Бо­лезнь по рас­пи­са­нию

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ЗДОРОВЬЕ - И.Т. «Но­во­сти Хель­син­ки»

Ме­ди­цин­ское­об­слу­жи­ва­ние в Фин­лян­дии несколь­ко непри­выч­но для рос­си­я­ни­на. Во­пер­вых, го­су­дар­ствен­ные и част­ные кли­ни­ки по «внеш­не­му ви­ду» не осо­бо от­ли­ча­ют­ся.

Чи­сто, удоб­но, ком­форт­но для по­се­ти­те­лей – есть, где по­си­деть, жур­на­лы по­чи­тать. Но не бо­лее. Ни­ка­ких те­бе «из­ли­шеств» в ви­де су­пер-мо­де­лей на ре­сепшн, фон­та­нов, неогра­ни­чен­но­го бес­плат­но­го ко­фе по «кар­точ­ке кли­ен­та», ар­фи­сток, охран­ни­ков в до­ро­гих пи­джа­ках… Един­ствен­ное – но су­ще­ствен­ное!- от­ли­чие: на при­ем к частному вра­чу мож­но по­пасть сра­зу, но за день­ги – от 50 до 120 ев­ро за ви­зит. В го­су­дар­ствен­ной счет – 10-12 ев­ро – при­шлют по­том на дом. Но и к док­то­ру про­бьешь­ся неде­ли че­рез три.

Са­ми вра­чи, впро­чем, уве­ря­ют, что «сроч­ные слу­чаи» при­ни­ма­ют немед­лен­но. Но это во­все не факт. Вот, на­при­мер, ре­аль­ная ис­то­рия, про­изо­шед­шая пол­го­да на­зад.

–« Как-то утром я по­лез­ла на ан­тре­соль – что­то по­тре­бо­ва­лось от­ту­да до­стать, – рас­ска­зы­ва­ет быв­шая рос­си­ян­ка, а ныне граж­дан­ка Фин­лян­дии. – По­до­дви­ну­ла «кру­тя­ще­е­ся крес­ло», по­тя­ну­лась за ве­ща­ми. И тут крес­ло по­до мной по­еха­ло, ан­тре­соль со всем со­дер­жи­мым от сте­ны ото­рва­лась, и все это упа­ло на ме­ня. На­вер­ное, я на ка­кое-то вре­мя по­те­ря­ла со­зна­ние. Оч­ну­лась – все в кро­ви. Вы­ка­раб­ка­лась из-под ан­тре­со­ли, по­бре­ла в ван­ную. Смот­рю в зер­ка­ло. Вме­сто но­са – ды­ра, оскол­ки ко­стей впе­ре­меж­ку с кро­вью. Един­ствен­ное, что я смог­ла – это ка­кие-то спор­тив­ные шта­ны на­це­пить, а то я в од­ном ха­ла­те бы­ла. Зво­ню в «ско­рую», объ­яс­няю си­ту­а­цию. Мне там от­ве­ча­ют: « А где вы жи­ве­те? Ах, неда­ле­ко от Мал­ми? Ну, так у вас гос­пи­таль ря­дом – иди­те ту­да.» Я им объ­яс­няю, что кро­вью за­ли­ва­юсь. Но они все то же по­вто­ря­ют.

По­нят­но, что ни на об­ще­ствен­ном транс­пор­те, ни пеш­ком я в та­ком со­сто­я­нии ни­ку­да не дой­ду. Зво­ню му­жу. Он в это вре­мя в дру­гом го­ро­де на­хо­дил­ся. Все бро­сил, по­ехал на ма­шине до­мой. Все со­рок ми­нут, что он гнал до­мой, я толь­ко кро­ва­вые по­ло­тен­ца ме­ня­ла.

При­ез­жа­ем в гос­пи­таль. Си­дим в оче­ре­ди. Впе­ре­ди сто­я­щие ба­буш­ки ре­ги­стра­тор­ше про свое дав­ле­ние рас­ска­зы­ва­ют, ка­ких-то раз­би­тых пья­ных в сроч­ном по­ряд­ке осмат­ри­ва­ют. Муж не вы­дер­жал, схва­тил ка­ко­го-то вра­ча и за­ста­вил ме­ня осмот­реть. Тот го­во­рит: «А вы зна­е­те, мы здесь та­ких опе­ра­ций не де­ла­ем. Ез­жай­те ту­да-то. Вам, мо­жет, еще сал­фе­ток дать?»

