Мно­го­ли­кий Страс­бург

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на Та­ба­ко­ва

...то. по при­ме­те, в до­ме долж­но быть сча­стье, да и во­об­ще «мир на зем­ле». В Эль­за­се бе­лых аисто­ва мож­но уви­деть в лю­бое вре­мя года, хо­тя пти­цы эти, в об­щем-то, пе­ре­лет­ные. Но толь­ко не здесь. Де­ло в том, что несколь­ко де­ся­ти­ле­тий на­зад в свя­зи с осу­ше­ни­ем бо­лот и, со­от­вет­ствен­но, умень­ше­ни­ем чис­ла ля­гу­шек, они прак­ти­че­ски ис­чез­ли. То­гда-то и бы­ло ре­ше­но ор­га­ни­зо­вать что-то ти­па пи­том­ни­ка, в ко­то­ром мо­ло­дые пти­цы про­во­ди­ли пер­вые три года жиз­ни и за это вре­мя, на­вер­ное, по­ни­ма­ли, что луч­ше ме­ста на зем­ле все рав­но не най­ти. В ито­ге имен­но бе­лый аист стал сим­во­лом ре­ги­о­на.

Хо­тя на са­мом де­ле мир тут ца­рил от­нюдь не все­гда. Эль­зас так ча­сто при­над­ле­жал то Гер­ма­нии, то Фран­ции, а по­том на­обо­рот, что и сей­час ма­ло, кто по­ни­ма­ет, где ре­ги­он в дей­стви­тель­но­сти на­хо­дит­ся. В Страс­бур­ге, на­при­мер, немец­кая речь слы­шит­ся так же ча­сто, как фран­цуз­ская.

Го­род пе­ре­хо­дил из од­ной стра­ны в дру­гую несколь­ко раз. В XVII ве­ке он во­шел в со­став Фран­ции. За­тем был ок­ку­пи­ро­ван нем­ца­ми во вре­мя фран- ко-прус­скойк вой­ны 1870-1871 го­дов. По­сле пер­вой ми­ро­вой вой­ны фран­цу­зам уда­лось вер­нуть се­бе ре­ги­он, но во вре­мя вто­рой он опять был за­хва­чен и оста­вал­ся под вла­стью Тре­тье­го рей­ха вплоть до 1944 года.

Сей­час же пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за в Страс­бур­ге – это оби­лие во­ору­жен­ных сол­дат на ули­цах, пло­ща­дях и про­чих ме­стах скоп­ле­ния на­ро­да. Про­изо­шед­шие тер­ак­ты вы­ну­ди­ли вла­сти уси­лить ме­ры без­опас­но­сти, по­это­му муж­чи­ны и жен­щи­ны в ка­му­фля­же с ав­то­ма­та­ми ста­ли од­ной из ос­нов­ных осо­бен­но­стей го­ро­да.

…Впро­чем, Страс­бург оста­ет­ся Страс­бур­гом – с са­мым вы­со­ким ко­гда-то в хри­сти­ан­ском ми­ре ка­фед­раль­ным со­бо­ром, кры­ты­ми мо­ста­ми, мно­го­чис­лен­ны­ми му­зе­я­ми и по­тря­са­ю­щей кух­ней.

Ну а пер­вой встре­чен­ной здесь до­сто­при­ме­ча­тель­но­стью мы ре­ши­ли счи­тать наш отель Mercure Strasbourg Centre Petite France. (www.mercurestrasbourg-petite-france.com)

