Национальный во­прос

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ирина Та­ба­ко­ва

Им­ми­гран­ты из Рос­сии в Хель­син­ки вы­нуж­де­ны по­ла­гать­ся на про­до­воль­ствен­ную по­мощь, – со­об­щи­ла как-то эко­но­ми­че­ская га­зе­та Taloussanomat со ссыл­кой на Helsingin Uusiset. HU рас­ска­за­ла об очереди за хле­бом, где боль­шин­ство лю­дей – рус­ские... Жен­щи­на из очереди уве­ре­на, что русское имя очень ме­ша­ет при по­ис­ке ра­бо­ты:

– В род­ной стране у нас бы­ли хорошие ра­бо­чие ме­ста, мы бы­ли ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми со­труд­ни­ка­ми, а те­перь мы мар­ги­на­лы. По­со­бие очень ма­лень­кое. На ра­бо­ту не бе­рут, по­то­му что имя и фа­ми­лия рус­ские», – се­ту­ет она». Эту «но­вость» пе­ре­ве­ла Fontanka.fi, по­том под­хва­тил Ян­декс, и це­лую неде­лю чи­та­те­лям со­об­ща­лось, что в Фин­лян­дии «рус­ские го­ло­да­ют». Хо­тя, ко­гда наш соб­ствен­ный кор­ре­спон­дент «ра­ди несколь­ких строчек в га­зе­те» про­вел один раз в по­доб­ной очереди несколь­ко ча­сов, то вы­яс­нил, что рус­ских там, дей­стви­тель­но, мно­го. Толь­ко вот сто­ят там они со­всем не по­то­му, что есть на са­мом де­ле нече­го. Ско­рее, при­хо­дят об­ме­нять­ся сплет­ня­ми, впе­чат­ле­ни­я­ми о по­езд­ках на Канары, ну и в це­лях эко­но­мии, ко­неч­но.

Спе­ци­а­ли­сты считают, что им­ми­гран­ты в це­лом не нра­вят­ся «мест­ным» на под­со­зна­тель­ном, чи­сто пси­хо­ло­ги­че­ском уровне: ведь в стра­ну при­ез­жа­ют «по­сто­рон­ние», у ко­то­рых дру­гой мен­та­ли­тет, язык и обы­чаи. По­это­му стрем­ле­ние огра­дить­ся от них – ско­рее, не же­ла­ние оби­деть, а про­сто «го­лос кро­ви». Но вот при­слу­ши­вать­ся к нему или нет – во­прос уров­ня куль­ту­ры и об­ра­зо­ва­ния да­же не го­су­дар­ства це­лом, а каж­до­го кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, ра­бо­то­да­те­ля или чи­нов­ни­ка.

Вот, на­при­мер, слу­чай, ко­то­рый вполне мож­но счесть «дис­кри­ми­на­ци­он­ным», и про­изо­шел он в ре­ги­стра­ту­ра рай­он­ной по­ли­кли­ни­ки. В оче­редь к окош­ку под­хо­дит па­ци­ент­ка и на ан­глий­ском пы­та­ет­ся объ­яс­нить, что ей врач дал на­прав­ле­ние, до­пу­стим, на уль­тра­звук, по­это­му нуж­но на­зна­чить точ­ное вре­мя про­це­ду­ры. Ре­ги­стра­тор­ша за­яв­ля­ет:

– Я сей­час не хо­чу го­во­рить на ан­глий­ском. Вы в Фин­лян­дии, вот и го­во­ри­те на фин­ском.

Посколь­ку на ан­глий­ском па­ци­ент­ка го­во­рит во­все не из вред­но­сти, а из-за пло­хо­го зна­ния мест­но­го язы­ка, и уж тем бо­лее, ме­ди­цин­ских тер­ми­нов, (да и при­шла она во­все не на кур­сы,) то про­дол­жа­ет по­вто­рять свою прось­бу. Да­ма из ре­ги­стра­ту­ры сер­дит­ся, опять наста­и­вая, что в Фин­лян­дии го­во­рят на фин­ском. Че­рез де­сять та­ких по­вто­ре­ний кли­ент­ка не вы­дер­жи­ва­ет:

– За­то на ан­глий­ском – весь мир!

