Де­сять лет – от­ве­та нет

Ли­шив­ша­я­ся из-за ава­рии ма­ши­ны жен­щи­на до сих пор не может до­бить­ся спра­вед­ли­во­сти

MK Estonia - - ОТДЕЛ ДОЗНАНИЯ - ок­са­на ав­де­е­ва

15 ав­гу­ста 2007 го­да ав­то­мо­биль, за ру­лем ко­то­ро­го си­де­ла пен­си­о­нер­ка из Ида-Ви­ру­маа Та­тья­на Мар­ки­на, по­пал в ава­рию. По­стра­да­ли лю­ди и ма­ши­на. По­ли­ция при­шла к вы­во­ду, что ви­нов­на бы­ла жен­щи­на, од­на­ко пен­си­о­нер­ка с этим ка­те­го­ри­че­ски бы­ла не со­глас­на. Мно­го лет да­ма су­ди­лась, про­шла все ин­стан­ции, но ущерб за раз­би­тую ма­ши­ну ей так ни­кто и не ком­пен­си­ро­вал. Бо­лее то­го, она утвер­жда­ет, что ее юрист по­вел се­бя нечест­но, брал с нее день­ги, а ра­бо­ту не вы­пол­нял. И по­это­му она про­иг­ра­ла. В пе­ри­пе­ти­ях этой непро­стой ис­то­рии, ко­то­рая длит­ся уже бо­лее де­ся­ти лет, и раз­би­ра­лась «МК-Эсто­ния».

60 000 ев­ро тре­бо­ва­ла из­на­чаль­но Та­тья­на Мар­ки­на в ка­че­стве воз­ме­ще­ния ущер­ба, по­том сни­зи­ла сум­му в ра­зы.

Сна­ча­ла три го­да ушло на то, что­бы до­ка­зать, что она неви­нов­на. Еще семь лет жда­ла ре­ше­ния су­да, по ко­то­ро­му ей долж­ны воз­ме­стить мо­раль­ный и ма­те­ри­аль­ный ущерб. В ито­ге, ко­гда Гос­суд не при­нял ее кас­са­цию, Та­тья­на по­ня­ла, что спра­вед­ли­во­сти ей не до­бить­ся. И те­перь, вдо­ба­вок к раз­би­той ма­шине и рас­хо­дам, ко­то­рые ей ни­кто не ком­пен­си­ру­ет, на нее мо­гут по­ве­сить и огром­ные су­деб­ные из­держ­ки.

По­на­ча­лу пен­си­о­нер­ка счи­та­ла, что во всем ви­но­ва­та слож­ная и непо­во­рот­ли­вая эс­тон­ская су­деб­ная си­сте­ма. Но по­том об­ра­ти­ла вни­ма­ние, что ее за­щит­ник ведет се­бя до­воль­но стран­но: до­ку­мен­ты предо­став­ля­ет в суд не сра­зу, хо­тя день­ги за ра­бо­ту бе­рет ис­прав­но, на ее во­про­сы не от­ве­ча­ет и вро­де как бы скры­ва­ет­ся. Она хо­те­ла на него по­жа­ло­вать­ся в Ад­во­ка­ту­ру Эсто­нии, а там со­об­щи­ли, что он как бы и не ад­во­кат во­все.

Ро­ко­вой ма­невр

«Мне нуж­но бы­ло за­брать те­туш­ку из боль­ни­цы в Нарве, – вспо­ми­на­ет тот нехо­ро­ший день, с ко­то­ро­го и на­ча­лась эта дол­гая ис­то­рия, пен­си­о­нер­ка Та­тья­на Мар­ки­на. – С на­ми по­еха­ли сест­ра с двух­лет­ним вну­ком. За­бра­ли те­туш­ку, за­еха­ли в ма­га­зин и на­пра­ви­лись на да­чу».

Та­тья­на вспо­ми­на­ет, что в тот день – еха­ли они из Нар­вы – встреч­ное дви­же­ние из Тал­лин­на бы­ло непре­рыв­ным. За ни­ми шел гру­зо­вик Daymler Crysler, за ру­лем ко­то­ро­го, как впо­след­ствии вы­яс­ни­лось, на­хо­дил­ся граж­да­нин Гер­ма­нии Рольф Ро­бес.