Мы то­гда в Хель­син­ки толь­ко что пе­ре­еха­ли, го­род не зна­ем, на­ви­га­то­ра нет. Ре­ги­стра­тор­ша нам «по­мог­ла», сде­лав рас­пе­чат­ку с кар­ты. Лад­но, вы­зва­ли так­си­ста, едем за ним. При­ез­жа­ем в дру­гую кли­ни­ку, опять в оче­ре­ди си­дим. Прав­да, ко­гда до ме­ня она, на­ко­нец, до­шла, сра­зу на опе­ра­цию взя­ли. Пе­ред тем, как нар­коз дать, все рас­спра­ши­ва­ли: что я ела се­го­дня, ка­кие ле­кар­ства при­ни­ма­ла, чем бо­лею… А я кро­вью за­хле­бы­ва­юсь, толь­ко буль­каю и ска­зать ни­че­го не мо­гу. Они по­че­му-то ре­ши­ли, что я фин­ско­го не знаю.

По­то­му что, ко­гда я оч­ну­лась, врач ме­ня спра­ши­ва­ет: «Ну, как де­ла?» Я по-фин­ски от­ве­чаю «Нор­маль­но». Он уди­вил­ся: « О, боль­ная по­сле нар­ко­за по­фин­ски за­го­во­ри­ла!»

В об­щем, в боль­ни­це я неде­лю про­ле­жа­ла. Ни­че­го не хо­чу ска­зать – об­слу­жи­ва­ние хо­ро­шее, пер­со­нал вни­ма­тель­ный. Да­же бо­лее то­го. Каж­дое ут­ро у ме­ня пе­ред кро­ва­тью вы­стра­и­ва­лись мед­сест­ры из но­вой сме­ны. Пред­став­ля­лись: « Ме­ня Ма­арит зо­вут, ме­ня Та­рья...Ес­ли вам что нуж­но – немед­лен­но вы­зы­вай­те». По­жа­луй, един­ствен­ная пре­тен­зия. Мож­но бы­ло сра­зу же сде­лать и пла­сти­че­скую опе­ра­цию за го­су­дар­ствен­ный, так ска­зать, счет. Но кон­си­ли­ум, ко­то­рый этот во­прос ре­шал, со­сто­ял из трех вра­чей – жен­щи­ны и двух муж­чин. Жен­щи­на на­ста­и­ва­ла на пла­сти­ке. А мужчины воз­ра­жа­ли: «Да лад­но, она и так кра­си­вая!». Так что те­перь при­дет­ся че­рез ка­кое-то вре­мя эту опе­ра­цию за свой счет де­лать».

И та­ких ис­то­рий мас­са. Не знаю, мож­но ли их на­звать смеш­ны­ми? На­при­мер, ко­гда у че­ло­ве­ка, ги­пер­то­ни­ей не стра­да­ю­ще­го, вне­зап­но под­ня­лось дав­ле­ние до кри­ти­че­ских – лич­но для него – от­ме­ток? А ре­ги­стра­тор­ша пред­ло­жи­ла ему за­пи­сать его на при­ем к мед­сест­ре – че­рез пять дней! – что­бы та из­ме­ри­ла ему дав­ле­ние.

В Рос­сии в та­ких слу­ча­ях все-та­ки де­ла­ют по­ни­жа­ю­щий дав­ле­ние укол, в край­нем слу­чае – таб­лет­ку, ивы­пи­сы­ва­ют­боль­нич­ный. В Фин­лян­дии, при­зна­ют­ся са­ми вра­чи, боль­нич­ный с та­ким ди­а­гно­зом мож­но по­лу­чить лишь то­гда, ко­гда по­став­лен офи­ци­аль­ный ди­а­гноз – ги­пер­то­ни­че­ская бо­лезнь. А для это­го нуж­но как ми­ни­мум несколь­ко ме­ся­це­вхо­дитьк­мед­сест­ре из­ме­рять дав­ле­ние. И оно долж­но быть все это вре­мя по­вы­шен­ным. При­чем яв­но кри­ти­че­ски. По­то­му что упо­мя­ну­то­му че­ло­ве­ку, на­при­мер, ска­за­ли: « Да, дав­ле­ние у вас вы­со­кое. Но это не слиш­ком опас­но для жиз­ни.»