Сна­ру­жи – это обыч­ное зда­ние на­ча­ла про­шло­го ве­ка, но за­то внут­ри – прак­ти­че­ски му­зей со­вре­мен­но­го ди­зай­на. Стек­лян­ные яб­ло­ки вме­сто сто­ли­ков на ре­сепшн, при­чуд­ли­вой фор­мы ска­мей­ки, на­дув­ные кош­ки, ста­рый пин­боль­ный ав­то­мат по со­сед­ству с го­рой ки­тай­ских го­ло­во­ло­мок, бок­сер­ская гру­ша пря­мо пе­ред две­ря­ми од­но­го из но­ме­ров. Спор­тив­но­го. Да, по­ми­мо обыч­ных ком­нат, здесь есть три «спе­ци­аль­ные» – фу­ту­ри- сти­че­ская – 2030, «для на­сто­я­щей ле­ди», боль­ше на­по­ми­на­ю­щая изыс­кан­ный бу­ду­ар фа­во­рит­ки На­по­лео­на, и спор­тив­ная. Прой­дя ми­мо бол­та­ю­щей­ся гру­ши, ко­то­рую каж­дый из про­хо­дя­щих че­рез ре­сепшн на зав­трак в ре­сто­ран счи­та­ет де­лом че­сти уда­рить, по­па­да­ешь в смесь по­ля для голь­фа, хо­ро­ше­го фут­боль­но­го ста­ди­о­на и школь­ной раз­де­вал­ки. Пол ме­ста­ми (весь­ма об­шир­ны­ми) по­крыт ис­кус­ствен­ным га­зо­ном, в ко­то­ром есть несколь­ко лу­нок. Но­чью эти же лун­ки слу­жат ис­точ­ни­ком све­та. А днем в них мож­но по­про­бо­вать за­гнать мяч-дру­гой, ведь клюш­ки то­же вхо­дят в ком­плект но­ме­ра. Сле­ду­ю­щим ме­стом, весь­ма до­стой­ным по­се­ще­ния в сто­ли- це Эль­за­са, стал ре­сто­ран (или – winstub) «Le Tire-Bouchon» . Не­смот­ря на то, что все­воз­мож­ные за­ве­де­ния об­ще­пи­та встре­ча­ют­ся в цен­тре го­ро­да в пря­мом смыс­ле на каж­дом ша­гу, оче­редь из го­лод­ных ту­ри­стов сто­я­ла имен­но сю­да уже в по­ло­вине ше­сто­го ве­че­ра. Ре­сто­ран от­кры­ва­ет­ся в 18.00, но в это вре­мя сво­бод­ных сто­ли­ков не най­ти – все за­ка­за­но за­ра­нее. И де­ло, на­вер­ное, не толь­ко в том, что «Le Tire-Bouchon» спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на эль­за­ской кухне. В кон­це кон­цов, тerrine, фуа-гра и мя­со ули­ток по­да­ют­ся вез­де. Но у каж­до­го шеф-по­ва­ра – свой ре­цепт, и здесь он ока­зал­ся од­ним из са­мых удач­ных. Кро­ме то­го, пор­ции вполне до­ста­точ­ные, что­бы ими на­ел­ся да­же круп­ный муж­чи­на. Что вы­год-

но от­ли­ча­ет этот ре­сто­ран от мно­гих дру­гих, где на изыс­кан­ной та­рел­ке по­да­ет­ся нечто мик­ро­ско­пич­ное, и эле­гант­ный офи­ци­ант дол­го рас­ска­зы­ва­ет, из че­го кон­крет­но это сде­ла­но.

Кста­ти, не­смот­ря на то, что фран­цу­зов ча­сто на­зы­ва­ют «ля­гу­шат­ни­ка­ми» из-за то­го, что они яко­бы едят ля­гу­ша­чьи лап­ки, в ме­ню это­го ре­сто­ра­на мы их не на­шли. Как, впро­чем, и во мно­гих дру­гих то­же. В дей­стви­тель­но­сти, сей­час это блю­до встре­ча­ет­ся ред­ко. В том чис­ле, и по гу­ма­ни­тар­ным при­чи­нам – ведь лап­ки вы­ры­ва­ют­ся еще у жи­вых ля­гу­шек. Да и аистам нуж­но ка­ку­ю­ни­будь еду остав­лять.