«Я недо­уме­ва­ла: почему он так близ­ко идет? Меж­ду на­ми бы­ло все­го 3–4 мет­ра, и по всем зер­ка­лам про­смат­ри­ва­лись лишь его ре­шет­ки ра­ди­а­то­ра», – вспо­ми­на­ет тот день Та­тья­на.

Подъ­ез­жая к Пе­этер­ри­сти, они на­гна­ли дру­гой гру­зо­вик. Та­тья­на и пас­са­жи­ры ока­за­лись меж­ду дву­мя гру­зо­вы­ми ма­ши­на­ми.

«Ко­гда по­яви­лась пер­вая воз­мож­ность, я вклю­чи­ла ле­вый по­во­рот­ник, сиг­на­ли­зи­руя об об­гоне. Воз­мож­но, во­ди­тель гру­зо­ви­ка, ехав­ше­го сза­ди, вы­со­ко си­дел, и из-за то­го, что ди­стан­ция бы­ла ма­лень­кой, мо­их сиг­на­лов по­во­рот­ни­ка не ви­дел. Воз­мож­но, ему солн­це яр­ко све­ти­ло в ли­цо. Как бы то ни бы­ло, ко­гда осво­бо­ди­лась ле­вая по­ло­са, я по­ка­за­ла ле­вым по­во­рот­ни­ком на­ча­ло об­го­на. Но ко­гда мы по­шли уже па­рал­лель­но гру­зо­ви­ку, ко­то­рый был пе­ред на­ми, я услы­ша­ла сза­ди рев. За­пла­кал на­хо­див­ший­ся в са­лоне двух­лет­ний ре­бе­нок. И по­сле­до­вал силь­ней­ший удар сза­ди», – рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на.

По ее сло­вам, от уда­ра сло­мал­ся по­зво­ноч­ник пас­са­жир­ки, ко­то­рая си­де­ла за во­ди­те­лем.

«Нас от­бро­си­ло, нос ма­ши­ны раз­вер­ну­ло вле­во, – про­дол­жа­ет рас­сказ Та­тья­на. – А гру­зо­вик, ко­то­рый шел на уско­ре­ние, уда­рил нас еще раз: бам­пе­ром уже в дверь во­ди­те­ля. От стра­ха я жа­ла на пе­даль га­за. Мы вы­ско­чи­ли в ка­на­ву, и кры­шей за­це­пи­лись за грунт. Пе­ре­вер­ну­лись и ока­за­лись но­сом в Нарву. А он про­ехал даль­ше еще мет­ров 300 и толь­ко то­гда оста­но­вил­ся».

Так как бы­ли по­стра­дав­шие, то вы­зва­ли по­ли­цию.

«Сле­ды ма­ши­ны на ас­фаль­те бы­ли чер­ные от юза. По­ли­цей­ский за­ри­со­вал эти сле­ды, и я рас­пи­са­лась. Га­лю со сло­ман­ным по­зво­ноч­ни­ком от­пра­ви­ли в боль­ни­цу, – рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на. – И я бы­ла в ужа­се, ко­гда впо­след­ствии из ре- ше­ния по­ли­ции узна­ла, что это я ви­но­ва­та. Яко­бы это я под­ста­ви­лась под иду­щий гру­зо­вик».

В ито­ге жен­щи­на ока­за­лась без ма­ши­ны, по­то­му что, раз ее при­зна­ли в ава­рии ви­нов­ной, и стра­хов­ка от­ка­за­лась что-ли­бо ком­пен­си­ро­вать. Вдо­ба­вок, на фоне со­бы­тий силь­но ухуд­ши­лось ее здо­ро­вье. К то­му же жен­щи­ну му­чи­ло, что ее при­зна­ли ви­нов­ной в ава­рии – мол, она долж­на бы­ла убе­дить­ся пе­ред на­ча­лом ма­нев­ра, что об­гон не на­ча­ли рань­ше нее, – и по­ста­но­ви­ли упла­тить штраф в раз­ме­ре 600 крон.

Три го­да су­дов с по­ли­ци­ей

«Мне по­со­ве­то­ва­ли об­жа­ло­вать это ре­ше­ние в су­де. Сна­ча­ла у ме­ня не бы­ло ад­во­ка­та, и я не зна­ла, что я имею пра­во по­смот­реть все до­ку­мен­ты пе­ред су­дом. Я ве­ри­ла по­ли­цей­ским, я не зна­ла, что в до­ку­мен­тах бу­дут ис­ка­же­ны со­бы­тия то­го дня», – рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на.

