За­кон в по­мощь

Неиз­вест­но, ко­гда ра­бо­тать юри­стом в Фин­лян­дии бы­ло про­ще – сей­час или два­дцать с лиш­ним лет на­зад. Впро­чем, то­гда Игорь Хит­ру­хин, в от­ли­чие от боль­шин­ства ге­ро­ев наших материалов, не рас­смат­ри­вал переезд в Фин­лян­дию как ос­но­ву для от­кры­тия соб­ствен­но­го д

Novosti Helsinki with FINNBAY - - БИЗНЕС - Ири­на Та­ба­ко­ва

Быв­ший вы­пуск­ник юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та МГУ и ра­бот­ник про­ку­ра­ту­ры Мос­ков­ской об­ла­сти (ка­рье­ра в са­мой Москве в те го­ды для че­ло­ве­ка, же­на­то­го на фин­ке, бы­ла по­чти невоз­мож­на) при­был в стра­ну по­чти без зна­ния язы­ка и с пол­но­стью от­сут­ству­ю­щим ме­стом ра­бо­ты. В то вре­мя не су­ще­ство­ва­ло так на­зы­ва­е­мой ви­зы «А» с воз­мож­но­стью неза­мед­ли­тель­но на­чать тру­до­вую де­я­тель­ность, по­это­му фри­лан­се­ру необ­хо­ди­мо бы­ло со­брать как ми­ни­мум три за­яв­ле­ния от по­тен­ци­аль­ных на­ни­ма­те­лей, ко­то­рые обя­за­лись предо­ста­вить ра­бо­ту.

Од­но­вре­мен­но с этим бу­ду­щий пред­се­да­тель фир­мы Nordlex на­чал пре­по­да­вать рус­ский язык фин­ским пред­при­ни­ма­те­лям, по­сту­пил в ас­пи­ран­ту­ру юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та Хель­син­ско­го уни­вер­си­те­та, чи­тал лек­ции при уни­вер­си­тет­ском на­уч­ном Лах­тин­ском цен­тре и на­шел ра­бо­ту в шко­ле и на по­чте.

А пер­вым ме­стом ра­бо­ты по спе­ци­аль­но­сти ста­ло из­вест­ное юри­ди­че­ское бю­ро, ко­то­рое уже в на­ча­ле де­вя­но­стых на­ча­ло ра­бо­ту с рос­сий­ским рын­ком. А имен­но: от­кры­ва­ло ту­да до­ро­гу круп­ней­шим фин­ским компаниям.

В 93-м Игорь пе­ре­шел в но­вую ком­па­нию, где и про- ра­бо­тал до ее за­кры­тия. По­сле че­го бы­ло ре­ше­но со­здать соб­ствен­ное юри­ди­че­ское бю­ро, глав­ной осо­бен­но­стью ко­то­ро­го ста­ла ра­бо­та с рус­ско­языч­ны­ми кли­ен­та­ми, при­чем не толь­ко в Фин­лян­дии.

Од­ной из при­чин та­ко­го ша­га мож­но счи­тать на­ко­пив­ший­ся опыт. Вто­рой– что та­ких ком­па­ний на тот мо­мент бы­ло ма­ло. А спе­ци­фи­ка ра­бо­ты за­став­ля­ла при­спо­саб­ли­вать­ся. Тем бо­лее, что фин­ские ад­во­кат­ские кон­то­ры не очень-то и хо­те­ли об­слу­жи­вать рус­ских. На­вер­ное, в том чис­ле, по­то­му, что те обыч­но тре­бо­ва­ли на­звать точ­ную сум­му, в ко­то­рую обой­дет­ся ве­де­ние де­ла. Здесь же при­ня­та по­ча­со­вая опла­та, и ни­кто за­ра­нее не ска­жет, сколь­ко времени тот или иной слу­чай зай­мет.

Впро­чем, и сей­час мно­гие, не разо­брав­шись, выбирают юри­ста ис­клю­чи­тель­но по кри­те­ри­ям це­ны: об­зва­ни­ва­ют все «рус­ско­языч­ные» бю­ро и ищут, где по­де­шев­ле. А ску­пой, как из­вест­но, пла­тит два­жды. По­это­му лю­ди «опыт­ные» идут за помощью к адвокату ис­клю­чи­тель­но по ре­ко­мен­да­ции зна­ко­мых, дру­зей или кол­лег.

