Озе­ро для дво­их

В ав­стрий­ском ре­ги­оне Ка­рин­тия озер нема­ло. И, хо­тя Millstatter See яв­ля­ет­ся са­мым глу­бо­ким, чи­стым и теп­лым, все рав­но в це­лях мар­ке­тин­га при­шлось его как-то вы­де­лить сре­ди осталь­ных. Око­ло пя­ти лет на­зад со­труд­ни­ки ту­ри­сти­че­ско­го цен­тра при­ду­ма­ли но­вое

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей Табаков

Мы на­ча­ли про­ни­кать­ся об­щим на­стро­е­ни­ем с са­мо­го пер­во­го пунк­та про­грам­мы – зам­ка Sommeregg. Быв­шая оби­тель здеш­не­го лор­да по­сте­пен­но при­бли­жа­ет­ся к со­сто­я­нию ру­ин, вы­став­ле­на на про­да­жу, но сда­вать­ся еще не со­би­ра­ет­ся. По­ка здесь ра­бо­та­ет на­сто­я­щий ры­цар­ский ре­сто­ран – с обя­за­тель­ны­ми до­спе­ха­ми, ду­бо­вы­ми ска­мья­ми и пре­крас­ным мя­сом. А ле­том на пар­ков­ке у под­но­жья зам­ка про­хо­дит тур­нир, где ма­сте­ра ме­ча вы­яв­ля­ют луч­ше­го из луч­ших.

По­ми­мо озе­ра, от­вле­ка­ю­ще­го на се­бя ос­нов­ной ту­ри­сти­че­ский по­ток, здесь, ра­зу­ме­ет­ся, есть го­ры. При­ду­мать что-то но­вое в про­гул­ках на вы­со­те до­воль­но слож­но. Осо­бен­но, ес­ли учесть, что здесь уже про­хо­дит часть из­вест­но­го аль­пий­ско­го пу­ти, пол­ная дли­на ко­то­ро­го до­сти­га­ет по­чти ше­сти­сот ки­ло­мет­ров и поз­во­ля­ет до­брать­ся до Ита­лии.

Но ро­ман­ти­ка тре­бу­ет жертв. По­это­му в Millstatter See бы­ла при­ду­ма­на «тро­па для дво­их». На­чи­на­ет­ся она у са­мо­го под­но­жья и ве­дет к уни­каль­ным гра­на­то­вым во­ро­там – на вы­со­ту по­чти в две ты­ся­чи мет­ров. По­это­му «дво­им» в первую оче­редь тре­бу­ют­ся не толь­ко креп­кие чув­ства, но и силь­ные но­ги и об­щая вы­нос­ли­вость.

Впро­чем, мож­но за­ка­зать так­си – пря­мо до гра­на­то­вых во­рот. Об­ла­да­те­лям «Millstatter See Card» оно обой­дет­ся бес­плат­но. Мы же, въе­хав на эту до­ро­гу, пер­вым де­лом на­ткну­лись на овец. Без­раз­лич­ные к гуд­кам ма­ши­ны жи­вот­ные бук­валь­но вы­ва­ли­лись с ка­ко­го­то уте­са и, по­те­ряв ори­ен­ти­ры, на­мерт­во за­бло­ки­ро­ва­ли путь. Про­рвав­шись сквозь них и одо­лев первую часть подъ­ема, мы об­на­ру­жи­ли аль­пий­скую хи­жи­ну-ре­сто­ран, пред­ла­га­ю­щую вкус­ней­ший бе­кон и окру­жен­ную таб­лич­ка­ми «бе­ре­ги­тесь ко­ров» и «огра­да под на­пря­же­ни­ем». По сло­вам вла­де­ли­цы хи­жи­ны, (ко­то­рая од­но­вре­мен­но яв­ля­ет­ся и смот­ри­тель­ни­цей ро­ман­ти­че­ско­го пу­ти на­верх,) пар­но­ко­пыт­ные пло­хо ре­а­ги­ру­ют на со­бак и де­тей, а огра­да за­щи­ща­ет ту­ри­стов от сви­ней, но овец, су­дя по все­му, не удер­жи­ва­ет.

Даль­ше влюб­лен­ных ожи­да­ют це­лые стаи сус­ли­ков и три ча­са ин­тен­сив­но­го подъ­ема к гра­на­то­вым во­ро­та­мар­ке. В ка­че­стве по­мо­щи ор­га- низ­му сто­ит вы­пить мест­ный кок­тейль Хол­лер. Не­смот­ря на несколь­ко бо­лез­нен­ное на­зва­ние, это все­го лишь смесь во­ды, са­ха­ра и цвет­ков бу­зи­ны.

