Быть или не быть?

Нрав­ствен­ность ли­бо услов­на, ли­бо опла­чи­ва­ет­ся на ме­сте. (С. Лец)

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБЩЕСТВО -

Этот Гам­ле­тов­ский во­прос в ХХI ве­ке при­об­рел со­вер­шен­но но­вое зна­че­ние. Преж­де все­го, из-за раз­ви­тия ме­ди­цин­ских тех­но­ло­гий. И наи­боль­шие спо­ры в на­уч­ных, по­ли­ти­че­ских и об­ще­ствен­ных сфе­рах вы­зы­ва­ют две про­бле­мы: эв­та­на­зия и кло­ни­ро­ва­ние. Все­ми лю­би­мая Ви­ки­пе­дия да­ет сле­ду­ю­щее опре­де­ле­ние тер­ми­ну био'эти­ка (от др.греч. βιός – жизнь и ήθική – эти­ка, на­у­ка о нрав­ствен­но­сти) – учение о нрав­ствен­ной сто­роне де­я­тель­но­сти че­ло­ве­ка в ме­ди­цине и био­ло­гии. Как и лю­бое опре­де­ле­ние, где фи­гу­ри­ру­ет сло­во «нрав­ствен­ный» био­э­ти­ка все ни­как не мо­жет прий­ти к пол­но­му вза­и­мо­по­ни­ма­нию с об­ще­ством. А уж в та­кой де­ли­кат­ной и, что там го­во­рить, пу­га­ю­щей те­ме как ме­ди­ци­на де­ла об­сто­ят со­всем уж на­пря­жен­но. Тем боль­ше ра­бо­ты для вра­чей, юри­стов, го­су­дар­ства и жур­на­ли­стов. Имен­но по­след­ние и ста­но­вят­ся зве­ном, ко­то­рое свя­зы­ва­ет об­ще­ство, со­зда­ю­щее нрав­ствен­ную мо­раль и уче­ных, дви­га­ю­щих на­у­ку впе­ред. И это зве­но ре­ша­ет (по­рой кол­лек­тив­но, по­рой из-за лич­ных пред­по­чте­ний) как это по­дать. Тем не ме­нее, на за­ре су­ще­ство­ва­ния (1969 год) био­э­ти­ка огра­ни­чи­ва­лась кру­гом от­но­ше­ний «док­тор-па­ци­ент», вве­ден­ный аме­ри­кан­ским он­ко­ло­гом По­трем, счи­та­ю­ще­го, что стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ю­ща­я­ся ме­ди­ци­на от­кры­ва­ет воз­мож­но­сти, ко­то­рые спо­соб­ны силь­но по­ко­ле­бать устои лю­бо­го об­ще­ства. Спу­стя со­рок лет си­ту­а­ция толь­ко на­ка­ли­лась. На се­го­дняш­ний день био­э­ти­ка охва­ты­ва­ет де­сят­ки об­ла­стей и яв­ля­ет­ся при­чи­ной жар­ких де­ба­тов, раз­вер­нув­ших­ся от ка­би­не­тов се­на­то­ров до фо­ру­мах на он­лайн-играх.

«Прак­ти­ка пре­кра­ще­ния (или со­кра­ще­ния) жиз­ни че­ло­ве­ка, стра­да­ю­ще­го неиз­ле­чи­мым за­бо­ле­ва­ни­ем, ис­пы­ты­ва­ю­ще­го невы­но­си­мые стра­да­ния» (опять из Ви­ки­пе­дии).

Есть и бо­лее ко­рот­кое, но «силь­ное» опре­де­ле­ние – лег- кая смерть. В прин­ци­пе, че­ло­век мо­жет рас­по­ря­жать­ся сво­ей жиз­нью до­воль­но сво­бод­но. Ос­нов­ные сво­бо­ды проч­но за­креп­ле­ны в кон­сти­ту­ци­ях, за­щи­ща­ют­ся ты­ся­ча­ми пра­во­за­щит­ных ор­га­ни­за­ций, и по­кон­чить жизнь са­мо­убий­ством мо­жет лю­бой, на­брав­ший­ся до­ста­точ­но мужества. Или его ли­шив­ший­ся. Но при­став­ка «са­мо-» на­ме­ка­ет, что вы­пол­нять все при­дет­ся лич­но. Про­сить по­сто­рон­них бу­дет, по край­ней ме­ре, нелов­ко, да и за­кон не одоб­рит. Тем не ме­нее, для че­ло­ве­ка, рас­по­ря­жа­ю­ще­го­ся сво­им те­лом, сво­бо­да ухо­да из жиз­ни по соб­ствен­но­му же­ла­нию, неотъ­ем­ле­ма. Дру­гое де­ло, ко­гда че­ло­век из-за бо­лез­ни неспо­со­бен со­вер­шить вы­бор.

Эв­та­на­зия де­лит­ся на два ви­да: пас­сив­ная, ко­гда пре­кра­ща­ет­ся под­дер­жа­ние жиз­ни боль­но­го, и ак­тив­ная, под­ра­зу­ме­ва­ю­щая вве­де­ние уми­ра­ю­ще­му «ле­кар­ствен­ных» средств, ли­бо дру­гие дей­ствия, ко­то­рые вле­кут за со­бой быст­рую и без­бо­лез­нен­ную смерть.

С за­ко­но­да­тель­ной точ­ки зре­ния оба пу­ти яв­ля­ют­ся пре­ступ­ле­ни­ем, со­вер­шен­ным вра­чом. И, ес­ли пер­вый путь по­вле­чет об­ви­не­ния в неока­за­нии по­мо­щи, то вто­рой ста­нет убий­ством ( или же помощью в са­мо­убий­стве). С эти­че­ской точ­ки зре­ния вра­ча оста­нав­ли­ва­ет клят­ва Гип­по­кра­та, гла­ся­щая «не на­вре­ди». Прав­да, яв­ля­ет­ся ли «невред­ным» под­дер­жа­ние жиз­ни в че­ло­ве­ке ис­пы­ты­ва­ю­щем толь­ко стра­да­ния?

А уж сколь­ко ко­пий сло­ман­но по по­во­ду «жизнь есть бла­го и ни­кто не в пра­ве ее от­нять». И тут цер­ковь даст фо­ру лю­бым за­ко­но­про­ек­там. Осо­бен­но ко­гда па­ци­ент не в со­сто­я­нии вы­ска­зать свое ре­ше­ние и вы­бор оста­ет­ся за род­ствен­ни­ка­ми.

Тем не ме­нее, неко­то­рые стра­ны при­зна­ли пра­во сво­их граж­дан рас­по­ря­жать­ся сво­ей жиз­нью до кон­ца. Гол­лан­дия, Бель­гия, неко­то­рые шта­ты в США, Ав­стра­лия… Ис­то­рия раз­ви­ва­ет­ся по спи­ра­ли: до вто­рой ми­ро­вой вой­ны эв­та­на­зия (в том чис­ле и на­силь­ствен­ная) бы­ла обыч­ным яв­ле­ни­ем во мно­гих ев­ро­пей­ских стра­нах, но гу­ма­низм до­ста­точ­но чет­ко ука­зал на цен­ность че­ло­ве­че­ской жиз­ни и раз­го­во­ры на эту тему ста­ли свое­об­раз­ным та­бу. Се­го­дняш­няя куль­ту­ра, дав­шая

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.