«Чем боль­ше мы со­труд­ни­ча­ем, тем боль­ше узна­ем»

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБЩЕСТВО -

ГО меж­ду­на­род­ном опы­те ра­бо­ты рас­ска­зы­ва­ют по­ли­цей­ские Фин­лян­дии и Рос­сии Глав­ное по­ли­цей­ское управ­ле­ние Фин­лян­дии на­ча­ло ра­бо­ту в ян­ва­ре 2010 го­да. Его ос­нов­ны­ми за­да­ча­ми яв­ля­ют­ся: пла­ни­ро­ва­ние, раз­ра­бот­ка, кон­троль и ру­ко­вод­ство де­я­тель­но­стью по­ли­ции, от­вет­ствен­ность за то, что­бы для жи­те­лей Фин­лян­дии ка­че­ство об­слу­жи­ва­ния бы­ло оди­на­ко­во вы­со­ким – вне за­ви­си­мо­сти от ре­ги­о­на, при­ня­тие ре­ше­ний о со­труд­ни­че­стве меж­ду раз­лич­ны­ми от­де­ла­ми, рас­пре­де­ле­ние ре­сур­сов и мно­гое дру­гое.

На во­про­сы «Но­во­сти Хель­син­ки» от­ве­тил гла­ва Меж­ду­на­род­но­го от­де­ла Ка­ри Ран­та­ма.

де ва­ши со­труд­ни­ки ра­бо­та­ют боль­шую часть времени: в Фин­лян­дии или за ру­бе­жом? Это за­ви­сит от си­ту­а­ции. Как пра­ви­ло, в ме­сяц бы­ва­ет несколь­ко за­гра­нич­ных ко­ман­ди­ро­вок, в ос­нов­ном, в го­лов­ной офис Ев­ро­по­ла, то есть, в Ни­дер­лан­ды, а так же в дру­гие стра­ны Скан­ди­на­вии, Бал­ти­ки и Рос­сию. Сколь­ко че­ло­век в ва­шем от­де­ле? Вклю­чая ме­ня, семь. В Фин­лян­дии, кста­ти, на каж­до­го жи­те­ля при­хо­дит­ся мень­ше все­го по­ли­цей­ских: все­го 1,5 на 1000 че­ло­век.

А ка­ко­вы тре­бо­ва­ния к ва­шим со­труд­ни­кам? Они чем-то от­ли­ча­ют­ся от тре­бо­ва­ний к обыч­ным по­ли­цей­ским? И вы­ше ли у них зар­пла­та?

Преж­де все­го, они долж­ны иметь опыт по­ли­цей­ской ра­бо­ты. На­при­мер, Тер­хо Ра­у­а­ла, от­ве­ча­ю­щий у нас за со­труд­ни­че­ство, в том чис­ле, с Рос­си­ей, ра­бо­тал гла­вой от­де­ла рас­сле­до­ва­ний, по­том в Ин­тер­по­ле. На­ши спе­ци­а­ли­сты долж­ны быть экс­пер­та­ми во мно­гих об­ла­стях, в част­но­сти, иметь юри­ди­че­ское об­ра­зо­ва­ние. Ну и, ко­неч­но, вы­со­кие тре­бо­ва­ния к зна­нию язы­ков. В первую оче­редь, ан­глий­ско­го: как язы­ка меж­ду­на­род­но­го об­ще­ния, скан­ди­нав­ских язы­ков…чем боль­ше, тем луч­ше. Что ка­са­ет­ся зар­пла­ты, то это за­ви­сит от долж­но­сти и от от­вет­ствен­но­сти. Гла­ва от­де­ла рас­сле­до­ва­ний «внут­рен­них» по­ли­цей­ских от­де­лов, име­ю­щий в сво­ем под­чи­не­нии де­сят­ки че­ло­век, по­лу­ча­ет вы­со­кую зар­пла­ту. А, на­при­мер, сек­ре­та­ри, вы­пол­ня­ю­щие оди­на­ко­вую ра­бо­ту и в обыч­ном по­ли­цей­ском участ­ке, и в управ­ле­нии – прак­ти­че­ски оди­на­ко­вую.

