Огонь и лед

«Fire and Ice» - так в Иш­г­ле на­зы­ва­ет­ся са­мый по­пу­ляр­ный бар, рас­по­ло­жен­ный пря­мо у подъ­ем­ни­ка, кок­тейль, спе­ци­аль­ная пиц­ца и да­же, ка­жет­ся, ка­кой­то спор­тив­ный ма­га­зин. В хол­лах по­чти всех оте­лей – обя­за­тель­ный ка­мин. Что­бы го­сти, вой­дя с ле­дя­ной сту­жи –

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей Табаков

…Что­бы до­брать­ся сю­да из Зальц­бур­га, мы ре­ши­ли вос­поль­зо­вать­ся же­лез­ной до­ро­гой и по­па­ли на по­езд, но­ся­щий имя Henry Zug. Кто та­кой был этот са­мый Henry, оста­лось за­гад­кой – по край­ней ме­ре, в бро­шюр­ках ни­ка­кой ин­фор­ма­ции мы не на­шли. Но, су­дя по все­му, об­ла­дал он яв­но ари­сто­кра­ти­че­ски­ми за­маш­ка­ми – в ме­ню ва­го­на-ре­сто­ра­на сра­зу бро­сил­ся в гла­за од­но­имен­ный зав­трак – бо­кал шам­пан­ско­го, сем­га с ку­соч­ком то­ста и чаш­ка ко­фе. Все удо­воль­ствие – 12 ев­ро.

Че­рез два с по­ло­ви­ной ча­са ез­ды рель­сы по­вер­ну­ли ку­да-то

в сто­ро­ну, а мы ока­за­лись на ко­неч­ной стан­ции – Landeck Zams. Боль­шин­ство ту­ри­стов или быст­ро про­ез­жа­ют ее, спе­ша об­ка­тать лю­би­мые лы­жи, или ме­ня­ют по­езд на ре­гу­ляр­но хо­дя­щий рей­со­вый ав­то­бус, ко­то­рый да­же в невы­со­кий се­зон за­пол­ня­ет­ся не ху­же, чем то­кий­ское мет­ро в во­семь ча­сов утра. По­это­му, ес­ли сю­да вы по­па­ли без лич­но­го транс­порт­но­го сред­ства, луч­ше взять так­си. Или, на край­ний слу­чай, ве­ло­си­пед.

Пет­ляя по пред­гор­но­му сер­пан­ти­ну, сра­зу об­ра­ща­ешь вни­ма­ние на огром­ное ко­ли­че­ство кар­ка­сов до­мов по обо­чи­нам. Ка­жет­ся, часть из них уже за­бро­ше­на, дру­гая – про­сто не за­кон­че­на, и ще­ли меж­ду брев­на­ми вид­ны из ма­ши­ны. Впро­чем, наш во­ди­тель объ­яс­нил, что это по­стро­е­но не для лю­дей, а для се­на, ско­ти­ны, ин- стру­мен­тов или хра­не­ния все­го то­го, что в до­ме дер­жать невоз­мож­но, а вы­бра­сы­вать лень. По­это­му, ес­ли в окрест­но­стях есть толь­ко фер­мы, то эти огром­ные са­раи ис­поль­зу­ют­ся по пря­мо­му на­зна­че­нию. Ко­гда же есть шанс, что непо­да­ле­ку прой­дет ту­ри­сти­че­ская тро­па, то ко­сы, плу­ги и ста­рые под­ко­вы усту­па­ют ме­сто сто­ли­кам, кро­ва­тям и вин­но­му по­гре­бу.

Сам Иш­гль, на­про­тив, ока­зал­ся за­стро­ен до пре­де­ла. При этом каж- дое зда­ние – отель, ре­сто­ран или спор­тив­ный ма­га­зин. Ча­ще все­го, два из трех од­но­вре­мен­но.

– В 1961 го­ду моя ба­буш­ка про­да­ла ко­ро­ву, что­бы ку­пить ак­ции ком­па­нии, – рас­ска­зы­ва­ет Кри­сти­ан, наш гид по го­рам. – Де­нег хва­ти­ло ров­но на шесть штук – по ко­ли­че­ству де­тей.

