Вы­жи­ва­ет силь­ней­ший?

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ИММИГРАЦИЯ - Мак­сим Со­ко­лов (фа­ми­лия из­ме­не­на)

К со­жа­ле­нию, и в сказ­ке, и в ре­аль­ной жиз­ни преж­де, чем до­стичь же­ла­е­мо­го, ге­ро­ям при­хо­дит­ся прой­ти нема­ло ис­пы­та­ний. Вот и неко­то­рым про­си­те­лям убе­жи­ща в Фин­лян­дии их вы­па­да­ет нема­ло. Но за­то в на­гра­ду осо­бо стой­кие по­лу­ча­ют ста­тус по­ли­ти­че­ско­го бе­жен­ца и все, свя­зан­ные с этим, со­ци­аль­ные бла­га.

До­е­ха­ли. Связь пло­хая. Дур­дом пол­ней­ший! Есть пес­ня у ка­кой-то пе­ви­цы «Тай­га... ки­ло­мет­ры...»

Те­перь и я тут. Во­круг ле­са и тор­фя­ные бо­ло­та! Ло­си. Мед­ве­ди. Лю­дей нет. По-рус­ски го­во­рит один аф­ри­ка­нец, до­воль­но злоб­но­го ви­да, да еще од­но се­мей­ство, ко­то­рое при­е­ха­ло с на­ми. Они, оче­вид­но, очу­тив­шись в ро­ди­мой глу­ши, сра­зу при­уны­ли и устро­и­ли ис­те­ри­ку. Те­перь ле­жат и смот­рят в по­то­лок. Боль­ше по-рус­ски ни­кто не го­во­рит.

Стой­ки ад­ми­ни­стра­ции нет. Сти­раль­ных ма­шин нет. Пеш­ком на 5 этаж. Лиф­та нет. Туа­лет один на де­ся­ток се­мей... Душ то­же. Вода в ду­ше идет еле-еле и нуж­но все вре­мя при­жи­мать од­ну ру­ку к кноп­ке.

Мы без чай­ни­ка и без чая. И взять негде. День­ги нам да­дут че­рез не­сколь­ко дней. Ви­ди­мо пред­по­ла­га­ет­ся, что вы­жи­ва­ет силь­ней­ший бе­же­нец...

Се­мей­ство в шо­ке. Прав­да у них, в от­ли­чие от нас, есть кро­хот­ный чай­ник. Да­ли один раз и нам ки­пят­ка. Еда в цен­тре не пред­по­ла­га­ет­ся, за­то за­чем-то всем бе­жен­цам вы­да­ли 50-сан­ти­мет­ро­вые те­са­ки и ска­за­ли:

– Для хле­ба... Пред­по­ла­га­ет­ся охо­та на ло­сей?

Се­го­дня мы вы­шли на ули­цу. Во­круг ки­ло­мет­ры тай­ги. Ря­дом с до­миш­ком для бе­жен­цев – огром­ное тор­фя­ное бо­ло­то. За­пах яд­ре­ный. Над бо­ло­том орут и кру­жат пти­цы. Уда­лось вы­яс­нить, что ес­ли ид­ти меж­ду сос­на­ми не­сколь­ко ки­ло­мет­ров пеш­ком, мож­но на­бре­сти на один ла­рек на трас­се и ку­пить хле­ба. Мы доб­ре­ли и ку­пи­ли. Бли­жай­ший го­ро­док в де­сят­ке ки­ло­мет­ров, но ту­да не по­пасть – очень ред­ко по трас­се едет транс­порт. Ма­ши­на тут рос­кошь, и ви­дят их не ча­сто: па­ру раз в неделю!

Уда­лось на­ла­дить связь. К за­па­ху бо­ло­та при­вык­ли – гла­за сле­зят­ся мень­ше. Ви­де­ли ми­шек се­ро-бу­рых и тол­стень­ких. Они убе­жа­ли.

Погода – хо­лод­ная, по­всю­ду су­гро­бы. Го­во­рят, тут бы­ва­ет по­ляр­ное си­я­ние и бе­лые но­чи...

