От Се­ви­льи до... Сток­голь­ма

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на Та­ба­ко­ва

Бла­го­да­ря на­шим парт­не­рам – пред­ста­ви­те­лям ту­ри­сти­че­ских бю­ро са­мых раз­ных стран ми­ра – прес­спо­езд­ки у нас обыч­но рос­кош­ные. На­при­мер, на ост­ро­ве Свя­той Ан­ны на Сей­ше­лах мы жи­ли каж­дый в от­дель­ной вил­ле, сто­и­мо­стью ты­ся­ча две­сти ев­ро в сут­ки, в Пор­ту­га­лии чуть по­де­шев­ле: «все­го» за семь­сот. По­это­му на этот раз для срав­не­ния мы ре­ши­ли по­про­бо­вать бюд­жет­ный ва­ри­ант, за­бро­ни­ро­вав са­мые де­ше­вые авиа­би­ле­ты и оте­ли, про­ка­тив­шись та­ким об­ра­зом че­рез Ис­па­нию в Ал­бу­фей­ру и вер­нув­шись в Хель­син­ки че­рез Сток­гольм.

Пер­вым пунк­том пу­те­ше­ствия ста­ла Малага. Про­сто по­то­му, что в Се­ви­лью ни­че­го не ле­та­ет, ну, по край­ней ме­ре, пря­мо и де­ше­во. Как ни стран­но, са­мо­лет – в кон­це фев­ра­ля – ока­зал­ся на­бит под за­вяз­ку. При­чем ис­клю­чи­тель­но фин­на­ми. Как поз­же вы­яс­ни­лось из раз­го­во­ра со стю­ар­дом Norvegian, та­кая си­ту­а­ция про­ис­хо­дит каж­дый день, в том чис­ле и зи­мой. А по­том со­сед по крес­лу – эс­то­нец, го­во­ря­щий и по-рус­ски, и по ис­пан­ски, рас­ска­зал, что у фин­нов неда­ле­ко от Ма­ла­ги есть, ока­зы­ва­ет­ся, своя «де­рев­ня», где они в хо­лод­ное вре­мя го­да жи­вут. Там и шко­ла име­ет­ся, и ма­га­зин, и в це­лом по­чти Фин­лян­дия. Толь­ко солн­це све­тит круг­лый год, да це­ны го­раз­до ни­же. Сдав, на­при­мер, квар­ти­ру в Хель­син­ки, мож­но на эти день­ги снять ана­ло­гич­ную в Ис­па­нии, а до­воль­но при­лич­ную раз­ни­цу тра­тить на жизнь.

Так что ле­те­ли пас­са­жи­ры прак­ти­че­ски до­мой, всех встре­ча­ли на ма­ши­нах «род­ные и близ­кие». Ну а мне оста­ва­лось толь­ко так­си. Я по­ка­за­ла во­ди­те­лю бу­маж­ку с ад­ре­сом, услы­шав в от­вет si – в Ис­па­нии по ан­глий­ски не очень-то го­во­рят. Тем не ме­нее, до­вез он быст­ро и по фин­ским мер­кам де­ше­во – все­го за 24 ев­ро. По­лу­чил день­ги, от­счи­тал сда­чу, а по­том вы­клю­чил счет­чик и от­пра­вил­ся вме­сте со мной ис­кать вход в пан­си­он Juanita.

В час но­чи его две­ри бы­ли за­кры­ты, по­это­му я, об­зво­нив все квар­ти­ры – ни­кто, на­до ска­зать, не от­ве­тил – на­ко­нец-то на­шла кноп­ку ре­сепшн. На­хо­ди­лась она на 4 эта­же, не­смот­ря на позд­ний час там бы­ло вполне мно­го­люд­но, и де­жу­рил рус­ско- языч­ный то­ва­рищ. Он-то и про­во­дил ме­ня в номер, (по­сле, есте­ствен­но, опла­ты, ко­пи­ро­ва­ния пас­пор­та и про­чих фор­маль­но­стей).

