От бе­ре­га до бе­ре­га

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - За­пи­сал Алек­сей Табаков

Еще па­ру лет на­зад у этой се­мьи из Алеп­по был соб­ствен­ный за­мок, ко­нюш­ня, несколь­ко фаб­рик, ре­пе­ти­то­ра по ан­глий­ско­му де­тям вы­пи­сы­ва­ли из Ве­ли­ко­бри­та­нии, а на шоп­пинг вы­ез­жа­ли в Ли­ван. По­сле то­го, как все раз­бом­би­ли, де­нег оста­лось лишь на путь в Ев­ро­пу, при­чем ко­му-ни­будь од­но­му. О том, сколь­ко сто­ит неле­галь­но до­брать­ся в Фин­лян­дию из Си­рии, сде­лать фаль­ши­вый пас­порт, чем при­вле­ка­ет юж­ных бе­жен­цев хо­лод­ная стра­на и как ра­бо­та­ет со­став­лен­ный чи­нов­ни­ка­ми ин­те­гра­ци­он­ный план, рас­ска­зы­ва­ет Кри­сти­на.

На окон­ча­тель­ное ре­ше­ние по­ки­нуть Си­рию я ре­ши­лась в сен­тяб­ре 2015 го­да, а в кон­це ок­тяб­ря уже сто­я­ла в по­ли­цей­ском участ­ке в Хель­син­ки и ис­ка­ла, где взять но­мер оче­ре­ди. Впро­чем, ме­сяц вы­дал­ся еще тот. Пер­вое, что сто­ит знать о неле­галь­ном пе­ре­се­че­нии гра­ни­цы дру­го­го го­су­дар­ства – это очень до­ро­го. Кон­тра­бан­ди­сты, со­гла­сив­ши­е­ся до­ста­вить ме­ня из Алеп­по в Тур­цию, на­зва­ли сум­му 1400 дол­ла­ров. Тут мне по­вез­ло пер­вый раз, и во­ди­тель гру­зо­ви­ка спра­вил­ся со сво­ей за­да­чей. Хо­тя три дня в фу­ре с дву­мя де­сят­ка­ми та­ких же бе­жен­цев, да под жар­ким солн­цем при­ят­ны­ми не на­зо­вешь. До­брав­шись до Тур­ции, груп­па при­мер­но на неде­лю за­ле­га­ет на дно, по­ка идет по­иск лод­ки, спо­соб­ной до­плыть до бе­ре­гов Гре­ции. Все это вре­мя при­хо­дит­ся не вы­хо­дить из но­ме­ра са­мо­го де­ше­во­го оте­ля (кста­ти, опла­чи­вать его нуж­но са­мо­сто­я­тель­но). Мне по­вез­ло и вто­рой раз – лод­ку ве­ли ту­рец­кие спа­са­те­ли. Сто­и­мость пе­ре­пра­вы по во­де со­ста­ви­ла еще 1200 дол­ла­ров. Под по­кро­вом но­чи нас вы­са­ди­ли на ка­ком-то ка­ме­ни­стом ост­ро­ве, за­ве­ри­ли, что гре­че­ский пат­руль под­бе­рет нас че­рез несколь­ко ча­сов и уплы­ли. Но про­шел, час, два… И да­же че­рез пять не бы­ло вид­но ни­ка­ких сле­дов спа­са­те­лей. Не бы­ло и во­ды. Но са­мое непри­ят­ное, что из всей груп­пы я бы­ла един­ствен­ная жен­щи­на, и при этом не му­суль­ман­ка. Моя непо­кры­тая го­ло­ва и рва­ные джин­сы в ка­кой-то мо­мент по­ка­за­лись араб­ским муж­чи­нам оскор­би­тель­ны­ми. Спас по­ло­же­ние един­ствен­ный за­сту­пив­ший­ся за ме­ня че­ло­век. Ко­то­рый, кста­ти, и по­нял, что со спа­са­те­ля­ми при­дет­ся свя­зы­вать­ся са­мо­сто­я­тель­но, а един­ствен­ной, кто го­во­рил по-ан­глий­ски, бы­ла как раз я. И все рав­но ока­за­лось, что обьяс­нить им по те­ле­фо­ну свое ме­сто­по­ло­же­ние, опе­ри­руя толь­ко тем, что ост­ров, на ко­то­ром мы на­хо­дим­ся, ка­ме­ни­стый, а на гре­че­ском бе­ре­гу с него вид­на ка­кая-то баш­ня, бы­ла очень непро­стая за­да­ча. Впро­чем, че­рез несколь­ко ча­сов при­был во­ен­ный ко­рабль и нас до­ста­ви­ли на Кос. От­ку­да я по­сле неде­ли пре­бы­ва­ния в мест­ном ла­ге­ре бе­жен­цев на па­ро­ме до­бра­лась до Афин.

