Убе­жи­ще по за­ко­ну

О том, что тол­ка­ет лю­дей про­сить по­ли­ти­че­ское убе­жи­ще, кто его заслу­жи­ва­ет, и сколь­ко вре­ме­ни за­ни­ма­ет про­цесс его по­лу­че­ния, рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор Asylum Unit Им­ми­гра­ци­он­ной служ­бы Фин­лян­дии Esko Repo.

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ИММИГРАЦИЯ - Во­про­сы за­да­ва­ла Ири­на Та­ба­ко­ва

Про­дол­жа­ет­ся столк­но­ве­ния меж­ду оп­по­зи­ци­ей и вла­стя­ми в Си­рии, на­ка­ля­ет­ся об­ста­нов­ка в Егип­те и Тур­ции, а од­на из са­мых боль­ших групп про­си­те­лей убе­жи­ща – из вро­де бы без­опас­ной Рос­сии. Го­то­ва ли Фин­лян­дия к на­плы­ву бе­жен­цев из этих стран? И в чем за­клю­ча­ет­ся под­го­тов­ка? На­при­мер, бу­де­те ли вы уве­ли­чи­вать свой штат?

– Фин­ская им­ми­гра­ци­он­ная служ­ба в по­след­ние го­ды по­сто­ян­но го­то­вит­ся к воз­мож­но­му уве­ли­че­нию чис­ла лю­дей, ищу­щих убе­жи­ща. Преж­де все­го, это за­клю­ча­ет­ся в оп­ти­ми­за­ции про­цес­са, по­вы­ше­нии эф­фек­тив­но­сти, со­труд­ни­че­стве с дру­ги­ми струк­ту­ра­ми, а так­же обу­че­нии пер­со­на­ла. Но, в свя­зи с эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ци­ей, на­ни­мать до­пол­ни­тель­ных со­труд­ни­ков мы не мо­жем.

– Луч­ше все­го по­нять мо­ти­вы и нуж­ды бе­жен­цев мо­жет, на­вер­ное, толь­ко че­ло­век, сам пе­ре­жив­ший по­доб­ный опыт. При­вле­ка­е­те ли вы к ра­бо­те быв­ших бе­жен­цев?

– В фин­ской им­ми­гра­ци­он­ной служ­бе ра­бо­та­ют лю­ди из чис­ла им­ми­гран­тов, но мы не ис­поль­зу­ем опыт быв­ших со­ис­ка­те­лей убе­жи­ща при рас­смот­ре­нии но­вых дел. Од­на­ко наш пер­со­нал по­сто­ян­но изу­ча­ет ре­аль­ные слу­чаи, на­при­мер, ин­тер­вью с за­яви­те­ля­ми.

– В ва­шем пресс-ре­ли­зе со­об­ща­ет­ся, что «вто­рое ме­сто по ко­ли­че­ству лиц, ищу­щих убе­жи­ща, со­став­ля­ют жи­те­ли из Рос­сии». Мо­же­те ли вы на­звать мо­ти­вы, по ко­то­рым они это де­ла­ют?

– Боль­шин­ство из них – жи­те­ли Се­ве­ро-Кав­каз­ско­го ре­ги­о­на, в част­но­сти, Чеч­ни. К со­жа­ле­нию, тех­ни­че­ски невоз­мож­но на­звать все мо­ти­вы просьб об убе­жи­ще или дру­гой фор­мы за­щи­ты. Они ва-

рьи­ру­ют­ся в за­ви­си­мо­сти от эт­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния за­яви­те­лей: на­при­мер, че­чен­цы ча­ще все­го рас­ска­зы­ва­ют о про­бле­мах лич­ной без­опас­но­сти и по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции в ре­ги­оне. В то вре­мя как за­яви­те­ли из дру­гих ре­ги­о­нов Рос­сии жа­лу­ют­ся на при­тес­не­ния по эт­ни­че­ской и ре­ли­ги­оз­ной при­над­леж­но­сти, а так­же сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции.

