Фин­лян­дия про­те­сту­ет От­кры­тый мир

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Про­цесс гло­ба­ли­за­ции сме­шал все в на­шей жиз­ни. От­пуск, биз­нес или ра­бо­та в лю­бой стране ми­ра сей­час от­кры­ты прак­ти­че­ски для каж­до­го. И глав­ным пре­иму­ще­ством та­кой от­кры­то­сти ста­ло, ко­неч­но, куль­тур­ное раз­но­об­ра­зие, вза­им­ный об­мен зна­ни­я­ми и до­сти­же­ни­я­ми: на­уч­ны­ми, ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми, тех­ни­че­ски­ми, ли­те­ра­тур­ны­ми, спор­тив­ны­ми, ку­ли­нар­ны­ми, ну и так да­лее. Кро­ме то­го, для мно­гих из нас это еще урок то­ле­рант­но­сти и уме­ния об­щать­ся с людь­ми, со­всем на нас непо­хо­жи­ми.

С дру­гой сто­ро­ны, мно­го­куль­тур­ное об­ще­ство все рав­но не сво­бод­но от сте­рео­ти­пов, ка­са­ю­щих­ся той или иной груп­пы на­се­ле­ния. На­при­мер, в од­ном из фин­ских учеб­ни­ков по рус­ско­му язы­ку (для «про­дви­ну­то­го», меж­ду про­чим, уров­ня) есть гла­ва под на­зва­ни­ем «чер­ты ха­рак­те­ра». Од­ной из пер­вых идет «лень», в ко­то­рой утвер­жда­ет­ся, что это и есть ос­нов­ная чер­та рус­ско­го че­ло­ве­ка. В ка­че­стве до­ка­за­тель­ства при­во­дит­ся Илья Му­ро­мец, ко­то­рый, как всем из­вест­но, 33 го­да про­ле­жал на пе­чи.

Да и во­об­ще, по при­зна­нию пред­ста­ви­те­лей «мень­шинств» са­мых раз­ных национальностей, од­на из ос­нов­ных про­блем – стрем­ле­ние раз­де­лить жи­ву­щих в стране лю­дей ис­клю­чи­тель­но по их эт­ни­че­ско­му про­ис­хож­де­нию. Хо­тя офи- ци­аль­но про­воз­гла­ша­ет­ся, что цвет ко­жи, ре­ли­гия или сек­су­аль­ная ори­ен­та­ция неваж­ны, по­то­му что в первую оче­редь долж­на це­нить­ся лич­ность че­ло­ве­ка.

Еще один во­прос – нуж­но ли, жи­вя на чуж­бине, со­хра­нять свою соб­ствен­ную куль­ту­ру или же для успеш­ной ин­те­гра­ции луч­ше пол­но­стью рас­тво­рять­ся в чу­жой? Слож­но от­ве­тить. На­при­мер, неко­то­рые рос­сий­ские ма­мы, про­жив­шие в Фин­лян­дии с де­ся­ток лет, с гор­до­стью со­об­ща­ют, что их де­ти – уже на­сто­я­щие фин­ны, по-рус­ски, ко­неч­но, еще го­во­рят, но уже с ак­цен­том. Дру­гие, на­обо­рот, стре­мят­ся со­хра­нить в под­рас­та­ю­щем по­ко­ле­нии род­ные куль­тур­ные тра­ди­ции: мол, у нас они по­бо­га­че-то бу­дут.

Про­тив­ни­ки же идео­ло­гии муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма уве­ре­ны, что в дан­ном слу­чае са­ма куль­ту­ра вос­при­ни­ма­ет­ся весь­ма упро­щен­но: как эле­мен­тар­ный на­бор де­ко­ра­тив­но-фольк­лор­ных форм, на­при­мер, круж­ков иг­ры на ба­ла­лай­ке. То есть, с од­ной сто­ро­ны, при­зна­ет­ся пол­ное пра­во на су­ще­ство­ва­ние и раз­ви­тие чу­жих куль­тур и, бо­лее то­го, неред­ко весь­ма щед­ро го­су­дар­ством спон­си­ру­ет­ся. С дру­гой – то же го­су­дар­ство на­ста­и­ва­ет на при­зна­нии, преж­де все­го «об­щих цен­но­стей». И за­од­но пы­та­ет­ся по­ощ­рять в сво­их граж­да­нах чув­ство пат­ри­о­тиз­ма, что в мно­го­на­ци­о­наль­ных об­ще- ствах сде­лать до­воль­но за­труд­ни­тель­но. Впро­чем, как вы­ра­зил­ся ко­гда-то ин­дий­ский пи­са­тель Р. Та­гор:

– «Я не хо­чу об­но­сить сте­на­ми свой дом или за­ко­ла­чи­вать свои ок­на. Я хо­чу, что­бы дух куль­ту­ры раз­лич­ных стран как мож­но сво­бод­нее ве­ял по­всю­ду. Не на­до лишь, что­бы он сбил ме­ня с ног».

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.