Ле­ген­да о люб­ви

У лю­бой стра­ны есть бли­жай­шее ме­сто, ку­да ту­ри­сты ез­дят по­то­му, что там им ка­жет­ся теп­лее или де­шев­ле. К при­ме­ру, фин­ны на­би­ва­ют­ся на па­ро­мы в Тал­лин – за ал­ко­го­лем, рос­си­яне пе­ре­се­ка­ют гра­ни­цу с Бе­ло­рус­си­ей за «санк­ци­он­ны­ми про­дук­та­ми», но­во­зе­ланд­цы устр

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей Табаков

Взять хо­тя бы Celje. По сло­вен­ским мер­кам го­род этот уни­каль­ный. Еще в древ­ние вре­ме­на сю­да сбе­жа­ли кель­ты, за­тем на­ча­ли мо­стить до­ро­ги и стро­ить во­до­про­во­ды рим­ляне… А ко­гда им­пе­рия па­ла под на­тис­ком вар­ва­ров, Celje не по­вто­рил судь­бу мно­гих мест и не про­пал из хро­ник на сот­ни лет.

Свой рас­цвет он пе­ре­жил уже в сред­ние ве­ка. По ини­ци­а­ти­ве од­но­го из гра­фов – Гер­ма­на Вто­ро­го – две знат­ные се­мьи, дол­гое вре­мя пы­таю- щи­е­ся оспо­рить власть над мест­ны­ми на­ло­го­пла­тель­щи­ка­ми, под­пи­са­ли ори­ги­наль­ное со­гла­ше­ние. Суть до­го­во­ра со­сто­я­ла в том, что тот, чей род обо­рвет­ся рань­ше (то есть, не ока­жет­ся на­след­ни­ков муж­ско­го ро­да) от­ка­жет­ся от всех вла­де­ний в поль­зу «по­бе­ди­те­ля».

По­сле это­го враж­да на­дол­го не за­тя­ну­лась, так как по­те­ряв всех сы­но­вей, один из ро­дов ка­нул в небы­тие. А вто­рой – как раз Гер­ма­на – за од­ну ночь при­об­рел трид­цать пять зам­ков и по­чти сот­ню де­ре­вень.

По­том ди­на­стия по­бе­ди­те­лей про­дол­жи­ла ис­поль­зо­вать крайне праг­ма­тич­ный под­ход к раз­ви­тию ре­ги­о­на. Гер­ман Вто­рой под­пи­сал еще па­роч­ку по­доб­ных на­след­ствен­ных со­гла­ше­ний, за­клю­чил бра­ки сво­их де­тей не с са­мы­ми бо- га­ты­ми се­мей­ства­ми, а с те­ми, кто имел до­ступ к во­де – тор­гов­ля с Ве­не­ци­ей в то вре­мя толь­ко на­би­ра­ла обо­ро­ты – и пе­ре­стро­ил зна­ме­ни­тый за­мок. В ито­ге, гра­фы Celje вла­де­ли тер­ри­то­ри­ей, ко­то­рая в три ра­за пре­вы­ша­ла со­вре­мен­ную Сло­ве­нию.

Празд­ник, прав­да, длил­ся все­го сто лет. Не­при­ят­но­сти на­ча­лись, ко­гда един­ствен­ный сын пред­при­им­чи­во­го гра­фа – Фре­де­рик – страст­но влю­бил­ся в про­сто­лю­дин­ку Ве­ро­ни­ку. Она бы­ла ум­на, пре­крас­но об­ра­зо­ва­на и необык­но­вен­но хо­ро­ша со­бой.

К со­жа­ле­нию, в те вре­ме­на эти до­сто­ин­ства не зна­чи­ли ни­че­го – ес­ли к ним не при­ла­гал­ся вы­со­кий ти­тул и хо­тя бы па­роч­ка зам­ков. (Впро­чем, за несколь­ко про­шед­ших с тех пор сто­ле­тий си­ту­а­ция ни­как не из­ме­ни­лась).

Ну а то­гда по­ло­же­ние влюб­лен­но­го Фре­де­ри­ка ослож­ня­лось еще и тем, что раз­вод был ка­те­го­ри­че­ски за­пре­щен, так что же­нить­ся сно­ва он мог толь­ко в слу­чае, ес­ли его пер­вая су­пру­га умрет. По­это­му он ре­шил уско­рить со­бы­тия.

