В Кол­хид­ском цар­стве...

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей Табаков

Ко­рот­ко­го ту­ра недо­ста­точ­но, что­бы по­нять – как на са­мом де­ле жи­вет этот древ­ний и яр­кий ре­ги­он. Но од­ной из глав­ных его черт мож­но на­звать ис­кренне на­сла­жде­ние жиз­нью. Ад­жа­рия ста­ла од­ной из немно­гих по­се­щен­ных на­ми стран, где го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки, от­ве­ча­ю­щие за прес­су, не про­сто обо­зна­ча­ют свое при­сут­ствие и ста­вят под­пись под ито­го­вой про­грам­мой, а по­лу­ча­ют удо­воль­ствие от сво­ей ра­бо­ты. И го­то­вы да­же в два ча­са но­чи вы­ра­ба­ты­вать план по­ис­ка за­бы­то­го за ужи­ном в ре­сто­ране рюк­за­ка. А еще Ад­жа­рия уни­каль­на тем, что здесь не толь­ко есть все по­ло­жен­ные вре­ме­на го­да, но за­ча­стую они сов­ме­ща­ют­ся в те­че­ние од­но­го се­зо­на. Или да­же од­но­го дня. Так, по­сле го­сте­при­им­ной гор­ной зи­мы с яр­ки­ми оран­же­вы­ми пло­да­ми хур­мы, за­сне­жен­ны­ми гроз­дья­ми чер­но­го ви­но­гра­да и ку­стар­ни­ка­ми лав­ра, мы от­пра­ви­лись к дру­гой гра­ни­це го­ро­да. И об­на­ру­жи­ли ме­сто, где, ка­жет­ся, ни­ко­гда не за­кан­чи­ва­ет­ся вес­на – Ба­тум­ский Бо­та­ни­че­ский сад. Ко­гда-то до­ро­га к нему бы­ла глав­ным пу­тем в Тби­ли­си, но кру­той сер­пан­тин, взби­рать­ся на ко­то­рый при­хо­ди­лось ми­ни­мум пол­то­ра ча­са, угне­тал да­же об­ла­да­те­лей креп­ко­го ве­сти­бу­ляр­но­го ап­па­ра­та. По­это­му вла­сти ре­ши­ли по­ско­рее за­кон­чить ав­то­бан в сто­ли­цу. А немно­го даль­ше про­ле­га­ет зна­ме­ни­тая гру­зин­ская во­ен­ная до­ро­га, на ко­то­рой ге­рои Иль­фа и Петрова пы­та­лись по­пра­вить свое ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние.

Зна­е­те, чем этот Ко­ли­зей от­ли­ча­ет­ся от рим­ско­го? – спра­ши­ва­ет Ирак­ли, пред­ста­ви­тель де­пар­та­мен­та по ту­риз­му Ад­жа­рии, – наш в от­ли­чие от ита­льян­ско­го – дей­ствую-щий. Мы то­роп­ли­во от­во­ра­чи­ва­ем­ся от хра­ма Ар­те­ми­ды и пы­та­ем­ся най­ти взгля­дом дей­ству­ю­щий Ко­ли­зей… но по пра­во­му бор­ту уже вы­сит­ся по­до­бие Алек­сан­дрий­ско­го ма­я­ка, по­том огром­ная шху­на, ко­то­рая сей­час ра­бо­та­ет ре­сто­ра­ном. А по обе­им сто­ро­нам пе­ре­ли­ва­ют­ся ог­ня­ми бес­чис­лен­ные ка­зи­но, нео­но­вые вы­вес­ки и хо­дят лю­ди в вы­со­ких са­по­гах.

По ле­ген­де имен­но в Ад­жа­рию при­был Ясон с ко­ман­дой – за зо­ло­тым ру­ном. А на прак­ти­ке шку­ру ба­ра­нов здесь ис­поль­зо­ва­ли при вы­мы­ва­нии зо­ло­та из гор­ных рек, по­это­му ви­зи­ты все­воз­мож­ных ми­фи­че­ских ге­ро­ев, пи­ра­тов и сбор­щи­ков на­ло­гов в эту часть Кол­хид­ско­го цар­ства бы­ли по­сто­ян­ны­ми.

