ви­ла иг­ры. В по­след­нее вре­мя эти пра­ви­ла иг­ры вы­гля­де­ли так: не на­до иг­рать с вла­стью в под­дав­ки, не на­до у нее ни­че­го про­сить и не на­до у нее ни­че­го сло­вес­но тре­бо­вать. На­до про­сто при­хо­дить и брать же­ла­е­мое, ста­вить власть пе­ред фак­том, при­учать ее к мыс­ли, что На­валь­ный — это не тот оре­шек, ко­то­рый мож­но лег­ко раз­грызть.

Чем ху­же — тем луч­ше

Ко­неч­но, власть по­то­му и на­зы­ва­ет­ся вла­стью, что у нее есть си­ло­вые ре­сур­сы и воз­мож­ность при­жать лю­бо­го сво­е­го оп­по­нен­та к ног­тю. Но вес­ной и ле­том у На­валь­но­го по­лу­ча­лось ис­поль­зо­вать это по­дав­ля­ю­щее си­ло­вое пре­иму­ще­ства вла­сти про­тив нее са­мой. Бла­го­да­ря хит­ро­ум­ным по­ли­ти­че­ским ма­нев­рам Алексея Ана­то­лье­ви­ча и в мар­те и в июне власть стал­ки­ва­лась с необ­хо­ди­мо­стью вы­би­рать из двух оди­на­ко­во непри­ят­ных ва­ри­ан­тов. Ва­ри­ант пер­вый: га­сить буй­ство пло­щад­ной де­мо­кра­тии с по­мо­щью бро­ни­ро­ван­но­го ку­ла­ка и тем са­мым пред­ста­вать в образе же­сто­кой и ото­рван­ной от на­ро­да си­лы. Ва­ри­ант вто­рой: по­пы­тать­ся про­явить сдер­жан­ность и неволь­но про­де­мон­стри­ро­вать тем са­мым, что имен­но На­валь­ный, а не офи­ци­аль­ные го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры, кон­тро­ли­ру­ет то, что про­ис­хо­дит на ули­цах.

Оба этих ва­ри­ан­та оди­на­ко­во непри­ят­ны и непри­ем­ле­мы для вла­сти. И немуд­ре­но, что и вес­ной, и ле­том у мно­гих воз­ник­ло ощу­ще­ние, что мыс­ли­тель­ный про­цесс вла­сти за­ви­са­ет, что го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты не зна­ют, как им пра­виль­но ре­а­ги­ро­вать на вы­зов На­валь­но­го. Но, как я уже ска­зал вы­ше, су­дя по то­му, что про­изо­шло 7 ок­тяб­ря, вла­сти уда­лось взло­мать по­ли­ти­че­ский ал­го­ритм Алексея На­валь­но­го. И вот что, как мне пред­став­ля­ет­ся, бы­ло об­на­ру­же­но в ре­зуль­та­те это­го взло­ма. И 26 мар­та, и 12 июня На­валь­ный ока­зы­вал­ся столь непро­стым оп­по­нен­том для вла­сти в си­лу сво­ей го­тов­но­сти под­став­лять тол­пу соб­ствен­ных сто­рон­ни­ков под по­ли­цей­ские ду­бин­ки и в си­лу го­тов­но­сти яд­ра сто­рон­ни­ков Алексея Ана­то­лье­ви­ча ид­ти на это с от­кры­тым за­бра­лом.

На­валь­ный не стес­нял­ся дей­ство­вать по прин­ци­пу «чем ху­же, тем луч­ше»: чем боль­ше по­са­док, чем боль­ше жертв по­ли­цей­ской же­сто­ко­сти, тем бо­лее гром­кой по­лу­ча­ет­ся акция и тем бо­лее силь­ное по­ли­ти­че­ское вли­я­ние об­ре­та­ет ее ор­га­ни­за­тор и идей­ный вдох­но­ви­тель. 7 ок­тяб­ря власть по мак­си­му­му ста­ра­лась ли­шить На­валь­но­го та­ко­го «удо­воль­ствия». Ко­неч­но, в раз­ных рос­сий­ских го­ро­дах си­ту­а­ция раз­ви­ва­лась по-раз­но­му. Но стрем­ле­ние вла­сти ми­ни­ми­зи­ро­вать ко­ли­че­ство ад­ми­ни­стра­тив­ных аре­стов бы­ло за­мет­но нево­ору­жен­ным глазом. Сто­рон­ни­ков Алексея Ана­то­лье­ви­ча не пы­та­лись мас­со­во за­тал­ки­вать в ав­то­за­ки. Стра­те­гия си­ло­ви­ков за­клю­ча­лась в вы­дав­ли­ва­нии бун­та­рей с про­ез­жей ча­сти и в ка­те­го­ри­че­ском от­ка­зе дать им воз­мож­ность устро­ить па­ла­точ­ный Май­дан в цен­тре Моск­вы.

