Вы аре­сто­ва­ны!

Го­во­рят, что «от су­мы да тюрь­мы» луч­ше не за­ре­кать­ся. Про «су­му», то есть, о том, как по­лу­чить те или иные по­со­бия по без­ра­бо­ти­це, мы в рам­ках этой руб­ри­ки уже пи­са­ли. А так как со­зда­на она, пре­жде все­го, для по­вы­ше­ния пра­во­вой гра­мот­но­сти на­ших со­оте­чест

Novosti Helsinki with FINNBAY - - «АКТУАЛЬНАЯ ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ» - Ири­на Та­ба­ко­ва

Итак, за ка­кие пра­во­на­ру­ше­ния в Фин­лян­дии про­сто штра­фу­ют, а за ка­кие уже ли­ша­ют сво­бо­ды?

– Все за­ви­сит от тя­же­сти пре­ступ­ле­ния. На­при­мер, украл кар­ман­ник кошелек. На пер­вый взгляд: кра­жа есть кра­жа. Но ведь мож­но этот бу­маж­ник про­сто неза­мет­но вы­та­щить, а мож­но при этом уда­рить по­тер­пев­ше­го по го­ло­ве или из­бить. В та­ком слу­чае это уже раз­бой­ное на­па­де­ние, то есть, де­ло го­раз­до се­рьез­нее.

Или, до­пу­стим, во­ров­ство про­дук­тов из ма­га­зи­на. Од­но де­ло, ко­гда кто-то раз вы­нес па­кет мо­ло­ка. И со­всем дру­гое, ко­гда че­ло­век за­ни­ма­ет­ся этим по­сто­ян­но и по­сто­ян­но же по­па­да­ет в ру­ки охран­ни­ков и по­ли­ции.

За тяж­кие же пре­ступ­ле­ния – убий­ство, угро­зу тер­ак­та и то­му по­доб­ное, ко­неч­но же, сра­зу аре­сто­вы­ва­ют. Кста­ти тех, кто не име­ет фин­ско­го ви­да на жи­тель­ство, то­же, ско­рее все­го, по­са­дят под арест и за бо­лее «лег­кие» пра­во­на­ру­ше­ния: что­бы не скры­лись от след­ствия. Тех же, кто по­сто­ян­но на­хо­дит­ся в Фин­лян­дии, могут и от­пу­стить до­мой до су­да. При усло­вии, есте­ствен­но, что они не пред­став­ля­ют угро­зы для об­ще­ства.

– Мож­но ли не опла­чи­вать штраф, ес­ли с ним не со­гла­сен?

– Лю­бой штраф, на­ло­жен­ный по­ли­ци­ей, мож­но опро­те­сто­вать в су­де, на­пи­сав за­яв­ле­ние и при­ло­жив со­от­вет­ству­ю­щие до­ку­мен­ты. В слу­чае, ес­ли и суд при­нял ре­ше­ние, что штраф дол­жен быть опла­чен, сто­ит об­ра­тить­ся в вы­ше­сто­я­щую ин­стан­цию. Ча­сто имен­но это и по­мо­га­ет.

– Ка­ким об­ра­зом про­ис­хо­дит арест в Фин­лян­дии? По­ли­ция вры­ва­ет­ся по­сре­ди но­чи, пе­ре­вер­ты­ва­ет все вверх дном...

– Обыч­но здесь при­хо­дят в во­семь утра. Но могут, ко- неч­но, и в лю­бое дру­гое вре­мя. За­дер­жан­но­го по­ме­ща­ют в след­ствен­ный изо­ля­тор, в ко­то­ром его – по за­ко­ну – могут дер­жать не бо­лее трех су­ток.

По­том пред­ста­ви­те­ли по­ли­ции об­ра­ща­ют­ся в суд с прось­бой про­длить арест еще на две неде­ли. В те­че­ние ко­то­рых на­хож­де­ние в СИЗО мож­но об­жа­ло­вать. Ну а по­сле двух 2 недель­ных сро­ков – и опять же толь­ко по ре­ше­нию су­да – че­ло­ве­ка мож­но дер­жать в изо­ля­то­ре несколь­ко ме­ся­цев.

След­ствен­ная тюрь­ма на­хо­дит­ся в при­го­ро­де Хель­син­ки – Ван­таа. Ка­ме­ры там на че­ты­рех, ино­гда и двух че­ло­век. Раз в день – обя­за­тель­ные про­гул­ки, и пи­та­ние очень при­лич­ное: да­же мо­ро­жен­ное да­ют.