Кон­тра­банд­ная пе­ре­воз­ка лю­дей – это огром­ная ин­ду­стрия, в ко­то­рой участ­ву­ют как круп­ные кор­по­ра­ции, так и част­ные пред­при­ни­ма­те­ли. У них есть офи­сы в цен­тре го­ро­дов, сек­ре­та­ри,

В круп­ных же «ло­ги­сти­че­ских» ком­па­ни­ях слу­ча­ет­ся, что ис­пол­ни­те­ли пы­та­ют­ся взять за­каз на сто­роне, на­би­ва­ют в лод­ку со­рок че­ло­век вме­сто два­дца­ти. Или же вла­де­лец пред­при­я­тия, си­дя­щий где-ни­будь в Ми­лане, пе­ре­ста­ет дер­жать ру­ку на пуль­се.

В Афи­нах ме­ня ожи­да­ла од­на из са­мых круп­ных трат – фаль­ши­вый пас­порт, поз­во­ля­ю­щий пу­те­ше­ство­вать по Ев­ро­пе. Де­ло в том, что я еще до отъ­ез­да по­до­бра­ла се­бе несколь­ко ва­ри­ан­тов, где мож­но остать­ся жить. Из тре­бо­ва­ний ос­нов­ных бы­ло два – там долж­но быть хо­лод­но и ма­ло ара­бов. То есть, Шве­ция и Фин­лян­дия. До­брать­ся до этих стран без пас­пор­та – за­тея со­мни­тель­ная. Хо­тя как ока­за­лось поз­же, муж­чи­на, за­сту­пив­ший­ся за ме­ня на

бух­гал­те­рия, и чуть ли не мар­ке­тин­го­вый от­дел. Все это про­ис­хо­дит под при­кры­ти­ем кон­сал­тин­го­вых фирм.

Де­ло в том, что по­доб­ный по­бег мо­гут се­бе поз­во­лить толь­ко до­ста­точ­но обес­пе­чен­ные лю­ди, а они при­вык­ли к хо­ро­ше­му сер­ви­су. Но, несмот­ря на ре­ко­мен­да­ции и ре­пу­та­цию, все­гда есть шанс по­пасть к «недоб­ро­со­вест­ным» кон­тра­бан­ди­стам, ко­то­рые – в луч­шем слу­чае – вы­ки­нут кли­ен­тов по­сре­ди ка­кой-ни­будь пу­сто­ши. Ведь лю­ди ве­зут все свои сбе­ре­же­ния на се­бе, и со­блазн отобрать их все­гда ве­лик. Неко­то­рых кон­тра­бан­ди­стов ло­вят ту­рец­кие по­гра­нич­ни­ки, дру­гие же по­сле го­да ра­бо­ты ско­ла­чи­ва­ют та­кое со­сто­я­ние, что са­ми без про­блем пе­ре­би­ра­ют­ся в Гер­ма­нию или Фран­цию, где жи­вут на уровне сред­не­го клас­са, от­кры­ва­ют биз­нес…

Лет пять на­зад, ко­гда си­ту­а­ция бы­ла по­про­ще, си­рий­цы по­ку­па­ли тур в Рос­сию и сра­зу пе­ре­хо­ди­ли гра­ни­цу с Фин­лян­ди­ей. Сей­час этот ка­нал прак­ти­че­ски пе­ре­крыт.

