Ра­бот­ник не волк

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей Аба­тов

Как и мно­гие «по­на­е­ха­ли тут», ав­тор этих строк на­чи­нал своё зна­ком­ство со сто­ли­цей Фин­лян­дии с ком­на­ты сту­ден­че­ско­го об­ще­жи­тия. Эт­ни­че­ский со­став жиль­цов ре­гу­ляр­но ме­нял­ся – кто­то уез­жал, кто­то за­се­лял­ся. Се­год­ня я рас­ска­жу о двух сво­их со­се­дях, ко­то­рые за­пом­ни­лись мне бо­лее осталь­ных.

Его зва­ли Мар­тин, этот сту­дент по об­ме­ну по­явил­ся в на­шей об­ща­ге ран­ним ян­вар­ским утром. Мар­тин вос­хи­щал­ся фин­ской зи­мой, при­ро­да его за­во­ра­жи­ва­ла. Каж­дую ночь Мар­тин оде­вал­ся и ку­да-то ухо­дил. При­хо­дил он под утро, весь си­ний от хо­ло­да. Утром он не мог встать в уни­вер­си­тет. По­том он объ­яс­нил мне, что его вы­бор пал на эту стра­ну из-за воз­мож­но­сти на­блю­дать се­вер­ное си­я­ние. Имен­но в по­ис­ках это­го при­род­но­го яв­ле­ния Мар­тин и вы­ша­ги­вал по но­чам. Он шёл из рай­о­на Kontula до Itäkeskus, от­ту­да до Vuosaari, от­ту­да уже до­мой. Ори­ен­ти­ром слу­жи­ло метро. Ночь за но­чью Мар­тин мёрз, си­нел, по­кры­вал­ся ине­ем, но не сда­вал­ся.

Каж­дый ве­чер я же­лал ему уда­чи, за­кры­вая за ним дверь. Но уда­ча ему не улы­ба­лась. Фин­ско­го язы­ка он, ра­зу­ме­ет­ся, не знал, а я не хо­тел его рас­стра­и­вать, и не пе­ре­во­дил ему за­го­лов­ки га­зет, ко­то­рые гла- си­ли, что в «этом го­ду в Фин­лян­дии ре­корд­но ма­лое ко­ли­че­ство се­вер­ных си­я­ний».

Несмот­ря на та­кое ма­лое ко­ли­че­ство се­вер­ных си­я­ний, в тот год бы­ло огром­ное ко­ли­че­ство жёст­ких мо­ро­зов. Это бы­ла од­на из са­мых хо­лод­ных зим на мо­ей па­мя­ти. Кре­щен­ские вда­ри­ли, как по рас­пи­са­нию. У юно­го лю­би­те­ля се­вер­ной при­ро­ды эн­ту­зи­аз­ма по­уба­ви­лось. Он стал хо­дить по квар­ти­ре в немец­ком пла­ще. Он стал по­хож на во­ен­но­плен­но­го. Па­рень на­чал мёрз­нуть. Сна­ча­ла он пол­но­стью пре­кра­тил по­се­щать уни­вер­си­тет. По­том уже пе­ре­стал ис­кать и се­вер­ное си­я­ние. Позд­ним ян­вар­ским ве­че­ром не­мец­кий сту­дент вы­шел из сво­ей ком­на­ты на на­шу об­щую кух­ню:

–Алек­сей, – на­чал он, – я, на­вер­ное, ско­ро умру. Я остав­лю те­бе все свои ве­щи, кро­ме но­ут­бу­ка. Зав­тра я уле­таю до­мой.

Он дей­стви­тель­но оставил мне по­чти все свои ве­щи. Неко­то­ры­ми из них я поль­зу­юсь до сих пор. Мы под­дер­жи­ва­ем от­но­ше­ния. Ко­гда я спра­ши­ваю его: Мар­тин, как де­ла? Он от­ве­ча­ет, что, спа­си­бо, всё хо­ро­шо, но ино­гда снят­ся кош­ма­ры, буд­то я сно­ва в Хель­син­ки. Ле­том то­го же го­да он при­ез­жал в Фин­лян­дию со сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми. Они не мог­ли по­нять, что не так в этой стране, по­че­му их сын не вы­дер­жал и сбе­жал. Нем­цы за­бро­ни­ро­ва­ли на три дня кот­тедж в фин­ском ле­су, на­де­я­лись хо­ро­шо про­ве­сти там вре­мя. Трое су­ток лил дождь. Боль­ше они к нам не при­ез­жа­ли.

