И лас­ко­вый и ди­кий зверь

«Кош­ки – за­га­доч­ные со­зда­ния. В их го­ло­ве про­ис­хо­дит го­раз­до боль­ше то­го, о чем мы до­га­ды­ва­ем­ся» Валь­тер Скотт

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБЩЕСТВО - Ма­ри­на Аал­то

Мы меч­та­ли, меч­та­ли о ма­лень­ком ко­те­ноч­ке и, на­ко­нец, ре­ши­лись. За­г­ля­нув на russian.fi, я сра­зу на­шла объ­яв­ле­ние « от­да­ем ко­тят…» Ко­те­но­чек на фо­то мне очень по­нра­вил­ся, имен­но, та­ко­го я и хо­те­ла: се­рень­ко­го, по­ло­са­тень­ко­го, бес­по­род­но­го. Ока­за­лось, что ко­тя­та ро­ди­лись в Сей­най­о­ки, то есть, по­чти в 400 ки­ло­мет­рах от Хель­син­ки , но хо­зя­ин по­обе­щал сам раз­во­зить их по ад­ре­сам.

Че­рез пол­то­ра ме­ся­ца позд­но ве­че­ром при­вез­ли на­ше­го ко­ти­ка. Мы ра­дост­но во­зи­лись с на­шей ко­со­ла­пой оча­ро­ваш­кой и ре­ши­ли, что ему очень под­хо­дит имя Ми­ша.

Ко­гда уже со­би­ра­лись спать, вдруг по­явил­ся Ми­шин хо­зя­ин с дву­мя его сест­ри­ца­ми и по­про­сил оста­вить и их пе­ре­но­че­вать, по­обе­щав, что утром их за­бе­рут но­вые хо­зя­е­ва. Мы, ко­неч­но, со­гла­си­лись, не та­щить же их об­рат­но в Сей­най­о­ки. Ко­тя­та свер­ну­лись в один клу­бо­чек и за­сну­ли межу на­ши­ми по­душ­ка­ми. Тро­и­ца ока­за­лась очень друж­ной и ве­се­лой. Ели из од­ной мис­ки, все вме­сте иг­ра­ли, вме­сте укла­ды­ва­лись спать. Се­ст­ры, ко­неч­но, ино­гда за­ди­ра­ли бра­тиш­ку. На­при­мер, он си­дит в угол­ке и иг­ра­ет в мя­чик, тут же под­ска­ки­ва­ет од­на из се­стер, вы­хва­ты­ва­ет мя­чик и убе­га­ет, а наш Ми­шень­ка удив­лен­но огля­ды­ва­ет­ся: «Ку­да пропала его иг­руш­ка?» И, не най­дя ее, на­чи­на­ет играть сво­им хво­сти­ком. Пря­мо жал­ко его бы­ло. Во­об­ще, он ка­зал­ся по срав­не­нию с сест­ра­ми ка­ким-то боль­шим, глу­по­ва­тым и неук­лю­жим. Ел и спал боль­ше всех, хо­тя вы­спать­ся они ему не да­ва­ли. Про­сы­па­лись рань­ше и на­чи­на­ли дер­гать за уши и за хвост, по­том вдво­ем его мы­ли, а он толь­ко ле­ни­во пе­ре­ва­ли­вал­ся с бо­ку на бок. Мы удив­ля­лись: «Ка­кой доб­ро­душ­ный ко­те­нок!»

Но че­рез ка­кие-то пол­ча­са мы по­ня­ли, что ошиб­лись. Ко­тя­та, как обыч­но, ка­кое­то вре­мя мир­но ели из од­ной мис­ки, а по­том две за­ди­ры ста­ли от­тал­ки­вать Ми­шу от еды. Сна­ча­ла он не ре­а­ги­ро­вал, но ко­гда его отес­ни­ли со­всем, он вдруг при­сел, оска­лил­ся и со ры­ча­ни­ем прыг­нул в мис­ку, а се­ст­ры раз­ле­те­лись по сто­ро­нам. Труд­но бы­ло ожи­дать та­кое ди­кое ры­ча­ние от се­рень­ко­го по­лу­то­ра­ме­сяч­но­го ко­моч­ка.

