До­ро­га в биз­нес

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБРАЗОВАНИЕ - Во­про­сы за­да­вал Алек­сей Та­ба­ков

Кто раз­би­ра­ет­ся в си­сте­ме об­ра­зо­ва­ния луч­ше, чем че­ло­век, ко­то­рый ра­бо­та­ет в этой об­ла­сти уже че­тыр­на­дца­тый год? Ritva Laakso-Manninen, ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор и пре­зи­дент од­но­го из кам­пу­сов уни­вер­си­те­та Ха­а­га-Хе­лиа, на­ча­ла ру­ко­во­дя­щую ка­рье­ру в 1999 го­ду и за это вре­мя успе­ла не толь­ко по­на­блю­дать, как из­ме­ня­ет­ся про­цесс об­ра­зо­ва­ния в Фин­лян­дии, но и при­нять в этих из­ме­не­ни­ях са­мое ак­тив­ное уча­стие. Имен­но по­это­му мы ре­ши­ли и по­го­во­рить с ней на тему: что, как и по­че­му ра­бо­та­ет в со­вре­мен­ном ВУ­Зе.

Сна­ча­ла во­прос, ко­то­рый вол­ну­ет не толь­ко сту­ден­тов и их ро­ди­те­лей, но да­же пар­ла­мен­та­ри­ев и ли­де­ров це­лых пар­тий – бес­плат­ное об­ра­зо­ва­ние это бла­го или недо­пу­сти­мая рос­кошь?

– С од­ной сто­ро­ны – это очень хо­ро­шо, что по­ка мы мо­жем пред­ло­жить бес­плат­ное обу­че­ние всем: как мест­ным жи­те- лям, так и ино­стран­цам. Од­на­ко я счи­таю, что ра­но или позд­но эта прак­ти­ка по­дой­дет к кон­цу.

–То есть ко­му-то при­дет­ся пла­тить?

По­ка мы рас­смат­ри­ва­ем ва­ри­ант, ко­гда че­ло­век мо­жет бес­плат­но по­лу­чить толь­ко од­но выс­шее об­ра­зо­ва­ние. По лю­бой из наших про­грамм, но все-та­ки од­но. Боль­шая часть фи­нан­си­ро­ва­ния идет из бюд­же­та, и не ду­маю, что на­ло­го­пла­тель­щи­ки в осо­бом вос­тор­ге от опла­ты вто­ро­го или тре­тье­го выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния ко­му бы то ни бы­ло. Се­год­ня у нас учат­ся де­сять с по­ло­ви­ной ты­сяч сту­ден­тов из 96 стран ми­ра. Мы со­дер­жим 6 кам­пу­сов и под­дер­жи­ва­ем связи с дву­мя сот­ня­ми дру­гих уни­вер­си­те­тов – не де­ше­вое удо­воль­ствие.

– Го­во­ря о фи­нан­си­ро­ва­нии – сколь­ко Ха­а­га-Хе­лиа по­лу­ча­ет от го­су­дар­ства?

– Око­ло 80 про­цен­тов всех средств вы­де­ля­ет­ся ми­ни­стер­ством об­ра­зо­ва­ния. Еще 20 мы за­ра­ба­ты­ва­ем са­мо­сто­я­тель­но. Во-пер­вых, мы пред­ла­га­ем обу­че­ние пер­со­на­ла частным компаниям, а, во­вто­рых, ак­тив­но за­ни­ма­ем­ся ис­сле­до­ва­тель­ски­ми про­ек­та­ми во мно­гих об­ла­стях. Мар­ке­тинг, но­вые ви­ды услуг, элек­трон­ная ком­мер­ция, раз­ра­бот­ка но­вых сек­то­ров на рын­ке… При­чем при­ни­ма­ют уча­стие в та­ких ис­сле­до­ва­ния как пре­по­да­ва­те­ли, так и сту­ден­ты.

– То есть, ра­бо­тая над про­ек­том, за­ка­зан­ным ка­кой-то ком­па­ни­ей, сту­дент за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги сво­е­му уни­вер­си­те­ту. А по­лу­ча­ет ли он сам с это­го ка­кую-то при­быль?