При­е­хав­шие с на­ми бе­жен­цы гром­ко сте­на­ли об от­сут­ствии пи­щи, и нам вче­ра вы­да­ли по 100 ев­ро. Мы вы­шли на трас­су: там раз в час хо­дит ав­то­бус. Би­лет сто­ит по­чти 4 ев­ро на од­но­го че­ло­ве­ка: но за­то мож­но до­брать­ся до бли­жай­ше­го поселения и ку­пить еды. Мы ку­пи­ли все­го, что на­до и вер­ну­лись тем же марш­ру­том. Гру­жен­ные сум­ка­ми, дол­го шли че­рез сос­ны в свой до­мик. И бы­ли счаст­ли­вы, ведь ко все­му про­че­му, мы ку­пи­ли кро­хот­ный элек­три­че­ский чай­ник за 20 ев­ро.

Ад­рес тут муд­ре­ный: уда­лось вы­яс­нить толь­ко, что до­мик, в ко­то­рый нас по­се­ли­ли с дру­ги­ми бе­жен­ца­ми, спе­ци­аль­но по­стро­ен вда­ли от че­ло­ве­че­ско­го жи­лья, в ле­су. При­го­то­вить еду на кухне труд­но­ва­то: на мно­же­ство квар­тир од­на пли­та, где ра­бо­та­ют все­го три кон­фор­ки: окру­жа­ю­щие гре­мят, жа­рят и па­рят с утра до позд­ней но­чи. Не по­дой­ти. Едим хлеб и рыб­ные кон­сер­вы.

В об­щем, все не так пло­хо, как мне с пе­ре­пу­гу по­ка­за­лось: нас тут оста­вят не на­все­гда, а на не­сколь­ко ме­ся­цев. Глав­ное тут вы­жить! Мы нашли озе­ро, гу­ля­ем по ле­су. Я при­вы­каю. Ведь лю­ди пла­тят огром­ные день­ги, что­бы при­е­хать сю­да, а мы по­па­ли на при­ро­ду по во­ле судь­бы...

Сей­час все ка­жет­ся уже не та­ким су­ро­вым. Прав­да, мы немнож­ко мерз­нем: опять ту­чи, и ба­та­реи не ра­бо­та­ют. Но, ни­че­го, пе­ре­жи­вем.

Нас опять пе­ре­вез­ли в дру­гое ме­сто. В ле­су сто­ят три до­ми­ка, где пол­но бе­жен­цев. Туа­лет один на весь этаж. Ни­че­го то­же нет. Уда­лось, вы­яс­нить, что рань­ше до­ми­ки бы­ли мест­ной псих­боль­ни­цей, по­том она за­кры­лась за неиме­ни­ем па­ци­ен­тов и ее от­да­ли бе­жен­цам. Так что ве­се­лье про­дол­жа­ет­ся, но уже не очень смеш­но.

Уж очень нуж­ны нож­ни­цы. Мы ста­ли по­хо­жи на та­ких ма­лень­ких ком­нат­ных со­ба­чек, у ко­то­рых не вид­но глаз…

Во­круг то­же тай­га. На ав­то­бу­се до го­ро­да би­лет сто­ит 4 ев­ро, и нель­зя с этим же би­ле­том вер­нуть­ся. Ав­то­бус хо­дит один раз в час два­дцать ми­нут. То есть, ска­тать­ся ту­да и об­рат­но 16 ев­ро. Для нас – это очень до­ро­го. Бес­плат­но ни­ка­ко­го ав­то­бу­са нет.

Я бо­лею, тем­пе­ра­ту­рю. Все от уха. Пой­ду завтра ло­вить мед­сест­ру. Все ху­же и ху­же.

Ока­за­лось, уш­ной ви­рус, им сот­ни лю­дей бо­ле­ют. Толь­ко у нас на эта­же – трое взрос­лых слег­ло с уша­ми... Кто бы мог по­ду­мать!

Во­зи­ли к вра­чу и да­ли ле­карств ку­чу, кап­ли, опять мазь, таб­ле­ток три ви­да: и ан­ти­био­ти­ки, и Бу­ра­ну, и еще что-то... Че­ло­ве­ку немно­го нуж­но для сча­стья!

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.