Кста­ти, в Фин­лян­дии нет ка­ко­го-ли­бо уста­нов­лен­но­го пе­ри­о­да для след­ствия. Оно мо­жет длить­ся сколь­ко угод- но: и год, и два, и шесть. Но за­клю­чен­но­го могут за­дер­жи­вать толь­ко на по­ло­ви­ну то­го сро­ка, ко­то­рый ему гро­зит. И не бо­лее.

До­пу­стим, он об­ви­ня­ет­ся в убий­стве, на­ка­за­ние за ко­то­рое – во­семь лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Так вот че­рез че­ты­ре го­да в СИЗО его долж­ны вы­пу­стить, да­же ес­ли след­ствие не за­кон­че­но.

– На ка­ких усло­ви­ях по­до­зре­ва­е­мо­го могут осво­бо­дить из след­ствен­но­го изо­ля­то­ра? Толь­ко по ре­ше­нию су­да? Под де­неж­ный за­лог? Под по­ру­чи­тель­ство?

– Ни на ка­ких. В Фин­лян­дии нет си­сте­мы ни так на­зы­ва­е­мых элек­трон­ных брас­ле­тов, ни де­неж­но­го за­ло­га, ни поручительства. То есть, ес­ли че­ло­ве­ка аре­сто­ва­ли, он бу­дет си­деть.

– А се­мей­ные об­сто­я­тель­ства? Могут ли по­са- дить в тюрь­му мно­го­дет­ную мать, ес­ли она со­вер­ши­ла, до­пу­стим, убий­ство? Ес­ли да, то что про­ис­хо­дит с детьми?

– Де­тей в та­ком слу­чаи или за­би­ра­ют род­ствен­ни­ки, или их по­ме­ща­ют в при­ют.

– Ка­кие пра­ва име­ет аре­сто­ван­ный?

– Есте­ствен­но, он име­ет пра­во на зво­нок ад­во­ка­ту, су­пру­ге, де­тям. Но, опять же, все за­ви­сит от то­го, в на­сколь­ко тя­же­лом пре­ступ­ле­нии его по­до­зре­ва­ют.

Ну а непо­сред­ствен­но в след­ствен­ном изо­ля­то­ре он мо­жет по­ку­пать в ларь­ке си­га­ре­ты, чай, пе­че­нье и то­му по­доб­ное на сум­му 100 ев­ро в ме­сяц, об­сле­до­вать­ся у вра­ча, ес­ли есть про­бле­мы со здо­ро­вьем...

Мо­биль­ные те­ле­фо­ны, по­тен­ци­аль­но опас­ные пред­ме­ты ти­па нож­ниц, ко­неч­но, изы­ма­ют­ся, но одеж­да оста­ет­ся своя – ни­ка­ких тю­рем­ных роб не по­ло­же­но.

– Мак­си­маль­ный срок на­ка­за­ние в Фин­лян­дии – это?

– По­жиз­нен­ное за­клю­че­ние. И это со­вер­шен­но ре­аль­ный срок. Дру­гой во­прос, что че­рез де­сять лет че­ло­век мо­жет на­пи­сать про­ше­ние о том, что рас­ка­ял­ся. Ес­ли этот факт, дей­стви­тель­но, вы­зы­ва­ет до­ве­рие, то его осво­бож­да­ют. Ведь по­ли­ти­ка го­су­дар­ства та­ко­ва, что пра­во­на­ру­ши­тель уже на­ка­зан ли­ше­ни­ем сво­бо­ды и по­че­му бы те­перь не дать ему еще один шанс стать нор­маль­ным чле­ном об­ще­ства.

– Яв­ля­ет­ся ли со­сто­я­ние ал­ко­голь­но­го или нар­ко­ти­че­ско­го опья­не­ния отя­го­ща­ю­щим об­сто­я­тель­ством?

– Са­мо по себе – нет. Тут все боль­ше за­ви­сит от то­го,

на­сколь­ко по­до­зре­ва­е­мый был агрес­си­вен. Ну и от «при­чи­ны» пре­ступ­ле­ния. Од­но де­ло, ко­гда он с же­ной по­ру­гал­ся и по­драл­ся с ней. И со­всем дру­гое – ко­гда он на ули­це безо вся­ко­го по­во­да на­чи­на­ет из­би­вать со­вер­шен­но незна­ко­мых лю­дей.

