Был бы ми­лый

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ирина Та­ба­ко­ва

В этом, как по­ет­ся в песне, и заключается жен­ское счастье. А ес­ли «ми­лый» ино­стра­нец, и жить с ним при­хо­дит­ся в чу­жой стране?

– «Ко­му как по­ве­зет, – счи­та­ет Татьяна, ко­то­рая за­му­жем за фин­ном уже 25 лет. – Ес­ли у лю­дей оди­на­ко­вые ин­те­ре­сы, уро­вень об­ра­зо­ва­ния, да в це­лом взгля­ды на жизнь, – то осо­бых про­блем не воз­ник­нет. Бо­лее то­го, фин­ские муж­чи­ны, вос­пи­тан­ные в усло­ви­ях рав­но­пра­вия, не бу­дут це­лы­ми ве­че­ра­ми пя­лить­ся в те­ле­ви­зор, остав­ляя на же­ну – то­же ра­бо­та­ю­щую – всю до­маш­нюю ра­бо­ту. А ко­гда на­ши де­ти бы­ли со­всем ма­лень­кие и по­сто­ян­но про­сы­па­лись по но­чам, я к ним ни ра­зу не вста­ва­ла. Муж по­ни­мал: он-то днем уй­дет, а мне це­лый день сре­ди пе­ле­нок-рас­па­шо­нок кру­тить­ся, по­это­му да­вал мне воз­мож­ность хо­тя бы вы­спать­ся.

Да и в це­лом мы на­столь­ко друг к дру­гу «при­тер­лись», что раз­ни­ца в мен­та­ли­те­те уже не име­ет зна­че­ния. Но за­то, ко­гда у ме­ня воз­ни­ка­ют ка­кие-то про­бле­мы и я не по­ни­маю, как се­бя ве­сти в той или иной си­ту­а­ции с фин­на­ми, имен­но муж мне пра­виль­ную так­ти­ку и под­ска­зы­ва­ет».

По мне­нию Та­тья­ны, са­мое глав­ное, что по­мо­жет в ин­тер­на­ци­о­наль­ном бра­ке – это язык. При­чем это дол­жен быть дей­стви­тель­но очень хо­ро­ший фин­ский: ни­ко­му неохо­та на­пря­гать­ся и раз­го­ва­ри­вать да­же до­ма на том же ан­глий­ском, на­при­мер.

Вто­рое – уро­вень об­ра­зо­ва­ния. До­пу­стим, рус­ская да­ма с уни­вер­си­тет­ским ди­пло­мом вы­хо­дит за­муж за фин­ско­го ра­бо­тя­гу, то вряд ли та­кое счастье про­длит­ся дол­го. Ведь ее ин­те­ре­сы – кни­ги, те­ат­ры, пу­те­ше­ствия. Его – ра­бо­та-пи­во-те­ле­ви­зор.

Ес­ли же рус­ская же­на по ка­кой-то при­чине не ра­бо­та­ет, то в боль­шин­стве слу­ча­ев ей при­дет­ся жить в ро­ли «про­си­тель­ни­цы». И не все­гда из-за жадности спут­ни­ка жиз­ни. Про­сто он со­вер­шен­но ис­кренне счи­та­ет, что у нее все есть: кры­ша над го­ло­вой, еда в хо­ло­диль­ни­ке, да еще и го­су­дар­ство по­со­бие пла­тит. Все рав­но ма­ло? То­гда иди ра­бо­тай.

Да, в чи­сто фин­ских се­мьях бюд­жет у су­пру­гов все­гда раздель­ный. Они или «ски­ды­ва­ют­ся» каж­дый ме­сяц, до­пу­стим, на еду, или сра­зу до­го­ва­ри­ва­ют­ся, кто за что бу­дет пла­тить. Ес­ли вдруг на что-то не хва­тит, то мож­но день­ги у му­жа одол­жить. Но с обя­за­тель­ным воз­вра­том.

В се­мьях же «сме­шан­ных» все за­ви­сит от то­го, как до­го­во­ри­тесь.