По ее сло­вам, ин­спек­тор то­гда ука­зал в до­ку­мен­тах не все по­вре­жде­ния ее ав­то­мо­би­ля, в част­но­сти – вмя­ти­ну на ба­гаж­ни­ке, сви­де­тель­ству­ю­щую о на­ез­де сза­ди со сто­ро­ны гру­зо­ви­ка.

«Та­к­же сле­ды на ас­фаль­те бы­ли сфо­то­гра­фи­ро­ва­ны лишь но­чью, ко­гда ни­че­го уже не вид­но. А ДТП про­изо­шло в пол­день. Есть в до­ку­мен­тах и дру­гие недо­че­ты», – от­ме­ча­ет Та­тья­на.

Она счи­та­ет, что из­на­чаль­но по­ли­цей­ские бы­ли на сто­роне во­ди­те­ля гру­зо­ви­ка, по­то­му что он ино­стра­нец.

«Воз­мож­но, он пред­ло­жил ин­спек­то­рам по­ско­рее ула­дить про­бле­му, что­бы его с гру­зо­ви­ком не за­дер­жи­ва­ли. Ина­че как объ­яс­нить та­кую стран­ную про­па­жу в до­ку­мен­тах ча­сти по­вре­жде­ний ма­ши­ны и мно­го­чис­лен­ные несо­от­вет­ствия?» – за­да­ет­ся во­про­сом Та­тья­на.

Эти и дру­гие недо­че­ты, го­во­рит жен­щи­на, и на­нес­ли ей ущерб: по­ли­ция не учла, что во­ди­тель гру­зо­ви­ка на­ру­шил два прави­ла – дер­жать ди­стан­цию и не ид­ти на об­гон, ес­ли ав­то­мо­биль пе­ред ним по­ка­зал по­во­рот­ни­ком, что он уже на­чал об­гон. И, убеж­де­на она, из-за это­го невер­но­го ре­ше­ния по­ли­ции ей де­сять лет при­шлось хо­дить пеш­ком и су­дить­ся, что­бы вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость.

Та­тья­на три го­да су­ди­лась с по­ли­ци­ей. Сна­ча­ла она об­жа­ло­ва­ла ре­ше­ние стра­жей по­ряд­ка в Ви­рус­ком уезд­ном су­де. Но суд встал на сто­ро­ну по­ли­ции и ре­ше­ние от­ме­нять не стал. То­гда Та­тья­на об­жа­ло­ва­ла это ре­ше­ние в су­де выс­шей ин­стан­ции, и суд со­гла­сил­ся, что при при­ня­тии ре­ше­ния в Ви­рус­ком уезд­ном су­де был ряд на­ру­ше­ний.

Од­на­ко суд пер­вой ин­стан­ции вновь ре­шил, что прав­да – на сто­роне по­ли­ции. И сно­ва схлест­ну­лись в су­де выс­шей ин­стан­ции Та­тья­на Мар­ки­на и пред­ста­ви­те­ли Идас­кой пре­фек­ту­ры. 22 де­каб­ря 2009 го­да Го­су­дар­ствен­ный суд по­ло­жил спо­ру ко­нец: ре­ше­ние Ви­рус­ко­го су­да ан­ну­ли­ро­вать, по­сколь­ку про­шло уже бо­лее двух лет с то­го мо­мен­та, как Та­тья­ну Мар­ки­ну при­зна­ли ви­нов­ной в со­вер­ше­нии про­ступ­ка.

«А так как срок дав­но­сти уже ис­тек, то дело рас­смат­ри­вать уже нель­зя», – го­во­рит­ся в ре­ше­нии Гос­су­да.

Ждут, по­ка все не по­мрут

Ка­за­лось бы, мож­но ра­до­вать­ся. Но Та­тья­на бы­ла воз­му­ще­на.

«Два­жды я до­хо­ди­ла до Гос­су­да и два­жды приз­на- ва­ли мою право­ту. Все это хо­ро­шо, но кто от­ре­мон­ти­ру­ет мне ма­ши­ну и вер­нет здо­ро­вье? Кто сно­ва по­ста­вит на но­ги Га­лю Гор­скую, ко­то­рая по­сле ава­рии пре­вра­ти­лась в ле­жа­чую боль­ную? Кто воз­ме­стит мне рас­хо­ды на ад­во­ка­тов?» – го­во­рит она.