В ито­ге, ес­ли ак­ции На­валь­но­го в мар­те и июне про­гре­ме­ли на всю стра­ну, то ор­га­ни­зо­ван­ное им ок­тябрь­ское дей­ство, ско­рее все­го, оста­нет­ся в па­мя­ти как нечто невнят­ное, как холостой выстрел.

Твор­че­ский кри­зис

Ра­зу­ме­ет­ся, де­ло здесь не толь­ко в том, что власть очень хо­ро­шо под­го­то­ви­лась и не да­ла Алек­сею Ана­то­лье­ви­чу воз­мож­ность разыг­рать свой при­выч­ный сце­на­рий. Как я уже ска­зал вы­ше, На­валь­ный пе­ре­жи­ва­ет сей­час опре­де­лен­ный твор­че­ский кри­зис. Эф­фект от зна­ме­ни­то­го филь­ма «Он вам не Ди­мон» по про­ше­ствии вре­ме­ни в си­лу по­нят­ных при­чин на­чал ис­то­щать­ся и утон­чать­ся. А по­ра­зить пуб­ли­ку чем-то столь же оша­ра­ши­ва­ю­щим На­валь­но­му по­ка так и не уда­лось. Фильм про те­ле­ве­ду­ще­го Вла­ди­ми­ра Со­ло­вье­ва ока­зал­ся тем, что на ан­гло­языч­ном ки­нош­ном жар­гоне име­ну­ет­ся «box office bomb» — лен­той, ко­то­рая про­ва­ли­лась в про­ка­те.

На­валь­ный се­рьез­но про­сел и в плане по­ли­ти­че­ских ло­зун­гов. Выйти на пло­щадь для то­го, что­бы по­тре­бо­вать от вла­сти с ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к соб­ствен­но­му на­ро­ду, — это од­но. Выйти на пло­щадь для то­го, что­бы по­тре­бо­вать от вла­сти сде­лать для граж­да­ни­на А.А.На­валь­но­го ис­клю­че­ние из за­ко­но­да­тель­ных норм и предо­ста­вить ему пра­во участ­во­вать в ка­че­стве кан­ди­да­та в пре­зи­дент­ских вы­бо­рах, — это нечто со­всем иное. Воз­мож­но, сам На­валь­ный на­столь­ко по­ве­рил в свою по­ли­ти­че­скую звез­ду, что искренне не ви­дит раз­ни­цы меж­ду эти­ми дву­мя по­ня­ти­я­ми. Но да­же ес­ли это и так, то со­бы­тия 7 ок­тяб­ря долж­ны стать для него сиг­на­лом к из­бав­ле­нию от ил­лю­зий.

Долж­но ли все это, вме­сте взя­тое, вос­при­ни­мать­ся как при­знак то­го, что по­ли­ти­че­ская ка­рье­ра Алексея На­валь­но­го на­ча­ла неумо­ли­мо кло­нить­ся к сво­е­му за­ка­ту? По мо­е­му мне­нию, нет, не долж­но. В на­ча­ле это­го тек­ста я на­пи­сал, что На­валь­ный при­вык дей­ство­вать в рам­ках од­но­го и то­го же по­ли­ти­че­ско­го ал­го­рит­ма. Вно­шу по­прав­ку: упи­ра­ясь в про­шлом в по­ли­ти­че­ский ту­пик, На­валь­ный де­мон­стри­ро­вал спо­соб­ность из­бав­лять­ся от ста­ро­го по­ли­ти­че­ско­го ал­го­рит­ма и до­ста­точ­но быст­ро на­хо­дить но­вый.

По­смот­рим, как он по­сту­пит на этот раз. Но что-то мне под­ска­зы­ва­ет: 7 ок­тяб­ря Алек­сей На­валь­ный утра­тил свою ау­ру непо­бе­ди­мо­сти и с трес­ком про­иг­рал по­ли­ти­че­скую бит­ву. Но вот по­ли­ти­че­ская вой­на На­валь­но­го про­тив офи­ци­аль­ных рос­сий­ских го­су­дар­ствен­ных струк­тур еще очень да­ле­ка от сво­е­го за­вер­ше­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.