– Сколь­ко из них по­лу­чи­ли убе­жи­ще за по­след­ние два го­да? И ка­ко­вы ос­нов­ные при­чи­ны для по­ло­жи­тель­но­го ре­ше­ния?

По дан­ным на 31 июля 2013 го­да – 25 че­ло­век из Рос­сии по­лу­чи­ли ста­тус бе­жен­ца, де­сять – про­тек­ци­он­ный ста­тус и че­ты­ре – вид на жи­тель­ство по дру­гим ос­но­ва­ни­ям, на­при­мер, по тру­до­устрой­ству. В 2012 го­ду со­от­вет­ству­ю­щие циф­ры бы­ли 83, 36 и 13 со­от­вет­ствен­но, а в 2011 го­ду – 60, 55 и 3. Впро­чем, бо­лее по­дроб­ную ста­ти­сти­ку по это­му во­про­су мож­но най­ти на на­шем сай­те: http://www.migri.fi/ about_us/statistics/statistics_ o n _ a s y l u m_ a n d _ r e f u g e e s Что ка­са­ет­ся «ос­нов­ных при­чин», то их на­звать невоз­мож­но: все слу­чаи раз­ные и рас­смат­ри­ва­ют­ся ин­ди­ви­ду­аль­но.

– Мно­гим бе­жен­цам при­хо­дит­ся пе­ре­се­кать гра­ни­цу Фин­лян­дии неза­кон­но. Вли­я­ет ли по­доб­ный неле­галь­ный въезд на то, ка­ким бу­дет ре­ше­ние?

– Нет, это не за­пре­ща­ет им про­сить убе­жи­ще и ни­как не вли­я­ет на ко­неч­ный ре­зуль­тат.

– Есть ли у бе­жен­цев из ка­ких-то опре­де­лен­ных стран при­о­ри­тет по рас­смот­ре­нию их дел?

– Все за­яв­ле­ния о предо­став­ле­нии убе­жи­ща рас­смат­ри­ва­ют­ся и оце­ни­ва­ет­ся ин­ди­ви­ду­аль­но, неза­ви­си­мо от стра­ны, от­ку­да че­ло­век при­был.

– Из­вест­но, что за­ча­стую прось­ба по­ли­ти­че­ско­го убе-

жи­ща лишь по­вод по­лу­чить вид на жи­тель­ство в Фин­лян­дии, пе­ре­брать­ся в бо­лее бо­га­тое и без­опас­ное ме­сто. На­при­мер, мы зна­ем че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­лу­чил убе­жи­ще в дру­гой стране ЕС. Но ему там не по­нра­ви­лось: де­нег да­ют ма­ло, в цен­тре бе­жен­цев пле­сень на сте­нах. Он услы­шал, что в Фин­лян­дии го­раз­до луч­ше и пе­ре­ехал сю­да. Ка­кие рас­сле­до­ва­ния вы про­во­ди­те, что­бы вы­яс­нить: дей­стви­тель­но ли че­ло­век нуж­да­ет­ся в убе­жи­ще?

– Во вре­мя ин­тер­вью про­си­тель убе­жи­ща опи­сы­ва­ет все при­чи­ны, по ко­то­рым он вы­нуж­ден сме­нить стра­ну про­жи­ва­ния: пре­сле­до­ва­ния по ка­ким-ли­бо мо­ти­вам или дру­гие на­ру­ше­ния его прав на ро­дине, а так­же что с ним мо­жет про­изой­ти при воз­ра­ще­нии в стра­ну, из ко­то­рой ему при­шлось уехать. Он дол­жен в де­та­лях убе­ди­тель­но до­ка­зать все эти фак­ты. А полицейский (имен­но ту­да долж­ны об­ра­щать­ся сна­ча­ла про­си­те­ли) опре­де­ля­ет, нас­коль­ко все эти фак­ты зна­чи­тель­ны и име­ют от­но­ше­ние к де­лу. И го­во­рит ли за­яви­тель правду?