Се­го­дня Кри­сти­ан вла­де­ет неболь­шим оте­лем и по сов­ме­сти­тель­ству ра­бо­та­ет ин­струк­то­ром по обу­че­нию гор­но­лыж­но­му спор­ту.

На­пря­мую те ак­ции не при­нес­ли ему ни цен­та, ведь Silvretta из тех ак­ци­о­нер­ных об­ществ, ко­то­рое не пла­тит по ди­ви­ден­дам, что ста­вит крест на ино­стран­ных ин­ве­сто­рах – ки­тай­цах, ара­бах и рос­си­я­нах. Что же по­лу­ча­ет ак­ци­о­нер?

– В на­ших оте­лях все­гда пол­но го­стей, а у ин­струк­то­ров ни­ко­гда не бы­ва­ет недо­стат­ка в уче­ни­ках. Фер­ме­ры име­ют га­ран­ти­ро­ван­ный ры­нок сбы­та мя­са, мо­ло­ка и ово­щей, – пе­ре­чис­ля­ет пре­иму­ще­ства Кри­сти­ан.

При этом Ком­па­ния (как за гла­за на­зы­ва­ют Silvretta) яв­ля­ет­ся круп­ней­шим ра­бо­то­да­те­лем, и в зим­ний се­зон по­чти семь­сот че­ло­век ра­бо­та­ют на нее. Обыч­но это тех­ни­че­ский пер­со­нал, офи­ци­ан­ты и ин­струк­то­ры. А каж­дую ночь, ко­гда ту­ри­сты от­ды­ха­ют, око­ло со­ро­ка спе­ци­аль­ных ма­шин го­то­вят лыж­ни и трас­сы для сле­ду­ю­ще­го дня.

Несмот­ря на то, что в го­ро­де на­счи­ты­ва­ет­ся око­ло один­на­дца­ти ты­сяч спаль­ных мест для го­стей, здесь нет ни од­но­го се­те­во­го оте­ля. Не срос­лось – что Хи­л­то­ну, что Кем­пин­ски тре­бо­вал­ся боль­шой уча­сток зем­ли, а ее в чер­те Иш­г­ля нет. Те же, кто вла­де­ет сво­бод­ным участ­ком, пы­та­ют­ся са­мо­сто­я­тель­но по­стро­ить хо­тя бы неболь­шую го­сти­ни­цу.

– Для стан­дарт­но­го B&B тре­бу­ет­ся три че­ло­ве­ка: на при­го­тов­ле­ние зав­тра­ка и убор­ку, – го­во­рит вла­де­лец пан­си­о­на с де­ся­тью но­ме­ра­ми, – В вы­со­кий се­зон лю­дей все­гда не хва­та­ет, и эти ва­кан­сии за­ни­ма­ют вре­мен­ные ра­бот­ни­ки, ча­ще все­го, из Поль­ши, Укра­и­ны, Сло­ва­кии и так да­лее. При этом каж­дый со­труд­ник по­лу­ча­ет от­дель­ную ком­на­ту со все­ми удоб­ства­ми для про­жи­ва­ния плюс трех­ра­зо­вое пи­та­ние. На­ло­ги с за­ра­бот­ка пла­тит хо­зя­ин оте­ля, так что «чи­сты­ми» на ру­ки по­лу­ча­ет­ся 15001700 ев­ро. В до­ро­гих оте­лях или ре­сто­ра­нах – еще боль­ше. Ну и как до­пол- ни­тель­ный бо­нус – по­вар по­сле при­го­тов­ле­ния зав­тра­ка мо­жет пой­ти на па­ру ча­сов по­ка­тать­ся на лы­жах.

…Несмот­ря на то, что на ули­цах все­гда ожив­лен­но, глав­ное ве­се­лье про­ис­хо­дит в го­рах.

Иш­гль – это гор­ные лы­жи, сно­убор­динг, ски­джам­пинг и про­чий фри­стайл.