Ре­ги­стра­тор­ша сми­ря­ет­ся с этим фак­том и пи­шет на бу­маж­ке вре­мя. Но непо­сред­ствен­но в больнице, где и долж­но бы­ло про­хо­дить ис­сле­до­ва­ние, ока­за­лось, что оно во­об­ще не «за­би­то» и па­ци­ент­ка при­шла ту­да зря.

Мож­но рас­це­нить этот факт по-раз­но­му. На­при­мер, до­ве­сти си­ту­а­цию до аб­сур­да, за­явив, что рус­ских в Фин­лян­дии не толь­ко не кор­мят, но и ле­чить не хо­тят – па­ци­ент­ка-то бы­ла как раз из Рос­сии. Или объ­яс­нить непро­фес­си­о­на­лиз­мом го­су­дар­ствен­ной слу­жа­щей: все-та­ки, ее де­ло – ре­шать от­нюдь не линг­ви­сти­че­ские во­про­сы.

– То, что она прак­ти­че­ски «об­ма­ну­ла» па­ци­ент­ку, не на­зна­чив ей вре­мя про­це­ду­ры, ко­неч­но же, мо­жет слу­жить по­во­дом по­жа­ло­вать­ся. Для на­ча­ла глав­но­му вра­чу. Ко­неч­но, ее не уво­лят, да­же зар­пла­ту не сни­зят. Но за­ме­ча­ние сде­ла­ют, а это ни­ко­му не при­ят­но, – счи­та­ет кон­суль­тант ин­фор­ма­ци­он­но­го цен­тра го­ро­да Хель­син­ки Virka Info Инна Лан­ки­нен. – Кро­ме то­го, су­ще­ству­ет пра­ви­ло, ко­то­рое зву­чит при­мер­но так: «об­слу­жи­ва­ю­щий кли­ен­та го­су­дар­ствен­ный или му­ни­ци­паль­ный слу­жа­щий мо­жет ис­поль­зо­вать тот язык, ко­то­рый поз­во­лит до­не­сти до кли­ен­та ин­фор­ма­цию в до­ста­точ­ной сте­пе­ни по­ни­ма­ния кли­ен­том». Хо­тя, ес­ли па­ци­ент го­во­рит, на­при­мер, толь­ко на курд­ском – или на рус­ском, ко­то­рый то­же не все здесь зна­ют – то в пря­мом смыс­ле воз­ни­ка­ет вза­и­мо­не­по­ни­ма­ние, пре­одо­леть ко­то­рое мож­но лишь с по­мо­щью пе­ре­вод­чи­ка. С дру­гой сто­ро­ны, со­глас­но дру­го­му по­ло­же- нию – о язы­ке – об­щать­ся с кли­ен­том мо­гут имен­но на том, что рас­про­стра­нен в кон­крет­ном ре­ги­оне. На­при­мер, ес­ли вы при­е­де­те в го­род Vaasa, где тра­ди­ци­он­но про­жи­ва­ет швед­ско­языч­ное на­се­ле­ние, то вряд ли встре­ти­те вза­и­мо­по­ни­ма­ние, об­ща­ясь на фин­ском. В Хель­син­ки на­обо­рот – най­ти уже швед­ско­го­во­ря­ще­го со­труд­ни­ка прак­ти­че­ски невоз­мож­но. И это при том, что оба этих язы­ка офи­ци­аль­но яв­ля­ют­ся го­су­дар­ствен­ны­ми.

Да и в це­лом здесь все раз­де­ля­ют­ся не по на­ци­о­наль­но­сти, и да­же не по то­му или ино­му граж­дан­ству, а по ме­сту про­жи­ва­ния. На­при­мер, граж­да­нин Фин­лян­дии, по­сто­ян­но на­хо­дя­щий­ся в дру­гой стране, бу­дет пла­тить в Хель­син­ки за те же услуги как ино­стра­нец, да­же ес­ли он ко­гда­то тут ро­дил­ся. Ло­ги­ка про­ста – ес­ли ты за­ре­ги­стри­ро­ван, име­ешь жи­лье и пла­тишь на­ло­ги в том или ином му­ни­ци­па­ли­те­те, то имен­но в ка­че­стве «бо­ну­са за вклад» по­лу­ча­ешь льго­ты – то же ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние, до­пу­стим.

