«Who is mister Soini?»

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ВЫБОРЫ - Алек­сей Та­ба­ков

Пер­вые вы­бо­ры в пар­ла­мент про­шли в Фин­лянд­ской рес­пуб­ли­ке в 1907 го­ду. Ны­неш­ние – 36-е по сче­ту, и рекордные по ко­ли­че­ству за­ин­те­ре­со­вав­ши­ми­ся ими жур­на­ли­стов. Наш кор­ре­спон­дент по­бы­вал на ме­ро­при­я­ти­ях для прес­сы.

– За­бав­но здесь об­ще­ние с прес­сой про­ис­хо­дит. Неформально так, по до­маш­не­му.

– И не го­во­ри­те, вот был я в Шве­ции, так там от­дель­ная три­бу­на и во­про­сы стро­го по оче­ре­ди.

– О, ты и в Шве­ции вы­бо­ры осве­ща­ла? Я, кста­ти, из га­зе­ты «Но­во­сти Хель­син­ки», а ты?

– Я из Зе­ле­ной Ли­ги. Из­би­ра­юсь.

До­маш­няя об­ста­нов­ка – до­маш­ней об­ста­нов­кой, но все же. Уга­дать в жен­щине, ко­то­рая скром­но стоя в угол­ке, что-то за­пи­сы­ва­ла в блок­нот, вид­ное ли­цо пар­тии бы­ло нелег­ко. Впро­чем, для неис­ку­шен­но­го зри­те­ля об­ще­ние че­ло­ве­ка и по­ли­ти­ка в Фин­лян­дии вы­гля­дит необыч­но. На­чать хо­тя бы с то­го, что един­ствен­ным пре­пят­стви­ем в зал, пол­ный по­ли­ти­че­ской эли­ты, бу­ду­щей и, воз­мож­но, ухо­дя­щей, бы­ла рам­ка ме­тал­ло­ис­ка­те­ля и прось­ба вы­ло­жить из кар­ма­нов клю­чи. Ни­ка­ких трех­ча­со­вых под­го­то­вок к за­пус­ку жур­на­ли­стов к цен­ным те­лам, недоб­ро ко­ся­щей­ся охра­ны или пи­ща­щих ска­не­ров. Да­же сли­че­ние фо­то­гра­фии с вла­дель­цем про­изо­шло все­го один раз.

Ну, хо­тя бы ко­ли­че­ство со­про­вож­да­ю­щих по­мощ­ни­ков не под­ка­ча­ло:

– Вам на­ле­во, к лест­ни­це, – улы­бал­ся пер­вый.

– Доб­рое ут­ро, вниз по сту­пень­кам, – доб­ро­же­ла­тель­но ки­вал вто­рой

А тре­тий про­сто всплес­ки­вал ру­ка­ми, ра­ду­юсь, что вы еще не за­блу­ди­лись.

На ча­сах пол­де­вя­то­го, а зал, где про­хо­дит встреча огор­ча­ю­щее пуст. Лишь в уг­лу уме­ло мас­ки­ру­ет­ся под кол­ле­гу-жур­на­лист­ку пред­ста­ви­тель­ни­ца пар­тии «зе­ле­ных», да на­сто­ро­жен­но на­блю­да­ет из­за под­но­са с фрук­та­ми опе­ра­тор из Ки­тая.

«– Кан­ди­да­ты немно­го за­дер­жи­ва­ют­ся, – из­ви­ня­ют­ся ор­га­ни­за­то­ры, – по­ка мо­же­те по­го­во­рить с… Он пред­став­ля­ет цен­траль­ную пар­тию.»

По­во­ра­чи­ва­ем­ся в ука­зан­ном на­прав­ле­нии и на­блю­да­ем, как пред­ста­ви­тель од­ной из силь­ней­ших пар­тий, вне­зап­но по­явил­ся за од­ним из сто­лов. За­дум­чи­во ку­сая бу­тер­брод, он де­лит­ся с под­сев­ши­ми жур­на­ли­ста­ми сво­и­ми пла­на­ми на бу­ду­щее. Пла­ны до­ста­точ­но мрач­ные:

«– Ско­рее все­го «Ис­тин­ные фин­ны» по­бе­дят на этих вы- бо­рах, зна­чит, нам при­дет­ся с ни­ми со­труд­ни­чать.»

