Че­рез тер­нии

Тот, кто не учит­ся на сво­их ошиб­ках – об­ре­чен на их по­вто­ре­ние. Мысль муд­рая и в биз­не­се осо­бен­но по­лез­ная. Прав­да, для боль­шин­ства на­чи­на­ю­щих пред­при­ни­ма­те­лей пер­вая ошиб­ка ста­но­вит­ся по­след­ней, и, силь­но об­жег­шись, они те­перь ищут тру­до­устрой­ство ис­ключ

Novosti Helsinki with FINNBAY - - БИЗНЕС - Алек­сей Та­ба­ков

Явсю жизнь был по­тен­ци­аль­ным на­след­ствен­ным биз­не­сме­ном, – рас­ска­зы­ва­ет Том­мо, – еще мой отец со­би­рал­ся ско­ор­ди­ни­ро­вать несколь­ко бли­жай­ших к Хель­син­ки ферм, за счет ко­ли­че- ства про­дук­ции дем­пин­го­вать и на­чать по­став­лять све­жее мя­со, ово­щи и мо­ло­ко круп­ней­шим ре­сто­ра­нам, а за­тем и в го­су­дар­ствен­ные учре­жде­ния. Од­на­ко на вто­рой по сче­ту фер­ме ра­бот­ни­ки ока­за­лись в на­столь­ко пло­хом рас­по­ло­же­нии ду­ха, что из­би­ли бу­ду­ще­го мяс­но­го маг­на­та тяп­ка­ми. Та­ким об­ра­зом, пол­го­да в боль­ни­це и пер­ма­нент­ная хро­мо­та от­кры­ли неко­то­рые ми­ну­сы част­но­го пред­при­ни­ма­тель­ства. А дед Том­мо со­би­рал­ся ор­га­ни­зо­вать сеть до­став­ки ал­ко­го­ля в Фин­лян­дию, стра­да­ю­щую под гне­том су­хо­го за­ко­на. Но не смог най­ти пер­во­на­чаль­ный ка­пи­тал на за­куп­ку ал­ко­го­ля, а поз­же во­об­ще же­нил­ся. Все­воз­мож­ные дя­ди и дво­ю­род­ные сест­ры то­же пы­та­лись на­чать свое де­ло, но, су­дя по все­му (Том­мо не за­ме­чал их имен на пер­вых по­ло­сах га­зет) не осо­бо пре­успе­ли.

К сво­е­му бу­ду­ще­му Том­мо от­нес­ся с тра­ди­ци­он­ной фин­ской рас­чет­ли­во­стью и по­сту­пил на от­де­ле­ние пред­при­ни­ма­тель­ства и меж­ду­на­род­но­го биз­не­са. Пер­вый год ему очень нра­ви­лось, как сту­ден­ты за­чи­ты­ва­ют друг дру­гу до­кла­ды о сво­ем бле­стя­щем бу­ду­щем и ино­гда учат нечто, от­но­ся­ще­е­ся к биз­не­су. А по­том он вне­зап­но ушел в ар­мию, где и про­вел боль­ше трех лет. Од­на­ко на­след­ствен­ное стрем­ле­ние к пред­при­ни­ма­тель­ству, да и по­лу­чен­ная в наследство квар­ти­ра в ито­ге на­пра­ви­ли Том­мо по нуж­но­му пу­ти.

Пер­вым опы­том стал ре­сто­ран до­маш­ней кух­ни. Не то что­бы Том­мо умел го­то­вить, но по­ме­ще­ние на про­да­жу бы­ло очень уж уют­ным, в двух квар­та­лах рас­по­ла­га­лось озе­ро, в ко­то­рое каж­дый ве­чер ро­ман­тич­но опус­ка­лось солн­це. Соб­ствен­но го­ро­док Пи­ек­ся­мя­ки от­ли­чал­ся тем, что это озе­ро на­хо­ди­лось в двух квар­та­лах прак­ти­че­ски от все­го. Шеф-по­вар был най­ден мо­мен­таль­но, и ка­зал­ся иде­аль­ным кан­ди­да­том на этот пост. Ру­мя­ная ба­буш­ка с тре­мя сы­но­вья­ми и ку­чей вну­ков по ее сло­вам вот уже седь­мой де­ся­ток лет спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на до­маш­ней кухне, а од­на­жды, вос­хи­щен­ный едой, ей жал ру­ку пре­зи­дент.