...Во­прос о ру­со­фо­бии, то есть, «пред­взя­том, по­до­зри­тель­ном, непри­яз­нен­ном и враж­деб­ном от­но­ше­нии» воз­ни­ка­ет в Фин­лян­дии по­сто­ян­но, хо­тя офи­ци­аль­но дис­кри­ми­на­ция по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку счи­та­ет­ся здесь пре­ступ­ле­ни­ем. Ведь в со­от­вет­ствии с За­ко­ном о рав­но­пра­вии «ни­кто не мо­жет быть под­верг­нут дис­кри­ми­на­ции по при­зна­ку по­ло­вой при­над­леж­но­сти, воз­рас­та, эт­ни­че­ско­го или на­ци­о­наль­но­го про­ис­хож­де­ния, граж­дан­ства, язы­ка, ве­ро­ис­по­ве­да­ния, убеж­де­ний, взгля­дов, со­сто­я­ния здо­ро­вья, сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции или ино­му ин­ди­ви­ду­аль­но-лич­ност­но­му при­зна­ку».

Тем не ме­нее, на бы­то­вом уровне она все рав­но есть, и от это­го ни­ку­да не де­нешь­ся – от­нюдь не все на­се­ле­ние то­ле­рант­но к ино­стран­цам.

– А ес­ли та же, на­при­мер, ру­со­фо­бия су­ще­ству­ет в чи­сто бы­то­вых от­но­ше­ни­ях, то, зна­чит, она есть и на го­су­дар­ствен­ном уровне, – счи­та­ет ру­ко­во­ди­тель юри­ди­че­ско­го бю­ро Nordlex Игорь Хит­ру­хин. – Ведь го­су­дар­ство и об­ще­ство – еди­ный ор­га­низм, а чи­нов­ни­ки – те же лю­ди. По­это­му неред­ки слу­чаи, ко­гда, до­пу­стим, в су­де к иностранцу из­на­чаль­но от­но­сят­ся с недо­ве­ри­ем, да­же еще не по­зна­ко­мив­шись с ним. На­при­мер, как-то в пер­вой ин­стан­ции мы вы­иг­ра­ли де­ло по ис­ку рос­сий­ско­го биз­не­сме­на, одол­жив­ше­го фин­ско­му «кол­ле­ге» круп­ную сум­му де­нег. Бы­ла и но­та­ри­аль­но за­ве­рен­ная рас­пис­ка, и мас­са сви­де­те­лей. Но ко­гда от­вет­чик об­жа­ло­вал это ре­ше­ние в бо­лее вы­со­кой ин­стан­ции, та ре­ши­ла что прав все-та­ки финн – он же чест­ный!

Ино­гда такая «ве­ра в со­оте­че­ствен­ни­ков» вы­зы­ва­ет недо­уме­ние. На­при­мер, фин­ская по­ли­ция за­дер­жа­ла при вы­ез­де с па­ро­ма из Эсто­нии фин­ско­го же граж­да­ни­на: в его ба­га­же об­на­ру­жи­лось несколь­ко упа­ко­вок яко­бы пи­ва, но все бан­ки бы­ли за­пол­не­ны наркотиками.

…И тут же его от­пу­сти­ла: финн за­явил, что ни­че­го про со­дер­жи­мое ба­нок не знал. Вряд ли бы все так же мир­но за­кон­чи­лось, ес­ли бы по­доб­ный багаж на­шли уже у ино­стран­ца. По край­ней ме­ре, на сло­во ему бы точ­но не по­ве­ри­ли, на­ча­ли бы все про­ве­рять.

По мне­нию юри­ста, об­ви­не­ние в дис­кри­ми­на­ции во­об­ще очень труд­но вы­явить и уж тем бо­лее до­ка­зать. До­пу­стим, по­дра­лись на этой поч­ве в ба­ре рус­ский и финн – по пьян­ке че­го не бы­ва­ет! А при­е­хав­шая по­ли­ция воз­буж­да­ет де­ло о «при­чи­не­нии те­лес­ных по­вре­жде­ний», при­чи­на ко­то­рых оста­ет­ся «вне про­то­ко­ла».