Номер сто­ил 29 ев­ро в сут­ки – что для это­го пан­си­о­на еще не пре­дел де­ше­виз­ны – и по­то­му был по­хож на неболь­шую ко­ро­боч­ку. Да­же дверь в ван­ную не уме­ща­лась, по­это­му хо­зя­е­ва огра­ни­чи­лись раз­движ­ной. Слы­ши­мость, есте­ствен­но, то­же ока­за­лась пре­крас­ная. С утра по­рань­ше я про­сы­па­лась от зву­ков, как кто-то принимает душ и со­вер­ша­ет про­чие ги­ги­е­ни­че­ские про­це­ду­ры. К со­жа­ле­нию, со все­ми по­дроб­но­стя­ми. Спер­ва мне по­ка­за­лось, что для од­но­го та­ко­го же ма­лю­сень­ко­го со­сед­не­го но­ме­ра на­ро­ду там слиш­ком уж мно­го. Но, про­хо­дя по ко­ри­до­ру, об­на­ру­жи­ла, что как раз ря­дом с мо­ей ком­нат­кой на­хо­дит­ся об­щий сан­узел. По­это­му им поль­зо­ва­лись все по­сто­яль­цы, ко­то­рым бы­ло жаль за­пла­тить лиш­ние ев­ро за «все соб­ствен­ное».

Во всем осталь­ном за та­кие день­ги пан­си­он ока­зал­ся очень да­же при­лич­ным. Во­пер­вых, чи­сто. Во-вто­рых, ти­хо, хо­тя он на­хо­дит­ся в са­мом цен­тре Ма­ла­ги и, вый­дя за дверь, тут же ока­зы­ва­ешь­ся в тол­пе ту­ри­стов. И мест­ных жи­те­лей, ко­то­рые то­же не прочь раз­влечь­ся по ве­че­рам. Как имен­но? Ну в ос­нов­ном, они раз­го­ва­ри­ва­ют, пьют и едят. Еда, нуж­но ска­зать, хо­ро­шая. В ос­нов­ном, ко­неч­но, мо­ре­про­дук­ты – то есть, кре­вет­ки, ось­ми­но­ги, ка­кая-то ры­ба-со­ба­ка, ну и так да­лее. А пьют свою сан­грию, ко­то­рая, как и вез­де в Ис­па­нии, слиш­ком слад­кая, тя­же­лая и невкус­ная.

Что еще де­лать в Ма­ла­ге? Про­гу­лять­ся по ули­цам, по­смот­реть, что про­да­ют в бу­ти­ках, но ку­пить, в прин­ци­пе, осо­бо нече­го. Ну и, ко­неч­но, вый­ти на на­бе­реж­ную. Там кра­со­та. Прав­да, мо­ре в фев­ра­ле еще хо­лод­ное, по­се­му де­жу­рив­шие на пля­же спа­са­те­ли в ос­нов­ном за­ня­ты тем, что не ре­ко­мен­ду­ют ту­ри­стам в него за­хо­дить.

Да, еще на на­бе­реж­ной на­хо­дит­ся ту­ри­сти­че­ский офис, где мож­но за­ка­зать са­мые раз­но­об­раз­ные экс­кур­сии. При этом он по­че­му-то раз­де­ля­ет по­ме­ще­ние с мест­ной по­ли­ци­ей. По­это­му ко­гда я, по наг­лой жур­на­лист­ской при­выч­ке, не ста­ла ждать сво­ей оче­ре­ди и ре­ши­ла прой­ти в ка­би­нет «пря­мо к ше­фу»,то мне на пле­чо лег­ла силь­ная муж­ская ру­ка: что у си­ньо­ры слу­чи­лось?