Дру­гой мой со­сед, про ко­то­ро­го мне хо­те­лось бы рас­ска­зать, был аме­ри­ка­нец.

Ко­гда он по­явил­ся у нас, я по­ду­мал, что, на­вер­ное, в об­ща­ге нашли нефть. По­аме­ри­кан­ски дерз­ко он на­ру­шил ас­ке­тич­ный уклад на­шей жиз­ни – при­внёс с со­бой сти- раль­ную ма­ши­ну. И с осо­бым ци­низ­мом рас­ста­вил по уг­лам кух­ни боч­ки с ка­ки­ми-то де­ре­вья­ми. Ни до, ни по­сле, та­ко­го раз­вра­та об­ща­га не зна­ла.

–Дер­жись, го­во­рю, Мар­тин, сей­час нас нач­нут учить де­мо­кра­тии.

Кро­ме при­выч­ки жить в ком­фор­те, наш аме­ри­кан­ский друг от­ли­чал­ся ещё тре­мя ин­те­рес­ны­ми осо­бен­но­стя­ми. Во­пер­вых, он ра­бо­тал на Но­кии. То­гда она ещё не раз­ва­ли­ва­лась, и он был вос­тре­бо­ван. Во-вто­рых, он за­ни­мал­ся бе­гом, то есть, очень мно­го бе­гал. В лю­бую по­го­ду и на даль­ние рас­сто­я­ния. На ра­бо­те ему уда­лось раз­до­быть один из пер­вых на­ви­га­то­ров, что по­мо­га­ло ему ори­ен­ти­ро­вать­ся на мест­но­сти. В-тре­тьих, аме­ри­ка­нец ока­зал­ся са­мым на­сто­я­щим са­мо­гон­щи­ком. Точ­нее, пи­во­гон­щи­ком.

Тут на­до уточ­нить. Наш но­вый со­сед был фа­на­том пи­ва. Он по­ку­пал его по все­му ми­ру во вре­мя ко­ман­ди­ро­вок, кол­лек­ци­о­ни­ро­вал экс­клю­зив­ные, по­да­роч­ные и рож­де­ствен­ские ва­ри­ан­ты это­го на­пит­ка. Он за­ка­зы­вал ред­кие сор­та по ин­тер­не­ту. И, на­ко­нец, он ва­рил пи­во сам. У него бы­ло всё необ­хо­ди­мое: огром­ный пла­сти­ко­вый чан, бу­тыл­ки, проб­ки. Ва­рил бук­валь­но все сор­та – свет­лые, тём­ные, зе­лё­ные и крас­ные.

Увле­че­ние его пи­вом бы­ло не толь­ко тео­ре­ти­че­ским. Он всё это де­ло ре­гу­ляр­но де­гу­сти­ро­вал. Как мож­но ре­гу­ляр­но пить и ра­бо­тать на Но­кии, я ещё мог по­нять. Не он один, как го­во­рит­ся. Но вот как ему уда­ва­лось бу­хать и бе­гать – это для ме­ня так и оста­лось за­гад­кой.

Муж­ская об­ща­га в неко­то­ром ро­де по­хо­жа на ко­рабль – как на ко­раб­ле, так и в об­ща­ге, по­яв­ле­ние жен­щи­ны на бор­ту не су­лит ни­че­го хо­ро­ше­го. К но­кий­ско­му бе­гу­ну-са­мо­гон­щи­ку ино­гда при­ез­жа­ла из Фран­ции его неве­ста. И пар­ня как под­ме­ня­ли. Он пе­ре­ста­вал здо­ро­вать­ся с на­ми, она не да­ва­ла ему спать, он ша­тал­ся по ко­ри­до­ру с крас­ны­ми гла­за­ми. Са­мое глав­ное, этот под­лец пе­ре­ста­вал мыть по­су­ду. Ко­гда у него за­кан­чи­ва­лись чи­стые та­рел­ки, он брал на­ши. И то­же не мыл их. В один из ро­ман­ти­че­ских ве­че­ров на сту­ден­че­ской кухне он пу­стил в ход све­чи, и, оче­вид­но, не до­гля­дев сво­и­ми крас­ны­ми гла­за­ми, сжёг окон­ную ра­му. Ему то­гда креп­ко по­вез­ло, что это оста­лось неза­ме­чен­ным, и мы из­бе­жа­ли штраф­ных санк­ций.