Впро­чем, от за­карм­ли­ва­ния от­бор­ным зер­ном гу­ся, под­ве­шен­но­го вниз го­ло­вой, эль­за­с­цы еще не го­то­вы от­ка­зать­ся. При­чем осо­бым де­ли­ка­те­сом фуа-гра здесь не счи­та­ет­ся, его вполне мож­но ку­пить в су­пер­мар­ке­те в ви­де кон­сер­вов и съесть на бе­ре­гу с ба­ге­том и ви­ном за два с по­ло­ви­ной ев­ро. А вот страс­бург­ский пи­рог по­преж­не­му оста­ет­ся за­ба­вой на осо­бен­ные слу­чаи. Блю­до из гу­си­ной пе­че­ни с трю­фе­ля­ми, ряб­чи­ка­ми и са­лом го­то­вит­ся на за­каз в несколь­ких бу­ти­ках. При­чем за­ка­зы­вать при­хо­дит­ся ми­ни­мум за неде­лю, а це­на да­же за неболь­шой ку­сок пре­вы­ша­ет сто ев­ро.

Глав­ная же офи­ци­аль­ная до­сто­при­ме­ча­тель­ность го­ро­да – ка­фед­раль­ный Со­бор Нотр-Дам. Стро­ил­ся он по­чти 300 лет, его шпиль был са­мым вы­со­ким – 142 мет­ра. Прав­да, го­во­рят, что день­ги, вы­де­лен­ные на стро­и­тель­ство, пе­ри­о­ди­че­ски раз­во­ро­вы­ва­лись, по­это­му шпиль все­го один, хо­тя в це­лом для го­ти­че­ско­го сти­ля ха­рак­тер­ны два. В са­мом же со­бо­ре наи­боль­шее вни­ма­ние при­вле­ка­ют аст­ро­но­ми­че­ские ча­сы де­вят­на­дца­то­го ве­ка. В но­во­год­нюю ночь их ме­ха­низм де­ла­ет пол­ный круг и по­ка­зы­ва­ет, на ка­кие дни сле­ду­ю­ще­го года при­дут­ся цер­ков­ные празд­ни­ки с «пла­ва­ю­щи­ми» да­та­ми, а за­од­но вы­чис­ля­ет по­зи­ции пла­нет и про­цес­сию зем­ной оси. При­чем что­бы ча­сы сфо­то­гра­фи­ро­вать (или хо­тя бы про­сто по­луч­ше рас­смот­реть) при­дет­ся за­пла­тить два ев­ро за вклю­че­ние све­та – обыч­но они на­хо­дят­ся в при­ят­ном по­лу­мра­ке. Ведь по­ми­мо по­лу­дю­жи­ны все­воз­мож­ных ци­фер­бла­тов, ча­сы несут на се­бе це­лый ан­самбль за­вод­ных фи­гур, ко­то­рые в за­ви­си­мо­сти от вре­ме­ни года и дня устра­и­ва­ют ше­ствие. По­это­му раз в сут­ки по­се­ти­те­лей из со­бо­ра вы­го­ня­ют и за­пус­ка­ют экс­кур­си­он­ную груп­пу, ко­то­рой для на­ча­ла по­ка­зы­ва­ют неболь­шой фильм о ча­сах и их ме­сте в ис­то­рии го­ро­да, а по­том поз­во­ля­ют по­смот­реть, как они бьют пол­день.

Са­мым ро­ман­тич­ным в сто­ли­це Эль­за­са счи­та­ет­ся квар­тал под на­зва­ни­ем «ма­лень­кая Фран­ция». Он из­ре­зан се­тью ка­на­лов, за­стро­ен сред­не­ве­ко­вы­ми до­ма­ми в тра­ди­ци­он­ном рейн­ском сти­ле и мо­сти­ка­ми, ко­то­рые от­во­дят­ся в сто­ро­ну при при­бли­же­нии каж­до­го экс­кур­си­он­но­го ко­раб­ли­ка. При­чем де­ла­ет это спе­ци­аль­ный со­труд­ник с по­мо­щью руч­но­го ме­ха­низ­ма. В сред­ние ве­ка в квар­та­ле жи­ли ры­ба­ки, мель­ни­ки и ко­жев­ни­ки, по­это­му до­ма от­ли­ча­ют­ся боль­ши­ми под­ва­ла­ми, в ко­то­рых сей­час рас­по­ло­жи­лись ка­фе и ба­ры, а в са­мих до­мах – весь­ма ро­ман­тич­ные оте­ли. По са­мим ка­на­лам с утра до но­чи пла­ва­ют тра­ди­ци­он­ные фран­цуз­ские ту­ри­сти­че­ские про­гу­лоч­ные ко­раб­ли­ки, та­кие же, как в Па­ри­же. Что ин­те­рес­но, на­зва­ние рай­о­ну да­ла не са­мая ро­ман­ти­че­ская ис­то­рия. Во­ен­ные ком­па­нии в да­ле­ких зем­лях при­но­си­ли стране не толь­ко пре­стиж и бо­гат­ства, но и но­вые бо­лез­ни. В кон­це XV ве­ка в Ев­ро­пе ост­ро встал во­прос ле­че­ния си­фи­ли­са, ко­то­рый сол­да­ты бла­го­по­луч­но раз­но­си­ли по ко­ро­лев­ским вла­де­ни­ям. И имен­но в Страс­бур­ге воз­ник пер­вый гос­пи­таль, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на этой бо­лез­ни, ко­то­рую в то вре­мя бы­ло при­ня­то на­зы­вать «фран­цуз­ской».