Сле­ду­ю­щим пунк­том по­езд­ки ста­ла Се­ви­лья. До­брать­ся ту­да от Ма­ла­ги мож­но на по­ез­де за 22 ев­ро или на ав­то­бу­се за 18. Это ока­зал­ся та­кой ро­ман­тич­ный го­род со сред­не­ве­ко­вы­ми зда­ни­я­ми, улоч­ка­ми, но­ся­щи­ми име­на то­го или ино­го свя­то­го. По­это­му за­по­ми­нать луч­ше все це­ли­ком. Ори­ен­ти­ру­ясь толь­ко на сло­во Santa мож­но до бес­ко­неч­но­сти сво­ра­чи­вать не ту­да. А еще 28 фев­ра­ля там про­во­дит­ся празд­ник. То ли всей Ис­па­нии, то ли толь­ко ре­ги­о­на Ан­да­лу­зия, и вы­ра­жа­ет­ся в об­щем ни­че­го­не­де­ла­нии и бур­ном ве­се­лье.

Мой оче­ред­ной де­ше­вый пан­си­он – за 23 ев­ро в сут­ки – на­хо­дил­ся как раз на са­мой глав­ной ули­це Се­ви­льи. Со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми – а имен­но, ба­ра­ми и ре­сто­ра­на­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми пря­мо под ок­на­ми, и ве­се­ля­щей­ся молодежью. Так, груп­па че­ло­век из де­ся­ти в два ча­са но­чи гром­ко рас­пе­ва­ла пес­ни пря­мо под мо­им ок­ном. На все мои же­сты – ти­па, по­шли вон – они не ре­а­ги­ро­ва­ли, ду­ма­ли, на­вер­ное, что я ра­ду­юсь вме­сте с ни­ми. По­это­му при­шлось на­брать из кра­на бу­тыл­ку во­ды и вы­лить на них из ок­на. Спра­вед­ли­во­сти ра­ди, они быст­ро все по­ня­ли, и, по­кри­чав еще чуть­чуть, ушли про­дол­жать празд­ник жиз­ни в дру­гое ме­сто.

Кста­ти, че­му все так бур­но ра­до­ва­лись, со­вер­шен­но не­по­нят­но. Мо­ло­дой че­ло­век, быв­ший сту­дент, со­об­щил, что да, уни­вер­си­тет он за­кон­чил, а те­перь вот без­ра­бот­ный. Меж­ду про­чим, он был один из че­ты­рех лю­дей во всей Се­ви­лье, го­во­ря­щий на ан­глий­ском. Вто­рым – хо­зя­ин пан­си­о­на, тре­тьей – ту­рист­ка из Ам­стер­да­ма, встре­чен­ная на ули­це. А чет­вер­тым – мо­ло­дой че­ло­век из Ве­ли­ко­бри­та­нии уже три ме­ся­ца жи­ву­щий на ска­мей­ке у ре­ки. Я его

встре­ти­ла, ко­гда пе­ре­шла на дру­гой бе­рег и без­успеш­но спра­ши­ва­ла у всех про­хо­жих: че­рез ка­кой мост ид­ти об­рат­но, что­бы быст­рее по­пасть до оте­ля. Мо­ло­дой че­ло­век в этот мо­мент как раз скру­чи­вал си­га­ре­ту с ана­шой, яв­но не первую, ря­дом сто­ял па­кет из-под са­мо­го де­ше­во­го ви­на и несколь­ко апель­си­нов, со­рван­ных с бли­жай­ше­го де­ре­ва. Мне он сра­зу же пред­ло­жил раз­де­лить с ним «тра­пе­зу», а на во­прос о при­чи­нах та­ко­го да­ун­шиф­ти­га, в от­вет толь­ко тя­же­ло вздох­нул, за­мол­чал и на­дол­го уста­вил­ся в реку с ро­ман­тич­ным на­зва­ни­ем «за­лив аль­фон­са». Впро­чем, чув­ство­вал он се­бя вполне непло­хо и во­все не вы­гля­дел несчаст­ным бом­жом.