Впро­чем, по­вто­рюсь, все слу­чаи рас­смат­ри­ва­ют­ся ин­ди­ви­ду­аль­но в со­от­вет­ствии с раз­ны­ми об­сто­я­тель­ства­ми, на­при­мер, об­ста­нов­кой в той стране, от­ку­да че­ло­век при­е­хал. Есте­ствен­но, на­ми про­во­дит­ся тща­тель­ное рас­сле­до­ва­ние.

– Ка­кие при­чи­ны ста­но­вят­ся ре­ша­ю­щи­ми? На­при­мер, че­ло­век пуб­ли­ку­ет бло­ги о том, что «рос­сий­ский сна­ряд упал на мир­ный гроз­нен­ский по­се­лок» и уве­ря­ет, что за это его пре­сле­ду­ют. На­вер­ное, в та­ком слу­чае лю­бой жур­на­лист, по­бы­вав­ший в Чечне или дру­гой «го­ря­чей точ­ке» мо­жет на ос­но­ва­нии сво­их пуб­ли­ка­ций про­сить по­ли­ти­че­ское убе­жи­ще в Фин­лян­дии. Как вы ре­ша­е­те: ко­му его да­вать, а ко­му нет?

– Все фак­ты, предо­став­лен­ные за­яви­те­лем, оце­ни­ва­ют­ся в це­лом, и ни один не бы­ва­ет, как пра­ви­ло, ре­ша­ю­щим. Слу­чаи бы­ва­ют раз­ны­ми, но ни­ко­гда та­ки­ми про­сты­ми и од­но­знач­ны­ми, как в ва­шем при­ме­ре. Мы дей­ству­ем по За­ко­ну об ино­стран­цах, ко­то­рый, в свою оче­редь, ос­но­ван, в том чис­ле на Ев­ро­пей­ской Кон­вен­ции о бе­жен­цах.

– Есть мне­ние, что Им­ми­гра­ци­он­ная служ­ба ча­сто вы­да­ет по­ло­жи­тель­ное ре­ше­ние тем, кто, в прин­ци­пе, мог бы про­сто пе­ре­ехать в дру­гой го­род у се­бя же в стране, и ни­кто его не стал бы пре­сле­до­вать по при­чине то­го, что он ни­ко­му на са­мом де­ле не ну­жен и неин­те­ре­сен. А вот тем, кто ре­аль­но в опас­но­сти, вы от­ка­зы­ва­е­те, опа­са­ясь «меж­ду­на­род­ных кон­флик­тов». Это прав­да?

– Че­ло­ве­ку, ко­то­рый не под­вер­га­ет­ся дей­стви­тель­но се­рьез­ной опас­но­сти или пре­сле­до­ва­нию, бу­дет от­ка­за­но, как в предо­став­ле­нии убе­жи­ща, так и в лю­бой дру­гой фор­ме за­щи­ты. Тем не ме­нее, Фин­лян­дия дей­ству­ет в со­от­вет­ствии с так на­зы­ва­е­мым прин­ци­пом «невоз­вра­ще­ния», ко­то­рый за­пре­ща­ет де­пор­та­цию ино­стран­ца в стра­ну, где он бу­дет на­хо­дить­ся под угро­зой смерт­ной каз­ни, пы­ток или дру­гих ви­дов уни­же­ния че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства.

– А ес­ли бы Эд­вард Сно­уден или Ми­ха­ил Хо­дор­ков­ский ока­за­лись в Фин­лян­дии и по­про­си­ли убе­жи­ще, ка­кой шанс, что они бы его по­лу­чи­ли?

– Невоз­мож­но опре­де­лить ис­ход де­ла за­ра­нее. Кро­ме то­го, все за­яв­ле­ния о предо­став­ле­нии убе­жи­ща яв­ля­ют­ся кон­фи­ден­ци­аль­ны­ми, что озна­ча­ет, мы бы не смог­ли ком­мен­ти­ро­вать их. Бо­лее то­го, да­же при­знать, что та­кие за­про­сы на по­лу­че­ние убе­жи­ща есть.