Вы мо­же­те опи­сать свой обыч­ный ра­бо­чий день? Ко­гда на­чи­на­ет­ся, сколь­ко длит­ся? И что вы, в ос­нов­ном, де­ла­е­те?

Опять же за­ви­сит от си­ту­а­ции. Ес­ли я на­хо­жусь в Хель­син­ки, то, как пра­ви­ло, при­хо­жу на ра­бо­ту в во­семь утра. На­чи­на­ет­ся под­го­тов­ка к все­воз­мож­ным встре­чам – с пред­ста­ви­те­ля­ми из бю­ро рас­сле­до­ва­ний, сек­рет­ной по­ли­ции и так да­лее. И длит­ся он девять-де­сять ча­сов. Во вре­мя ко­ман­ди­ро­вок, ко­неч­но, боль­ше. На­при­мер, мо­жет на­чать­ся в шесть утра и за­кон­чить­ся в пол­ночь. На уровне управ­ле­ния мы ра­бо­та­ем, в ос­нов­ном, с до­ку­мен­та­ми. То есть мы не устра­и­ва­ем по­го­ни, за­са­ды, ни­ко­го не аре­сто­вы­ва­ем. Хо­тя, ес­ли ви­дим пре­ступ­ле­ние, то, как по­ли­цей­ские обя­за­ны его предот­вра­тить. Но ес­ли вдруг узна­ем о го­то­вя­щем­ся, со­об­ща­ем в обыч­ную по­ли­цию. В этом, кста­ти, од­но из от­ли­чий с Рос­си­ей. Там, ко­гда при­хо­дит за­прос о том, что разыс­ки­ва­е­мый пре­ступ­ник на­хо­дит­ся у них на тер­ри­то- рии, со­труд­ни­ки Ин­тер­по­ла мо­гут сесть в ма­ши­ну и при­е­хать его аре­сто­вы­вать. В Фин­лян­дии эта ин­фор­ма­ция опять же пе­ре­да­ет­ся обыч­ной по­ли­ции, и уже та вы­пол­ня­ет за­прос.

На­вер­ное, од­ной из за­дач лю­бо­го меж­ду­на­род­но­го от­де­ла яв­ля­ет­ся об­мен опы­том. Вы уже ис­поль­зу­е­те в ра­бо­те фин­ской по­ли­ции ка­кие ли­бо до­сти­же­ния дру­гих стран Ев­ро­со­ю­за? Или Рос­сии?

Ко­неч­но, од­но­му все­гда труд­нее ре­шить ка­кую-ли­бо за­да­чу. Ты си­дишь в Фин­лян­дии и ду­ма­ешь: «Ну как бы это сде­лать?» А, на­при­мер, в Ис­па­нии (Ита­лии, Фран­ции и так да­лее) по­ли­цей­ские уже при­ду­ма­ли. И да­же про­ве­ри­ли на прак­ти­ке. По­это­му, чем боль­ше мы со­труд­ни­ча­ем, тем боль­ше узна­ем. Что ка­са­ет­ся Рос­сии, то, бе­з­услов­но, в том, что ка­са­ет­ся борь­бы с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью в сфе­ре тор­гов­ли нар­ко­ти­ка­ми, то у нее очень боль­шой опыт. И в борь­бе с тер­ро­риз­мом то­же.

Ка­ко­ва спе­ци­фи­ка меж­ду­на­род­ных пре­ступ­ле­ний меж­ду Рос­си­ей и Фин­лян­ди­ей? Что пре­ва­ли­ру­ет?