Всю цен­траль­ную часть Се­ви­льи я обо­шла за один день, и ре­ши­ла уехать в мой сле­ду­ю­щий пункт на­зна­че­ния – пор­ту­галь­скую Ал­бу­фей­ру. При­чем не в 3 ча­са дня – со­глас­но куп­лен­но­му би­ле­ту – ав 9 утра. А так как спать из-за про­дол­жа­ю­ще­го­ся празд­ни­ка все рав­но бы­ло невоз­мож­но, то уже в 6 утра я при­шла на ав­то­вок­зал. И вы­яс­ни­ла, что ком­па­ния Eurolines здесь со­вер­шен­но неуло­ви­ма. Окош­ко на­глу­хо за­кры­то си­ней шир­мой, при­чем это бы­ло и вче­ра, и по­за­вче­ра. Че­ло­век в ин­фор­ма­ци­он­ной буд­ке по ан­глий­ски не го­во­рит и, что­бы не на­пря­гать­ся, сра­зу от­прав­ля­ет в кас­су номер один. Там слу­жа­щий есть все­гда, и свои – ис­пан­ские – во­про­сы ре­ша­ет быст­ро, за­од­но по­пут­но об­суж­дая с по­ку­па­те­ля­ми би­ле­тов ито­ги фут­боль­ных мат­чей. То­гда, ка­жет­ся, иг­ра­ла Укра­и­на с Пор­ту­га­ли­ей. Ну а мне, не го­во­ря­щей на ис­пан­ском, со­об­щил:

– Си­ньо­ра, вы в Ис­па­нии, че­го хо­ти­те-то!

В ито­ге я плю­ну­ла на все и по­до­шла к нуж­но­му ав­то­бу­су ров­но в 9 утра, слег­ка по­мяв би­лет и сма­зав там вре­мя от­прав­ле­ния. Про­шло. Тем бо­лее, ав­то­бус ока­зал­ся непол­ный, все­го че­ло­век пять еха­ло до Фа­ро. В един­ствен­ном чис­ле до­е­хав до Ал­бу­фей­ры, я вы­яс­ни­ла, что это так на­зы­ва­е­мая цен­траль­ная стан­ция. От нее до мо­е­го оче­ред­но­го оте­ля – за 21 ев­ро в сут­ки – под на­зва­ни­ем Мо­ни­ка бич ре­сорт нуж­но еще бы­ло ехать на мест­ном ав­то­бу­се, сто­и­мость ко­то­ро­го ев­ро два­дцать. При­чем би­лет од­но­ра­зо­вый, а не дей­ству­ет, на­при­мер, час – как в Фин­лян­дии.

Отель на­хо­дит­ся пря­мо на пля­же со всей при­ла­га­ю­щей­ся кра­со­той. Ат­лан­ти­че­ский оке­ан, звез­ды, лу­на, жел­тый пе­сок, и ки­ло­мет­ра че­ты­ре до бли­жай­шей ци­ви­ли­за­ции. И, в об­щем-то, за та­кую це­ну в но­ме­ре есть все: спаль­ня, го­сти­ная, ку­хон­ный уголок и – глав­ное – тер­ра­са с ви­дом на оке­ан. Прав­да, хо­зя­е­вам не по­ме­ша­ло бы все­та­ки сде­лать хоть неболь­шой кос­ме­ти­че­ский ре­монт. По­то­му как ря­дом со слив­ным от­вер­сти­ем ван­ной ( и ду­ша од­но­вре­мен­но) кра­со­ва­лось боль­шое пят­но, по­хо­жее на за­сох­шую кровь.

Сам душ – в смыс­ле ко­гда он с го­ря­чей во­дой – ра­бо­та­ет лишь на «по­мыв­ку» или толь­ко го­ло­вы, или все­го осталь­но­го те­ла. По­это­му ес­ли хо­чешь все сра­зу, то ка­кую-то часть при­дет­ся смы­вать хо­лод­ной во­дой. Под­оде­яль­ни­ков здесь нет в прин­ци­пе, но­чью про­сты­ни сби­ва­ют­ся в ко­мок, что, без­услов­но, ме­ша­ет спать лю­дям с некреп­кой нерв­ной си­сте­мой.

