«Мой дом – моя кре­пость»

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ - Алек­сей Та­ба­ков

Как пра­ви­ло, путь в за­мок то­же един­ствен­ный. Прой­ти его на­до пеш­ком – ни­ка­ких лиф­тов и ма­шин не преду­смот­ре­но. Од­на­ко по­го­ва­ри­ва­ют, что, ес­ли очень сильно по­нра­вить­ся хо­зя­и­ну зам­ка, то кру­той сер­пан­тин мож­но за­ме­нить по­езд­кой на ва­го­нет­ке, на ко­то­рой в за­мок до­став­ля­ют про­дук­ты. К со­жа­ле­нию, в тот мо­мент хо­зя­и­на в зам­ке не бы­ло во­об­ще. По­это­му два­дцать ми­нут уси­лен­ной ра­бо­ты но­га­ми при­ве­ли нас к очень вну­ши­тель­ным во­ро­там, у ко­то­рых си­де­ла сто­ро­же­вая ми­ни­со­ба­ка. Впро­чем, бли­же к ве­че­ру ее сме­нил кот, уже обыч­ных раз­ме­ров.

Даль­ше же на­ча­лись кру­тые лест­ни­цы и опять за­ме­ча­тель­ные ви­ды на Рейн. В те вре­ме­на, ко­гда у мест­ных фе­о­да­лов из раз­вле­че­ний бы­ли толь­ко вой­на хоть с кем-ни­будь, да за­пи­хи­ва­ние вра­гов и про­чих про­ви­нив­ших­ся в спе­ци­аль­ную клет­ку, где несчаст­ных по­сте­пен­но скле­вы­ва­ли пти­цы, кра­си­вые ви­ды це­ни­лись го­раз­до вы­ше, чем се­го­дня.

Сам же за­мок услов­но со­сто­ит из несколь­ких ча­стей – ста­рой, на­ча­ло ко­то­рой по­ло­же­но еще в один­на­дца­том ве­ке, и новой – ре­кон­струк­ции, вы­пол­нен­ной уже ве­ке в два­дца­том. Средств на это ушло нема­ло. Кста­ти, сей­час здесь рас­по­ла­га­ют­ся не­сколь­ко го­сти­нич­ных но­ме­ров с пол­ным по­гру­же­ни­ем в сред­не­ве­ко­вье. До­брать­ся до ци­ви­ли­за­ции не слиш­ком про­сто, по­это­му в зам­ке есть неболь­шой ре­сто­ран и неко­то­рое ко­ли­че­ство раз­вле­че­ний. На­при­мер, ноч­ной тур по зам­ку. С фа­ке­ла­ми, ле­де­ня­щи­ми кровь ис­то­ри­я­ми (ко­ли­че­ство рас­став­ших­ся с го­ло­вой ис­то­ри­че­ских лич­но­стей здесь то­же нема­лое) и обя­за­тель­ной де­гу­ста­ци­ей в глав­ном по­гре­бе. Та­кие ту­ры обыч­но поз­во­ля­ют се­бе толь­ко очень круп­ные мест­ные ком­па­нии в це­лях укреп­ле­ния кор­по­ра­тив­но­го ду­ха со­труд­ни­ков.

В от­ли­чие от Rheinstein Castle за­мок Marksburg про- сто­ял без из­ме­не­ний и раз­ру­ше­ний бо­лее се­ми ве­ков. На­вер­ное, за по­доб­ную ста­биль­ность его и при­ме­ти­ло об­ще­ство лю­би­те­лей немец­ких кре­по­стей и да­же пе­ре­нес­ло сю­да свое управ­ле­ние, а, за­од­но, и вну­ши­тель­ных раз­ме­ров биб­лио­те­ку.

Для ту­ри­стов же это воз­мож­ность во вре­мя пре­бы­ва­ния на сред­нем Рейне уви­деть, как жи­ли немец­кие ры­ца­ри в есте­ствен­ной сре­де. Про­брав­шись че­рез един­ствен­ные во­ро­та (из бой­ниц над ни­ми ата­ку­ю­щих по­ли­ва­ли ки­пя­щей смо­лой) мож­но прой­ти пу­тем, ко­то­рым всад­ни­ки воз­вра­ща­лись по­сле мно­го­чис­лен­ных битв. Впро­чем, и се­го­дня этим пу­тем про­ще вос­поль­зо­вать­ся кон­но­му, чем пе­ше­му: сту­пе­ни здесь иг­ра­ют ско­рее де­ко­ра­тив­ную роль.