В 2010 го­ду Та­тья­на Мар­ки­на по­да­ла сно­ва в суд – на вос­тре­бо­ва­ние мо­раль­но­го и ма­те­ри­аль­но­го ущер­ба.

«Ма­ши­ну – Nissan Primera – я купила за 6000 дол­ла­ров, – пе­ре­чис­ля­ет из­держ­ки жен­щи­на. – Еще око­ло 4000 ту­да вло­жи­ла в хо­де ре­мон­та. А сколь­ко за эти го­ды я по­тра­ти­ла на ле­кар­ства! Сколь­ко на­тер­пе­лась Га­ля Гор­ская, ко­то­рой немец на­ез­дом сза­ди сло­мал по­зво­ноч­ник! Сколь­ко де­нег ушло на ад­во­ка­тов, что­бы до­ка­зать: я неви­нов­на в ава­рии. Все че­ки сей­час на­хо­дят­ся у мо­е­го за­щит­ни­ка. Он в 2010 го­ду все со­брал, под­счи­тал и ска­зал: они долж­ны вам с Га­лей не мень­ше 60 000 ев­ро!»

Но ес­ли на оспа­ри­ва­ние ре­ше­ния по­ли­ции ушло по­чти три го­да, и за это вре­мя су­да­ми раз­ных ин­стан­ций бы­ло вы­не­се­но че­ты­ре ре­ше­ния, то в де­ле о вос­тре­бо­ва­нии ущер­ба дол­гое вре­мя бы­ло все глу­хо.

«Су­дья Аарне Лы­хмус го­да­ми пе­ре­би­рал од­ни и те же бу­маж­ки, – рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на. – Как мне ка­жет­ся, они спе­ци­аль­но за­тя­ги­ва­ли про­цесс, что­бы ис­тек срок дав­но­сти по тре­бо­ва­нию. Что­бы не ре­мон­ти­ро­вать ма­ши­ну и не воз­ме­щать ущерб. Тем вре­ме­нем го­ды шли, здо­ро­вье луч­ше не ста­но­ви­лось. Га­ля Гор­ская, с ко­то­рой мы вме­сте по­да­ва­ли в суд, в 2015 го­ду умер­ла. Здо­ро­вье дру­гих сви­де­те­лей то­же луч­ше не ста­но­вит­ся».

Что­бы уско­рить дело, Та­тья­на пи­са­ла ку­да толь­ко мож­но: и в про­ку­ра­ту­ру, и в Ми­ни­стер­ство юс­ти­ции, и к канц­ле­ру пра­ва, и к пред­се­да­те­лю су­да. Про­си­ла за­ме­нить су­дью, ес­ли он не может на про­тя­же­нии мно­гих лет со­сре­до­то­чить­ся и прий­ти хоть к ка­ко­му-ни­будь вы­во­ду. Су­ще­ствен­но сни­зи­ли тре­бо­ва­ние о ком­пен­са­ции. Бе­з­успеш­но.

Под­вел ад­во­кат

Пер­вый раз «МК-Эсто­ния» рас­ска­за­ла об этой шо­ки­ру­ю­щей ис­то­рии очень дол­гой су­деб­ной тяж­бы в июле 2015 го­да, ко­гда с мо­мен­та ава­рии про­шло во­семь лет. И пресс-сек­ре­тарь Ви­рус­ко­го су­да Елена Мут­то- нен то­гда про­ком­мен­ти­ро­ва­ла си­ту­а­цию так: «Суд рас­смат­ри­ва­ет дело в те­че­ние ра­зум­но­го ко­ли­че­ства вре­ме­ни с уче­том на­груз­ки су­да и слож­но­сти де­ла».

От бо­лее де­таль­ных ком­мен­та­ри­ев в су­де то­гда от­ка­за­лись, по­то­му что еще шло раз­би­ра­тель­ство.

Че­рез несколь­ко ме­ся­цев, в де­каб­ре 2015 го­да Ви­рус­кий уезд­ный суд на­ко­нец-то вы­нес свое ре­ше­ние, но оно ока­за­лось неуте­ши­тель­ным для Та­тья­ны. Ее тре­бо­ва­ние о воз­ме­ще­нии ущер­ба суд ре­шил

не удо­вле­тво­рять. Мол, са­ма ви­но­ва­та, не убе­ди­лась в без­опас­но­сти ма­нев­ра пе­ред об­го­ном. Все до­во­ды Та­тья­ны оста­лись без осо­бо­го вни­ма­ния.