Гран­ди­оз­ное от­кры­тие про­шло с необ­хо­ди­мым раз­ма­хом. Со­брал­ся чуть ли не весь го­ро­док, жи­те­ли на­сла­жда­лись бес­плат­ным ко­фе, ве­се­ло сме­я­лись де­ти. Впро­чем, бли­же к но­чи все пе­ре­рос­ло в некра­си­вую по­пой­ку. В кон­це кто-то раз­бил сту­лом вит­ри­ну и уронил вы­вес­ку. Сле­ду­ю­щая неде­ля про­шла спо­кой­но – един­ствен­ны­ми по­се­ти­те­ля­ми бы­ли вну­ки шеф-по­ва­ра, ко­то­рые са­мо­воль­но за­се­ли­ли в ре­сто­ран кошку, так как до­ма ро­ди­те­ли ее дер­жать не поз­во­ля­ли. Каж­дую ночь в че­ты­ре утра кош­ка на­чи­на­ла но­сить­ся по ре­сто­ра­ну, пе­ри­о­ди­че­ски за­вы­вая. Ино­гда она неслыш­но под­ни­ма­лась в кон­тор­ку, где сто­я­ла кро­вать Том­мо, и ку­са­ла его за но­гу.

Стра­дая от по­сто­ян­но­го недо­сы­па, он каж­дое утро от­кры­вал за­ве­де­ние и смот­рел на вход­ную дверь. Но кли­ен­ты не по­яв­ля­лись уже две неде­ли. К то­му же вы­яс­ни­лось, что ба­буш­ка от­но­сит­ся к при­го­тов­ле­нию до­маш­ней пи­щи с несвой­ствен­ной про­вин­ци­аль­ным жи­те­лям нена­ви­стью. Ру­мя­нец схо­дил со щек, с кух­ни по­сто­ян­но до­но­си­лись ру­гань, про­цесс за­тя­ги­вал­ся на неопре­де­лен­ное вре­мя, а по вку­су блю­да го­ди­лись толь­ко для за­клю­чен­ных ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии. При­чем не фин­ской: здесь уз­ни­ки на­вер­ня­ка по­жа­ло­ва­лись бы на «пыт­ки и на­ру­ше­ние прав че­ло­ве­ка». В су­пах по­сто­ян­но пла­ва­ли чьи-то внут­рен­но­сти, ма­лень­кие рыб­ки пре­вра­ща­лись под ее ру­ка­ми в пе­пел на ко­стях, а мя­со она ка­те­го­ри­че­ски го­то­вить от­ка­зы­ва­лась.

При­чи­на та­ин­ствен­но­го от­сут­ствия мест­ных жи­те­лей вы­яс­ни­лась толь­ко че­рез ме­сяц. По­сле ра­бо­ты они за­би­ва­лись ба­ры и ве­ли там дол­гие фи­ло­соф­ские бе­се­ды. В хо­де од­ной из них Том­мо по­ве­да­ли, что его за­ве­де­ние без со­лид­но­го за­па­са ал­ко­голь­ных на­пит­ков нуж­но их го­ро­ду ис­клю­чи­тель­но как ме­сто оби­та­ния кош­ки.

По­сле это­го по­лу­чен­ное биз­нес-об­ра­зо­ва­ние поз­во­ли­ло Том­мо прак­ти­че­ски немед­лен­но про­ве­сти гра­мот­ный реб­рен­динг и пре­вра­тить уго­лок до­маш­ней кух­ни в про­вин­ци­аль­ную ко­фей­ню. Бы­ли за­ка­за­ны ве­ли­ко­леп­ные крас­ные ди­ван­чи­ки в сти­ле пятидесятых и уве­си­стые са­хар­ни­цы. Ба­буш­ка бы­ла из­гна­на, а на ее ме­сто на­ня­ты несколь­ко мест­ных кра­са­виц…