Или, еще при­мер. Де­ло про­ис­хо­ди­ло в пе­ри­од вспыш­ки сви­но­го грип­па. У боль­но­го тем­пе­ра­ту­ра 39,5. Ни­ка­кой врач в та­ком слу­чае тут на дом не при­хо­дит. Нуж­но одеться (зи­мой в мо­роз) и ид­ти в по­ли­кли­ни­ку са­мо­му. При­чем си­деть в оче­ре­ди, каш­ляя, смор­ка­ясь и рас­про­стра­няя ви­ру­сы на всех окру­жа­ю­щих. Этот за­бо­лев­ший ре­шил пой­ти в част­ный ме­ди­цин­ский центр – в семь ча­сов ве­че­ра го­су­дар­ствен­ные бы­ли уже за­кры­ты. За­пла­тил 60 ев­ро за ви­зит. Врач да­же не стал про­ве­рять тем­пе­ра­ту­ру и па­ци­ен­та осмат­ри­вать. «Я и так ви­жу, что это сви­ной грипп. Вот вам ре­цепт на «Та­ми­флю». Пить пять дней». По­след­нее, впро­чем, и так бы­ло яс­но из ко­ли­че­ства таб­ле­ток в упа­ков­ке.

А уль­тра­звук? В го­су­дар­ствен­ных ме­ди­цин­ских цен­трах жи­те­лям Фин­лян­дии его де­ла­ют бес­плат­но. Но это ис­сле­до­ва­ние мож­но прой­ти лишь ме­ся­ца че­рез 2-3. (В част­ной кли­ни­ке – быст­рее, прав­да, за 150 ев­ро и до­ро­же – в за­ви­си­мо­сти от слож­но­сти си­ту­а­ции.)

Врач мо­жет по­пасть­ся лю­бой на­ци­о­наль­но­сти, но на ан­глий­ском язы­ке го­во­рят все.

В пер­вый раз к па­ци­ен­ту из Рос­сии от­нес­лись вни­ма­тель­но. Нуж­но бы­ло про­ве­рить, нет ли ре­ци­ди­ва по­сле опе­ра­ции, про­ве­ден­ной несколь­ко лет на­зад. Спе­ци­а­лист по уль­тра­зву­ку пред­ста­вил­ся, про­вел об­сле­до­ва­ние, со­об­щил, что сей­час все хо­ро­шо. «Но ес­ли вдруг что-то нач­нет бес­по­ко­ить, не стес­няй­тесь, сра­зу же об­ра­щай­тесь ко мне.» Ко­гда па­ци­ент при­шел на то же ис­сле­до­ва­ние че­рез год, от­но­ше­ние ста­ло про­хлад­нее. Вы­ра­жа­лось это так. В на­зна­чен­ное вре­мя тот же врач вы­шел из ка­би­не­та, осмот­рел пу­стой ко­ри­дор (кро­ме это­го «боль­но­го» ни­ко­го не бы­ло), по­ка­чал­ся на та­поч­ках, и опять ушел в ка­би­нет.

И так ра­за три. Про­шло бо­лее ча­са, ко­гда че­ло­ве­ка, на­ко­нец, при­гла­си­ли в ка­би­нет. Пред­став­лять­ся врач уже не стал. Про­це­ду­ру сде­лал, ска­зал, что все нор­маль­но. А по­том по­ин­те­ре­со­вал­ся: «Вас что-то бес­по­ко­ит? Нет? А че­го то­гда при­шли?» По его мне­нию, за­чем еще раз про­во­дить ис­сле­до­ва­ние, раз он в про­шлый раз не на­шел ни­че­го пло­хо­го?

Мож­но бы­ло, ко­неч­но, от­ве­тить, что и ди­а­гноз был нехо­ро­ший, и че­ло­век, по­это­му по­во­ду все-та­ки бес­по­ко­ит­ся, и что врач, в об­щем-то, зар­пла­ту по­лу­ча­ет за свою ра­бо­ту, и что, ка­кое ему, в прин­ци­пе, до это­го де­ло? Но за­чем?