Кста­ти, фин­ских муж­чин при­вле­ка­ет в рус­ских жен­щи­нах не их незем­ная красота (та­ких здесь, на­обо­рот, несколь­ко опа­са­ют­ся) а «ду­шев­ность». То есть, ес­ли му­жу пло­хо – неваж­но, мо­раль­но или фи­зи­че­ски – рус­ская же­на бу­дет ему со­чув­ство­вать, вы­слу­ши­вать его жа­ло­бы, по­ить ча­ем и кор­мить чем-ни­будь вкус­ным. Фин­ка в та­ких слу­ча­ях, ско­рее все­го, про­сто ска­жет: – Это твои про­бле­мы! Ну и ко­неч­но, фин­ским муж­чи­нам «гре­ет ду­шу», что рус­ская же­на го­то­ва жить его ин­те­ре­са­ми, жерт­вуя при этом сво­и­ми. От ев­ро­пей­ских дам та­ко­го не до­ждешь­ся.

– Про­блем с муж­чи­на­ми все­гда хва­та­ет – неваж­но, рус­ский он, финн или дру­гой на­ци­о­наль­но­сти, – счи­та­ет Ма­ри­на. – Дру­гой во­прос, что ре­шать их на нерод­ном язы­ке го­раз­до труд­нее. В част­но­сти, мно­гое за­ви­сит от го­тов­но­сти вос­при­ни­мать ту или иную ин­фор­ма­цию. Ведь по-рус­ски все­гда яс­но, что те­бе хо­те­ли ска­зать: бы­ло ли это в шут­ку, на­при­мер. На чу­жом же язы­ке (фин­ском или ан­глий­ском – опять же, неваж­но) не все­гда это по­ни­ма­ешь. Или не хо­чешь по­нять.

Что ка­са­ет­ся ме­ня лич­но, то я счи­таю: у нас удач­ный брак. У ме­ня ум­ный муж, по­это­му и нет про­блем, ко­то­рые мог­ли бы быть при раз­ных уров­нях внут­рен­ней куль­ту­ры.

Счи­та­ет­ся, что фин­ские муж­чи­ны очень скуч­ные. Тут все за­ви­сит от то­го, что кон­крет­но вы ище­те в стране, в ко­то­рую пе­ре­ез­жа­е­те. Ес­ли кар­на­ва­ла, празд­ни­ка и ве­се­лья, то вы­би­рать луч­ше хоть ту же Бра­зи­лию, Ар­ген­ти­ну или Ис­па­нию.

Мне лич­но не нра­вят­ся слиш­ком эмо­ци­о­наль­ные муж­чи­ны, я это вос­при­ни­маю как неко­то­рую ис­те­рич­ность. И мне не нуж­но, что­бы каж­дые пят­на­дцать ми­нут об­ни­ма­ли, за­гля­ды­ва­ли в гла­за: в ка­кой­то мо­мент это на­чи­на­ет силь­но раз­дра­жать.

Но за­то, ко­гда я од­на­жды по­жа­ло­ва­лась, что во вре­мя про­гу­лок зи­мой с со­ба­кой у ме­ня ру­ки силь­но за­мер­за­ют, муж на сле­ду­ю­щий же ве­чер при­нес мне теп­лые ва­реж­ки. Я по­смот­ре­ла на чек – 75 ев­ро. Са­ма бы я се­бе та­кие ва­реж­ки точ­но за та­кую це­ну не ку­пи­ла бы, луч­ше по­тра­ти­ла бы эти день­ги на туфли или, в край­нем слу­чае, изящ­ные пер­чат­ки – лю­бой жен­щине это ка­жет­ся важ­нее. По­это­му та­кую за­бо­ту со сто­ро­ны му­жа я це­ню боль­ше, чем кра­си­вые сло­ва.

Да и в це­лом Фин­лян­дию я вы­би­ра­ла за спо­кой­ствие, ста­биль­ность и ка­кую-то «на­ту­раль­ность», на­вер­ное. Все это от­но­сит­ся и к муж­чи­нам, ко­неч­но.