А де­лать это бу­дет нелег­ко. Слиш­ком уж раз­нят­ся их взгля­ды на при­вле­че­ние ин­ве­сти­ций. Цен­три­сты ждут при­ток де­нег от ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, ко­то­рый от­кры­ва­ют ино­стран­ные пред­при­ни­ма­те­ли. «Ис­тин­ные фин­ны» же от­но­сят­ся к по­след­ним, мяг­ко го­во­ря, на­сто­ро­жен­но. Как, на­вер­ное, и их сто­рон­ни­ки.

«Слиш­ком мно­го воз­мож­но­стей да­ла им прес­са,» – пе­ня­ет бу­ду­щий за­ко­но­да­тель.

По­ти­хонь­ку зал на­пол­ня­ет­ся. Воз­ни­ка­ют пред­ста­ви­те­ли пар­тий, при­хо­дит все боль­ше и боль­ше жур­на­ли­стов. Кста­ти, прес­са ис­клю­чи­тель­но ин­тер­на­ци­о­наль­на – Ки­тай, Рос­сия, Гре­ция, Пор­ту­га­лия, Че­хия… прак­ти­че­ски весь ми­ро­вой спи­сок.

«Я сам из Бар­се­ло­ны, – со­об­ща­ет один из фо­то­гра­фов, ап­пе­тит­но ку­сая яб­ло­ко, – но сей­час ра­бо­таю на од­ну эс­тон- скую га­зе­ту. Они то ме­ня сю­да и от­пра­ви­ли.»

Ес­ли углу­бить­ся в ко­ри­до­ры зда­ния, то на­ткнешь­ся на ком­па­нии кол­лег из Ки­тая. Те пы­та­ют­ся на ско­рую ру­ку разо­брать­ся с по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции в Фин­лян­дии: то ли здесь три глав­ные пар­тии, то ли две, и ка­кая меж­ду ни­ми раз­ни­ца. Она, кста­ти, неопыт­но­му че­ло­ве­ку вид­на с тру­дом.

А по­ли­ти­ки все со­кру­ша­ют­ся:

«– Про­тестные вы­бо­ры, что и го­во­рить. Осо­бен­но, ко­гда лю­ди пе­ре­ста­ли ви­деть раз­ни­цу меж­ду ве­ду­щи­ми пар­ти­я­ми».

Роль ге­роя дня иг­ра­ет, ко­неч­но же, пред­ста­ви­тель Ис­тин­ных Фин­нов. Все ме­ста ря­дом с ним за­ня­ты, тя­нут­ся дик­то­фо­ны, ма­я­чат ря­дом сра­зу несколь­ко те­ле­ка­мер. По­ли­тик, по­хо­же, на­сла­жда­ет­ся по­доб­ным вни­ма­ни­ем: по­жи­ма­ет ру­ки, шу­тит, раз­да­ет ви­зит­ки и рас­суж­да­ет:

«– Вот, вы го­во­ри­те, что мы – пра­вая пар­тия. Они в Фин- лян­дии су­ще­ству­ют, но здесь кон­крет­но их нет. Хо­тя, по боль­шин­ству во­про­сов мы ско­рее цен­три­сты. А сколь­ко нас об­ви­ня­ли в по­пу­лиз­ме! Зна­е­те, так и есть, ес­ли по­пу­лизм от сло­ва по­пу­ляр­ность. Вот Оба­ма – по­пу­лист. По­че­му это мы долж­ны пла­тить за сту­ден­тов, ко­то­рые при­ез­жа­ют из Ки­тая или Рос­сии? Ведь они по­том уедут об­рат­но в свои стра­ны!»

Во­прос: «Who is mister Soini?» зву­чит ми­ни­мум раз в пол­ча­са. Каж­дый раз пред­ста­ви­тель улы­ба­ет­ся и на­чи­на­ет вдох­нов­ле­но пе­ре­чис­лять: и стро­гий, и спра­вед­ли­вый, и та­лант­ли­вый, не из этих ва­ших бол­ту­нов. Ха­риз­ма­тич­ный, на­ко­нец.

По край­ней ме­ре, на сво­их сто­рон­ни­ков этой ха­риз­мы хва­та­ет с лих­вой.