Ино­гда он устра­и­вал ве­че­рин­ки ин­тер­на­ци­о­наль­ной кух­ни. К нему при­хо­ди­ли его

раз­но­цвет­ные дру­зья, и каж­дый го­то­вил что-то своё. Нас с Мар­ти­ном то­же при­гла­ша­ли за стол. На­до ли го­во­рить, что я, под­дер­жи­вая сте­рео­ти­пы, вы­но­сил к сто­лу вод­ку Не­ми­рофф. Про­дукт Укра­и­ны вы­звал та­кой буй­ный вос­торг у аме­ри­кан­ца, что он пред­ла­гал мне за него лю­бые день­ги. На неко­то­рое вре­мя он да­же ото­шёл от сво­е­го лю­би­мо­го пи­ва. Ра­зу­ме­ет­ся, я де­нег с него не брал, и Не­ми­роф­фа с пер­чи­ком привозил ему из Рос­сии ре­гу­ляр­но. Не­ми­рофф по­нра­вил­ся и ан­глий­ско­му дру­гу на­ше­го но­во­го со­се­да. Ан­гли­ча­нин дол­го жал мне ру­ку: – Ооо, рашн вод­ка.... ооо, гуд! За­тем он ушёл в мо­роз­ную ян­вар­скую ночь. Но че­рез 20 ми­нут вер­нул­ся, ока­за­лось, что Не­ми­рофф так его разо­грел, что тот за­был у нас до­ма свою курт­ку.

Во вре­мя од­ной из та­ких ве­че­ри­нок, аме­ри­ка­нец, что­бы как-то под­дер­жать бе­се­ду за сто­лом, ска­зал, что недав­но, во вре­мя од­ной из сво­их про­бе­жек, он ви­дел се­вер­ное си­я­ние. У Мар­ти­на слу­чи­лась ис­те­ри­ка. Он одел­ся и ку­да-то ушёл. Не знал аме­ри­ка­нец, что сво­и­ми сло­ва­ми он на­но­сит непо­пра­ви­мый вред тон­кой немец­кой ду­шев­ной ор­га­ни­за­ции. К сло­ву, сам Мар­тин ал­ко­голь не упо­треб­лял во­об­ще. Од­на­жды к нему при­е­ха­ли его то­ва­ри­щи из Гер­ма­нии. Они то­же хо­ди­ли по квар­ти­ре в пла­щах. Один из них по­до­шёл ко мне и спро­сил:

–Алек­сей, из­ви­ни, это не моё де­ло.... но по­че­му вы так жи­вё­те?

Нем­цы при­вез­ли с со­бой спирт­ное, куп­лен­ное в дью­ти­фри. А так как Мар­тин не пил, то вы­пив­ку меж­ду со­бой по­де­ли­ли мы с аме­ри­кан­цем. Он взял се­бе бу­тыл­ку ро­ма, а мне до­ста­лась бу­тыл­ка немец­кой вод­ки «Гор­ба­чёв». Я лас­ко­во на­зы­вал её «Ми­шут­ка».

По­том я уехал из об­ща­ги. Ес­ли у аме­ри­кан­ца всё пошло по пла­ну, то он те­перь же­нат на сво­ей фран­цу­жен­ке и жи­вёт где-то в по­ме­стье неда­ле­ко от Па­ри­жа.

Я не на­звал его име­ни? Хм, пусть бу­дет – Джо.

В этом го­ду сто­лич­ный вуз сно­ва за­нял по­чёт­ное ме­сто в сотне луч­ших уни­вер­си­те­тов по ка­ко­му-то там рей­тин­гу, что не мог­ло не при­влечь в наш го­род све­жую пар­тию ино­стран­ных сту­ден­тов. Или, как их ещё на­зы­ва­ют, сту­ден­тов по об­ме­ну. Со все­го ми­ра, как мо­тыль­ки на огонь све­чи, сле­та­ют­ся юные искатели при­клю­че­ний, се­вер­ных си­я­ний и про­чей эк­зо­ти­ки. Кто-то оста­нет­ся здесь по­лу­чать выс­шее об­ра­зо­ва­ние и ра­бо­тать, кто-то обо­жжёт­ся и уле­тит даль­ше. Но это, как го­во­рит­ся, бу­дет уже со­всем дру­гая ис­то­рия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.