Хо­тя, есте­ствен­но, есть раз­ни­ца мен­та­ли­те­та. На­при­мер, ес­ли у русского му­жа же­на не ра­бо­та­ет, то это счи­та­ет­ся признаком пре­сти­жа, до­ка­за­тель­ством его со­сто­я­тель­но­сти. Фин­ский же (да и лю­бой дру­гой за­пад­ный) при­дер­жи­ва­ет­ся пря­мо про­ти­во­по­лож­ной точ­ки зре­ния – это непри­лич­но. Ведь у нее же нет хро­ни­че­ско­го за­бо­ле­ва­ния или се­ме­рых де­тей, за ко­то­ры­ми боль­ше неко­му уха­жи­вать. А тот факт, что у же­ны за­то есть вре­мя хо­дить по са­ло­нам и ма­ни­кю­рам, и по­то­му она так «кра­си­во вы­гля­дит», не име­ет для них ни­ка­ко­го зна­че­ния. Да и в це­лом они – за­пад­ные муж­чи­ны – считают ра­бо­ту при­ви­ле­ги­ей, осо­бен­но в ны­неш­нее непро­стое вре­мя. Ес­ли же по объ­ек­тив­ным при­чи­нам же­на ока­за­лась без­ра­бот­ной, то все рав­но пред­по­чли бы, что­бы она за­ни­ма­лась чем-ни­будь по­лез­ным, а не про­сто «кра­со­ва­лась». В дан­ном слу­чае, я го­во­рю об об­щей тен­ден­ции, хо­тя част­ные слу­чаи, на­вер­ное, вся­кие бы­ва­ют.

Ну и еще од­на осо­бен­ность – рус­ские па­ры в бра­ке так тес­но «пе­ре­пле­та­ют­ся кор­ня­ми», что в слу­чае раз­во­да все это рвет­ся с «кро­вью». Я лич­но ни ра­зу не ви­де­ла рос­си­ян, ко­то­рые смог­ли бы мир­но рас­стать­ся. Фин­ны же от­но­сят­ся к бра­ку бо­лее спо­кой­но.

– А мне с фин­на­ми безум­но скуч­но, – рас­ска­зы­ва­ет Ла­ри­са. – Вот мой по­след­ний бой­френд. При­дет в вы­ход­ной ко мне в го­сти, уткнет­ся в свой Ipad и мол­чит три ча­са. За­чем, спра­ши­ва­ет­ся, при­хо­дит? Мог бы и у се­бя до­ма так си­деть. По­это­му я по­ни­маю, по­че­му фин­ки пред­по­чи­та­ют бо­лее тем­пе­ра­мент­ных ино­стран­цев. У ме­ня са­мой ка­кто был друг – аф­ри­ка­нец. И, хо­тя к то­му вре­ме­ни он жил в Фин­лян­дии уже два­дцать лет, об­ра­зо­ва­ние здесь по­лу­чил, вра­чом ра­бо­тал, и во­об­ще был цен­ным спе­ци­а­ли­стом, все рав­но «ис­тин­ным фин­ном», к сча­стью, не стал. По­это­му с ним все­гда бы­ло ве­се­ло. А го­то­вил как...

Я по­про­бо­ва­ла и мя­со ан­ти­ло­пы, и зеб­ры, и да­же жи­ра­фа: от­ку­да-то ему род­ствен­ни­ки при­во­зи­ли.

Хо­тя род­ствен­ни­ки, на мой взгляд, са­мый боль­шой «ми­нус» в та­ких от­но­ше­ни­ях. Ведь по их мест­ным аф­ри­кан­ским обы­ча­ям, ес­ли кто-то один из се­мьи вы­бил­ся в лю­ди, то все осталь­ные – а та­ких ино­гда по три де­рев­ни на­би­ра­ет­ся – считают, что те­перь он про­сто обя­зан им всем всю жизнь по­мо­гать. И обы­чай этот стро­го со­блю­да­ет­ся: что в Аф­ри­ке, что в Ев­ро­пе.