Впро­чем, насто­ро­жен­ное от­но­ше­ние к рос­сий­ско­му кли­ен­ту все еще оста­ет­ся. И, ес­ли в на­ча­ле двух­ты­сяч­ных это про­ис­хо­ди­ло из-за недо­стат­ка средств для опла­ты ра­бо­ты юри­ста, то те­перь нема­лую роль иг­ра­ет тот факт, что де­нег у них, на­обо­рот, мно­го, а «чи­сто­ту» про­ве­рить не­лег­ко. На этом об­жи­га­лось нема­ло мест­ных юри­ди­че­ских бю­ро.

Сей­час юри­стам, с од­ной сто­ро­ны, слож­нее. Во-пер­вых, кри­зис не поз­во­ля­ет со­дер­жать сво­е­го «со­вет­ни­ка по за­ко­ну» мно­гим сред­ним и ма­лым компаниям, и они пе­ре­хо­дят на аут­сор­синг. А, во-вто­рых, рус­ско­го­во­ря­щие «юри­ди­че­ские фир­мы» рас­тут в Фин­лян­дии, как гри­бы по­сле до­ждя. И то, что у мно­гих нет про­филь­но­го об­ра­зо­ва­ния, а за­ко­но­да­тель­ство «вы­уче­но» ис­клю­чи­тель­но во вре­мя ра­бо­ты, на­при­мер, пат­руль­ным, ни­ко­го не сму­ща­ет. Впро­чем, и ко­ли­че­ство дел осо­бо не вы­рос­ло.

По­это­му, с точ­ки зре­ния чи­сто биз­не­са, юри­ди­че­ская де­я­тель­ность ста­но­вит­ся дей­стви­тель­но вы­год­ной, ес­ли уда­ет­ся за­клю­чить кон­тракт с круп­ной фир­мой: Nokia, ка­ким-ни­будь боль­шим за­во­дом… Или с го­су­дар­ствен­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, ти­па МИДа или VR. Там все­гда ра­бо­ты мно­го.

Обыч­но­му же адвокату при­дет­ся си­деть и ждать, ко­гда зай­дет кто-то с ули­цы за кон­суль­та­ци­ей, и сво­дить кон­цы с кон­ца­ми. В прин­ци­пе, мож­но ра­бо­тать од­но­му, бе­рясь за все во­про­сы сра­зу…

– Но нере­аль­но дос­ко­наль­но знать все. Юрист мо­жет быть хо­ро­шим спе­ци­а­ли­стом толь­ко в ка­кой-ли­бо опре­де­лен­ной об­ла­сти: на­при­мер, в се­мей­ном или уго­лов­ном пра­ве, в на­ло­го­вых или та­мо­жен­ных во­про­сах – счи­та­ет Игорь Хит­ру­хин. – По­это­му я пред­по­чи­таю, что­бы у нас ра­бо­та­ло несколь­ко юри­стов со спе­ци­а­ли­за­ци­ей в са­мых раз­ных об­ла­стях. Ну и, ко­неч­но, обя­за­тель­но дол­жен быть че­ло­век, зна­ю­щий рус­ский мен­та­ли­тет и по­ни­ма­ю­щий, что нуж­но кли­ен­ту. На­при­мер, ино­гда я от­прав­ляю его на пред­ва­ри­тель­ные пе­ре­го­во­ры с пе­ре­вод­чи­ком. А по­том мой юрист при­хо­дит и воз­му­ща­ет­ся: «Он спра­ши­ва­ет, как не пла­тить на­ло­гов в Фин­лян­дии, а я не мо­гу на­ру­шать за­кон». Но, ко­гда на­чи­на­ешь сам раз­го­ва­ри­вать с кли­ен­том, вы­яс­ня­ет­ся, что он про­сто уже за­пла­тил на­ло­ги в Рос­сии, а те­перь, есте­ствен­но, не хо­чет пла­тить их вто­рой раз в Фин­лян­дии. Кста­ти, в ма­лень­ких го­ро­дах на­ло­го­вые, дей­стви­тель­но, ча­сто да­же не зна­ют за­ко­на о двойном на­ло­го­об­ло­же­нии, и че­ло­ве­ка, про­дав­ше­го ту же недви­жи­мость за ру­бе­жом, вы­нуж­да­ют за­пла­тить на­лог еще раз. Уже в Фин­лян­дии. Неко­то­рые пла­тят.