– Им­ми­гра­ци­он­ная служ­ба со­об­ща­ет, что: «вы мо­же­те по­дать за­яв­ле­ние на убе­жи­ще в Фин­лян­дии из-за пре­сле­до­ва­ния по сле­ду­ю­щим пунк­там:

- лен­ной со­ци­аль­ной груп­пе

Как вы мо­же­те убе­дить­ся, что че­ло­век дей­стви­тель­но пре­сле­до­вал­ся по этим мо­ти­вам?

– Мы вы­но­сим ре­ше­ние, ос­но­вы­ва­ясь на всех фак­тах, предо­став­лен­ных по де­лу. Они со­би­ра­ют­ся и все­сто­ронне рас­смат­ри­ва­ют­ся во вре­мя ин­тер­вью с за­яви­те­лем. Так же мы про­во­дим рас­сле­до­ва­ние о стране про­жи­ва­ния бе­жен­ца и дру­гой ин­фор­ма­ции, от­но­ся­щей­ся к де­лу.

– Прав­да ли, что го­мо­сек­су­а­ли­сты в боль­шин­стве слу­ча­ев по­лу­ча­ют убе­жи­ще?

– Как я уже упо­ми­нал, невоз­мож­но предо­ста­вить пе­ре-

чень при­чин, по ко­то­рым че­ло­век про­сит убе­жи­ще и его по­лу­ча­ет. Тем не ме­нее, лишь в крайне ред­ких слу­ча­ях толь­ко сек­су­аль­ная ори­ен­та­ция мо­жет стать при­чи­ной предо­став­ле­ния убе­жи­ща: за­яви­тель дол­жен до­ка­зать, что он под­вер­га­ет­ся опас­но­сти или пре­сле­до­ва­нию имен­но на этой поч­ве.

– Как вы в та­ких слу­ча­ях опре­де­ля­е­те сек­су­аль­ную ори­ен­та­цию за­яви­те­ля? Ве­ри­те ему на сло­во или…?

– Не су­ще­ству­ет ка­ких-ли­бо спе­ци­аль­ных воз­мож­но­стей под­твер­дить или опро­верг­нуть сек­су­аль­ную ори­ен­та­цию че­ло­ве­ка. (См. вы­ше об ин­тер­вью и рас­сле­до­ва­нии фак­тов).

– Вы вы­да­ли по­ло­жи­тель­ное ре­ше­ние. Сколь­ко вре­ме­ни оно дей­стви­тель­но?

– Это за­ви­сит от ти­па ре­ше­ния. Ес­ли за­яви­те­лю предо­став­лен ста­тус бе­жен­ца, то вид на жи­тель­ство дей­стви­те­лен че­ты­ре го­да. В осталь­ных слу­ча­ях срок его дей­ствия, как пра­ви­ло, один год.

Ес­ли нет при­чин вы­дать че­ло­ве­ку убе­жи­ще, то он мо­жет по­лу­чить про­тек­ци­он­ный ста­тус. На­при­мер, ес­ли на ро­дине ему гро­зит смерт­ная казнь, пыт­ки или он под­верг­нет свою жизнь опас­но­сти, в част­но­сти, из-за про­дол­жа­ю­ще­го­ся во­ен­но­го кон­флик­та.

– Ес­ли оно вы­да­но так­же на год, то ка­ким об­ра­зом его про­для­ют? Про­ве­ря­е­те ли вы, что че­ло­ве­ку по-преж­не­му опас­но на­хо­дить­ся на ро­дине? Или есть ка­кие-ли­бо дру­гие кри­те­рии?