У од­но­го из трех глав­ных подъ­ем­ни­ков мы по­па­ли в неболь­шую оче­редь. В мар­те се­зон под­хо­дит к кон­цу, так что в день на скло­ны под­ни­ма­ет­ся все­го пят­на­дцать­д­ва­дцать ты­сяч че­ло­век. В ян­ва­ре чис­ло за­про­сто пе­ре­ва­ли­ва­ет от­мет­ку в во­семь­де­сят ты­сяч.

Впро­чем, дол­го ждать не при­хо­дит­ся – за­кры­тые ка­би­ны, до­став­ля­ю­щие лю­би­те­лей ост­рых ощу­ще­ний на вы­со­ту трех ты­сяч мет­ров, под­хо­дят к «при­ча­лу» каж­дые пять-семь се­кунд. Пу­те­ше­ствие длит­ся око­ло пят­на­дца­ти ми­нут. За это вре­мя успе­ва­ешь не толь­ко по­лю­бо­вать­ся на гор­ный пе­ре­вал, но и уди­вить­ся за­нят­но­му фак­ту. Весь го­ро­док ви­ден как на ла­до­ни – сверх­плот­ная за­строй­ка, а за окра­и­ной Иш­г­ля – ки­ло­мет­ры по­лей и ни­чем не за­ня­той тер­ри­то­рии. Де­ло в том, что все пред­гор­ные участ­ки раз­де­ле­ны на три ка­те­го­рии по рис­ку схо­да ла­ви­ны, и стро­и­тель­ство ту­ри­сти­че­ских объ­ек­тов раз­ре­ше­но толь­ко в зе­ле­ной зоне. Впро­чем, по- след­няя неожи­дан­ная ла­ви­на на­гря­ну­ла в Иш­гль еще в ше­сти­де­ся­тые, то­гда един­ствен­ной жерт­вой стал че­ло­век, за­стряв­ший в те­ле­фон­ной буд­ке. Те­перь сти­хий­ное бед­ствие на­хо­дит­ся под стро­гим кон­тро­лем и при необ­хо­ди­мо­сти про­во­ци­ру­ет­ся взры­вом ди­на­мит­ных ша­шек. Пер­вая оста­нов­ка про­ис­хо­дит на вы­со­те по­лу­то­ра ки­ло­мет­ров. Здесь на­хо­дит­ся выш­ка SkyFly, ко­то­рая пред­ла­га­ет про­де­лать об­рат­ный спуск в до­ли­ну уже в оди­ноч­ку и со ско­ро­стью во­семь­де­сят пять ки­ло­мет­ров в час, по­вис­нув на тро­се и про­но­сясь над вер­хуш­ка­ми де­ре­вьев и го­ло­ва­ми лыж­ни­ков. Этот ат­трак­ци­он вве­ли в про­шлом го­ду – для тех, ко­му все еще не хва­та­ет экс­т­ри­ма.

По­сле по­куп­ки би­ле­та (39 ев­ро) нуж­но са­мо­сто­я­тель­но за­ре­ги­стри­ро­вать­ся в ав­то­ма­те, по­хо­жем на те, что есть в лю­бом аэро­пор­ту. С той толь­ко раз­ни­цей, что здесь при «по­сад­ке» нуж­но ука­зать рост и вес. По­след­ний, впро­чем, со­труд­ник SkyFly все рав­но че­рез ми­ну­ту про­ве­рит – уже на обыч­ных ве­сах. По­том на кли­ен­та на­де­ва­ют стра­хо­воч­ные рем­ни, вы­да­ют до­воль­но тя­же­лое сцеп­ля­ю­щее с тро­сом обо­ру­до­ва­ние и взве­ши­ва­ют еще раз. Ес­ли опять все в по­ряд­ке, са­жа­ют в «крес­ло» у об­ры­ва, на­жи­ма­ют пуск…

И по­лет на­чи­на­ет­ся. Оче­вид­но, что­бы над про­па­стью не бы­ло так страш­но и оди­но­ко, ту­ри­стов пус­ка­ют па­ра­ми – по па­рал­лель­ным тро­сам. На са­мых кру­тых участ­ках ско­рость до­хо­дит до вось­ми­де­ся­ти ки­ло­мет­ров в час, вни­зу – об­ры­вы, уще­лья и ка­ме­ни­стые гор­ные реч­ки, так что вы­брос ад­ре­на­ли­на на сто про­цен­тов обес­пе­чен.