ост­ро­ве, про­де­лал ана­ло­гич­ный путь за несколь­ко ме­ся­цев – на по­ез­дах, ав­то­бу­сах, по­пут­ках и пеш­ком, при­чем безо вся­ких до­ку­мен­тов.

Вос­поль­зо­вав­шись кон­так­та­ми, ко­то­рые мне да­ли в Тур­ции, я на­шла че­ло­ве­ка, го­то­во­го сде­лать мне немец­кий пас­порт. За пять ты­сяч дол­ла­ров.

Ра­бо­та­ет это так. По­сле то­го, как мы уда­ри­ли по ру­кам, я от­пра­ви­лась в бли­жай­шее от­де­ле­ние western union, по­ло­жи­ла на ука­зан­ный де­по­зит день­ги и за­щи­ти­ла их опре­де­лен­ным па­ро­лем. Толь­ко узнав его, из­го­то­ви­тель пас­пор­та мо­жет по­лу­чить день­ги. Обыч­но этот па­роль со­об­ща­ют сра­зу же, как про­хо­дят кон­троль без­опас­но­сти в аэро­пор­ту. Но я слы­ша­ла, что неко­то­рых сни­ма­ли пря­мо с рей­сов, по­это­му сра­зу ска­за­ла, что день­ги за пас­порт че­ло­век по­лу­чит толь­ко то­гда, ко­гда я при­зем­люсь в Сток­голь­ме. До­ку­мен­ты го­то­ви­ли де­вять дней, что окон­ча­тель­но ис­то­щи­ло мои фи­нан­со­вые за­па­сы, но за­то пас­порт не вы­звал ни­ка­ких во­про­сов в ев­ро­пей­ских аэро­пор­тах.

В Сток­голь­ме я про­ве­ла че­ты­ре дня, ре­шая – ид­ти в по­ли­цию или нет. Ока­за­лось, что ара­бов здесь мно­го. По­это­му на по­след­ние день­ги был при­об­ре­тен би­лет на Ви­кинг лайн. В по­ло­ви­ну де­ся­то­го я спу­сти­лась с тра­па, вы­шла из тер­ми­на­ла, про­гу­ля­лась до цен­тра го­ро­да и по­чув­ство­ва­ла, что на­ко­нец-то до­бра­лась до­мой. Че­рез час офи­цер по­ли­ции уже вы­слу­ши­вал мою ис­то­рию.

Его очень уди­ви­ло ка­че­ство пас­пор­та, то, что я хо­ро­шо го­во­рю по-ан­глий­ски и факт, что в Си­рии есть ка­то­ли­ки. Впро­чем, все необ­хо­ди­мые фор­мы мне вы­да­ли немед­лен­но, по­мог­ли их за­пол­нить и – за что я очень бла­го­дар­на – при­ня­ли ре­ше­ние о предо­став­ле­нии ви­да на жи­тель­ство бук­валь­но за три ме­ся­ца.

Про­це­ду­ра при­ня­тия ре­ше­ния вклю­ча­ет в се­бя как ми­ни­мум два рас­сле­до­ва­ния. Пер­вое – по­чти фор­маль­ное, за­то вто­рое – крайне се­рьез­ное. Со­труд­ни­ки по­ли­ции за­да­ют мас­су во­про­сов, на­чи­ная от от­но­ше­ния к ре­жи­му, за­кан­чи­вая кон­так­та­ми то­го, кто сде­лал пас­порт (впро­чем, и имя, и те­ле­фон там ме­ня­ют­ся каж­дую неде­лю). Мо­гут по­про­сить опи­сать ули­цу, где я жи­ла. Я все­гда от­ве­ча­ла прав­ду, по­это­му рас­сле­до­ва­ние не за­ня­ло мно­го вре­ме­ни.