– Обыч­но все сред­ства идут на счет уни­вер­си­те­та, но мы под­дер­жи­ва­ем та­ких сту­ден­тов сти­пен­ди­я­ми, гран­та­ми, а са­ми ком­па­нии за­ча­стую пред­ла­га­ют им при­ни­мать даль­ней­шее уча­стие в ра­бо­те.

– Го­во­ря о ра­бо­те. К со­жа­ле­нию, мно­гие ино­стран­ные сту­ден­ты стал­ки­ва­ют­ся с про­бле­мой тру­до­устрой­ства из-за недо­ста­точ­но­го зна­ния фин­ско­го. При­чем тре­бо­ва­ния к его иде­аль­но­му зна­нию предъ­яв­ля­ют да­же те ком­па­нии, в ко­то­рых он не яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым. Как вы счи­та­е­те, сто­ит ли тру­до­во­му рын­ку в Фин­лян­дии сни­зить эту план­ку?

– Тен­ден­ция та­ко­ва, что с каж­дым го­дом по­яв­ля­ет­ся все боль­ше и боль­ше ра­бо­чих мест, где тре­бу­ет­ся зна­ние не фин­ско­го, а на­при­мер рус­ско­го, ки­тай­ско­го или немец­ко­го. Фин­лян­дия до­воль­но ма­лень­кая стра­на, и по­лу­чить ра­бо­ту на внут­рен­нем рын­ке всем же­ла­ю­щим про­сто невоз­мож­но. По­это­му ком­па­нии вы­хо­дят на международный ры­нок, в том чис­ле и стра­ны, не со­сто­я­щие в Ев­росо­ю­зе. Так что я счи­таю – чем даль­ше, тем лег­че бу­дет най­ти ра­бо­ту без фин­ско­го, хо­тя его по­ни­ма­ние (по край­ней ме­ре) крайне по­лез­но.

– Раз уж речь за­шла о меж­ду­на­род­ном биз­не­се, то сто­ит спро­сить об од­но­имен­ной про­грам­ме. Чьей это бы­ло иде­ей? Ведь не зря го­во­рят, что «на­учить­ся ве­сти биз­нес мож­но толь­ко на­чав ве­сти его».

– Тут сто­ит рас­ска­зать об од­ной осо­бен­но­сти Ха­а­гаХе­лиа. В от­ли­чие от боль­шин­ства уни­вер­си­те­тов на­ши вла­дель­цы: это част­ные и об­ще­ствен­ные ком­па­нии, а не му­ни­ци­па­ли­тет. Они на­ши ак­ци­о­не­ры и имен­но они опре­де­ля­ют курс. То есть это лю­ди, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся биз­не­сом, пре­крас­но в нем раз­би­ра­ют­ся, ви­дят пер­спек­ти­вы, опас­но­сти и по­треб­но­сти. А зна­чит, на­ши сту­ден­ты по­сле за­вер­ше­ния про­грам­мы спо­соб­ны от­крыть соб­ствен­ную ком­па­нию. В Фин­лян­дии, на­при­мер.

– И мно­гие вы­пуск­ни­ки так по­сту­па­ют?

– Не бо­лее де­ся­ти про­цен­тов. Боль­шин­ство идет в уже су­ще­ству­ю­щие ком­па­нии, что­бы на­брать­ся опы­та. Од­на­ко все необ­хо­ди­мые зна­ния они уже име­ют, на­чи­ная от спо­соб­но­сти ве­сти бух­гал­те­рию до на­вы­ков пре­зен­та­ции сво­ей идеи ин­ве­сто­рам.

Ос­нов­ная идея в том, что за три го­да че­ло­век выбирает об­ласть, в ко­то­рой он со­би­ра­ет­ся ве­сти биз­нес и стро­ит во­круг это­го все свое обу­че­ние. А мы со сво­ей сто­ро­ны из­ме­ня­ем свои про­грам­мы, ори­ен­ти­ру­ясь на ре­аль­ные за­про­сы рын­ка. На­при­мер, ту­ри­сти­че­ские или IT-от­рас­ли. Кста­ти, не так дав­но мы от­кры­ли Start up шко­лу, в ко­то­рой са­мые удач­ные биз­нес идеи мо­гут по­лу­чить фи­нан­си­ро­ва­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.