Весь день про­шел в ве­се­лой возне с ко­тя­та­ми и толь­ко к ве­че­ру мы опом­ни­лись: «А где же но­вые хо­зя­е­ва двух ко­ше­чек?». Не по­яви­лись они и на сле­ду­ю­щий день. Впер­вые у нас бы­ло три ко­тен­ка. Ко­неч­но, с ни­ми ин­те­рес­но и ве­се­ло … Но ко­гда же их за­бе­рут? Я по­зво­ни­ла их хо­зя­и­ну, те­ле­фон был от­клю­чен. По­яви­лась ка­кая-то тре­во­га: а вдруг за ни­ми ни­кто и не со­би­рал­ся при­ез­жать, сбаг­ри­ли нам ко­тят и все. Я про­дол­жа­ла зво­нить хохя­и­ну и на сле­ду­ю­щий день, но те­ле­фон был по-преж­не­му вы­клю­чен. Мы уже при­вык­ли к ко­тя­там, при­шлось дать име­на и сест­рам, на­зва­ли Дусь­ка и Нюсь­ка. Дусь­ка ока­за­лась са­мой ум­нень­кой: са­ма на­ча­ла хо­дить в туа­лет и петь пе­сен­ки под му­зы­ку те­ле­ви­зо­ра, Нюсь­ка ху­ли­ган­ка и дра­чу­нья, ну а наш Ми­шень­ка – неук­лю­жий глу­пы­ши­на, за­то лю­би­мый и род­ной. Та­кие они все хо­ро­шень­кие и смеш­ные, но оста­вить у се­бя трех ко­тят – это уже слиш­ком. На­до бы­ло что-то сроч­но ре­шать. По­зво­ни­ли в при­ют для жи­вот­ных, объ­яс­ни­ли всю си­ту­а­цию, а там спра­ши­ва­ют: «А за­чем вы

Как-то неда­ле­ко от до­ма на­шли мерт­во­го зай­ца. И все в один го­лос за­яви­ли, что кро­ме на­ше­го ко­та это­го сде­лать не мог ни­кто. Он, ко­неч­но, го­нял зай­цев, но что­бы до­гнать и за­драть – это уже слиш­ком! А со­се­ди ино­гда пы­та­лись про­све­тить нас: объ­яс­ня­ли ту­пым ино­стран­цам, что по за­ко­ну мы долж­ны гу­лять с ко­том на по­вод­ке…

их взя­ли?». Мы сно­ва и сно­ва несколь­ко раз все рас­ска­за­ли сна­ча­ла, а они в от­вет: «Не на­до бы­ло брать». Но ес­ли мы все­та­ки хо­тим от­дать ко­тят им, то долж­ны взять справ­ки у ве­те­ри­на­ра и сде­лать все необ­хо­ди­мые при­вив­ки. Н-даа, в 400 ев­ро нам это точ­но обой­дет­ся, я как-то не го­то­ва бы­ла пла­тить та­кую сум­му. При­дет­ся дать объ­яв­ле­ние и ждать….

Че­рез 4 дня хо­зя­ин по­зво­нил сам и по­обе­щал, что всех за­бе­рут к ве­че­ру. Ве­че­ром ко­тят увез­ли, ста­ло сра­зу как-то груст­но и пу­сто. Ми­ша спо­кой­нень­ко за­снул и от­сы­пал­ся по­чти сут­ки. По­сле это­го он быст­ро на­чал рас­ти и ум­неть. Мо­мен­таль­но на­учил­ся хо­дить в свой туа­лет, пря­мо по­лю­бил его. С едой то­же про­блем не бы­ло, ел как свой корм для ко­тят, так и со­ле­ные огур­цы, мар­ме­лад… Сло­вом, все, кро­ме цит­ру­со­вых. Рос очень лас­ко­вым и иг­ри­вым… По край­ней ме­ре, нам так ка­за­лось, по­ка к нам не при­шли го­сти. Наш оча­ро­ва­тель­ный ко­со­ла­пый Ми­шень­ка мо­мен­таль­но пре­вра­тил­ся в страшную зве­рю­гу: ши­пел, с ры­ча­ни­ем ки­дал­ся на на­ших зна­ко­мых. Мы пы­та­лись его успо­ко­ить, но ни­че­го не по­мо­га­ло. Го­сти ушли. Не знаю, что они по­ду­ма­ли, но яв­но бы­ли оби­же­ны. Ко­гда при­е­ха­ла на­ша те­тя, все по­вто­ри­лось:

«Утром я про­сы­па­юсь от ка­ко­го-то ме­тал­ли­че­ско­го скре­же­та, по­ду­ма­ла, что за­мок пи­лят (те­тя из Пе­тер­бур­га), от­кры­ла гла­за , а мне пря­мо в ли­цо ры­чит огром­ная оска­лен­ная пасть» – с ужа­сом рас­ска­зы- ва­ла те­тя. Он все­ми спо­со­ба­ми ста­рал­ся вы­жить те­тю из квар­ти­ры: ры­чал, ши­пел, ута­щил ее шап­ку и боль­шой пу­хо­вый пла­ток в свой туа­лет, по­рвал сум­ку. Мы на­де­я­лись, что это с воз­рас­том прой­дет. Но та же ис­то­рия по­вто­ри­лась по­сле при­ез­дом ма­мы. Ры­чал, ши­пел и да­же не да­вал с ней по­го­во­рить. Мы как-то вы­шли с ма­мой на ули­цу, я дер­жа­ла Ми­шень­ку на ру­ках и с ним раз­го­ва­ри­ва­ла, в этот мо­мент ма­ма по­вер­ну­лась ко мне и что-то спро­си­ла, Ми­ша, как пру­жи­на вы­вер­нул­ся в мо­их ру­ках и на­сту­чал ма­ме по го­ло­ве. С на­ми же он по-преж­не­му был очень лас­ко­вым.