– За­яв­ле­ние для про­дле­ния ви­да на жи­тель­ство по­да­ет­ся в по­ли­цию до ис­те­че­ния сро­ка дей­ствия су­ще­ству­ю­ще­го. При­оста­нов­ле­ние про­тек­ци­он­но­го ста­ту­са все­гда яв­ля­ет­ся объ­ек­том ин­ди­ви­ду­аль­но­го рас­сле­до­ва­ния. Ес­ли на ро­дине бе­жен­ца си­ту­а­ция из­ме­ни­лась с тех пор, как бы­ло предо­став­ле­но убе­жи­ще, воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость тща­тель­но пе­ре­смот­реть во­прос це­ле­со­об­раз­но­сти пре­бы­ва­ния че­ло­ве­ка в Фин­лян­дии. Ста­тус бе­жен­ца бу­дет при­оста­нов­лен, ес­ли ли­цо доб­ро­воль­но при­бе­га­ет к за­щи­те на сво­ей ро­дине, вос­ста­нав­ли­ва­ет граж­дан­ство по соб­ствен­ной во­ле, по­лу­ча­ет граж­дан­ство дру­го­го го­су­дар­ства, со­би­ра­ет­ся за­про­сить за­щи­ту у тре­тьей стра­ны или бо­лее не нуж­да­ет­ся в за­щи­те. Ста­тус бе­жен­ца так же бу­дет от­ме­нен, ес­ли че­ло­век со­зна­тель­но предо­ста­вил лож­ные све­де­ния, ли­бо скрыл ка­ки­е­ли­бо фак­ты во вре­мя по­да­чи за­яв­ле­ния, и это по­вли­я­ло на при­ня­тие ре­ше­ния.

– На ка­кой срок убе­жи­ще про­для­ет­ся?

– Раз­ре­ше­ние на пре­бы­ва­ние на ос­но­ва­нии убе­жи­ща предо­став­ля­ет­ся на че­ты­ре го­да, по­сле че­го воз­мож­но его продлить: до тех пор, по­ка оно не бу­дет при­оста­нов­ле­но или не от­ме­не­но.

По­сто­ян­ный вид на жи­тель­ство мо­жет быть вы­дан че­ло­ве­ку, ко­то­рый про­жил в Фин­лян­дии в те­че­ние че­ты­рех лет без пе­ре­ры­ва. Впро­чем, для его по­лу­че­ния все еще долж­ны су­ще­ство­вать те же при­чи­ны.

– В ка­ких слу­ча­ях убе­жи­ще вы­да­ет­ся сра­зу на по­сто­ян­ной ос­но­ве?

– Та­кой ка­те­го­рии, как «по­сто­ян­ное убе­жи­ще», не су­ще­ству­ет.

– Зна­е­те ли вы, что неред­ко, на­при­мер, «че­чен­ские бе­жен­цы» та­ко­вы­ми на са­мом де­ле не яв­ля­ют­ся? Они про­сто по­ку­па­ют се­бе пас­пор­та (или ре­ги­стра­цию в Чечне) толь­ко для то­го, что­бы по­лу­чить убе­жи­ще. Про­ве­ря­е­те ли вы та­кие фак­ты? На­при­мер, зна­ет ли про­си­тель «род­ной» че­чен­ский язык?

– Есте­ствен­но, за­яви­те­ли долж­ны до­ка­зать, в том чис- ле, при­над­леж­ность к той или иной на­ци­о­наль­но­сти. Тем не ме­нее, в рас­чет при­ни­ма­ют­ся раз­ные об­сто­я­тель­ства. На­при­мер, воз­раст.

– Нам рас­ска­зы­ва­ли слу­чаи, ко­гда про­си­тель убе­жи­ща на са­мом де­ле хо­тел лишь бес­плат­но по­жить в той или иной стране, не пла­тя за оте­ли, еду и ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние. Год в Шве­ции, год в Фин­лян­дии…

Не со­би­ра­е­тесь ли вы уко­ра­чи­вать сро­ки рас­смот­ре­ния за­яв­ле­ний? В том чис­ле, и из-за эко­но­мии го­су­дар­ствен­ных средств?