– Су­ще­ству­ет ли в Фин­лян­дии прак­ти­ка кон­фис­ка­ции иму­ще­ства и арест сче­тов? Ес­ли да, то за ка­кие пре­ступ­ле­ния? И ку­да идет это кон­фис­ко­ван­ное иму­ще­ство? В поль­зу по­тер­пев­ше­го или в поль­зу го­су­дар­ства?

– Да. Но, опять все, за­ви­сит от каж­до­го кон­крет­но­го слу­чая. Ес­ли речь идет, до­пу­стим, о во­ров­стве, то сред­ства идут в поль­зу по­тер­пев­ше­го.

А, на­при­мер, при до­ка­зан­ном пре­ступ­ле­нии в от­мы­ва­нии де­нег все иму­ще­ство и сред­ства со сче­тов от­хо­дят в поль­зу го­су­дар­ства. Да­же ес­ли жи­лье – един­ствен­ная вил­ла. По­это­му при­дет­ся ид­ти в ноч­леж­ку, а по­том про­сить по­со­бие для арен­ды со­ци­аль­ной квар­ти­ры.

Во­об­ще, что ка­са­ет­ся от­мы­ва­ния де­нег, то это до­воль­но слож­ное – в смыс­ле са­мой про­це­ду­ры – об­ви­не­ние. Как пра­ви­ло, сна­ча­ла нуж­но до­ка­зать, что не все в по­ряд­ке с бух­гал­те­ри­ей – ведь ка­ким-то об­ра­зом сред­ства при­шли и ушли. По­том при­бав­ля­ет­ся уход от опла­ты на­ло­гов, ну и так да­лее.

Бы­ва­ет, что по­ли­ция «пе­ре­стра­хо­вы­ва­ет­ся». На­при­мер, рос­сий­ско­го пред­при­ни­ма­те­ля, за­ни­ма­ю­ще­го­ся экс­пор­том, как раз в от­мы­ва­нии де­нег и об­ви­ни­ли. Ос­нов­ной же при­чи­ной ста­ло то, что за шесть лет че­рез счет его фир­мы про­шло сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров. По­ли­ции по­ка­за­лось, что ре­аль­но то­ва­ров по­сту­па­ло мень­ше, чем де­нег, а по­то­му осталь­ные биз­нес­мен вро­де как «от­мы­вал». Недо­ра­зу­ме­ние вы­яс­ни­лось, но че­ло­век успел за это вре­мя и в след­ствен­ном изо­ля­то­ре по­си­деть, и ре­пу­та­цию фир­мы тем са­мым ис­пор­тить.

– Име­ет ли по­тер­пев­ший пра­во на ком­пен­са­цию? И каков мо­жет быть ее раз­мер?

– Да, ко­неч­но, в слу­чае непра­во­мер­но­го об­ви­не­ния мож­но по­тре­бо­вать че­рез суд ком­пен­са­ции. Но она бу­дет до­воль­но незна­чи­тель­ной.

– За ка­кие пре­ступ­ле­ния че­ло­ве­ка могут лишить ви­да на жи­тель­ство и де­пор­ти­ро­вать?

– Во-пер­вых, ино­гда пу­та­ют экс­тра­ди­цию и де­пор­та­цию. Экстрадиция – это про­цесс вы­да­чи по­до­зре­ва­е­мо­го в ка­ком-ли­бо пре­ступ­ле­нии по за­про­су дру­гой стра­ны.

Но и тут есть ню­ан­сы. По за­ко­но­да­тель­ству ЕС нель­зя экс­тра­ди­ро­вать че­ло­ве­ка ту­да, где мо­жет быть опас­ность для его жиз­ни или ве­ро­ят­ность бес­че­ло­веч­но­го об­ра­ще­ния. По­это­му, на­при­мер, че­чен­цев-бо­е­ви­ков Фин­лян­дия не от­да­ет.

Де­пор­та­ция же – это про­цесс вы­дво­ре­ния из стра­ны. При­чин мо­жет быть несколь­ко. На­при­мер, кри­ми­наль­ная. Тут все, опять же, за­ви­сит от тя­же­сти пре­ступ­ле­ния и его «ре­гу­ляр­но­сти». На­при­мер, кто-то жи­вет тем, что во­ру­ет из ма­га­зи­нов, ча­сто на этом по­па­да­ет­ся и в ито­ге по­лу­ча­ет услов­ный срок. Ес­ли у че­ло­ве­ка по­ка еще вре­мен­ный вид на жи­тель­ство то: пре­ступ­ле­ния он по­лу­ча­ет ре­аль­ный тю­рем­ный срок и по этой при­чине сра­зу ли­ша­ет­ся ви­да на жи­тель­ство. По­сле от­бы­ва­ния по­ло­ви­ны это­го сро­ка его до­во­зят до гра­ни­цы и пе­ре­да­ют с рук на ру­ки пред­ста­ви­те­лям по­ли­ции род­ной стра­ны.