В первую оче­редь, ко­неч­но, тор­гов­ля нар­ко­ти­ка­ми. При­чем в Фин­лян­дию (и че­рез Фин­лян­дию) ве­зут все боль­ше син­те­ти­че­ские нар­ко­ти­ки, а из Фин­лян­дии в Рос­сию и даль­ше ге­ро­ин и ему по­доб­ные ве­ще­ства. Или, на­при­мер, день­ги, «за­ра­бо­тан­ные» в Рос­сии, от­мы­ва­ют в Фин­лян­дии и на­обо­рот (в част­но­сти, ин­ве­сти­руя их в недви­жи­мость). Ну а, в об­щем, мо­гут быть лю­бые пре­ступ­ле­ния: и двой­ная бух­гал­те­рия, и контрабанда, и убий­ства, и мо­шен­ни­че­ства…

Как ча­сто со­труд­ни­ки ва­ше­го от­де­ла бы­ва­ют в Рос­сии? И в ка­ких го­ро­дах? Что, вас, как по­ли­цей­ских там боль­ше все­го по­ра­жа­ет? И что­бы вы мог­ли по­со­ве­то­вать из­ме­нить?

Несколь­ко раз в год. В ос­нов­ном, в Ка­ре­лии, Санкт-Пе­тер­бур­ге и Москве. Ко­неч­но, шо­ки­ру­ет дви­же­ние на ули­цах. В круп­ных го­ро­дах ма­ши­ны едут, меж­ду ни­ми лю­ди ла­ви­ру­ют, пе­ре­хо­дя до­ро­гу, ни­кто ни­ко­го не про­пус­ка­ет…Ну, и ко­неч­но, мно­го­люд­ность и проб­ки. Ехать при­хо­дить­ся по несколь­ку ча­сов. А на­счет со­ве­тов…Труд­ный во­прос… Рос­сий­ские по­ли­цей­ские име­ют при­чи­ны ра­бо­тать так, как они это де­ла­ют.

В еже­год­ном по­ли­цей­ском от­че­те за про­шлый год го­во­рит­ся об угро­зе со сто­ро­ны «рус­ско­языч­но­го кри­ми­на­ли­те­та», и о том, что «эту про­бле­му необ­хо­ди­мо ре­шить». Уже уда­лось это сде­лать?

По­ка нет. Но речь идет во­все не о жи­те­лях Рос­сии с уго­лов­ны­ми на­клон­но­стя­ми, а обо всех рус­ско­го­во­ря­щих. Они мо­гут быть как из все­го быв­ше­го СССР, так и из мно­гих дру­гих стран ми­ра.

А как вы от­но­си­тесь к без­ви­зо­во­му ре­жи­му меж­ду Фин­лян­ди­ей и Рос­си­ей?

Мы долж­ны быть го­то­вы к это­му. Де­ло не толь­ко в том, что ту­да и об­рат­но мо­гут на­чать ез­дить пре­ступ­ни­ки с обе­их сто­рон. Про­сто зна­чи­тель­но уве­ли­чит­ся по­ток лю­дей. Ес­ли толь­ко по ви­зам в Фин­лян­дию в этом го­ду при­е­ха­ло око­ло мил­ли­о­на лю­дей из Рос­сии, то, ес­ли она бу­дет не нуж­на, это чис­ло ста­нет еще боль­ше. И из Фин­лян­дии боль­ше лю­дей по­едет пу­те­ше­ство­вать. А это зна­чит, что мо­жет быть боль­ше чис­ло, на­при­мер, несчаст­ных слу­ча­ев. И, ес­ли че­ло­век по­па­дет в боль­ни­цу (финн в Рос­сии или рус­ский в Фин­лян­дии) там дол­жен быть преду­смот­рен пер­со­нал, го­во­ря­щий на со­от­вет­ству­ю­щих язы­ках. Это толь­ко один при­мер. По­это­му все пред­ста­ви­те­ли вла­стей раз­ра­ба­ты­ва­ют со­от­вет­ству­ю­щие ме­ры.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.