– Без­услов­но, мы по­сто­ян­но ста­ра­ем­ся умень­шать сро­ки рас­смот­ре­ния по­доб­ных дел, и в по­след­ние два го­да нам это уда­ет­ся. В этом го­ду сред­ний по­ка­за­тель: 185 дней. Во­семь­де­сят про­цен­тов дел бы­ло рас­смот­ре­но в те­че­ние 161 дня, а 10% – да­же в те­че­ние де­ся­ти дней. Де­ла по «Дуб­лин­ской Кон­вен­ции» рас­смат­ри­ва­ют­ся не бо­лее со­ро­ка дней.

– При рас­смот­ре­нии до­ку­мен­тов о ви­де на жи­тель­ство пред­при­ни­ма­те­лей и чле­нов их се­мей Им­ми­гра­ци­он­ная служ­ба очень стро­го сле­дит за тем, что­бы уро­вень до­хо­дов был не ни­же тре­бу­е­мо­го уров­ня. Из­вест­ны слу­чаи, ко­гда биз­нес­мен в те­че­ние го­да все­го два ме­ся­ца не пла­тил се­бе зар­пла­ту и по­лу­чал от­каз в про­дле­нии. Про­си­те­ли же убе­жи­ща едут в Фин­лян­дию на пол­ное го­су­дар­ствен­ное обес­пе­че­ние. При при­ня­тии ре­ше­ния ду­ма­е­те ли вы об этом и об эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции стра­ны в це­лом? Или ва­ми дви­жут толь­ко гу­ма­ни­тар­ные при­чи­ны?

– Им­ми­гра­ци­он­ная служ­ба толь­ко расследует: со­от­вет­ству­ют ли кри­те­рии за­яви­те­ля За­ко­ну об ино­стран­цах и за­тем вы­да­ет вид на жи­тель­ство или нет. А уж де­ло по­ли­ти­ков и фин­ско­го Пар­ла­мен­та в част­но­сти ду­мать о том, как все это по­вли­я­ет на экономику, бу­ду­щее стра­ны. И при­ни­мать со­от­вет­ству­ю­щие ре­ше­ния.

– Фин­лян­дия предо­став­ля­ет мно­же­ство кур­сов для бе­жен­цев. Язы­ко­вых, про­фес­си­о­наль­но­го обу­че­ние и так да­лее. На это так­же вы­де­ля­ют­ся нема­лые день­ги из бюд­же­та. Есть ли у вас ста­ти­сти­ка, ка­кой про­цент бе­жен­цев ре­аль­но поль­зу­ют­ся по­доб­ны­ми услу­га­ми? А по­том успеш­но тру­доу- стра­и­ва­ет­ся или от­кры­ва­ет свою фир­му?

– К со­жа­ле­нию, у Им­ми­гра­ци­он­ной служ­бы нет от­ве­тов на эти во­про­сы, так как они от­но­сят­ся к ком­пе­тен­ции Ми­ни­стер­ства эко­но­ми­ки и за­ня­то­сти.

– Из­вест­но ли вам, что по до­сти­же­нии му­суль­ман­ской де­воч­кой опре­де­лен­но­го воз­рас­та ее ча­сто от­прав­ля­ют из Фин­лян­дии на быв­шую ро­ди­ну (где вро­де бы «опас­но»), там она про­во­дит не­сколь­ко лет и воз­вра­ща­ет­ся «ис­тин­ной му­суль­ман­ской», ко­то­рая ни­ко­гда не ин­те­гри­ру­ет­ся в фин­ское об­ще­ство. Со сле­ду­ю­щим по­ко­ле­ни­ем исто­рия по­вто­ря­ет­ся.

– Да, мы в кур­се, что лю­ди с меж­ду­на­род­ным про­тек­ци­он­ным ста­ту­сом ез­дят к се­бе на ро­ди­ну. В не­ко­то­рых слу­ча­ях это мо­жет при­ве­сти к при­оста­нов­ке или от­мене это­го ста­ту­са (см. вы­ше). Но по­езд­ки, на­при­мер, на празд­ни­ки или в от­пуск вполне до­пу­сти­мы. до­пол­ни­тель­ная ин­фор

ма­ция: www.migri.fi

ИГОРЬ ТА­БА­КОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.