Впро­чем, в номер я при­хо­ди­ла лишь пе­ре­но­че­вать, по­се­му элек­три­че­ско­го чай­ни­ка вполне хва­та­ло, что­бы по утрам вы­пить ко­фе. А обе­дать и ужи­нать я хо­ди­ла в са­мый центр Ал­бу­фей­ры. Там пря­мо на уте­се сто­ит ре­сто­ран, где са­мое до­ро­гое блю­до – три огром­ные пор­ту­галь­ские кре­вет­ки – сто­ят 18 ев­ро. За­пи­вать мож­но сан­гри­ей на вы­бор: из шам­пан­ско­го с клуб­ни­кой, из бе­ло­го ви­на или тра­ди­ци­он­ной крас­ной. При­чем да­же по­след­няя су­ще­ствен­но от­ли­ча­ет­ся от ис­пан­ско­го ана­ло­га в луч­шую сто­ро­ну.

На са­мом де­ле, ре­сто­ран­чи­ков це­лых три, сто­ят они впри­тык друг к дру­гу и да­же вла­де­ет ими все­ми од­на и та же хо­зяй­ка, жен­щи­на, го­во­рят, весь­ма су­ро­вая. Рас­ска­зал мне об этом офи­ци­ант с Укра­и­ны. Несколь­ко лет на­зад он за­кон­чил у се­бя то ли в Ки­е­ве, то ли в Харь­ко­ве уни­вер­си­тет по спе­ци­аль­но­сти фи­зи­ка. Но ра­бо­ты так и не на­шел, вот и по­дал­ся в Ал­бу­фей­ру за луч­шей до­лей. Устро­ил­ся офи­ци­ан­том, в се­зон по­лу­ча­ет с чае­вы­ми до ты­ся­чи ев­ро в ме­сяц. Впро­чем, из этих де­нег часть при­хо­дит­ся от­да­вать за квар­ти­ру, ко­то­рую он в це­лях эко­но­мии де­лит с кол­ле­гой. Не в се­зон при­хо­дит­ся под­ра­ба­ты­вать в са­мых раз­ных ме­стах. Но глав­ное да­же не это. «Моя меч­та, – при­знал­ся он, – сде­лать что-ни­будь важ­ное для че­ло­ве­че­ства. В смыс­ле, ка­ко­го-ни­будь от­кры­тия в об­ла­сти фи­зи­ки, ко­то­рое пе­ре­вер­ну­ло бы пред­став­ле­ния об этом ми­ре. Ведь фи­зи­ка так кра­си­ва... Не по­ве­ри­те, но го­раз­до красивее, чем вот этот оке­ан, да­же на закате солн­ца».

Во­об­ще, Ал­бу­фе­ра – го­ро­док ма­лень­кий, и в чи­сто по­зна­ва­тель­ных це­лях обой­ти его мож­но за один день. Ни­ка­ких осо­бых до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей там нет, по­это­му день вто­рой я по­свя­ти­ла «шоп­пин­гу». Хо­тя, ес­ли чест­но, по­ку­пать то­же осо­бо нече­го, кро­ме, мо­жет, из­де­лий из проб­ко­во­го де­ре­ва в ви­де ко­шель­ков, су­мок, ру­чек и за­жи­га­лок. По­это­му ту­ри­сты в ос­нов­ном неспеш­но про­гу­ли­ва­ют­ся вдоль оке­а­на, кста­ти, весь­ма про­хлад­но­го. Да­же в ав­гу­сте он не про­гре­ва­ет­ся боль­ше 20 гра­ду­сов.

Так что неде­ли ока­за­лось да­же мно­го, и в аэро­порт Фа­ро я от­пра­ви­лась по­чти с об­лег­че­ни­ем.