Идея бы­ла до­ста­точ­но про­ста: ес­ли муж­ская часть на­се­ле­ния про­во­дит вре­мя в па­бах или до­ма, то по­че­му бы да­мам не по­лу­чить ме­сто, где мож­но по­си­деть, об­су­дить по­след­ние но­во­сти куль­ту­ры, по­чи­тать мод­ные жур­на­лы и вы­пить за­ме­ча­тель­но­го ко­фе со све­жей вы­печ­кой. И по­на­ча­лу все пошло непло­хо. Са­ра­фан­ное ра­дио поз­во­ли­ло со­би­рать по­чти три де­сят­ка ежедневных по­се­ти­те­лей, а че­рез ме­сяц к Том­мо пе­ре­ехал мест­ный книж­ный клуб…

За­тем был неболь­шой бар в Ювяс­кю­ла.

– Это са­мый ста­биль­ный биз­нес в ми­ре, – вспо­ми­на­ет Том­мо. – По­сто­ян­ные по­се­ти­те­ли, ка­жет­ся, здесь по­се­ли­лись, а до них сю­да при­хо­ди­ли по­след­ние два или три по­ко­ле­ния. Каж­дый ве­чер у ме­ня си­де­ло 23 че­ло­ве­ка. При­хо­ди­ли они дву­мя боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми, плюс несколь­ко оди­но­чек и пар. По ним мож­но бы­ло све­рять ча­сы. И за­ка­зы­ва­ли все­гда од­но и то же, и в оди­на­ко­вом ко­ли­че­стве. В вы­ход­ные смот­ре­ли скач­ки и хоккей, в будни тре­тий ка­нал. В ка­кой-то мо­мент я по­нял, что бух­гал­тер мо­жет про­сто рас­пе­ча­тать го­до­вой от­чет за 1996 год и по­ме­нять да­ту – ни­ка­кой раз­ни­цы не бу­дет.

По­том воз­ник­ла идея на­чать про­во­дить биз­нес кон­суль­та­ции.

Воз­ник­ла она до­воль­но слу­чай­но. Один хо­ро­ший друг за­ни­мал­ся про­да­жей недви­жи­мо­сти, а его кли­ент за­ин­те­ре­со­вал­ся воз­мож­но­стью от­крыть свою фир­му в Фин­лян­дии. Пунк­ту­аль­ный немец во­вре­мя предо­став­лял необ­хо­ди­мые до­ку­мен­ты, лич­но объ­ез­дил все ин­стан­ции (по край­ней ме­ре, до­брал­ся уже до ма­ги­стра­та) и очень непло­хо опла­тил не осо­бо тя­же­лую ра­бо­ту. Друг по­лу­чил ко­мис­сию, на­чал гре­зить о бу­ду­щих сче­тах на де­сят­ки ты­сяч за «де­ло­вое со­про­вож­де­ние», а че­рез ме­сяц при­вел еще од­но­го кли­ен­та. Им ока­зал­ся серб, вы­прав­кой и ма­не­рой вы­ра­жать­ся по­хо­жий на ко­ман­ду­ю­ще­го круп­ны­ми во­ин­ски­ми со­еди­не­ни­я­ми. Во вре­мя пер­вой встре­чи он по­сто­ян­но по­кро­ви­тель­ствен­но хло­пал Том­мо по пле­чу и обе­щал на­учить се­вер­ную стра­ну ве­сти «биз­нес по-муж­ски». В пись­мах по­сто­ян­но на­зы­вал Фин­лян­дию «Land of opportunity». За­во­е­вы­вать мест­ный ры­нок серб ре­шил се­тью ав­то­ма­стер­ских, в ко­то­рых бу­дут ра­бо­тать его мно­го­чис­лен­ные пле­мян­ни­ки. Тем­ны­ми но­ябрь­ски­ми дня­ми кон­суль­тант с кли­ен­том ко­ле­си-

