За­мок в Эль­за­се

Счи­та­ет­ся, что ис­то­рия неболь­ших го­род­ков, раз­бро­сан­ных сре­ди жи­во­пис­ных хол­мов, до­воль­но жиз­не­ра­дост­ная. И в ка­кой-то ме­ре скуч­ная. По­чти каж­дый ос­но­ван пять-шесть ве­ков на­зад, при­ни­мал в свое вре­мя с де­ся­ток важ­ных пер­сон и обя­за­тель­но име­ет ле­ген­ду, св

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

В сред­ние ве­ка он вхо­дил в чис­ло са­мых бо­га­тых го­ро­дов ре­ги­о­на, за­ра­ба­ты­вая со­сто­я­ние тор­гов­лей. А за­тем при­шла пер­вая ми­ро­вая вой­на. Фран­цуз­кая ар­мия, со­вер­шив дол­гий пе­ре­ход по гор­ным уще­льям, вы­шла к го­род­ку. И ря­до­вое, в об­щем-то, сра­же­ние сто­и­ло Munster боль­шей ча­сти про­мыш­лен­но­го по­тен­ци­а­ла.

Во вто­рой ми­ро­вой жи­те­лям при­шлось еще слож­нее – жен­щин в при­ну­ди­тель­ном по­ряд­ке от­прав­ля­ли на ра­бо­ту в дру­гие ре­ги­о­ны, а муж­чин – на вой­ну, в со­ста­ве сфор­ми­ро­ван­ных вер­мах­том ди­ви­зий. При­чем боль­шая часть из мест­ных жи­те­лей по­па­ла на во­сточ­ный фронт. И по­чти каж­дый из тех, с кем мы здесь го­во­ри­ли, вспо­ми­на- ли де­ду­шек, ко­то­рые по­гиб­ли в бо­ях, на­при­мер, под Ста­лин­гра­дом. Или ока­за­лись в пле­ну. Са­мое обид­ное, что эль­за­с­цы в той войне бы­ли со­всем ни при­чем, сра­жать­ся за чу­жую стра­ну не хо­те­ли, и под­ве­ла их все­го лишь чрез­мер­ная за­ко­но­по­слуш­ность. Впроч чем, семь де­ся­ти­ле­тий ми­ра успо­ко­и­ли го­род. Жит те­ли вер­ну­лись к из­го­тов­ле­нию с сы­ра, ви­на и да­же ста­ли при­пис сы­вать се­бе и изоб­ре­те­ние неко­то­рых из­вест- ных мяс­ных блюд. На­вер­ное, про­грес­сом это на­звать слож­но, осо­бен­но по­сле то­го, как «круп­ней­шее» го­род­ское пред­при­я­тие – ткац­кая фаб­ри­ка – боль­шей ча­стью пе­ре­еха­ла в Ин­дию, и те­перь на ней тру­дит­ся все­го трид­цать че­ло­век.

Да и в це­лом, жизнь здесь боль­ше по­хо­жа на де­ре­вен­скую. Вот, к при­ме­ру, мест­ная «си­е­ста». Ма­га­зи­ны и про­чие за­ве­де­ния за­кры­ва­ют­ся по­сле по­лу­дня, что­бы вновь на­чать ра­бо­ту ча­са че­рез два. Объ­яс­ня­ет­ся это про­сто. Про­цесс при­ня­тия пи­щи здесь по­чти свя­щен­ный ри­ту­ал, и от­во­дить на него ме­нее двух ча­сов счи­та­ет­ся непри­лич­ным.

В вос­кре­се­нье же боль­шин­ство две­рей в го­ро­де во­об­ще за­кры­ты. С дру­гой сто­ро­ны, мо­жет быть, имен­но из-за по­доб­но-

го об­ра­за жиз­ни до­ли­на ста­ла для Фран­ции свое­об­раз­ной пло­щад­кой, ку­да с каж­дым го­дом пе­ре­ез­жа­ет все боль­ше и боль­ше го­ро­жан – по­даль­ше от шу­ма, тер­ак­тов и про­бок. При этом боль­шая часть из них пред­по­чи­та­ет ра­бо­тать ди­стан­ци­он­но, од­на­ко нема­ло и тех, кто ре­ша­ет опро­бо­вать се­бя в тра­ди­ци­он­ных де­ре­вен­ских ре­мес­лах. На­при­мер, сы­ро­дель­ном.