По­доб­ных об­зор­ных пло­ща­док во­круг озе­ра нема­ло, и все они поль­зу­ют­ся край­ней по­пу­ляр­но­стью у ки­тай­ских пар, от­прав­ля­ю­щих­ся в сва­деб­ное пу­те­ше­ствие.

А по­сколь­ку кро­ме них са­мих в путь от­прав­ля­ют­ся и се­мьи мо­ло­до­же­нов по­чти в пол­ном со­ста­ве, плюс дру­зья и штат­ный фо­то­граф с опе­ра­то­ром, то мно­гие вла­дель­цы го­сти­ниц в до­лине вста­ли пе­ред тя­же­лой ди­лем­мой – с од­ной сто­ро­ны но­вый и раз­ви­ва­ю­щий­ся ази­ат­ский ры­нок, с дру­гой – ста­рые про­ве­рен­ные кли­ен­ты, ко­то­рые не все­гда ра­ды шум­ным груп­пам. По- это­му, бо­ясь по­те­рять го­стей, мно­гие хо­зя­е­ва оте­лей от­ка­зы­ва­ют­ся со­труд­ни­чать с ки­тай­ски­ми ту­ро­пе­ра­то­ра­ми, не смот­ря на то, что по­след­ние га­ран­ти­ру­ют сто­про­цент­ную за­пол­ня­е­мость.

Впро­чем, мы осо­бой тол­кот­ни не за­ме­ти­ли. Да­же на зна­ме­ни­том «Звезд­ном бал­коне», си­дел на ла­воч­ке един­ствен­ный немец­кий ту­рист.

Кста­ти, спус­кать­ся вниз той же до­ро­гой с «бал­ко­на» не обя­за­тель­но. В Millstatter See ра­бо­та­ют це­лых две ком­па­нии, пред­ла­га­ю­щие услу­ги па­раг­лай­дин­га, а по­то­ки теп­ло­го воз­ду­ха (от озе­ра) и хо­лод­но­го (с гор) поз­во­ля­ют об­ле­теть по­чти всю до­ли­ну.

Еще од­ной ро­ман­ти­че­ской но­вин­кой «для дво­их» ста­ли так на­зы­ва­е­мые би­ва­ки. К ар­мии и па­лат­кам они от­но­ше­ния

не име­ют, за­то в осталь­ном – вы­жи­ва­нии на при­ро­де – са­мое непо­сред­ствен­ное. Рас­по­ла­га­ют­ся они невы­со­ко в го­рах и пред­ла­га­ют оста­но­вив­шим­ся в них стек­лян­ный по­то­лок – что­бы лю­бо­вать­ся на звез­ды – ра­ко­ви­ну с хо­лод­ной во­дой и несколь­ко све­чей. Впро­чем, часть би­ва­ков рас­по­ло­же­на на тер­ри­то­рии оте­лей, и же­ла­ю­щие все­гда мо­гут сбе­жать от­ту­да в на­сто­я­щий но­мер.

…Во вре­мя ви­зи­та в Ти­роль­ский Иш­гль мы удив­ля­лись, как аб­со­лют­но ни­ко­му не из­вест­ной де­ревне уда­лось за несколь­ко де­ся­ти­ле­тий до­бить­ся ми­ро­во­го при­зна­ния.

Millstatter See стар­то­вал со­всем с дру­гой по­зи­ции. Уже в во­сем­на­дца­том ве­ке сю­да съез­жа­лись лор­ды, гра­фы и со­труд­ни­ки ко­ро­лев­ской администрации. Быв­шая то­гда еще на са­мом рас­све­те ту­ри­сти­че­ская ин­ду­стрия на­хо­ди­ла здесь все са­мое необ­хо­ди­мое для кли­ен­тов – кра­си­вые ви­ды, чи­стый воз­дух, вкус­ную еду и огромное ко­ли­че­ство раз­вле­че­ний, так или ина­че свя­зан­ных с ходь­бой или стрель­бой.

Плюс кли­мат в окру­жен­ной го­ра­ми до­лине все­гда был на па­ру гра­ду­сов теп­лее, чем в осталь­ной Ав­стрии. На­вер­ное, по­это­му здесь же за­ро­ди­лась и ри­эл­тор­ская про­фес­сия – зем­ля во­круг озе­ра оце­ни­ва­лась крайне вы­со­ко сре­ди со­сто­я­тель­ных жи­те­лей Ве­ны и Зальц­бур­га. При­чем не в ка­че­стве ос­нов­но­го жи­лья, а как ин­ве­сти­ции в бу­ду­щее.

Да­же свя­тые от­цы не брез­го­ва­ли за­стол­бить здесь па­ру гек­та­ров.