В XIX ве­ке Ба­ту­ми вполне до­тя­ги­вал до по­до­бия Ва­ви­ло-

на – на неболь­шой при­бреж­ной по­ло­се ужи­ва­лись бо­лее вось­ми­де­ся­ти раз­ных на­ро­дов, вклю­чая рус­ских, ев­ре­ев, нем­цев, аф­ри­кан­цев и ин­дий­цев. Та­кую раз­но­шерст­ную пуб­ли­ку вме­сте мог­ло удер­жать толь­ко од­но – по­лу­че­ние при­бы­ли. В тор­го­вых го­ро­дах с этим все­гда бы­ло непло­хо, но Ба­ту­ми в до­пол­не­ние к удач­но­му ме­сто­по­ло­же­нию по­лу­чил титул Пор­то Фран­ко – то есть, сво­бод­ный порт – да­ю­щий пра­во на во­семь лет бес­по­шлин­но­го су­ще­ство­ва­ния. Чем пер­вы­ми успе­ли вос­поль­зо­вать­ся фран­цу­зы, на­чав про­да­вать мест­ную во­ду всем же­ла­ю­щим. За­тем про­цве­та­ю­щий биз­нес вы­ку­пи­ли евреи.

А по­сле рос­сий­ско-ту­рец­кой вой­ны го­род до­стал­ся по­бе­ди­те­лям, ко­то­рые из-за од­ной опе­чат­ки в до­го­во­ре по­лу­чи­ли нема­ло до­пол­ни­тель­ных гектаров, а в на­груз­ку к зем­ле – око­ло два­дца­ти пя­ти ты­сяч быв­ших ту­рец­ко­под­да­ных. При­ня­ли их в це­лом непло­хо, не­смот­ря на то, что с осма­на­ми у гру­зин бы­ли не са­мые луч­шие от­но­ше­ния. Ок­ку­па­ция ту­ро­ка­ми пе­ри­о­ди­че­ски при­во­ди­ла к то­му, что ре­ки бук­валь­но окра­ши­ва­лись кро­вью «невер­ных», от­ка­зы­ва­ю­щих­ся при­знать ис­лам. Про­ис­хо­ди­ло это при­мер­но так. Че­ло­ве­ка вы­во­ди­ли на бе­рег, ста­ви­ли на ко­ле­ни, и с од­ной сто­ро­ны кла- ли Би­б­лию, с дру­гой – Ко­ран. Плен­ни­ку пред­ла­га­лось плю­нуть на первую и по­це­ло­вать вто­рой. Ес­ли он от­ка­зы­вал­ся – пе­ре­ре­за­ли гор­ло и сбра­сы­ва­ли в ре­ку. Тех, кто со­гла­шал­ся стать му­суль­ма­ни­ном под угро­зой смер­ти, от­пус­ка­ли. Впро­чем, для боль­шин­ства сме­на ре­ли­гии ста­ла все­го лишь спо­со­бом в дан­ный мо­мент спа­сти се­бя, се­мью и де­тей. В ре­аль­но­сти они так и оста­лись пра­во­слав­ны­ми. Под­по­лье ухищ­ря­лось не толь­ко устра­и­вать ло­каль­ные вос­ста­ния, но и бо­роть­ся с за­хват­чи­ка­ми куль­ту­рой – мно­же­ство ме­че­тей, воз­ве­ден­ных мест­ны­ми жи­те­ля­ми, со­дер­жа­ли де­сят­ки за­мас­ки­ро­ван­ных кре­стов. И до сих пор те­сто для зна­ме­ни­то­го ха­ча­пу­ри над­ре­за­ют на че­ты­ре ча­сти еще до вы­пе­ка­ния, а вдоль ноч­ных до­рог све­тит­ся ил­лю­ми­на­ция – то­же в ви­де кре­ста.