ли по ма­лень­ким при­гра­нич­ным с Рос­си­ей го­род­кам и ис­ка­ли по­ме­ще­ния. Ко­гда на­хо­ди­ли – при­ез­жал оче­ред­ной пле­мян­ник и на­чи­нал обу­стра­и­вать­ся. Сче­та за эту ра­бо­ту, прав­да, опла­чи­ва­лись с трех­не­дель­ным опоз­да­ни­ем. Банк у кли­ен­та на­хо­дил­ся то ли в Ира­ке, то ли в Тан­за­нии, и по­сту­па­ю­щие день­ги каж­дый раз по­че­му-то при­ни­ма­лись за по­мощь меж­ду­на­род­но­му тер­ро­риз­му. За­кон­чи­лось все тем, что на­ло­го­вой служ­бой кли­ент пре­не­брег, за­то она им нет. Так как все за­про­сы из этой ор­га­ни­за­ции он, су­дя по все­му, вы­ки­ды­вал не чи­тая, у го­су­дар­ства воз­ник­ло мно­же­ство во­про­сов. А посколь­ку в ка­че­стве кон­такт­но­го ли­ца был ука­зан Том­мо, то боль­шая часть вес­ны ушла на бес­ко­неч­ную пе­ре­пис­ку, ко­то­рая толь­ко услож­ни­лась, ко­гда серб­ский «ге­не­рал» пе­ре­стал брать труб­ку.

Впро­чем, по­след­ним в этом ви­де биз­не­са стал кли­ент из Рос­сии. Пла­ни­ру­ю­щий ку­пить три зе­мель­ных участ­ка и от­стро­ить на каж­дом по неболь­шой лет­ней ре­зи­ден­ции, он про­из­вел на дру­га Том­мо неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние, по­это­му тот пред­ло­жил кли­ен­ту от­крыть еще и ком­па­нию. С са­мим мил­ли­о­не­ром Том­мо ни ра­зу не ви­дел­ся, но за­то сек­ре­тарь у него по­пал­ся очень доб­ро­со­вест­ный и ино­гда зво­нил во вто­ром ча­су но­чи, что­бы удо­сто­ве­рить­ся: все ли идет по пла­ну. И ес­ли да, то по ка­ко­му имен­но.

Ре­ше­ния о том, чем, соб­ствен­но, бу­дет за­ни­мать­ся фир­ма, ме­ня­лись чуть ли не еже­днев­но. В по­не­дель­ник это мог быть тре­на­жер­ный зал с эв­ка­лип­то­вой сау­ной и шко­лой во­сточ­ных еди­но­борств. А уже в пят­ни­цу ве­че­ром тре­бо­ва­лось сроч­но на­чи­нать ис­кать трау­лер для про­мыш­лен­ной лов­ли ры­бы. К сле­ду­ю­ще­му чет­вер­гу нуж­но бы­ло бро­сать все и го­то­вить мар­ке­тин­го­вое ис­сле­до­ва­ние ту­ри­сти­че­ско­го рын­ка Фин­лян­дии, Шве­ции и Но­р­ве­гии.

При этом на каж­дый вы­слан­ный за про­де­лан­ную ра­бо­ту счет сек­ре­тарь «мил­ли­о­не­ра» от­ве­чал пись­мом с бла­го­дар­но­стью. И со­об­щал, что «ми­стер Сте­па­нен­ко ре­шил из­ме­нить кон­цеп­цию»…

Че­рез несколь­ко ме­ся­цев три чет­вер­ти сче­тов так и не бы­ли опла­че­ны, сек­ре­тарь с со­жа­ле­ни­ем со­об­щил, что они не смог­ли до­стиг­нуть долж­но­го вза­и­мо­по­ни­ма­ния для та­ко­го тес­но­го со­труд­ни­че­ства, а Том­мо все ле­то от­би­вал­ся от вла­дель­ца трау­ле­ра, ко­то­рый тре­бо­вал при­е­хать и за­брать по­су­ди­ну к се­бе, ибо при­чал был уже про­дан.

Сей­час неуны­ва­ю­щий биз­не­смен ру­ко­во­дит уже чет­вер­той ком­па­ни­ей, стро­ит до­ма на юге Фин­лян­дии и уве­рен, что мак­си­мум че­рез год ста­нет мил­ли­о­не­ром.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.