«Зо­ло­той цве­ток Ев­ро­пы»

По­ша­го­во сни­жая мас­штаб каж­до­го сле­ду­ю­ще­го пунк­та, в ито­ге мы ока­за­лись в со­всем уж ка­мер­ных усло­ви­ях. В Eguisheim – все­го око­ло по­лу­то­ра ты­сяч жи­те­лей, вин­ный по­греб по­чти в каж­дом дво­ре и зва­ние са­мой кра­си­вой де­ре­ве­ни Фран­ции, за­во­е­ван­ное в 2003 го­ду.

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ -

По сло­вам на­ше­го ги­да Дэ­ви­да, здесь все очень да­же ци­ви­ли­зо­ван­но – поч­та, ма­лю­сень­кий су­пер­мар­кет, от­де­ле­ние бан­ка, ап­те­ка… Да­же ав­то­бус есть, ко­то­рый, прав­да хо­дит лишь ра­но утром и позд­но ве­че­ром. А вот так­си нет – при­хо­дит­ся вы­зы­вать из Коль­ма­ра, опла­чи­вая, есте­ствен­но до­ро­гу в оба кон­ца. Меж­ду тем, в боль­шин­стве дру­гих близ­ле­жа­щих де­ре­вень – толь­ко жи­лые до­ма да вин­ные по­гре­ба.

Кста­ти, сам Дэ­вид при­е­хал Eguisheim из Ан­глии на недель­ные кур­сы де­гу­ста­то­ров. И остал­ся здесь на це­лых со­рок три года.

Не­смот­ря на то, что обыч­но по­ня­тие «са­мая кра­си­вая…» од­но из наи­бо­лее субъ­ек­тив­ных в ми­ре, Eguisheim дей­стви­тель­но за­во­ра­жи­ва­ет. Из­бе­жав­шее боль­шей ча­сти ужа­сов ми­ро­вых войн, это ме­сто так и оста­лось в да­ле­ком про­шлом. Точ­нее, в ска­зоч­ной его вер­сии. Узень­кие улоч­ки, цве­ты на каж­дом под­окон­ни­ке, цер­ковь, с чьей ко­ло­коль­ни от­кры­ва­ет­ся вид на бес­ко­неч­ные ви­но­град­ни­ки, пе­кар­ни и мяс­ные лав­ки, рас­про­стра­ня­ю­щие ап­пе­тит­ные за­па­хи… все, как на стра­ни­цах ро­ма­нов Дю­ма.

Ма­лень­кие сим­па­тич­ные до­ми­ки вы­гля­дят по­чти оди­на­ко­во, и лишь по од­но­му при­зна­ку мож­но опре­де­лить, на­сколь­ко со­сто­я­те­лен его вла­де­лец – по ко­ли­че­ству кам­ня.

Ведь рань­ше поз­во­лить се­бе пол­но­стью ка­мен­ное жи­ли­ще мог толь­ко удач­ли­вый вла­де­лец несколь­ких ви­но­град­ни­ков. Осталь­ные до­воль­ство­ва­лись де­ре­вом, со­ло­мой и кон­ским на­во­зом. А по­сколь­ку ре­ги­он по­чти три­ста лет пе­ре­жи­вал не са­мые про­стые вре­ме­на, пе­ре­стро­ить свой дом бы­ло ма­ло ко­му по сред­ствам.

Эко­но­ми­че­ский рост ше­сти­де­ся­тых при­нес необ­хо­ди­мые день­ги, все бро­си­лись улуч­шать жи­ли­ща, пе­ре­кра­ши­вать сте­ны и до­бав­лять все­воз­мож­ные де­ко­ра­тив­ные но­вин­ки. В свя­зи с чем, опа­са­ясь по­те­ри иден­тич­но­сти, мэ­рия опре­де­ли­ла верх­ние пре­де­лы пе­ре­ме­ны об­ли­ка. Ока­за­лось, что они очень стро­гие, в том чис­ле, и по цве­ту – все­го три на вы­бор и все свет­ло-бе­же­вых то­нах. И обя­за­тель­ное со­хра­не­ние тра­ди­ци­он­ной кон­струк­ции. Так что ес­ли рань­ше твор­че­ство огра­ни­чи­ва­лась бюд­же­том, то те­перь – стро­ги­ми ко­мис­си­я­ми. По­сколь­ку бы­тие опре­де­ля­ет со­зна­ние, эгис­хайм­цы мо­гут по­ка­зать­ся

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.