Мюн­стер­ский сыр из­ве­стен да­ле­ко за пре­де­ла­ми Эль­за­са уже не пер­вое сто­ле­тие. На­ча­ло это­му биз­не­су по­ло­жи­ли – как обыч­но в те вре­ме­на – мо­на­хи. По­сле ос­но­ва­ния мо­на­сты­ря свя­тые от­цы об­на­ру­жи­ли, что при­над­ле­жав­шие им ви­но­град­ни­ки нель­зя на­звать об­шир­ны­ми. По­ми­мо рез­ко­го па­де­ния раз­вле­ка­тель­но­го по­тен­ци­а­ла, ре­ли­ги­оз­ное учре­жде­ние ока­за­лось без од­но­го из древ­ней­ших ис­точ­ни­ков до­хо­дов. По­это­му по­сле моз­го­во­го штур­ма бы­ла вы­бра­на но­вая ин­ду­стрия, ко­то­рой над­ле­жа­ло пре­успеть в са­мое бли­жай­шее вре­мя – из­го­тов­ле­ние мо­лоч­ных про­дук­тов, а имен­но, сы­ра. Древ­ний ре­цепт ин­те­ре­сен несколь­ки­ми пунк­та­ми. Ко­ров, па­су­щих­ся на гор­ных лу­гах, до­ят ве­че­ром, утром сни­ма­ют с на­доя об­ра­зо­вав­ши­е­ся на по­верх­но­сти слив­ки и на­ли­ва­ют их в пар­ное мо­ло­ко. По­сле че­го до­бав­ля­ет­ся осо­бая за­квас­ка. До­бы­ва­ет­ся она ис­клю­чи­тель­но из вто­ро­го из че­ты­рех же­луд­ков мо­ло­до­го те­лен­ка. Жи­вот­ное по­тро­шит­ся, коп­тит­ся и толь­ко по­сле это­го по­лу­ча­ют необ­хо­ди­мую за­квас­ку.

К сча­стью для те­лят, на де­сять лит­ров мо­ло­ка ее тре­бу­ет­ся все­го чуть боль­ше на­перст­ка. Све­жий сыр рас­кла­ды­ва­ет­ся ис­клю­чи­тель­но на де­ре­вян­ные стел­ла­жи, два­жды в день пе­ре­во­ра­чи­ва­ет­ся, а со­лит­ся толь­ко с од­ной сто­ро­ны. Ве­че­ром сыр пе­рек ла д ыв а ют на од­ну пол­ку ни­же, и толь­ко, ко­гда он по­чти ока­жет­ся на по­лу, его от­пра­вят в но­вое хра­ни­ли­ще, где он бу­дет об­мы­вать­ся и ждать сво­е­го ча­са ров­но два­дцать один день. Есть его, ра­зу­ме­ет­ся, мож­но и рань­ше, но толь­ко по ис­те­че­нии трех недель про­дукт име­ет пра­во на­зы­вать­ся мюн­стер­ским. В све­жем ви­де он по­да­ет­ся как де­серт, при­чем од­но­вре­мен­но со стоп­кой мо­ло­ка и шнап­са.

Со­блю­да­ет­ся этот слож­ный про­цесс из-за то­го, что сыр в ре­ги­оне при­ня­то де­лать не в фаб­рич­ных усло­ви­ях, а на фер­мах, где вре­ме­ни на со­блю­де­ния ри­ту­а­лов все­гда хва­та­ет. Воз­мож­но, имен­но по­это­му чуть ли не каж­дая чет­вер­тая фер­ма из ста два­дца­ти со­дер­жит неболь­шой ре­сто­ран с обя­за­тель­ным мяс­ным пи­ро­гом и сви­ни­ной с кар­тош­кой, ко­то­рую несколь­ко ча­сов то­ми­ли на мед­лен­ном огне вме­сте с мас­лом и лу­ком. По­лу­ча­ет­ся очень сыт­но, а для го­род­ско­го жи­те­ля да­же несколь­ко тя­же­ло. Но для фер­ме­ра, вы­нуж­ден­но­го с утра до но­чи то гнать ко­ров по ка­ме­ни­стой до­ро­ге в го­ры, то об­рат­но, да и во­об­ще за­ни­мать­ся це­лый день тя­же­лым фи­зи­че­ским тру­дом, как раз то, что н на­до.

Впро­чем, и неко­то­рым ту­ри­стам по­доб­ная еда при­дет­ся по вку­су. Ведь здесь при­ня­то дол­го хо­дить и вы­со­ко ка­раб­кать­ся. До­ли­на пред­ла­га­ет бо­лее че­ты­рех­сот ки­ло­мет­ров троп той или иной сте­пе­ни до­ступ­но­сти, при­чем они ред­ко раз­де­ля­ют­ся на ту­ри­сти­че­ские, пас­ту­шьи или ве­ло­си­пед­ные. По­это­му вес­ной и осе­нью все­гда есть шанс на­дол­го за­стрять на пол­пу­ти в до­ли­ну, пе­ре­жи­дая про­ход оче­ред­но­го ста­да. Но ожи­да­ние обыч­но воз­на­граж­да­ет­ся – по при­бы­тию ко­ров на зи­мов­ку устра­и­ва­ет­ся боль­шой празд­ник, ко­гда его

уве­шан­ные

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.