К се­ре­дине три­на­дца­ти­лет­ней войны в Marksburg по­яви­лась своя пу­шеч­ная ба­та­рея, ко­то­рая по за­дум­ке ко­ман­ду­ю­ще­го долж­на бы­ла оста­но­вить про­тив­ни­ка, в слу­чае его неожи­дан­ной пе­ре­пра­вы че­рез Рейн. Ис­пы­тать это в де­ле так и не уда­лось, за­то тор­же­ствен­ны­ми зал­па­ми (обыч­но хо­ло­сты­ми) встре­ча­ли про­плы­ва­ю­щие ми­мо су­да из­вест­ных лиц.

Что ин­те­рес­но, да­же во вре­мя непре­кра­ща­ю­щих- ся войн сол­да­там гар­ни­зо­на при­хо­ди­лось под­ра­ба­ты­вать се­бе на жизнь, имен­но по­это­му здесь по­яви­лась своя куз­ни­ца, ре­мес­лен­ная ма­стер­ская и ого­род ле­чеб­ных трав. Эти­ми «услу­га­ми» зам­ка поль­зо­ва­лись не толь­ко ры­ца­ри, но и жи­те­ли бли­жай­ше­го го­род­ка.

А во­об­ще жи­лось им то­гда до­воль­но мрач­но, осо­бен­но в смыс­ле ги­ги­е­ны. Вода в Рейне – в от­ли­чие от ны­неш­них вре­мен – бы­ла ужас­но­го ка­че­ства. По­это­му, что­бы не под­це­пить оче­ред­ную за­ра­зу, и ры­ца­ри, и про­сто­лю­ди­ны пи­ли ви­но, в том чис­ле, и де­ти.

Для то­го, что­бы вы­мыть­ся, при­хо­ди­лось ки­пя­тить во­ду в спе­ци­аль­ном кот­ле. При­чем, су­дя по его неболь­шим раз­ме­рам, хва­тить этой во­ды мог­ло лишь на весь­ма неболь­шую часть те­ла. Ну а с туа­ле­том со­всем бы­ла бе­да. За­мок-то вы­со­кий, вниз для этих це­лей не на­бе­га­ешь­ся. Да и бо­я­лись ры­ца­ри, что ка­кой­ни­будь враг к ним в это вре­мя под­кра­дет­ся. По­это­му по­ме­ще­ние под туа­лет бы­ло вы­де­ле­но пря­мо в тра­пез­ном за­ле, в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от сто­ла. И, ко­неч­но, ни­ко­му то­гда в го­ло­ву не при­хо­ди­ло за­кры­вать­ся из­нут­ри. Мощ­ная за­движ­ка, на­обо­рот, бы­ла сде­ла­на сна­ру­жи: вдруг, опять же, враг про­бе­рет­ся?

Су­дя по все­му, страх во­об­ще был ос­нов­ным чув­ством то­го вре­ме­ни. На­при­мер, несмот­ря на вы­со­кий ста­тус, спа­ли ры­ца­ри в весь­ма ма­лень­ких по раз­ме­ру кро­ва­тях, да и то ис­клю­чи­тель­но в по­ло­же­нии по­лу­си­дя. Во­пер­вых, бо­я­лись уме­реть во сне, не по­лу­чив от­пу­ще­ния мно­го­чис­лен­ных гре­хов. Во­вто­рых, в та­ком по­ло­же­нии их мог­ли при­нять за мерт­вых оби­та­ю­щие в зам­ке при­ви­де­ния и ута­щить с со­бой.

Да и во­об­ще де­лать ры­ца­рям осо­бо бы­ло нече­го: лишь раз­го­ва­ри­вать, тан­це­вать, да смот­реть в ок­но: не при­бли­жа­ют­ся ли оче­ред­ные недру­ги. Да­же на­ко­лоть дров, раз­жечь огонь и сва­рить се­бе ча­шеч­ку ко­фе на вине не поз­во­ля­ло по­ло­же­ние, все де­ла­ли ис­клю­чи­тель­но слу­ги. Для ко­то­рых, кста­ти, в зам­ке и бы­ло про­руб­ле­но един­ствен­ное ши­ро­кое ок­но, что­бы они мог­ли ра­бо­тать при днев­ном све­те: све­чи то­гда бы­ли от­нюдь неде­ше­вым удо­воль­стви­ем.

АЛЕК­СЕЙ ТА­БА­КОВ

Ночь в ко­ро­лев­ском номере это­го зам­ка сто­ит со­всем недо­ро­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.