Сей­час по­чти чет­верть жи­те­лей Ба­ту­ми по­преж­не­му эт­ни­че­ские тур­ки, а Ма­лень­кая Ан­ка­ра яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых ве­се­лых рай­о­нов го­ро­да. При­чем с та­ким ко­ли­че­ством раз­вле­че­ний, что с офи­ци­аль­ной точ­ки зре­ния не очень-то со­от­вет­ству­ет це­ло­муд­рен­ной ре­ли­гии. Су­хо­пут­ная гра­ни­ца с осталь­ной Тур­ци­ей и во­все на­хо­дит­ся в по­лу­ча­се ез­ды от круп­ней­ше­го го­ро­да Ад­жа­рии. По­это­му гру­зи­ны ча­сто устра­и­ва­ют­ся на ра­бо­ту в при­гра­нич­ные рынки, где все­гда огром­ная по­се­ща­е­мость, но зар­пла­ты недо­ста­точ­но вы­со­кие для тур­кок. Бли­же к кон­троль­но-про­пуск­ным пунк­там воз­ни­ка­ют ре­мес­лен­ные ули­цы – на од­ной с де­ся­ток ав­то­са­ло­нов (из-за теп­ло­го кли­ма­та в обе­их стра­нах крайне по­пу­ляр­ны вто­рич­ные по­крыш­ки), дру­гая – за­пол­не­на строй­ма­те­ри­а­ла­ми, а це­лая пло­щадь за­би­та об­мен­ны­ми пунк­та­ми.

Че­рез та­мож­ню идет бес­ко­неч­ный по­ток фур, а обе стра­ны ве­дут ими­д­же­вую борь­бу. Сна­ча­ла ад­жар­цы воз­ве­ли огром­ное стек­лян­ное зда­ние, по­сле че­го тур­ки до­стро­и­ли к сво­е­му офи­су еще па­ру эта­жей. Прав­да, ско­рость про­хож­де­ния всех необ­хо­ди­мых про­це­дур остав­ля­ет же­лать луч­ше­го, и ес­ли гру­зин- скую гра­ни­цу мож­но прой­ти за пят­на­дцать ми­нут, то на ту­рец­кой обыч­но за­стре­ва­ют ча­са на пол­то­ра. Ко­гда из-за раз­ни­цы ско­ро­стей оче­редь ста­но­вит­ся слиш­ком длин­ной, тур­ки про­сят сво­их кол­лег при­крыть вы­езд на ка­кое-то вре­мя. По­это­му плат­ные сто­ян­ки за­би­ва­ют­ся с са­мо­го утра, при­но­ся сво­им вла­дель­цам нема­лую при­быль.

Впро­чем, по срав­не­нию с со­вет­ским пе­ри­о­дом си­сте­ма ра­бо­та­ет чуть ли не иде­аль­но. Ведь то­гда мно­гие се­мьи ока­за­лись по раз­ные сто­ро­ны гра­ни­цы. И для уча­стия в сва­дьбе род­ствен­ни­ка жи­те­лю Ба­ту­ми при­хо­ди­лось ехать сна­ча­ла в Тби­ли­си, по­том в Моск­ву, по­лу­чать ви­зу, ле­теть в Ан­ка­ру, за­тем в Стам­бул, а от­ту­да до­би­рать­ся до по­сел­ка, ко­то­рый на са­мом де­ле на­хо­дил­ся все­го в два­дца­ти ки­ло­мет­рах от сто­ли­цы Ад­жа­рии.