про­ис­хо­дит. Прав­да, ес­ли речь не идет о со­всем уж тя­же­лом пре­ступ­ле­нии. То­гда могут от­ме­нить и по­сто­ян­ный вид на жи­тель­ство.

Ес­ли у пра­во­на­ру­ши­те­ля уже есть граж­дан­ство, то его не ли­ша­ют ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах.

Дру­гой при­чи­ной де­пор­та­ции, не име­ю­щей ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к кри­ми­на­лу, мо­жет быть про­сто от­каз в ви­де на жи­тель­ство по эко­но­ми­че­ским ли­бо ка­ким-то дру­гим при­чи­нам. В та­ком слу­чае при­ни­ма­ет­ся ре­ше­ние о вы­дво­ре­нии, ко­то­рое сле- ду­ет ис­пол­нить в двух­не­дель­ный срок. Прав­да, в этот же срок мож­но по­дать апел­ля­цию в ад­ми­ни­стра­тив­ный суд. Очень ча­сто это по­мо­га­ет.

Вот, на­при­мер, рос­сий­ской се­мей­ной па­ре не про­дли­ли ра­бо­чий кон­тракт, на ос­но­ва - лу­чи­ли. По­ли­ция уже вы­да­ла ре­ше­ние о де­пор­та­ции...

А ад­ми­ни­стра­тив­ный суд, рас­смот­рев все до­ку­мен­ты, при­нял во вни­ма­ние тот факт, что су­пру­ги про­ра­бо­та­ли здесь уже до­воль­но дол­го, ка­кие-то сред­ства с зар­пла­ты на­ко­пи­ли...

И по­ста­но­вил де­пор­та­цию от­ме­нить.

Или дру­гой слу­чай – он, прав­да, ка­са­ет­ся ви­зо­во­го во­про­са. Еще од­ну рос­сий­скую па­ру по­ли­цей­ские оста­но­ви­ли на до­ро­ге во вре­мя пла­но­вой про­вер­ки. Муж­чи­на, ко­то­рый вел ма­ши­ну, ока­зал­ся слег­ка вы­пив­ши. Но имен­но со­всем слег­ка – по фин­ским за­ко­нам ну­ле­вое про­ми­ле со­всем не обя­за­тель­но. По­ли­цей­ские не при­ня­ли во вни­ма­ние тот факт, что ря­дом си­де­ла бе­ре­мен­ная же­на, и что имен­но она всю до­ро­гу и ве­ла ма­ши­ну: они про­сто нена­дол­го по­ме­ня­лись, так как ей ста­ло пло­хо. А ад­ми­ни­стра­тив­ный суд при­нял. Тем са­мым уда­лось из­бе­жать «чер­ной мет­ки», от­ка­за в визе и за­пре­та на въезд в Шен­ген. По­это­му, ес­ли вы счи­та­е­те, что пра­вы – обя­за­тель­но об­жа­луй­те непри­ят­ное ре­ше­ние.

– В чем глав­ное от­ли­чие фин­ско­го уго­лов­но­го ко­дек­са от рос­сий­ско­го?

– На­вер­ное, в том, что в УК РФ при­го­вор свя­зан с дей­стви­ем пра­во­на­ру­ши­те­ля, а в здеш­нем уго­лов­ном ко­дек­се – с его ре­зуль­та­том. Взять, на­при­мер, угон ма­ши­ны. В Фин­лян­дии та­ко­го по­ня­тия нет во­об­ще. Есть кра­жа и неза­кон­ное поль­зо­ва­ние. То есть, ес­ли кто-то угнал чу­жую ма­ши­ну, а по­том бро­сил ее, то осу­дить его могут толь­ко за то, что «ка­тал­ся без раз­ре­ше­ния хо­зя­и­на».

Или здесь в УК есть та­кое пре­ступ­ле­ние как «об­ман», под ко­то­рую мож­но под­ве­сти очень мно­гое. На­ло­ги не за­пла­тил? Об­ман. В су­де со­врал? Об­ман. Ез­дил по Фин­лян­дии по куп­лен­ным в России пра­вам? Об­ман.

В УК РФ по­доб­ной ста­тьи нет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.