А под мно­го­чис­лен­ны­ми мо­ста­ми рас­по­ло­жи­лись не толь­ко бом­жи, ко­то­рых тут ро­ман­тич­но на­зы­ва­ют «кло­ша­ры», но и вполне се­бе обыч­ные лю­ди. Мо­ло­деж­ные ком­па­нии тан­цу­ют и пьют ви­но, по­жи­лые про­сто о чем-то неспеш­но бе­се­ду­ют, а в од­ном ме­сте мы да­же уви­де­ли че­ло­ве­ка в ве­чер­нем смо­кин­ге, иг­ра­ю­ще­го на скрип­ке.

К ве­че­ру же в го­ро­де по­яв­ля­ет­ся все боль­ше лю­дей ближ­не­во­сточ­ной и аф­ри­кан­ской внеш­но­сти. Они при­ез­жа­ют сю­да со всех неболь­ших со­сед­них го­род­ков и неспеш­но про­гу­ли­ва­ют­ся по той же са­мой ули­це у вок­за­ла, по ко­то­рой вой­ска На­по­лео­на в свое вре­мя сле­до­ва­ли к цен­тру го­ро­да.

Ну и, ко­неч­но, очень впе­чат­ля­ю­ще вы­гля­дят со сто­ро­ны во­ды ши­кар­ные зда­ния пред­ста­ви­тельств Ев­ро­со­ю­за. Бю­ро­кра­ты, как обыч­но, непло­хо устро­и­лись. Од­но­го весь­ма вну­ши­тель­но­го зда­ния им по­ка­за­лось ма­ло, по­это­му не так дав­но на дру­гом бе­ре­гу для слуг на­ро­да бы­ло по­стро­е­но вто­рое – то­же мно­го­этаж­ное и пол­но­стью стек­лян­ное.

Оби­лие ор­га­ни­за­ций так или ина­че свя­зан­ных с об­ще­ев­ро­пей­ской по­ли­ти­кой в Страс­бур­ге не слу­чай­но. Удач­ное (а в не­ко­то­рые вре­ме­на и на­обо­рот) рас­по­ло­же­ние го­ро­да при­ве­ло к то­му, что имен­но здесь за­клю­ча­лись мир­ные до­го­во­ра меж­ду круп­ней­ши­ми дер­жа­ва­ми на кон­ти­нен­те. При­чем за­ча­стую они как раз сов­па­да­ли с пе­ре­хо­дом ре­ги­о­на под власть по­бе­ди­те­ля. По­это­му по­пасть сю­да на прак­ти­ку или при­е­хать по об­ме­ну – меч­та мно­гих сту­ден­тов, вы­брав­ших меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния в ка­че­стве бу­ду­щей ка­рье­ры. За­ве­сти нуж­ные зна­ком­ства в го­ро­де, где це­лые рай­о­ны на де­вя­но­сто про­цен­тов со­сто­ят из со­труд­ни­ков Ев­ро­пар­ла­мен­та и Ев­ро­пей­ско­го су­да, на­вер­ное не очень слож­но. Осо­бен­но ес­ли кто-то из них про­во­дит обе­ден­ный пе­ре­рыв под мо­ста­ми.

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.