Пен­си­о­нер­ка об­жа­ло­ва­ла это ре­ше­ние в окруж­ном су­де, но и там успе­ха до­бить­ся не уда­лось. По­то­му что срок дав­но­сти уже ис­тек.

«Мой ад­во­кат Сер­гей Раз­гу­ля­ев ска­зал, что нуж­но это ре­ше­ние об­жа­ло­вать в Гос­су­де. Но нуж­но пла­тить ко­му-то еще за со­став­ле­ние ис­ка, по­то­му что он на­пи­сать его не может. Это бу­дет сто­ить 500 ев­ро, – рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Мар­ки­на. – Мне по­ка­за­лось, что он опять вы­ка­чи­ва­ет с ме­ня день­ги».

В ито­ге воз­ник спор, Та­тья­на по­про­си­ла сво­е­го за­щит­ни­ка, что­бы он на­пи­сал кас­са­цию сам, но тот от­ка­зал­ся. Вскры­лись и дру­гие об­сто­я­тель­ства. Та­тьяне пе­ре­ве­ли со­став­лен­ные им до­ку­мен­ты, и она вы­яс­ни­ла, что тот пи­сал в бу­ма­гах со­всем не то, что она про­си­ла.

«Я хо­те­ла, что­бы мне вы­пла­ти­ли компенсацию, – го­во­рит Та­тья­на Мар­ки­на. – Ад­во­кат же ука­зал тре­бо­ва­ние уста­но­вить ви­нов­ни­ка ава­рии. И, поль­зу­ясь тем, что я не знаю эс­тон­ско­го, брал с ме­ня за та­кую ра­бо­ту день­ги».

Пен­си­о­нер­ка воз­му­ща­ет­ся, что ко­гда она при­е­ха­ла в Тал­линн и встре­ти­лась, на­ко­нец, со сво­им ад­во­ка­том, то вы­яс­ни­лось, что кви­тан­ций об опла­те ею его услуг у него нет.

«Ни од­ной! – воз­му­ща­ет­ся да­ма. – То есть он бе­рет день­ги, и по­том они ни­где не фи­гу­ри­ру­ют».

А еще, го­во­рит она, ад­во­кат на­муд­рил с гос­по­шли­ной, и Та­тьяне при­шлось за­пла­тить на 400 ев­ро боль­ше, чем нуж­но. В ито­ге она мно­го лет не может по­лу­чить об­рат­но от го­су­дар­ства свои день­ги.

Она хо­те­ла по­жа­ло­вать­ся на него в Ад­во­ка­ту- ру Эсто­нии, но там вы­яс­ни­лось, что он и не ад­во­кат во­все.

«В об­щем, по­шел уже 11й год, а прав­ды до­бить­ся так и не уда­лось», – взды­ха­ет пен­си­о­нер­ка. По­ми­мо это­го, есть риск, что так как она про­иг­рав­шая сто­ро­на, то на нее по­ве­сят и все су­деб­ные из­держ­ки.

«Все пре­тен­зии – на­ду­ман­ные»

Имен­но так счи­та­ет мно­го лет пред­став­ляв­ший Та­тья­ну Мар­ки­ну в су­де Сер­гей Раз­гу­ля­ев. Он от­ме­ча­ет, что его кли­ент­ка очень рас­стро­е­на тем, что не вы­иг­ра­ла дело, по­это­му и ищет те­перь ви­нов­ных.

«Все кви­тан­ции на ме­сте, все на­ло­ги я пла­чу, – за­ве­ря­ет он. – Все услу­ги, за ко­то­рые я брал день­ги, я ей ока­зал. И я ни­ко­гда не пред­став­лял­ся ад­во­ка­том. Недо­воль­ства ее – на­ду­ман­ные».

Раз­гу­ля­ев до­бав­ля­ет, что он ей со­ве­то­вал в Гос­суд не по­да­вать, но она его не по­слу­ша­ла. За­бра­ла до­ку­мен­ты и ска­за­ла, что даль­ше са­ма. И в Гос­суд может по­да­вать кас­са­цию толь­ко при­сяж­ный ад­во­кат, а он та­ко­вым не яв­ля­ет­ся.