Ис­то­рия умал­чи­ва­ет, сам ли он убил нелю­би­мую же­ну или ко­го-то для этих це­лей на­нял, но од­на­жды ее на­шли в зам­ке мерт­вой. Ка­за­лось бы, путь к сча­стью был сво­бо­ден.

Но да­же в те су­ро­вые вре­ме­на су­ще­ство­ва­ли та­кие по­ня­тия, как честь, до­сто­ин­ство и ре­пу­та­ция. А убий­ством же­ны Фре­де­рик за­пят­нал по­след­нюю. При­чем не лич­но свою, а це­ло­го бла­го­род­но­го знат­но­го ро­да. По­это­му от­цу при­шлось его на­ка­зать, за­то­чив в од­ну из ба­шень зам­ка, а за­од­но убив Ве­ро­ни­ку – что­бы за­ста­вить ви­нов­ни­ка стра­дать еще боль­ше.

Впро­чем, че­рез ка­кое-то вре­мя ста­рый граф об­на­ру­жил, что пра­вить вла­де­ни­я­ми неко­му.

Он сам уже дряхл, сын – в тем­ни­це, а внук еще слиш­ком мал. И Фре­де­ри­ка из за­клю­че­ния вы­пу­сти­ли.

Но осо­бой поль­зы это не при­нес­ло. Оби­жен­ный на­след­ник пред­по­чи­тал не за­ни­мать­ся про­бле­ма­ми граф­ства, про­во­дя вме­сто это­го вре­мя в ку­те­жах и про­чих раз­вле­че­ни­ях. Се­го­дняш­ние жи­те­ли Celje уве­ре­ны, что в каж­дом из них есть несколь­ко ка­пель кро­ви знат­но­го ро­да.

Не оправ­дал на­дежд и внук – кста­ти, по­след­ний пред­ста­ви­тель муж­ско­го ро­да. Ед­ва до­стиг­нув со­вер­шен­но­ле­тия, он ре­шил про­дол­жить тра­ди­ции де­да и от­пра­вил­ся под­пи­сать оче­ред­ной на­след­ствен­ный до­го­вор те­перь уже с вен­гер­ской ди­на­сти­ей.

К со­жа­ле­нию, у вен­гров с го­сте­при­им­ством де­ла об­сто­я­ли пло­хо. По­след­не­му лю­би­те­лю хит­рых пла­нов, со­би­ра­ю­ще­му­ся при­со­еди­нить се­бе еще один ку­сок, пря­мо на празд­нич­ном при­е­ме от­ру­би­ли по­ло­ви­ну го­ло­вы. Сей­час его че­реп хра­нит­ся в мест­ном кра­е­вед­че­ском му­зее.

…Обыч­но по вы­ход­ным лю­бые го­ро­да пол­ны празд­но­ша­та­ю­щи­ми­ся ту­ри­ста­ми и мест­ны­ми жи­те­ля­ми. Но в Celje как раз про­хо­дил меж­ду­на­род­ный мо­ло­деж­ный фе­сти­валь, по­это­му нас встре­тил хор, гром­ко ис­пол­ня­ю­щий рус­ские на­род­ные пес­ни. Под «Ка­лин­ку» мы бро­си­лись к ма­га­зи­ну, но не успе­ли – по суб­бо­там они за­кры­ва­ют­ся са­мое позд­нее в пол­день. А в вос­кре­се­нье к ним при­со­еди­ня­ют­ся и прак­ти­че­ски все ка­фе.

При­чи­на та­кой эко­но­мии ра­бо­че­го вре­ме­ни вы­яс­ни­лась че­рез де­сять ми­нут по­езд­ки на так­си. Мест­ные жи­те­ли, ту­ри­сты и да­же до­маш­ние жи­вот­ные на вы­ход­ные от­прав­ля­ют­ся на при­ро­ду – в хол­мы, окру­жа­ю­щие го­род. И од­ной из ко­неч­ных то­чек марш­ру­та яв­ля­ет­ся од­на из глав­ных до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей – отель Celjska koča.

До­брать­ся до него мож­но несколь­ки­ми спо­со- ба­ми, и боль­шая часть из них пред­по­ла­га­ет фи­зи­че­ские уси­лия. Впро­чем, по­езд­ка на ма­шине по уз­ко­му сер­пан­ти­ну сре­ди гу­сто­го ле­са то­же спо­соб­на при­не­сти эс­те­ти­че­ское удо­воль­ствие, но вот разъ­е­хать­ся двум встреч­ным ав­то­мо­би­лям здесь непро­сто. По­это­му в на­ше­му так­си­сту при­хо­ди­лось пе­ри­о­ди­че­ски за­ез­жать в чей-то част­ный двор.