Сей­час мест­ные жи­те­ли до­воль­но ред­ко от­прав­ля­ют­ся в Тур­цию за пляж­ным от­ды­хом, пред­по­чи­тая внут­рен­ний ту­ризм, за­то охот­ни­чьи ту­ры ста­но­вят­ся все по­пу­ляр­нее. Де­ло в том, что ди­кие сви­ньи и ка­ба­ны, ко­то­рые счи­та­ют­ся са­мы­ми под­хо­дя­щи­ми для шаш­лы­ка, в се­го­дняш­ней Кол­хи­де прак­ти­че­ски за­кон­чи­лись. А фер­мер­ские сви­ньи яв­ля­ют­ся не луч­шим ин­гре­ди­ен­том это­го на­ци­о­наль­но­го блю­да. По­это­му по вполне при­ем­ле­мым це­нам мож­но арен­до­вать ру­жье, транс­порт, ги­да, а ес­ли нуж­но, то и ли­цен­зию на от­стрел. Толь­ко вот по­су­ду же­ла­тель­но брать свою – в му­суль­ман­ской стране да­же пред­при­ни­ма­те­ли

не хо­тят от­да­вать свои ка­за­ны и ман­га­лы под «нечи­стое» мя­со.

Со­вре­мен­ный Ба­ту­ми все еще оста­ет­ся мор­ским го­ро­дом, оправ­ды­вая дан­ное древни­ми гре­ка­ми на­зва­ние (Ба­тус – глу­бо­кая га­вань), но ос­нов­ным биз­не­сом сей­час здесь яв­ля­ет­ся ту­ризм. К при­ме­ру, в от­ли­чие от Гер­ма­нии или Фин­лян­дии, где ка­зи­но за­ча­стую на­хо­дят­ся под пря­мым управ­ле­ни­ем го­су­дар­ства, в Ад­жа­рии иг­раль­ные до­ма по­чти все част­ные. А при­быль и по­се­ти­те­лей им при­но­сит тот факт, что в со­сед­них стра­нах (Тур­ции, Азер­бай­джане, Рос­сии, Укра­ине и Ар­ме­нии) азарт­ные иг­ры на­хо­дят­ся ли­бо под пол­ным за­пре­том, ли­бо на неле­галь­ном уровне.

При­чем по на­ци­о­наль­но­сти и тол­щине ко­шель­ков кли­ен­ты аб­со­лют­но раз­ные. Кто-то при­ез­жа­ет на мо­ре и тра­тит несколь­ко ев­ро в ка­зи­но про­сто по до­ро­ге на пляж. Но встре­ча­ют­ся и про­фес­си­о­наль­ные иг­ро­ки. Недав­но в Ба­ту­ми при­ез­жал гость из Чеч­ни и каж­дый ве­чер в те­че­ние неде­ли тра­тил по 30-40 ты­сяч ев­ро. Прав­да, так ни­че­го и не вы­иг­рал.

Меж­ду про­чим, в Ба­ту­ми зда­ние Кон­сти­ту­ци­о­но­го су­да и ка­зи­но раз­де­ля­ет все­го од­на сте­на, да и то по­то­му, что в го­су­дар­ствен­ных ор­га­нах игиграть в азарт­ные иг­ры по­ока еще нель­зя. Что инн­те­рес­но, глав­ный су­у­деб­ный ин­сти­тут Гр­ру­зии пе­ре­ехал сю­да от­но­си­тель­но недав­но, ко­гда сто­ли­цу ре­ши­ли раз­гру­зить от чи­нов­ни­ков, раз­бро­сав их по раз­ным го­ро­дам. Де­пу­та­тов пар­ла­мен­та, к при­ме­ру, пе­ре­ме­сти­ли в Ку­та­и­си.