Кста­ти, по ле­ген­де, имен­но с них и на­ча­лась ис­то­рия од­но­го из го­род­ков в Millstatter See. Не­кий про­по­вед­ник при­был сю­да нести ве­ру все­воз­мож­ным языч­ни­кам. Так как по-хо­ро­ше­му было невоз­мож­но бо­роть­ся с те­ми, кто в про­све­щен­ном XVI ве­ке про­дол­жал ве­рить в чу­до­твор­ное про­ис­хож­де­ние гро­ма или мол­нии, то про­по­вед­ник по но­чам про­би­рал­ся к по­га­ным идо­лам и стал­ки­вал их в озе­ро. Уст­ные пре­да­ния гла­сят, что по­сле ты­сяч­но­го утоп­лен­но­го, языч­ни­ки про­зре­ли и по­шли кре­стить­ся.

Впро­чем, всех идо­лов ис­тре­бить так и не уда­лось. Да­же се­го­дня в го­рах и ле­сах мож­но на­ткнуть­ся на де­ре­вян­ные ко­ры­та, в ко­то­рых пле­щет­ся хо­лод­ная во­да. Ин­струк­ция на немец­ком ре­ко­мен­ду­ет по­гру­жать в ем­кость боль­ную ко­неч­ность (от пят­на­дца­ти до трид­ца­ти раз) и ждать об­лег­че­ния.

К со­жа­ле­нию, ле­ген­ду о ты­ся­че утоп­лен­ных ста­туй раз­лич­ных бо­гов про­ве­рить слож­но – глу­би­на озе­ра со­став­ля­ет по­чти сто пять­де­сят мет­ров. А ес­ли при­ба­вить к это­му еще три­на­дцать ки­ло­мет­ров дли­ны, пол­то­ра – ши­ри­ны, то в ито­ге по­лу­чит­ся весь­ма со­лид­ная пло­щадь для все­воз­мож­ных раз­вле­че­ний.

Пер­вой по по­пу­ляр­но­сти, есте­ствен­но, идет рыбалка. Еще в по­за­про­шлом ве­ке ка­че­ство мест­ной рыбы от­ме­тил ко­ро­лев­ский двор, а штат­ный ры­бак по­лу­чил по­ис­ти­не цар­ский по­да­рок – толь­ко он и его се­мья мог­ла ло­вить се­тя­ми в здеш­них во­дах. Три­ста лет спу­стя тра­ди­ции со­хра­ни­лись, и ис­поль­зо­вать что-то по­ми­мо спин­нин­га поз­во­ле­но толь­ко пя­ти се­мьям, жи­ву­щим воз­ле озе­ра.

Пе­тер, со­про­вож­дав­ший нас на ры­бал­ке, как раз и при­над­ле­жит к од­ной из них.

– Уче­ные до сих пор не мо­гут дать от­вет – по­че­му в на­шем озе­ре так мно­го рыбы, – рас­ска­зы­ва­ет он, гре­бя к про­ти­во­по­лож­но­му бе­ре­гу, – ес­ли в сред­нем в гор­ных во­до­е­мах где-то три­че­ты­ре ки­ло­грам­ма рыбы на гек­тар, то здесь – по­чти три­ста.

Та­кое изоби­лие несколь­ко смяг­ча­ет стро­гость за­ко­нов – с се­тя­ми здесь ча­сто ло­вят и бра­ко­нье­ров. Прав­да, ча­ще

все­го это кто-то из мест­ных. Да и же­ла­ю­щие неле­галь­но по­ры­ба­чить, при­е­хав­шие из со­сед­них ре­ги­о­нов, ни­ка­ким осо­бым санк­ци­ям не под­вер­га­ют­ся. Ведь ес­ли они бе­рут ры­бу толь­ко для се­бя, на всех хва­тит.

За­то ка­ра­ют­ся лю­бые по­пыт­ки по­пыт­ки вос­поль­зо­вать­ся мо­тор­ны­ми лод­ка­ми без со­от­вет­ству­ю­ще­го раз­ре­ше­ния. Их ко­ли­че­ство до­воль­но огра­ни­че­но и до 2016 го­да оста­ва­лось неиз­мен­ным. По­это­му в ка­кой-то мо­мент воз­ник да­же неболь­шой чер­ный ры­нок, где необ­хо­ди­мую ли­цен­зию мож­но было ку­пить за де­сять ты­сяч ев­ро. Эти рас­хо­ды оку­па­лись за несколь- ко лет – ес­ли быст­ро­ход­ным лод­ка ис­поль­зо­ва­лась для пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти – по­это­му в этом го­ду вла­сти ре­ги­о­на ре­ши­ли разыг­рать на по­до­бие ло­те­реи несколь­ко де­сят­ков до­пол­ни­тель­ных ком­плек­тов. Прав­да, лишь для жи­те­лей ре­ги­о­на.