Хо­зя­е­ва, прав­да, не воз­ра­жа­ли. Бо­лее то­го, по гор­ной тра­ди­ции все по­оче­ред­но об­ме­ни­ва­лись при­вет­стви­я­ми и по­же­ла­ни­я­ми наи­луч­ше­го дня.

Впро­чем, ис­тин­ные лю­би­те­ли при­ро­ды остав­ля­ют свои транс­порт­ные сред­ства на пар­ков­ке, у неболь­шой ар­ки, озна­ча­ю­щей на­ча­ло пу­ти к Celjska koča. Пар­ков­ка каж­дый год рас­тет, «отъ­едая» кус­ки ле­са и бли­жай­ше­го по­ля, но все рав­но оста­ет­ся бес­плат­ной.

Даль­ше путь мож­но про­де­лать пеш­ком – тре­мя раз­лич­ным тро­па­ми, от­ли­ча­ю­щи­ми­ся гра­ду­сом подъ­ема, про­хо­ди­мо­стью и за­тра­чен­ным вре­ме­нем.

А мож­но на ве­ло­си­пе­де. По ко­ли­че­ству e-bike'ов Celje мо­жет дать фо­ру Ам­стер­да­му. Ви­ди­мо по­то­му, что мно­гие го­сти­ни­цы пред­ла­га­ют та­кие ве­ло­си­пе­ды бес­плат­но или уже вклю­ча­ют в сто­и­мость но­ме­ра.

Са­ма Celjska koča (по рус­ски – ха­та), име­ет вид пусть и ори­ги­наль­ной, но все же го­сти­ни­цы. По­стро­ен­ная все­го семь лет на­зад, она за­клю­че­на в клет­ку-скор­лу­пу из до­сок, но при этом име­ет мно­же­ство па­но­рам­ных окон, ре­сто­ран и лест­ни­цу, ве­ду­щую в под­вал с зо­ной СПА.

Впро­чем, са­ма ха­та-го­сти­ни­ца яв­ля­ет­ся, ско­рее, про­ме­жу­точ­ной точ­кой пе­ред даль­ней­шим лес­ным пу­те­ше­стви­ем. Пря­мо пе­ред вхо­дом не так дав­но воз­ве­ли боб­слей­ный тр­эк, по ко­то­ро­му мож­но про­ехать на спе­ци­аль­ной ва­го­нет­ке. Чуть по­даль­ше – по­ло­сы пре­пят­ствий на уровне вер­ху­шек де­ре­вьев, при­чем не­ко­то­рые из них тре­бу­ют до­ста­точ­но се­рьез­ной фи­зи­че­ской под­го­тов­ки.

На этом ру­ко­твор­ные раз­вле­че­ния не ис­че­за­ют окон­ча­тель­но, но рас­тво­ря­ют­ся на вну­ши­тель­ной по раз­ме­рам тер­ри­то­рии, до­ступ­ной для ис- сле­до­ва­ний. До некой точ­ки, но­ся­щей на­зва­ние Gromada, мы так и не до­бра­лись, за­то аб­со­лют­но слу­чай­но на­ткну­лись на дре­вес­ный го­ро­скоп, па­роч­ку гриб­ных марш­ру­тов (в зем­лю здесь во­ткну­ты таб­лич­ки с фо­то­гра­фи­я­ми съе­доб­ных и не очень гри­бов) и путь, ве­ду­щий еще вы­ше – на гор­но­лыж­ный ку­рорт. Говорят, что где-то в окрест­ных ле­сах есть да­же марш­рут, пред­ла­га­ю­щий опре­де­лить свое фи­зи­че­ское со­сто­я­ние. Че­рез каж­дые пол­сот­ни мет­ров на этой кру­той тро­пе ви­сят ре­ко­мен­да­ции ве­ду­щих кар­дио­ло­гов, те­ра­пев­тов и остео­па­тов Сло­ве­нии. Вра­чи рас­ска­зы­ва­ют – как из­ме­рить свой пульс, ка­кие ощу­ще­ния не хо­ро­ши по­сле кру­то­го подъ­ема и как вос­ста­но­вить ды­ха­ние, до­брав­шись до вер­ши­ны.