По­доб­ное вы­сво­бож­де­ние средств (вдо­ба­вок к при­бы­лям от азарт­ных игр) поз­во­ли­ло про­сти­му­ли­ро­вать на­се­ле­ние Ад­жа­рии. А точ­нее, его пред­при­ни­ма­тель­скую часть (пен­сии здесь все­го несколь­ко со­тен ла­ри, а по­со­бие по без­ра­бо­ти­це от­сут­ству­ет во­об­ще). Кро­ме то­го, со­труд­ни­ки де­пар­та­мен­та по ту­риз­му за­ме­ти­ли, что в ре­ги­он ста­ли все ча­ще при­ез­жать бо­га­тые жи­те­ли араб­ских стран. Го­ро­да их ин­те­ре­со­ва­ли ма­ло, а вот при­ро­да, осо­бен­но го­ры и чи­стый воз­дух, го­раз­до силь­нее. По­это­му вла­дель­цам недви­жи­мо­сти на неко­то­ром

воз­вы­ше­нии над д уров­нем мо­ря, го­су­дар­ство пред­ло­жи­ло от де­ся­ти до пят­на­дца­ти ты­сяч ла­ри (3-5 ты­сяч ев­ро) в ка­че­стве без­воз­мезд­ной суб­си­дии на об­нов­ле­ние сво­е­го жи­лья и сда­чу его ино­стран­ным го­стям. Ча­ще все­го от­дель­но этой сум­мы бы­ло недо­ста­точ­но на пол­ное пре­об­ра­же­ние в по­до­бие аль­пий­ско­го ша­ле, но поз­во­ля­ло, по край­ней ме­ре, до­тя­нуть ком­му­ни­ка­ции (ка­на­ли­за­цию и элек­три­че­ство) до стан­дар­тов два­дцать пер­во­го ве­ка. А за­од­но и вой­ти во вкус ту­ри­сти­че­ско­го биз­не­са. К то­му же, со­вре­мен­ный за­кон гор пред­по­ла­га­ет, что че­ло­век, жи­ву­щий в слож­ных при­род­ных усло­ви­ях, дол­жен пла­тить го­раз­до мень­ше ком­му­наль­ных сбо­ров.

В чер­те са­мо­го Ба­ту­ми стро­и­тель­ство так­же идет пол­ным хо­дом. Еще пят­на­дцать лет на­зад здесь бы­ло за­пре­ще­но воз­во­дить зда­ния вы­ше че­ты­рех эта­жей, но за­тем вла­сти по­шли на уступ­ку спер­ва од­но­му за­строй­щи­ку, по­том вто­ро­му, и те­перь да­же на две­на­дца­том эта­же го­сти­ни­цы при­хо­дит­ся за­ди­рать го­ло­ву на бли­жай­шие баш­ни-небо­скре­бы. В неко­то­рых ме­стах та­кая бур­ная де­я­тель­ность по­шла на поль­зу. На­при­мер, на ме­сте круп­ней­шей свал­ки, ку­да кро­ме вы­но­са ста­рых хо­ло­диль­ни­ков, при­хо­ди­ли за­од­но и по­охо­тить­ся, те­перь на­хо­дит­ся ак­ва­парк и са­мо­го ев­ро­пей­ско­го ви­да на­бе­реж- ная – с бес­плат­ны­ми тре­на­же­ра­ми и плат­ны­ми, но все рав­но очень де­ше­вы­ми ве­ло­си­пе­да­ми в арен­ду. А го­род­ской буль­вар так и во­все вы­тя­нул­ся с трех до во­сем­на­дца­ти ки­ло­мет­ров, од­ним кон­цом упи­ра­ясь в парк, а дру­гим по­чти пря­мо в мо­ре.

Впро­чем, ино­гда бы­ва­ет, что стро­и­тель­ство при­во­дит к невнят­но­му ито­гу. Как, к при­ме­ру, в слу­чае с ком­па­ни­ей од­но­го из про­шлых мэ­ров Моск­вы, ко­гда сто квар­тир про­да­ли трем сот­ням кли­ен­тов, и ко­то­рые уже несколь­ко лет пы­та­ют­ся вы­яс­нить, ко­му же за­се­лять­ся в пу­сту­ю­щее зда­ние.