…Три ты­ся­чи ки­ло­мет­ров над уров­нем мо­ря встре­ча­ют сле­пя­щим солн­цем, бле­стя­щим сне­гом и тол­па­ми лыж­ни­ков. Те, кто под­ни­ма­ет­ся сю­да не в пер­вый раз, уже пред­став­ля­ет марш­рут и быст­ро на него вы­дви­га­ет­ся. Но­вич­ку же в пер­вые дни нуж­но вре­мя огля­деть­ся. Трасс здесь де­сят­ки – на­чи­ная от пред­на­зна­чен­ных для де­тей и за­кан­чи­вая чер­ны­ми спус­ка­ми.

– Что­бы ска­тить­ся по всем воз­мож­ным трас­сам нуж­но, как ми­ни­мум, три дня, да и то, ес­ли ваш на­вык вы­ше сред­не­го, – счи­та­ет Кри­сти­ан, – один раз ме­ня на­нял со­про­вож­да­ю­щим на­сто­я­щий про­фес­си­о­нал, ко­то­рый ока­зал­ся здесь про­ез­дом. За све­то­вой день он хо­тел объ­ез­дить все, что мар­ки­ро­ва­но си­ним, крас­ным и чер­ным. Моя за­да­ча со­сто­я­ла ис­клю­чи­тель­но в том, что­бы по­мо­гать ему быст­ро на­хо­дить подъ­ем­ни­ки и про­хо­дить без оче­ре­ди. И все рав­но, вре­ме­ни не хва­ти­ло.

В Иш­г­ле по­чти две­сти со­рок ки­ло­мет­ров трасс, при­чем боль­ше по­ло­ви­ны из них (127 км) клас­си­фи­ци­ро­ва­ны как «крас­ные», то есть сред­ней слож­но­сти. Си­ние и чер­ные 38 и 45 км со­от­ветс­вен­но.

Ра­зу­ме­ет­ся, здесь най­дет­ся нема­ло ме­ста и для тех, кто впер­вые встал на лы­жи. За них от­ве­ча­ет це­лый штат ин­струк­то­ров. Ко­стяк со­став­ля­ют мест­ные жи­те­ли, их око­ло со­ро­ка, но да­же в низ­кий се­зон (на­при­мер, в мар­те) на вер­шине тре­бу­ет­ся как ми­ни­мум сот­ня, а в раз­гар зи­мы не мень­ше ста пя­ти­де­ся­ти. По­сколь­ку на­ци­о­наль­ный со­став ту­ри­стов все вре­мя ме­ня­ет­ся, то шко­ла по­сто­ян­но ищет ин­струк­то­ров, вла­де­ю­щих, к при­ме­ру, рус­ским или араб­ским. А ес­ли та­кой воз­мож­но­сти нет, то к част­но­му уро­ку при­со­еди­ня­ет­ся еще и пе­ре­вод­чик. То­же на лы­жах.

При­быль­ность про­фес­сии поз­во­ля­ет ра­бо­тать пять ме­ся­цев в го­ду, но тре­бу­ет вну­ши­тель­но­го ба­га­жа зна­ний и ди­пло­мов. Фор­маль­но стать ин­струк­то­ром меж­ду­на­род­но­го клас­са мож­но все­го за де­сять недель. (Прав­да, до это­го необ­хо­ди­мо уже прой­ти пя­ти недель­ные кур­сы и иметь сер­ти­фи­кат сред­не­го уров­ня.) А семь­де­сят дней обу­че­ния раз­би­ты на три ча­сти – в сен­тяб­ре, в де­каб­ре и ап­ре­ле про­хо­дят сес­сии, в про­ме­жут­ках меж­ду ко­то­ры- ми кан­ди­дат в ма­сте­ра дол­жен ве­сти пре­по­да­ва­тель­скую де­я­тель­ность.