Есть и бо­лее ко­рот­кий марш­рут из го­ро­да – все­го за пол­ча­са мож­но до­брать­ся до то­го са­мо­го зам­ка, где ко­гда-то жи­ли зна­ме­ни­тые гра­фы Celje. В XIII ве­ке из-за силь­но­го зем­ля­тресе­ния ку­сок сте­ны и па­ра ба­шень упа­ли на го­род. По­сле че­го за­мок по­стро­и­ли в дру­гом ме­сте. А в ше­сти­де­ся­тые го­ды уже прошлого ве­ка вла­сти ре­ши­ли, что ру­и­ны ме­нее при­быль­ны в плане ту­риз­ма, по­это­му ре­кон­стру­и­ро­ва­ли стро­е­ния эпо­хи Сред­не­ве­ко­вья.

Сей­час за­мок пол­но­стью впи­сы­ва­ет­ся в тра­ди­ции ак­тив­но­го вре­мя­про­вож­де­ния. Здесь не очень мно­го экс­по­на­тов, еще мень­ше му­зеев, за­то по­чти каж­дые вы­ход­ные мож­но по­стре­лять из лу­ка, по­ма­хать ме­чом и по­пы­тать­ся влезть в на­сто­я­щие до­спе­хи. А вес­ной боль­шая часть укреп­ле­ний ста­но­вит­ся аре­ной для экс­тре­маль­но­го ме­ро­при­я­тия «urban gladiators», ко­гда каж­дый же­ла­ю­щий (и за­пла­тив­ший всту­пи­тель­ный взнос) мо­жет по­тас­кать по­крыш­ки от гру­зо­ви­ка в тю­рем­ном дво­ре или прыг­нуть в ров с баш­ни.

Во­об­ще, ра­ци­о­наль­ный под­ход к на­пол­не­нию го­род­ско­го бюд­же­та здесь на­хо­дит­ся на вы­со­ком уровне. К при­ме­ру,

есть твор­че­ский рай­он. В на­ча­ле двух­ты­сяч­ных здесь ра­бо­та­ли са­пож­ни­ки, ча­сов­щи­ки и лю­ди, спо­соб­ные по­чи­нить ста­рую сти­раль­ную ма­ши­ну. К со­жа­ле­нию, при­ход эпо­хи, ко­гда ку­пить но­вую вещь ста­ло про­ще, чем при­ве­сти в нор­му ста­рую, обанк­ро­ти­ли боль­шую часть пред­при­ни­ма­те­лей. По­это­му пу­сту­ю­щие офи­сы вла­сти го­ро­да от­да­ли ху­дож­ни­кам, му­зы­кан­там, фо­то­гра­фам и ар­ти­стам. За сим­во­ли­че­скую пла­ту – один ев­ро в год – те име­ют пра­во поль­зо­вать­ся по­ме­ще- ни­я­ми, но обя­зу­ют­ся от­да­вать часть тво­ре­ний для укра­ше­ния го­ро­да.

А еще за­дол­го до это­го вы­яс­ни­лось, что ста­рые сте­ны, за­щи­щав­шие в сред­ние ве­ка го­род от на­па­де­ний, уже дав­но про­ста­и­ва­ют про­сто так, тре­буя все боль­ше де­нег из бюд­же­та на под­дер­жа­ние фор­мы. По­это­му вла­сти на­ча­ли стро­ить там квар­ти­ры для са­мых бед­ных сло­ев на­се­ле­ния.

Впро­чем, сей­час си­ту­а­ция с це­на­ми на «недви­жи­мость в сте­нах» пол­но­стью по по­ме­ня­лась. По­том­ки бы быв­ших обо­рван­цев, пр про­дав необыч­ную ж жи­лую пло­щадь, мо- гут поз­во­лить се­бе ку­пить что­ни­будь по­боль­ше да­же в сто­ли­це. При­чем не обя­за­тель­но в сло­вен­ской.

Хо­тя пра­ви­тель­ство Ти­то про­ве­ло здесь це­лых две вол­ны ин­ду­стри­а­ли­за­ции, ито­гом ко­то­рых ста­ли не толь­ко хи­ми­че­ские фаб­ри­ки, но и зна­ме­ни­тая ко­гда-то юве­лир­ная ма­стер­ская, се­го­дня ос­нов­ной вид де­я­тель­но­сти в Celje – все-та­ки ту­ризм.