И тут ме­ня ждал непри­ят­ный сюр­приз. Сна­ча­ла от Norvegian при­шло пер­вое смс с тек­стом ти­па: «вы ле­ти­те Чеш­ски­ми авиа­ли­ни­я­ми, вре­мя от­прав­ле­ния то же, ес­ли не хо­ти­те, то мо­же­те от­ка­зать­ся и мы вам день­ги вер­нем». К со­жа­ле­нию, на во­прос, ку­да са­мо­лет ле­тит: в Пра­гу или все-та­ки в Сток­гольм, от­ве­та не бы­ло. По­том при­шло со­об­ще­ние вто­рое, где бы­ло ска­за­но, что мой зав­траш­ний рейс уже из Сток­голь­ма в Хель­син­ки от­ме­нен. День­ги то­же бы­ло обе­ща­но вер­нуть. Но учи­ты­вая, что по­ку­па­ла я би­лет три ме­ся­ца на­зад, по са­мо­му низ­ко­му та­ри­фу – 39 ев­ро – то уте­ша­ло это ма­ло. Впро­чем, в том же смс пред­ла­га­лось зво­нить по та­ко­му­то те­ле­фо­ну, где ав­то­от­вет­чик го­во­рил ис­клю­чи­тель­но на нор­веж­ском. В аэро­пор­ту сто­я­ли рас­те­рян­ные лю­ди, по­лу­чив­шие ана­ло­гич­ные со­об­ще­ния, а из пер­со­на­ла ни­кто ни­че­го не знал.

Во­об­ще в Фа­ро при­зем­ля­ют­ся ис­клю­чи­тель­но ло­уко­сте­ры, по­это­му ци­ви­ли­за­ции по­чти ни­ка­кой. Тот же Ин­тер­нет ис­клю­чи­тель­но за пла­ту, при­чем на весь­ма непро­дол­жи­тель­ное вре­мя. Ав­то­ма­тов для са­мо­сто­я­тель­ной ре­ги­стра­ции то­же нет. Что, как мне по­ка­за­лось, и к луч­ше­му. Я по­про­си­ла у де­вуш­ки за стой­кой ме­сто у ок­на и по­бли­же к пе­ре­ду, по­лу­чив де­ся­тый ряд. К со­жа­ле­нию, в са­мом са­мо­ле­те вы­яс­ни­лось, что здесь есть де­вя­тый, а по­том сра­зу идет три­на­дца­тый – кон­струк­ция та­кая. На во­прос, а где же мне си­деть, ка­кой-то немец, еще не утра­тив­ший чув­ство юмо­ра, по­шу­тил: на кры­ле са­мо­ле­та. Или в ка­бине пи­ло­та.

Впро­чем, эки­паж ка­ким-то об­ра­зом все-та­ки утрам­бо­вал во­сем­на­дцать пас­са­жи­ров без ме­ста. А по­том вы­яс­ни­лось, что пи­ло­ты Norvegian уже несколь­ко дней ба­сту­ют, все рей­сы от­ме­не­ны, и в дан­ном слу­чае про­сто по­про­си­ли «дру­же­ствен­ную» авиа­ком­па­нию за­хва­тить и их пас­са­жи­ров то­же. По край­ней ме­ре, тех, что вме­стят­ся в са­мо­лет. За что Norvegian, ко­неч­но, боль­шое спа­си­бо. По­то­му что до­би­рать­ся в Хель­син­ки из Сток­голь­ма все-та­ки го­раз­до про­ще, чем из Пор­ту­га­лии.

Впро­чем, этот во­прос я оста­ви­ла на завтра – по­сле 5 ча­со­во­го полета сре­ди пот­ных и немы­тых лю­дей сил не бы­ло ни­ка­ких. И я от­пра­ви­лась в отель. На­зы­вал­ся он Jumbo stay, и у него бы­ло два пре­иму­ще­ства. Пер­вое – на бес­плат­ном шатт­ле до него мож­но до­е­хать за 15 ми­нут, что глу­бо­кой но­чью нема­ло­важ­но. Вто­рое – це­на: 70 ев­ро за ночь, что по Сток­гольм­ским мер­кам вполне по бо­же­ски.