«– Быст­рее все­го по­пасть ко вра­чу мож­но, на­вер­ное, толь­ко на­пив­шись пья­ным и упав пе­ред по­ли­цей­ским ав­то­мо­би­лем. Же­ла­тель­но, чуть-чуть «раз­бить­ся», что­бы «ос­но­ва­ние» бы­ло, – счи­та­ет про­жив­шая здесь бо­лее два­дца­ти быв­шая рос­си­ян­ка.

– Ко­гда та­ких «па­ци­ен­тов» при­во­зит по­ли­ция, их при­ни­ма­ют без оче­ре­ди. Са­ма не раз ви­де­ла. На­вер­ня­ка вра­чи не от­ка­жут­ся вы­слу­шать при этом и осталь­ные жа­ло­бы – ти­па бо­лей в серд­це, яз­вы же­луд­ка и так да­лее. Трез­вым па­ци­ен­там на это по­тре­бу­ет­ся 3-4 ча­са в гос­пи­та­ле или неде­ли три – до то­го, как на по­па­дешь на при­ем к участ­ко­во­му вра­чу.»

Не знаю, мож­но ли ей на сто про­цен­тов ве­рить? Но вот к на­шей со­сед­ке, ко­то­рую лич­но я ви­жу на ули­це ис­клю­чи­тель­но на ее пу­ти из «Ал­ко», «ско­рая» при­е­ха­ла ра­но утром. При­чем дверь вра­чи пе­ре­пу­та­ли, и сна­ча­ла по­зво­ни­ли нам. Пред­став­ля­е­те, что мы ис­пы­та­ли, от­крыв им спро­со­нья и уви­дев на по­ро­ге лю­дей с но­сил­ка­ми и в бе­лых ха­ла­тах!

А со­сед­ку в ито­ге за­бра­ли в боль­ни­цу. Ко­гда че­рез неде­лю вы­пу­сти­ли, от­ме­чать свое вы­здо­ров­ле­ние она на­ча­ла пря­мо на лест­ни­це, не дой­дя па­ру ша­гов до квар­ти­ры. Су­дя по все­му, ле­че­ние от при­стра­стия к спирт­но­му в за­да­чи этих вра­чей не вхо­ди­ло.

На­вер­ное, нуж­но про­сто фин­скую ме­ди­ци­ну при­нять как дан­ность. На­при­мер, то, что с тем же грип­пом по­лу­чишь боль­нич­ный мак­си­мум на три дня, а с ди­а­гно­зом «де­прес­сия» ме­ся­ца на два. При­чем ста­вить этот ди­а­гноз бу­дет от­нюдь не пси­хи­атр. Что, на­при­мер, важ­ные ле­кар­ства мож­но ку­пить толь­ко по ре­цеп­ту. Этот ре­цепт вы­пи­сы­ва­ет­ся неде­лю. При­чем по­втор­ный. «Пер­вич­ный» – как по­ве­зет по­пасть ко вра­чу. С дру­гой сто­ро­ны, фин­ское го­су­дар­ство пол­но­стью опла­чи­ва­ет жиз­нен­но важ­ные и очень до­ро­гие ле­кар­ства.

На­при­мер, мо­ло­до­му фин­ну, всю жизнь про­жив­ше­му с ро­ди­те­ля­ми в Аме­ри­ке и при­е­хав­ше­му сю­да на ПМЖ все­го пол­го­да на­зад, в ап­те­ке бес­плат­но вы­да­ет­ся ле­кар­ство от ге­мо­фи­лии. Це­на ме­сяч­ной упа­ков­ки – со­рок ты­сяч ев­ро.

Или, на­при­мер, что с лю­бы­ми бо­лез­ня­ми – будь то миг­рень, про­сту­да, ги­не­ко­ло­гия, кож­ная сыпь – нуж­но сна­ча­ла ид­ти к те­ра­пев­ту. И толь­ко ес­ли он не спра­вит­ся с про­бле­мой, по­лу­чишь назна­че­ние к уз­ко­му спе­ци­а­ли­сту. То есть ле­че­ние бо­лез­ни за­тя­нет­ся на­дол­го. По мне­нию мно­гих рос­си­ян, дол­гие го­ды жи­ву­щих в Фин­лян­дии, здесь луч­ше не бо­леть. Впро­чем, во всех осталь­ных стра­нах ми­ра, на­вер­ное, то­же.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.