По­ра бы­ло де­лать при­вив­ки, и мы по­вез­ли Ми­шу к ве­те­ри­на­ру. Пер­вый во­прос вра­ча был: «Сколь­ко вы за него за­пла­ти­ли?» Узнав, что ко­те­нок нам до­стал­ся да­ром, ска­зал, что он по­хож на ди­ко­го ко­та, по раз­ным при­зна­кам, хвост очень длин­ный, круг­лый на кон­це, ла­пы тол­стые, ки­сточ­ки на ушах и еще мно­го все­го… Да, ско­рее все­го ,врач ока­зал­ся прав. Там же мы его за­ре­ги­стри­ро­ва­ли, Ми­ша по­лу­чил пас­порт, в ко­то­ром ука­за­но имя – MISHA, день рож­де­ния, ре­ги­стра­ци­он­ный но­мер... Так он стал пол­но­прав­ным граж­да­ни­ном Фин­лян­дии.

В 4 ме­ся­ца Ми­ша впер­вые вы­ско­чил на ули­цу. Я бе­га­ла за ним, зва­ла, а он с удо­воль­стви­ем пол­зал по уши в снегу. С это­го дня его уже оста­но­вить бы­ло невоз­мож­но, в лю­бую по­го­ду он вы­ска­ки­вал на ули­цу, но­сил­ся по дво­рам, сво­и­ми воп­ля­ми со­би­рал стаи со­рок, ко­то­рые ора­ли вме­сте с ним, рас­тре­пан­ные пе­рья птиц ле­та­ли по со­сед­ским участ­кам. Сто­и­ло по­явить­ся собаке, от­ку­да ни возь­мись, бо­ком с ры­ча­ни­ем вы­ска­ки­ва­ло ма­лень­кое вздыб­лен­ное чу­до­ви­ще. Разо­гнал всех ко­тов, а с со­сед­ским ры­жим ру­гал­ся че­рез фор­точ­ку до тех пор, по­ка у то­го не вы­дер­жа­ли нер­вы, он вы­ско­чил на ули­цу и тут же по­ка­тил­ся се­ро-ры­жий ко­мок. Хо­зяй­ка бе­га­ла во­круг, но раз­нять их бы­ло невоз­мож­но, еле-еле из разо­гна­ли, разо­дран­ных и окро­вав­лен­ных. По­сле это­го ры­жий пе­ре­ехал. С на­ми же Ми­ша гу­лял без по­вод­ка (по­во­док на него на­деть бы­ло невоз­мож­но) спо­кой­но шел ря­дом, не об­ра­щая ни на ко­го вни­ма­ния, а со­ба­ки с хо­зя­е­ва­ми сво­ра­чи­ва­ли на дру­гие до­рож­ки.

Как-то неда­ле­ко от до­ма на­шли мерт­во­го зай­ца. И все в один го­лос за­яви­ли, что кро­ме на­ше­го ко­та это­го сде­лать не мог ни­кто. Он, ко­неч­но, го­нял зай­цев, но что­бы до­гнать и за­драть – это уже слиш­ком! Со­се­ди ино­гда пы­та­лись про­све­тить нас: объ­яс­ня­ли ту­пым ино­стран­цам, что по за­ко­ну мы долж­ны гу­лять с ко­том на по­вод­ке, но как удер­жать ко­та, ко­то­рый ле­зет из всех две­рей и фор­то­чек на ули­цу, не при­вя­зы­вать же его в квар­ти­ре. Вы­ру­чил нас бли­жай­ший со­сед (стар­ший по до­му), он всем за­явил, что наш Ми­шень­ка со­жрал всех мы­шей в окру­ге и те­перь они не за­бе­га­ют в квар­ти­ры. Со­се­ди при­слу­ша­лись, от нас от­ста­ли, и да­же ста­ли уго­щать его, а он ши­пит, ры­чит, но от еды не от­ка­зы­ва­ет­ся. Он и нам на зав­трак тас­ка­ет мы­шек, очень оби­жа­ет­ся, что мы их не едим, от­вер­нет­ся но­сом в угол и ни с кем не раз­го­ва­ри­ва­ет. Та­кой лас­ко­вый и неж­ный до­ма (за пол­то­ра го­да не испортил и не раз­бил ни од­ной ве­щи) по­че­му-то на ули­це он пре­вра­ща­ет­ся в ди­ко­го зве­ря.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.