Со­вер­шив во­яж по ка­нат­ной до­ро­ге, об­ра­ща­ешь вни­ма­ние, что го­ри­зонт про­сто за­пол­нен подъ­ем­ны­ми кра­на­ми. А гу­ляя по го­ро­ду невоз­мож­но под­нять го­ло­ву, что­бы не об­на­ру­жить хо­тя бы од­ну над­пись for sale, ко­то­рые здесь ви­сят не толь­ко на по­стро­ен­ных зда­ни­ях, но и на ру­и­нах, хи­жи­нах и кот­ло­ва­нах. Имен­но по­след­ние счи­та­ют­ся са­мым ла­ко­мым кус­ком для мест­ных ин­ве­сто­ров. Ведь на эта­пе за­клад­ки фун­да­мен­та квар­ти­ры са­мые де­ше­вые, а слу­ча­ев с об­ма­ну­ты­ми доль­щи­ка­ми у двух мест­ных стро­и­тель­ных ком­па­ний еще не воз­ни­ка­ло. По­это­му да­же ря­до­вые го­ро­жане ча­сто за­ду­мы­ва­ют­ся о по­куп­ке апар­та­мен­тов – под сда­чу ту­ри­стам. Не от­ста­ют и го­сти­ни­цы, ко­то­рые вме­сто от­дель­но сто­я­ще­го зда­ния вы­ку-

па­ют сра­зу несколь­ко эта­жей в бу­ду­щей вы­сот­ке. Са­мым ин­те­рес­ным про­ек­том ока­за­лась баш­ня, в се­ре­дине ко­то­рой смон­ти­ро­ва­но об­зор­ное ко­ле­со. Вер­ти­каль­ное.

Тем же, кто не вла­де­ет недви­жи­мо­стью, все­гда от­крыт до­ступ к из­го­тов­ле­нию и про­да­же ви­на или от­кры­тию соб­ствен­но­го ре­сто­ра­на или ба­ра. Ре­ги­стра­ция юри­ди­че­ско­го ли­ца здесь за­ни­ма­ет чуть боль­ше по­лу­то­ра ча­сов, а по­лу­че­ние со­от­вет­ству­ю­щих ли­цен­зий на по­ря­док лег­че, чем во мно­гих ев­ро­пей­ских стра­нах. Кро­ме то­го, оби­лие ту­ри­стов га­ран­ти­ру­ет до­ста­точ­но ста­биль­ный до­ход. К при­ме­ру, бес­плат­ный кон­церт Эн­ри­ке Иг­ле­си­а­са при­вел не толь­ко к то­му, что мож­но бы­ло по­пасть в тол­пу, про­сто вый­дя из подъ­ез­да, но и стал при­чи­ной за­кры­тия боль­шей ча­сти ре­сто­ра­нов – к вось­ми ча­сам ве­че­ра в них про­сто за­кон­чи­лись про­дук­ты. Что, впро- чем, ни­как не по­ме­ша­ло даль­ше на­сла­ждать­ся жиз­нью – мест­ные жи­те­ли и ту­ри­сты про­сто за­хо­ди­ли в ма­га­зин, по­ку­па­ли яй­ца и про­си­ли их по­жа­рить в бли­жай­шем ка­фе. И им не от­ка­зы­ва­ли.

Та­кой под­ход к кли­ен­там здесь не ред­кость. Боль­шая часть ре­сто­ра­нов пред­ла­га­ет по­се­ти­те­лям, ко­то­рые в дан­ный мо­мент не име­ют под­хо­дя­ще­го бюд­же­та, арен­до­вать та­рел­ку и стул при­мер­но за семь­де­сят цен­тов, при­не­сти свое мя­со, ово­щи, спе­ции, за­пла­тить око­ло трех ев­ро за услу­ги по­ва­ра и по­лу­чить го­то­вое блю­до из всех ин­гре­ди­ен­тов. Осо­бен­но это по­пу­ляр­но у боль­ших ком­па­ний или се­мей. Что здесь за­ча­стую од­но и то­же.