Во­об­ще-то, на са­мом де­ле это хо­стел, в ко­то­ром есть па­ра од­но­мест­ных но­ме­ров. А на­хо­дит­ся он в быв­шем са­мо­ле­те. В ос­нов­ном «са­лоне» рас­по­ло­же­ны ре­сепшн, ком­на­ты «с под­се­ле­ни­ем», а так­же об­ще­ствен­ные душ и туа­лет. Вход же в мой от­дель­ный номер, рас­по­ло­жен­ный в кры­ле, был то­же от­дель­ный – с ули­цы. Там был свой «сан­узел» во­об­ще без две­ри (ра­ко­ви­на и уни­таз), а так­же под­вес­ная кро­вать, рас­по­ло­жен­ная по­чти под по­тол­ком. Взби­рать­ся на нее пред­ла­га­лось по че­му­то ти­па стре­мян­ки, толь­ко с очень уз­ки­ми сту­пень­ка­ми. Из при­бо­ров осве­ще­ния бы­ла лам­па у по­душ­ки – вклю­чить ее че­ло­ве­ку, чей рост со­став­ля­ет ме­нее двух мет­ров до­воль­но тя­же­ло – и свет в туа­ле­те. Прав­да, при этом в но­гах кро­ва­ти за­чем-то впих­ну­ли еще и те­ле­ви­зор.

Как уже го­во­ри­лось, душ на­хо­дил­ся в об­щем по­ме­ще­нии пря­мо на­про­тив ре­сепшн, до ко­то­ро­го из мо­е­го но­ме­ра нуж­но бы­ло спу­стить­ся по сту­пень­кам под кры­ло, а за­тем под­нять­ся по дру­гим в «са­лон».

Дул про­ни­зы­ва­ю­щий ледяной ве­тер, но, тем не ме­нее, в курт­ке и джин­сах я ту­да не по­шла – про­сто по­то­му, что ве­шать их в ван­ной бы­ло неку­да. Де­жу­рив­ший за стой­кой мо­ло­дой араб весь­ма неодоб­ри­тель­но по­ко­сил­ся на по­лу­го­лую по­сто­я­ли­цу в дра­ных та­поч­ках и на вся­кий слу­чай на­пом­нил: check-out в 10 утра. А ча­сах уже – два ча­са но­чи. По­это­му мо­ей за­да­чей бы­ло не упасть, за­би­ра­ясь на кой­ку, и по­ста­рать­ся взять от этих 70 ев­ро все – в смыс­ле, хо­тя бы вы­спать­ся. Ведь, хо­тя Сток­гольм и Хель­син­ки на­хо­дят­ся до­воль­но близ­ко друг от дру­га, до­брать­ся из од­но­го пунк­та в дру­гой без осо­бых про­блем мож­но, лишь по­ку­пая би­ле­ты за­ра­нее. Ну или имея неогра­ни­чен­ное ко­ли­че­ство средств.

В дан­ной си­ту­а­ции не бы­ло ни то­го, ни дру­го­го, по­это­му с утра в аэро­пор­ту я по­шла в тер­ми­нал номер 5, где рас­по­ло­жи­лась стой­ка не то, что­бы пред­ста­ви­тель­ства Norvegian, но хо­тя бы ком­па­нии, про­да­ю­щей их би­ле­ты. Там, есте­ствен­но, сто­я­ла тол­па. По­это­му слу­жа­щий аэро­пор­та раз­да­вал всем ли­стов­ки: с ад­ре­сом сай­та, где мож­но по­тре­бо­вать ком­пен­са­ции за про­пав­ший би­лет, и ссыл­кой на ста­тью ев­ро­пей­ско­го за­ко­но­да­тель­ства о пра­вах пас­са­жи­ров. Кста­ти, он же пред­ла­гал не сто­ять в оче­ре­ди к стой­кам, так как это бес­по­лез­но. И ока­зал­ся прав. По­ме­тав­шись еще неко­то­рое вре­мя по огром­но­му аэро­пор­ту – из од­но­го тер­ми­на­ла в дру­гой нуж­но ехать на по­ез­де или око­ло 40 ми­нут ид­ти пеш­ком – я ку­пи­ла би­лет на един­ствен­ный до­ступ­ный рейс Finnair в один ко­нец. Сто­ил он 450 ев­ро, что све­ло на нет весь бюд­жет­ный ва­ри­ант по­езд­ки. А са­мо­лет был на­бит бит­ком, вклю­чая пер­вый класс.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.