Го­раз­до слож­нее при­хо­дит­ся тем, кто участ­во­вал в во­ен­ных дей­стви­ях – в неко­то­рых слу­ча­ях рас­смот­ре­ние за­тя­ги­ва­лось на де­вять ме­ся­цев. К то­му же, очень мно­гие на­зы­ва­ют не свою род­ную стра­ну, а ка­кой-ни­будь ре­ги­он с неспо­кой­ной об­ста­нов­кой. Та­ких ча­сто ло­вят на незна­нии язы­ка или ак­цен­те, для че­го по­ли­ция на­ни­ма­ет лю­дей, при­е­хав­ших ко­гда-то сю­да из Ира­ка или Си­рии. И ес­ли че­ло­ве­ка все-та­ки пой­ма­ли на лжи, то на­зна­ча­ет­ся тре­тье рас­сле­до­ва­ние, силь­но умень­ша­ю­щее шан­сы на по­ло­жи­тель­ное ре­ше­ние.

По­ка идет рас­смот­ре­ние де­ла, бе­же­нец мо­жет жить в ла­ге­ре. Мой, на­при­мер, под управ­ле­ни­ем крас­но­го кре­ста, на­хо­дил­ся по со­сед­ству с пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­кой. Но по­ки­ну­ла я его не по­это­му. Несмот­ря на пре­крас­ную ра­бо­ту во­лон­те­ров, ко­то­рые дей­стви­тель­но пы­та­ют­ся по­мочь пе­ре­жить лю­дям стрес­со­вую си­ту­а­цию, сре­ди са­мих бе­жен­цев от­но­ше­ния на­тя­ну­тые. Во­ров­ство, дра­ки, по­сто­ян­ные «вы­яс­не­ния от­но­ше­ний», в том чис­ле, с по­мо­щью но­жа, де­ла­ют пре­бы­ва­ние здесь не осо­бо-то без­опас­ным.

Кро­ме то­го, я опять ока­за­лась един­ствен­ной не му­суль­ман­кой, и непо­кры­тая го­ло­ва ста­ла глав­ной про­бле­мой. Это шо­ки­ро­ва­ло да­же жив­ших со мной в ком­на­те жен­щин.

По­это­му сна­ча­ла я пе­ре­еха­ла к род­ствен­ни­кам в Лап­пее­нран­ту , а за­тем в Эс­поо. Тут, соб­ствен­но, и на­чал­ся во­пло­щать­ся в жизнь под­го­тов­лен­ный мо­им ку­ра­то­ром из со­ци­аль­ной служ­бы ин­те­гра­ци­он­ный план. Пунк­тов в нем мно­го и часть из них кли­ен­ту не из­вест­на.

Но пер­вый – это по­лу­че­ние ID-до­ку­мен­та и от­кры­тие бан­ков­ско­го сче­та. Неко­то­рые иг­но­ри­ру­ют его вполне со­зна­тель­но – нет бан­ков­ско­го ак­ка­ун­та, зна­чит невоз­мож­но пла­тить по сче­там.

Вто­рой – по­иск жи­лья. Kela опла­чи­ва­ет 80 про­цен­тов, но за­да­ча по на­хож­де­нию квар­ти­ры и до­го­во­ра с арен­до­да­те­лем пол­но­стью на те­бе. Ино­гда это не- про­сто, вла­де­лец мо­жет со­мне­вать­ся в пла­те­же­спо­соб­но­сти, но лич­но у ме­ня та­ких про­блем не воз­ник­ло. На сле­ду­ю­щий по­сле за­се­ле­ния день хо­зяй­ка при­нес­ла мне све­жей вы­печ­ки и по­да­ри­ла несколь­ко сту­льев и стол.