Пресс-сек­ре­тарь су­дов пер­вой и вто­рой ин­стан­ции Янар Фи­лип­пов та­к­же от­ме­та­ет все пре­тен­зии Та­тья­ны к си­сте­ме.

«Мы не зна­ем ни од­но­го слу­чая, ко­гда бы рас­смот­ре­ние де­ла за­ня­ло бы 11 лет, – го­во­рит он. – И в дан­ном слу­чае дело то­же не дли­лось столь­ко. С мо­мен­та по­да­чи ис­ка до вы­не­се­ния ре­ше­ния Ви­рус­ким су­дом про­шло пять лет».

Тут сто­ит от­ме­тить, что Та­тья­на смот­рит на си­ту­а­цию в об­щем, а по бу­ма­гам все эти де­ла идут от­дель­но: сна­ча­ла три го­да су­дов в по­ли­ции по де­лу о штра­фе, по­том пять лет в су­де пер­вой ин­стан­ции, по­том апел­ля­ция в окруж­ной, по­том кас­са­ция в Гос­суд.

По сло­вам Фи­лип­по­ва, дело дли­лось так дол­го, по­сколь­ку суд дол­го не мог при­нять иск, по­то­му что там бы­ли недо­че­ты. За­тем нуж­но бы­ло уточ­нить иск, по­сколь­ку сна­ча­ла тре­бо­ва­ние бы­ло од­ним, но на за­се­да­нии вы­яс­ни­лось, что ис­тец хо­чет со­вер­шен­но дру­го­го. По­том был ряд хо­да­тайств, сто­ро­ны их ак­тив­но оспа­ри­ва­ли, и, в кон­це кон­цов, по­тре­бо­ва­лось вре­мя на вы­не­се­ние ре­ше­ния, ко­то­рое, с уче­том слож­но­сти де­ла, бы­ло до­воль­но неболь­шим.

По­том его об­жа­ло­ва­ли, и так как ре­ше­ние су­да вто­рой ин­стан­ции бы­ло не в поль­зу пен­си­о­нер­ки, то суд по­сле это­го за­нял­ся опре­де­ле­ни­ем су­деб­ных из­дер­жек, и оно еще не вы­не­се­но.

По по­во­ду пе­ре­пла­чен­ной гос­по­шли­ны в 400 ев­ро Фи­лип­пов по­обе­щал, что суд вы­не­сет по­ста­нов­ле­ние в бли­жай­шее вре­мя.

Су­дья Аарне Лы­хмус та­к­же не со­гла­сен с об­ви­не­ни­я­ми Та­тья­ны Мар­ки­ной в том, что он не вы­зы­вал важ­ных сви­де­те­лей, за­тя­ги­вал дело и про­чее.

«По­нят­но, что не мо­гут быть сто­ро­ны оди­на­ко­во до­воль­ны ре­ше­ни­ем, и раз оно не в поль­зу ист­ца, то, ра­зу­ме­ет­ся, он счи­та­ет, что оно неспра­вед­ли­вое, – рас­суж­да­ет су­дья. – Од­на­ко это не оправ­ды­ва­ет по­ток кри­ти­ки и упре­ков со сто­ро­ны недо­воль­ных. У Та­тья­ны Мар­ки­ной был пред­ста­ви­тель, и она с пред­ста­ви­те­лем мог­ла ис­поль­зо­вать все раз­ре­шен­ные за­ко­ном воз­мож­но­сти, что­бы об­ра­тить вни­ма­ние судьи на ка­жу­щи­е­ся им важ­ны­ми об­сто­я­тель­ства и воз­мож­ные ошиб­ки и на­ру­ше­ния. Но это де­ла­ет­ся толь­ко сей­час – спу­стя год по­сле вступ­ле­ния ре­ше­ния в си­лу. При­чем в та­кой ма­не­ре, что да­же невоз­мож­но столь об­щие об­ви­не­ния как-то про­ком­мен­ти­ро­вать и се­бя от них за­щи­тить».

Фо­то: Инна Мельникова.

В ПОИСКАХ СПРА­ВЕД­ЛИ­ВО­СТИ: пен­си­о­нер­ка Та­тья­на Мар­ки­на де­сять лет су­ди­лась и пы­та­лась до­ка­зать свою право­ту, од­на­ко ей это так и не уда­лось.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.