«– Вот, смот­ри­те, в пят­ни­цу ми­стер Сой­ни ска­зал, что ско­ро еще од­ной стране Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за по­на­до­бит­ся по­мощь, – го­во­рит ора­тор и до­воль­но дол­го смот­рит ку­да то в по­то­лок –, а в по­не­дель­ник Пор­ту­га­лия так и де­ла­ет. И про Гре­цию он так же го­во­рил…»

В па­ре мет­ров от сто­ла Ис­тин­ных Фин­нов гру­стят пред­ста­ви­те­ли Хри­сти­ан­ских Де­мо­кра­тов и Зе­ле­ной Ли­ги. Лишь пе­ри­о­ди­че­ски от тол­пы ин­тер­вью­и­ру­ю­щих от­ка­лы­ва­ют­ся па­роч­ка че­ло­век и ле­ни­во бар­ра­жи­ру­ют в их сто­ро­ну. «Ма­лень­ким» пар­ти­ям при­хо­дит­ся нелег­ко, жур­на­ли­сты пы­та­ют­ся вы­жать сен­са­цию из «боль­ших» и их пра­вых оп­по­нен­тов, на осталь­ных вре­ме­ни прак­ти­че­ски не оста­ет­ся. За­бо­та о си­рых и убо­гих, борь­ба за чи­сто­ту го­ро­да и на­хож­де­ние от­ве­тов на все жиз­нен­ные невзго­ды в биб­лии, это все очень по­лез­но, но на первую по­ло­су не по­ста­вишь.

Си­ту­а­ция сло­жи­лась ин­те­рес­ная: Ис­тин­ные фин­ны прой­дут в пар­ла­мент, и всем осталь­ным при­дет­ся с ни­ми со­труд­ни­чать. По­это­му «боль­шие» пар­тии с од­ной сто­ро­ны пы­та­ют­ся по­ка­зать из­би­ра­те­лям, что ни­че­го про­тив им­ми­гра­ции или по­мо­щи со­се­дям по Ев­ро­со­ю­зу не име­ют, а с дру­гой пы­та­ют­ся не сжечь мо­стов с бу­ду­щи­ми кол­ле­га­ми.

Эта встреча про­дли­лась чуть боль­ше по­лу­то­ра ча­сов, но сут­ки спу­стя все жур­на­ли­сты встре­ти­лись вновь. Уже на пред­вы­бор­ной но­чи. Ко­то­рая на­ча­лась ча­сов в шесть, ко­гда спе­ци­аль­но на­ня­тый ав­то­бус до­ста­вил ино­стран­ных жур­на­ли­стов к зна­ко­мо­му зда­нию ми­ни-пар­ла­мен­та. Без­опас­ность несколь­ко уси­ли­лась до­пол­ни­тель­ной про­вер­кой спис­ков.

Сле­дить за пря­мой транс­ля­ци­ей вы­бо­ров пред­ла­га­лось с по­мо­щью огром­ных экра­нов и при­ем­ни­ка-пе­ре­вод­чи­ка. Несколь­ко дю­жин ре­пор­те­ров, не успев­ших вы­учить фин­ский язык, тщет­но пы­та­лись вы­удить нуж­ную ча­сто­ту, мор­щи­лись от по­ту­сто­рон­них хри­пов-по­мех и об­суж­да­ли, по­че­му у пе­ре­вод­чи­ка на зад­нем плане слы­шен звук ре­сто­ра­на. Ре­сто­ран, кста­ти, об­на­ру­жил­ся за неза­мет­ным про­емом и сра­зу же увлек к се­бе че­ло­век трид­цать. Где они и оста­лись до де­вя­ти ча­сов, ко­гда на­ча­ли по­сту­пать пред­ва­ри­тель­ные ито­ги. И, по­ка за­клю­ча­лись па­ри, гла­вы пар­тий нерв­но пе­ре­ми­на­лись с экра­нов, пе­ри­о­ди­че­ски за­яв­ляя, как они ра­дост­но взвол­но­ва­ны, ни­чуть не бес­по­ко­ят­ся, и раз в трид­цать се­кунд вы­да­вая яв­но не ис­крен­нюю улыб­ку.

Де­сять ми­нут спу­стя ми­стер Сой­ни празд­но­вал по­бе­ду под ап­ло­дис­мен­ты сто­рон­ни­ков, а пред­ста­ви­тель «зе­ле­ных» мрач­но пред­ла­га­ла до­ждать­ся окон­ча­тель­ных ито­гов.

Пред­вы­бор­ная аги­та­ция в Хель­син­ки, фо­то ав­то­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.