...Ольга по­зна­ко­ми­лась со сво­им воз­люб­лен­ным-ав­стрий­цем шесть лет на­зад – на од­ном из ту­рец­ких ку­рор­тов. И при­влек­ла его – по­ми­мо кра­со­ты, ко­неч­но – тем, что за­муж за него не со­би­ра­ет­ся. Хо­тя все зна­ко­мые уве­ря­ли: рус­ская так вце­пит­ся, что по­том не ото­рвешь.

Са­мой же Оль­ге нра­вит­ся, что по­друж­ки за­ви­ду­ют: лю­бов­ник-ав­стри­ец – это «кру­то».

Ну и стра­на хо­ро­шая – все куль­тур­но, про­дук­ты вкус­ные... Прав­да, что там де­лать без язы­ка и без при­выч­но­го окру­же­ния?

Го­во­рят, что у ав­стрий­цев од­но из раз­вле­че­ний: на всем эко­но­мить. И от этой при­выч­ки они не от­сту­па­ют да­же во вре­мя ро­ма­на с лю­би­мой жен­щи­ной.

– В Рос­сии ведь как при­ня­то: ес­ли муж­чи­на за то­бой уха­жи­ва­ет, он те­бя и «гу­ля­ет». То есть, пла­тит за обе­ды-ужи­ны в ре­сто­ра­нах, би­ле­ты на са­мо­лет, ну и так да­лее, – рас­ска­зы­ва­ет Ольга. – А тут все по­ров­ну. Нет, ко­неч­но, ко­гда мы при­ез­жа­ем, до­пу­стим, в СПА-отель, но­мер опла­чи­ва­ет он. Но в осталь­ном я по­сто­ян­но слы­шу: «very expensive». На­при­мер, в той же го­сти­ни­це я уви­де­ла но­мер го­раз­до луч­ше, но до­ро­же на 20 ев­ро в сут­ки. Да­же пред­ло­жи­ла: да­вай я са­ма до­пла­чу, но он ни в ка­кую, до­ро­го.

Идем в ма­га­зин – я свой ко­ше­лек до­стаю. А по «тря­поч­ным» он во­об­ще со мной хо­дить бо­ит­ся, ду­ма­ет, на­вер­ное, что я его на ка­кую-ни­будь шу­бу рас­кру­чу.

Но боль­ше все­го ме­ня по­ра­зи­ло, ко­гда я при­е­ха­ла в го­сти в но­яб­ре, что по утрам он отопление от­клю­ча­ет – до­ро­го, мол, за це­лый день пла­тить – и вклю­ча­ет толь­ко ве­че­ром. В до­ме гра­ду­сов пят­на­дцать, я всю неде­лю там в курт­ке про­хо­ди­ла.

Да, еще в ван­ной на по­лоч­ке ле­жат па­с­та, зуб­ная щет­ка и брит­ва. Так вот рас­сто­я­ние меж­ду ни­ми долж­но быть ров­но пять сан­ти­мет­ров. Не дай бог что сдви­нуть!

Ну и, ко­неч­но, ав­стрий­цы вы­рос­ли со­всем на дру­гих книж­ках и филь­мах, при­вык­ли со­всем к дру­гим шут­кам. На­при­мер, од­на­жды я как-то рас­ска­за­ла ста­рый анек­дот про «но­во­го русского», ко­то­рый вста­вил сво­е­му буль­те­рье­ру зо­ло­тые зу­бы. Вме­сто то­го, что­бы по­сме­ять­ся, вся ком­па­ния за­сты­ла с ка­мен­ны­ми ли­ца­ми. А по­том кто-то со­вер­шен­но се­рьез­но за­явил: «Как это, со­ба­ке ведь сна­ча­ла нуж­но бы­ло все зу­бы вы­драть. Это же из­де­ва­тель­ство над жи­вот­ным». И, сколь­ко я не объ­яс­ня­ла, что это не в ре­аль­но­сти бы­ло, а анек­дот, то есть, выдуманная смеш­ная ис­то­рия, ни­кто мне не по­ве­рил и сме­ять­ся не стал.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.