Пе­тер же ува­жа­ет тра­ди­ции и поль­зу­ют­ся толь­ко вeс­ла­ми. По­это­му до за­бро­шен­ных на­ка­нуне се­тей мы до­би­ра­ем­ся до­воль­но мед­лен­но, при­вле­кая вни­ма­ние все боль­ше­го ко­ли­че­ства ча­ек. При­вык­шие к по­сто­ян­ной кор­меж­ке (про­ве­рять се­ти необ­хо­ди­мо каж­дый день) они уже к се­ре­дине вес­ны ста­но­вят­ся на­сто­я­щи­ми гур­ма­на­ми и вы­би­ра­ют толь­ко луч­шую ры­бу. По­хо­жую при­выч­ку при­об­ре­ли и мест­ные ле­бе­ди.

Рыбы здесь мно­го и раз­ных ви­дов, но дей­стви­тель­но уни­каль­ная – все­го од­на. На ав­стрий­ском ее на­зы­ва­ют Рай­на­ке. Во­дит­ся она на глу­бине два­дца­ти мет­ров, пи­та­ет­ся ис­клю­чи­тель­но планк­то­ном, по­это­му до­стать ее мож­но лишь се­тя­ми.

Ко­ро­лев­ские по­ва­ра в свое вре­мя на­де­ли­ли эту ры­бу все­воз­мож­ны­ми по­лез­ны­ми

свой­ства­ми (ко­ли­че- ство Оме­га-3 и Оме­га-6 вполне поз­во­ля­ют есть ее вме­сто ви­та­ми­нов) по­это­му лю­би­те­ли изыс­кан­ной кух­ни едут сю­да уже не пер­вый век. Цен­но­сти до­бав­ля­ет и стран­ная прин­ци­пи­аль­ность Рай­на­ке – в нево­ле она раз­во­дить­ся от­ка­зы­ва­ет­ся, и вме­сто ис­кус­ствен­но­го кор­ма пред­по­чи­та­ет го­лод­ную смерть.

Как ни стран­но, непо­сред­ствен­но на бе­ре­гу встре­ча­ет­ся не так мно­го ре­сто­ра­нов, где эту ры­бу мож­но за­ка­зать. Да и во­об­ще ре­сто­ра­нов в це­лом – вся зем­ля при­над­ле­жит ли­бо бо­га­чам, ко­то­рые рас­ста­ют­ся с ней толь­ко в край­нем слу­чае, ли­бо ста­рин­ным оте­лям. Бо­лее то­го, в Millstatter See до недав­не­го вре­ме­ни не было ни од­но­го СПА. У му­ни­ци­па­ли­те­та не на­хо­ди­лось де­нег на боль­шую строй­ку, а под­дер­жать воз­ве­де­ние це­ло­го ком­плек­са по прин­ци­пу «с ми­ру по нит­ке» не уда­ва­лось. Тем бо­лее, что каж­дый отель мог при­гла­ситьг мас­са­жи­ста илии вы­не­сти во двор джа­ку­зи. В кон­це-кон­цов вла­сти на­шли агент­ство, ко­то­рое смог­ло убе­дить ин­ве­сто­ров в том, что та­кой мо­но­поль­ный про­ект при­не­сет им при­быль уже че­рез де­сять лет.

Но биз­нес по­шел в го­ру уже че­рез че­ты­ре го­да. Сей­час здесь на­хо­дит­ся це­лый ком­плекс саун, от­кры­тый бас­сейн и воз­мож­ность прыг­нуть в озе­ро по­сле па­рил­ки.

Впро­чем, же­ла­ние ин­ве­сто­ров вкла­ды­вать сред­ства все­та­ки до­воль­но из­би­ра­тель­но.

На­при­мер, в два­дца­ти мет­рах от са­мо­го успеш­но­го СПА ре­ги­о­на на­хо­дит­ся ста­рей­шая выш­ка для прыж­ков в во­ду, где еще в трид­ца­тые го­ды прошлого ве­ка про­хо­ди­ли всевозможные меж­ду­на­род­ные соревнования. Но в се­ре­дине двух­ты­сяч­ных кто-то из чи­нов­ни­ков об­ра­тил вни­ма­ние на тот факт, что за­гра­ди­тель­ные бор­ти­ки на два­дцать сан­ти­мет­ров ниже со­вре­мен­ных ев­ро­пей­ских стан­дар­тов. Де­нег на но­вые бор­ти­ки в казне го­род­ка не на­шлось, по­это­му выш­ку про­сто за­кры­ли.

Что, прав­да, не ме­ша­ет мест­ным под­рост­кам пры­гать с нее по но­чам.

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.