А бы­ва­ет, что ино­гда да­же со­лид­ные го­су­дар­ствен­ные ор­га­ни­за­ции не то­ро­пят­ся вы- пол­нять ре­ше­ния сво­е­го же су­да. Вот, на­при­мер, фин­ские по­гра­нич­ни­ки ан­ну­ли­ро­ва­ли жи­те­лю Рос­сии мно­го­крат­ную ви­зу по со­вер­шен­но необос­но­ван­ным при­чи­нам. Он с на­шей помощью по­дал жа­ло­бу в ад­ми­ни­стра­тив­ный суд, и тот по­ста­но­вил: ви­зу вос­ста­но­вить. С этим ре­ше­ни­ем че­ло­век уже два ра­за при­хо­дил в кон­суль­ство, но ему все два ра­за опять от­ка­зы­ва­ли. А ко­гда мы по­да­ли на это жа­ло­бу в МИД, тот от­ве­тил чи­сто фор­маль­но: это, мол, от­вет­ствен­ность ви­зо­во­го от­де­ла кон­суль­ства и по­да­вай­те жа­ло­бы ту­да.

Нега­тив­ные эмо­ции и у кли­ен­тов, и у са­мих юри­стов вы­зы­ва­ют и си­ту­а­ции, ко­гда суд, на­при­мер, по­ста­но­вил, что от­вет­чик дол­жен опла­тить счет, воз­ме­стить ущерб и т.п., а у то­го нет средств (или он тща­тель­но их скры­ва­ет). И ис­тец по­лу­ча­ет жал­кие 50 ев­ро в ме­сяц, что, ко­неч­но, со­всем не та «спра­вед­ли­вость», ко­то­рую он ожи­дал.

Да и са­ми кли­ен­ты не все­гда от­ли­ча­ют­ся кри­сталь­ной чест­но­стью, и так­же по­рой за­бы­ва­ют опла­тить сче­та за юри­ди­че­ские услуги. В част­но­сти, фир­ма Nordlex за­ни­ма­лась за­щи­той че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го та­мо­жен­ни­ки об­ви­ни­ли в кон­тра­бан­де си­га­рет. Ма­ло то­го, еще и аре­сто­ва­ли ав­то­мо­биль, ко­то­рый кли­ент одол­жил для этой по­езд­ки у те­щи. Его един­ствен­но­го из всей груп­пы оправ­да­ли, ма­ши­ну вер­ну­ли, он бла­го­по­луч­но из Фин­лян­дии уехал, но уже пол­го­да «забывает» за­пла­тить адвокатам.

– Ча­сто бы­ва­ет, что при­хо­дит че­ло­век с де­лом, и, по­сле «пред­ва­ри­тель­но­го рас­сле­до­ва­ния» мы ви­дим, что оно за­ве­до­мо про­иг­рыш­ное. Лю­бое юри­ди­че­ское бю­ро, до­ро­жа­щее сво­ей ре­пу­та­ци­ей, обя­за­но его об этом пре­ду­пре­дить, – уве­рен Игорь Хит­ру­хин, – Но сна­ча­ла де­ло нуж­но изу­чить, а это то­же ра­бо­та. По­это­му неред­ко, ко­гда мы чест­но за­яв­ля­ем, что не сто­ит да­же и брать­ся, кли­ент воз­му­ща­ет­ся: «а за что я то­гда вам дол­жен день­ги пла­тить» за­бы­вая, что из­на­чаль­но сам со­гла­сил­ся на изу­че­ние до­ку­мен­тов, а это да­ле­ко не «сказ­ку» на ночь по­чи­тать.

По мне­нию гла­вы Nordlex, преж­де все­го юрист дол­жен быть по­ря­доч­ным че­ло­ве­ком. Ведь ча­сто кли­ен­ты рас­ска­зы­ва­ют ему то, о чем не зна­ют да­же близ­кие род­ствен­ни­ки. И лю­ди долж­ны быть уве­ре­ны: эта ин­фор­ма­ция от­сю­да ни­ку­да не уй­дет, и ни­кто ей не вос­поль­зу­ет­ся в «ко­рыст­ных» це­лях. Или, ес­ли пред­по­ла­га­е­мым от­вет­чи­ком мо­жет стать кто-то хо­ро­шо знакомый, луч­ше от та­ко­го де­ла от­ка­зать­ся. Ведь на юри­ди­че­ском язы­ке это на­зы­ва­ет­ся «кон­фликт ин­те­ре­сов».

Бе­з­услов­но, ра­бо­тая в Фин­лян­дии, нуж­но очень хо­ро­шо знать фин­ский язык, в том чис­ле, «за­ко­но­да­тель­ный». Ну и, есте­ствен­но, са­ми за­ко­ны. И ба­зо­вое юри­ди­че­ское об­ра­зо­ва­ние долж­но быть обя­за­тель­но, да­же ес­ли оно не фин­ское. Глав­ное, что­бы оно все-та­ки бы­ло.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.