Удо­воль­ствие не са­мое де­ше­вое, учи­ты­вая, что нуж­но по­ку­пать спе­ци­аль­ную ли­те­ра­ту­ру, про­пуск на подъ­ем­ник и опла­чи­вать но­мер в оте­ле. Но в пять-семь ты­сяч ев­ро уло­жить­ся вполне ре­аль­но.

…Под­нять­ся на вер­ши­ну го­ры Idalp сто­ит и ра­ди до­пол­ни­тель­ных по­зна­ний в гео­гра­фии. Здесь из Ав­стрии мож­но по­пасть в Швей­ца­рию за пят­на­дцать ми­нут (или трид­цать – ес­ли снять лы­жи и ис­поль­зо­вать толь­ко подъ­ем­ни­ки).

Семь­де­сят лет на­зад как раз вот этот пе­ре­вал был весь­ма по­пу­ля­рен сре­ди кон­тра­бан­ди­стов, а неза­кон­ный ввоз тех или иных то­ва­ров оста­вал­ся са­мой вос­тре­бо­ван­ной про­фес­си­ей у жи­те­лей окрест­ных де­ре­вень. Да

и се­го­дня на вер­шине мож­но стать жерт­вой слу­чай­ной про­вер­ки, так что боль­ше де­ся­ти па­чек си­га­рет с со­бой луч­ше не брать. На прак­ти­ке это чис­ло не ка­жет­ся та­ким уж и боль­шим – со швей­цар­ской сто­ро­ны за де­сять ми­нут мож­но до­брать­ся до ав­то­бу­са, ко­то­рый при­ве­зет к мест­ным duty free. Хо­тя все рав­но жи­тель Иш­г­ля мо­жет поз­во­лить се­бе ле­галь­но ввез­ти все­го од­ну пач­ку. При этом на швей- цар­ской сто­роне, ко­то­рая в ЕС не вхо­дит, нет обя­за­тель­но­го пра­ви­ла на­кле­и­вать устра­ша­ю­щие кар­тин­ки, а це­на – по­чти в два ра­за ни­же, чем в Ав­стрии.

По­пасть на шоп­пинг мож­но дву­мя пу­тя­ми – быст­рым, то есть на лы­жах или дос­ке, и мед­лен­ным – на трех раз­ных подъ­ем­ни­ках, од­ной гон­до­ле и ав­то­бу­се. И ино­гда в го­рах мож­но за­ме­тить оди­но­кие фи­гур­ки в кра­си­вых паль­то, пе­ре­се­каю- щие на­ис­ко­сок трас­сы и при­жи­ма­ю­щие к гру­ди не ме­нее кра­си­вые па­ке­ты.

…За­дум­чи­во по­ка­чи­ва­ясь в яр­ко-оран­же­вом подъ­ем­ни­ке, мы об­ра­ти­ли вни­ма­ние пе­ри­о­ди­че­ски про­ле­та­ю­щий ту­да-сю­да вер­то­лет. При­над­ле­жит он служ­бе спа­се­ния и– в от­ли­чие от Гер­ма­нии, Фран­ции или той же Швей­ца­рии – ис­поль­зо­вать его как так­си нель­зя. Пра­ви­тель­ство ре­ги­о­на ре­ши­ло, что над го­ра­ми на­до ле­тать толь­ко в слу­чае край­ней необ­хо­ди­мо­сти. По­это­му да­же шей­хам при­хо­дит­ся под­ни­мать­ся на го­ру в од­ной ка­бин­ке с про­сты­ми смерт­ны­ми, а лю­би­те­лям хе­ли­джам­пин­га – вы­би­рать для увле­че­ния дру­гие стра­ны. Фор­маль­но при­чи­на та­ко­го за­ко­на объ­яс­ня­ет­ся за­бо­той об окру­жа­ю­щей сре­де – в го­рах жи­вет мно­го жи­вот­ных, от зай­цев и снеж­ных крыс до оле­ней и гор­ных коз­лов.