В част­но­сти, сра­зу при вхо­де в ин­фор­ма­ци­он­ный центр, мы на­ткну­лись на «упа­ко­ван­ные» под тол­стое стек­ло древ­не­рим­ские раз­ва­ли­ны и мо­за­и­ки.

Де­ло в том, что под от­но­си­тель­но но­вым го­ро­дом на­хо­дит

ся ещещ одинд – вре­ме­нр за­ка­та Рим­ской Им­пе­рии. Боль­шая часть его не рас­ко­па­на, по­это­му лю­бые под­зем­ные пар­ков­ки на­хо­дят­ся под за­пре­том. За­то в неко­то­рых ме­стах тро­туа­ры опять же по­кры­ты тол­стым стек­лом, под ко­то­рым вид­ны хорошо со­хра­нив­ши­е­ся древ­не­рим­ские ули­цы. А несколь­ко эле­мен­тов со­здан­но­го то­гда во­до­про­во­да до сих пор ак­тив­но ис­поль­зу­ют­ся со­вре­мен­ны­ми ком­му­наль­ны­ми служ­ба­ми.

Впро­чем, до это­го це­лые сто­ле­тия од­но из глав­ных до­сти­же­ний ве­ли­ко­го Ри­ма сто­я­ло за­бро­шен­ным. Что и ста­ло ос­нов­ной при­чи­ной эпи­де­мии «чер­ной смер­ти» (или чу­мы), ис­точ­ни­ком ко­то­рой, как из­вест­но, было пол­ное пре­не­бре­же­ние жи­те­ля­ми сред­не­ве­ко­вых го­ро­дов пра­ви­ла­ми ги­ги­е­ны. Впро­чем, свя­тые от­цы су­ме­ли вну­шить до­вер­чи­вой пастве, что де­ло во­все не в гря­зи, а в недо­ста­точ­ной ве­ре. В свя­зи с чем в го­ро­де был по­стро­ен оче­ред­ной кра­си­вый мо­ну­мент свя­той Ма­рии, ку­да над­ле­жа­ло при­хо­дить и мо­лить­ся о за­щи­те от бо­лез­ни.

Меж­ду про­чим, па­мят­ник зна­ме­ни­той ту­рист­ке (или бо­лее точ­но – жур­на­лист­ке, опи­сы­ва­ю­щей го­ро­да и стра­ны в об­мен на еду и раз­ме­ще­ние) – то­же на­хо­дит­ся в Celje.

В са­мом на­ча­ле XX ве­ка Аль­ма Кар­лин стала пер­вой жен­щи­ной в ми­ре, ко­то­рая в оди­ноч­ку со­вер­ши­ла кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие.

Мест­ные жи­те­ли по­на­ча­лу не ис­пы­ты­ва­ли к ней сим­па­тии. Во-пер­вых, у нее было асим­мет­рич­ное ли­цо, гла­за на ко­то­ром на­хо­ди­лись на раз­ном уровне, да и хо­ди­ла все вре­мя в длин­ном чер­ном пла­тье и шля­пе то­го же цве­та. Во-вто­рых, в то от­нюдь не то­ле­рант­ное вре­мя осме­ли­лась от­кры­то жить с жен­щи­ной и сво­ей нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции не скры­ва­ла.

Не имея вну­ши­тель­но­го ка­пи­та­ла и щед­рых спон­со­ров, она дви­га­лась из стра­ны в стра­ну и с кон­ти­нен­та на кон­ти­нент лишь с од­ним неболь­шим че­мо­да­ном, боль­шую часть ко­то­ро­го за­ни­ма­ла пе­чат­ная ма­шин­ка и бу­ма­га. При­быв на но­вое ме­сто, она пер­вым де­лом шла в ре­дак­цию мест­ной га­зе­ты и пред­ла­га­ла опуб­ли­ко­вать свои за­пи­си про уже по­се­щен­ные ме­ста. За со­всем неболь­шую пла­ту. Бу­дучи по­ли­гло­том, она на­хо­ди­ла воз­мож­ность пе­ча­тать­ся по­чти вез­де. И толь­ко во­семь лет спу­стя вер­ну­лась на цен­траль­ный вок­зал.

Сно­ва без ко­пей­ки в кар­мане, но с ма­те­ри­а­лом для несколь­ких де­сят­ков книг.

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.