Хо­тя бы­ли слу­чаи, ко­гда «обид­чи­ков» при­вле­ка­ли к от­ве­ту. На­при­мер, рус­ская да­ма, ко­то­рую в од­ной из со­сед­ских квар­тир по­че­му-то невзлю­би­ли, об­на­ру­жи­ла как-то на сво­ей две­ри оскор­би­тель­ное про­зви­ще. При­чем обо­зва­ли ис­клю­чи­тель­но из-за на­ци­о­наль­но­сти – имен­но так на слен­ге в Фин­лян­дии пре­не­бре­жи­тель­но на­зы­ва­ют рус­ских. Да­ма надпись сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла и от­нес­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию. От­ре­а­ги­ро- ва­ли там немед­лен­но. Опро­сив осталь­ных со­се­дей, быст­ро вы­яви­ли ви­нов­ни­ков. В ито­ге те за­пла­ти­ли по­тер­пев­шей за оскорб­ле­ние ком­пен­са­цию в раз­ме­ре де­ся­ти ты­сяч ев­ро.

Но в не столь оче­вид­ных слу­ча­ях труд­но до­ка­зать, что бы­ло со­вер­ше­но имен­но «ра­сист­ское» пре­ступ­ле­ние. Или про­яв­ле­на дис­кри­ми­на­ции. На­при­мер, фин­ские (да про­чие ев­ро­пей­ские) бан­ки в по­след­нее вре­мя (оче­вид­но, в связи с «про­ти­во­сто­я­ни­ем») на­ча­ли за­кры­вать сче­та неко­то­рым рос­сий­ским фир­мам и част­ным кли­ен­там. Есте­ствен­но, то­же не по «на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку», а по ка­кой­ли­бо фор­маль­ной при­чине: не про­шли про­вер­ку, во­вре­мя не от­ве­ти­ли на за­дан­ный во­прос, не смог­ли чет­ко объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние де­нег (ко­то­рые ино­гда ле­жат в этом же бан­ке уже лет по де­сять). Но в ре­аль­но­сти это ка­са­ет­ся все-та­ки рос­сий­ских граж­дан. К со­жа­ле­нию, имен­но они ока­за­лись сей­час наи­бо­лее неза­щи­щен­ной ка­те­го­ри­ей, хо­тя в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к по­ли­ти­ке не име­ют.

Так что, ес­ли вы счи­та­е­те, что к вам от­но­сят­ся «недоб­ро­же­ла­тель­но» имен­но по при­чине эт­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, то сто­ит об­ра­тить­ся в по­ли­цию. Или в Национальный ко­ми­тет Фин­лян­дии по дис­кри­ми­на­ции, ко­то­рый, как утвер­жда­ет­ся, яв­ля­ет­ся неза­ви­си­мым и бес­при­страст­ным ор­га­ном. Его за­да­чей как раз и яв­ля­ет­ся предо­став­ле­ние пра­во­вой за­щи­ты тем, кто счи­та­ет се­бя под­верг­шим­ся дис­кри­ми­на­ции по эт­ни­че­ско­му при­зна­ку. Слу­чаи мо­гут быть са­мые раз­ные. На­при­мер: - вил име­ю­щи­е­ся сво­бод­ные квар­ти­ры лю­дям, по­дав­шим за­яв­ле­ние на жи­лье, в связи с их на­ци­о­наль­но­стью. предъ­яви­ла к ним осо­бые усло­вия, ко­то­рых ни­ко­гда не тре­бу­ет с «ко­рен­ных» жи­те­лей. при­ме­ни­ла дис­кри­ми­на­ци­он­ные дей­ствия при оформ­ле­нии иностранцу ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния. - слу­жить кли­ен­та в связи с его эт­ни­че­ским про­ис­хож­де­ни­ем. Ну и так да­лее. Пись­мен­ное за­яв­ле­ние нуж­но от­прав­лять по ад­ре­су: Syrjintalautakunta PL 2600023 Valtioneuvosto или по элек­трон­ной по­чте: syrjintalautakunta@intermin.fi

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.