Эко­но­ми­че­ский же рас­чет при­зы­ва­ет к то­му, что­бы един­ствен­ным спо­со­бом под­нять­ся в го­ру бы­ли подъ­ем­ни­ки ком­па­нии. Она оста­ет­ся по­ка са­мой при­быль­ной в дан­ной об­ла­сти, обой­дя кон­ку­рен­тов из Ита­лии, а фир­ма-про­из­во­ди­тель обо­ру­до­ва­ния недав­но по­гло­ти­ла сво­е­го со­пер­ни­ка из Швей­ца­рии.

Что до спа­са­тель­но­го вер­то­ле­та, то по ста­ти­сти­ке, каж­до­му ты­сяч­но­му по­се­ти­те­лю пе­ри­о­ди­че­ски тре­бу­ет­ся ме­ди­цин­ская по­мощь. А по­сколь­ку трав­мы слу­ча­ют- ся в труд­но­до­ступ­ных ме­стах, то до­став­лять че­ло­ве­ка с пе­ре­ло­мом или се­рьез­ной ра­ной в гос­пи­таль при­хо­дит­ся с по­мо­щью воз­душ­ной тех­ни­ки. В ме­нее сроч­ных слу­ча­ях мож­но про­ка­тить­ся в при­це­пе сне­го­хо­да спа­са­тель­ной служ­бы.

В боль­шин­стве слу­ча­ев ра­не­ния уда­ет­ся под­ла­тать в мест­ном пунк­те пер­вой по­мо­щи, про­вер­ка в ко­то­ром сто­ит 64 ев­ро. А ко­гда вер­то­лет от­пра­вит­ся в част­ную кли­ни­ку в Иш­г­ле, то без стра­хов­ки при­дет­ся слож­но – толь­ко пе­ре­лет обой­дет­ся в несколь­ко ты­сяч ев­ро. Ес­ли же вы про­сто оста­не­тесь на го­ре по­сле оста­нов­ки всех подъ­ем­ни­ков и там вас най­дут, то эва­ку­а­ция в Иш­гль со­ста­вит 200 ев­ро, в Швей­ца­рию – 250. При­чем спа­са­те­лям неко­гда бу­дет осо­бо раз­би­рать­ся, и на­шед­ших­ся, к при­ме­ру, на ав­стрий­ской сто­роне ту­да же и спу­стят. Так что до сво­е­го швей­цар­ско­го оте­ля при­дет­ся до­би­рать­ся на так­си.

Взобрать­ся на склон мож­но с вось­ми утра до че­ты­рех дня. По­сле че­го подъ­ем­ни­ки оста­нав­ли­ва­ют­ся, и путь вниз до­сту­пен толь­ко на лы­жах или сно­убор­де. По­это­му по­сле пя­ти ве­че­ра, под­няв вол­ну сне­га и за­тор­мо­зив на са­мой кром­ке снеж­но­го по­кры­тия, ту­ри­сты от­сте­ги­ва­ют лы­жи и на­прав­ля­ют­ся в бли­жай­ший бар. С ал­ко­го­лем свя­за­на и боль­шая часть ин­ци­ден­тов в до­лине. При­чем это не дра­ки, где в ход идут ост­рые пал­ки или тя­же­лые дос­ки, а ча­ще все­го недо­по­ни­ма­ние – по­сле несколь­ких бо­ка­лов и пе­ре­из­быт­ка гор­но­го воз­ду­ха кто-то хва­та­ет чу­жие лы­жи и утас­ки­ва­ет их на го­ру. Обыч­но си­ту­а­ция раз­ре­ша­ет­ся как раз по до­сти­же­нию вер­ши­ны.

Се­зон офи­ци­аль­но за­кан­чи­ва­ет­ся в по­след­ний день ап­ре­ля. По­сле че­го ра­бот­ни­ки ка­нат­ной до­ро­ги неде­лю от­ти­ра­ют ка­бин­ки подъ­ем­ни­ка (боль­ше все­го ущер­ба на­но­сят си­га­ре­ты), а вла­дель­цы оте­лей го­то­вят­ся к лет­не­му рас­пи­са­нию, ко­то­рое на­чи­на­ет­ся пер­во­го июля. До это­го в Иш­г­ле все бу­дет за­кры­то.

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.