Ра­зу­ме­ет­ся, мож­но все три го­да, ко­то­рые от­ве­де­ны на план, про­ве­сти в ла­ге­ре, но о ка­кой ин­те­гра­ции мож­но го­во­рить, ко­гда ты окру­жен не ев­ро­пей­ской куль­ту­рой? Тот же рас­по­ря­док дня, тот же язык, те же обы­чаи . При­е­хать в но­вую стра­ну и фак­ти­че­ски жить в ста­рой, как мне ка­жет­ся, не луч­шая идея. Ведь по­ка на­учишь­ся поль­зо­вать­ся сау­ной, за­пи­сы­вать­ся в пра­чеч­ную и сор­ти­ро­вать му­сор, уже пой­мешь фин­нов го­раз­до луч­ше, чем по­се­тив спе­ци­аль­ный ин­те­гра­ци­он­ный курс. Един­ствен­ное, что я по­ка не по­ни­маю – по­че­му здесь так стро­го с по­куп­кой ле­карств.

Мне осо­бен­но за­пом­ни­лось обу­че­ние – как пра­виль­но поль­зо­вать­ся об­ще­ствен­ным транс­пор­том. Вро­де все по­нят­но, но ко­гда я пер­вый раз еха­ла са­мо­сто­я­тель­но, жен­щи­на за­хо­дя­щая пе­ре­до мной, при­ло­жи­ла к ска­не­ру сум­ку. Ви­ди­мо би­лет был внут­ри. Я же по­сле это­го еще пол­го­да сна­ча­ла при­кла­ды­ва­ла кар­точ­ку, по­том рюк­зак.

По­хо­жая ис­то­рия и с изу­че­ни­ем язы­ка. Од­на из при­чин, по­че­му на ин­те­гра­цию от­во­дит­ся три го­да – имен­но столь­ко на­до, что­бы сдать уро­вень B2.2. Но оче­ре­ди на кур­сы длин­ные, и, ес­ли не ис­кать их са­мо­сто­я­тель­но, мож­но по­те­рять год-дру­гой. Я это­го поз­во­лить се­бе не мо­гу, по­это­му за­пи­са­лась сра- зу на два кур­са. Фор­маль­но это не раз­ре­ше­но, но и со­ци­аль­ный ра­бот­ник, и ди­рек­тор шко­лы по­шли мне на встре­чу. В кон­це-кон­цов, это един­ствен­ный спо­соб адап­ти­ро­вать­ся и на­чать ис­кать ра­бо­ту. При этом по­сле трех лет мне в лю­бом слу­чае долж­ны пред­ло­жить ка­кую-ни­будь ва­кан­сию, но как это бу­дет ра­бо­тать на прак­ти­ке, я не знаю.

Ес­ли че­ло­век хо­тя бы немно­го го­во­рит на ан­глий­ском, то кур­сы необ­хо­ди­мо ис­кать са­мо­сто­я­тель­но, го­во­рить с учи­те­лем и по­том ин­фор­ми­ро­вать Kela, что учить­ся ты бу­дешь тут и у та­ко­го то пре­по­да­ва­те­ля. Пер­вый раз я по­па­ла на курс, ко­то­рый шел по­чти пол­то­ра го­да до уров­ня A.2.2. По­ло­ви­на сту­ден­тов при­хо­ди­ла ту­да спать. Кто­то да­же хра­пел. Ра­зу­ме­ет­ся ни­че­му на­учить­ся в та­ких усло­ви­ях нель­зя.

Жи­вя у се­бя на ро­дине, я де­сять лет воз­глав­ля­ла от­де­ле­ние в круп­ной ком­па­нии, сни­ма­ла ре­кла­му для Ка­тар­ских авиа­ли­ний, Пеп­си и Bic. При этом я по­ни­маю, что здесь на­чи­нать при­дет­ся с уров­ня ас­си­стен­та млад­ше­го по­мощ­ни­ка. Но луч­ше уж так, чем про­сто си­деть на по­со­бии.

ИГОРЬ ТАБАКОВ

АЛЕК­СЕЙ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.