Что до непо­сред­ствен­но са­мой еды, то ад­жар­цам уда­лось со­че­тать сра­зу все – вкус, толь­ко на­ту­раль­ные ин­гре­ди­ен­ты и – что то­же нема­ло­важ­но – де­ше­виз­ну. К при­ме­ру, в Ба­ту­ми нет осо­бой раз­ни­цы для ко­шель­ка – схо­дить в MacDonald's или в обыч­ный гру­зин­ский ре­сто­ран. Ру­ле­ти­ки из ба­кла­жа­нов с оре­ха­ми и чес­но­ком, ад­жар­ское ха­ча­пу­ри, при­го­тов­лен­ное в фор­ме лод­ки по­се­ре­дине ко­то­рой жел­ток оли­це­тво­ря­ет солн­це, пха­ли, ко­то­рое тут де­ла­ют из все­го, что рас­тет в ого­ро­де. И ко­неч­но же – шаш­лык. При­чем счи­та­ет­ся, что хо­ро­ше­му мя­су ни­ка­кие ма­ри­на­ды не нуж­ны толь­ко соль и пе­рец. В ре­сто­ра­нах все это со­про­вож­да­ет­ся г р а фи­на ми с домашним ви­ном–то­же, ко­неч­но же, ад­жар­ским. А в на­хо­дя­щем­ся в де­ся­ти ми­ну­тах ез­ды «Ме­грул-Ла­зу­ри» еще и очень за­жи­га­тель­ны­ми на­род­ны­ми тан­ца­ми.

Ну а луч­шая об­зор­ная точ­ка в Ба­ту­ми на­хо­дит­ся как раз на ко­неч­ной стан­ции ка­нат­ной до­ро­ги. Круг­лая пло­щад­ка, на ко­то­рой да­же в низ­кий се­зон кру­тят­ся с сел­фи-пал­ка­ми па­ра де­сят­ков ту­ри­стов (в ос­нов­ном, тур­ки, ара­бы и из­ра­иль­тяне) да­ет непло­хой шанс на­чать зна­ко­мить­ся с ис­то­рий го­ро­да без вся­ких спра­воч­ни­ков и пу­те­во­ди­те­лей. Од­ну из окра­ин за­ни­ма­ет сеть неф­те­хра­ни­лищ и неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий за­вод.

В XIX ве­ке про­вин­ци­аль­ный го­род при­влек сра­зу две мо­гу­ще­ствен­ные се­мьи. Бра­тья Но­бе­ли при­бы­ли сю­да за ста­лью, но по­па­ли в са­мый раз­гар неф­тя­ной ли­хо­рад­ки, раз­го­рав­шей­ся в со­сед­нем Азер­бай­джане. Сроч­но про­дав все ак­ти­вы в ору­жей­ном биз­не­се, они вло­жи­ли сот­ни ты­сяч зо­ло­тых руб­лей в раз­ви­тие транс­порт­ной ин­фра­струк­ту­ры, ку­пи­ли несколь­ко тан­ке­ров, за­ло­жи­ли пе­ре­гон­ные це­ха, а за­од­но столк­ну­лись с пер­вым кон­ку­рен­том – ба­ро­ном Рот­шиль­дом. Тот, в от­ли­чие от сво­их род­ствен­ни­ков, ма­ло ин­те­ре­со­вал­ся бан­ков­ски­ми де­ла­ми, за­то за чер­ным зо­ло­том ви­дел бу­ду­щее. Се­год­ня этой ис­то­рии по­свя­щен це­лый му­зей – с ори­ги­на­ла­ми фо­то­гра­фий то­го вре­ме­ни, де­ло­вой пе­ре­пиской зна­ме­ни­тых бра­тьев и осто­ва­ми трак­то­ра и ки­та. По­след­ние не со­всем в те­му, но очень удач­но за­ни­ма­ют внеш­ний двор му­зея.

А непо­да­ле­ку от му­зея пред­при­ни­ма­тель­ства по­за­про­шло­го ве­ка мож­но по­зна­ко­мить­ся с ис­то­ри­ей всей Ад­жа­рии в ми­ни­а­тю­ре. Ке­мал Тур­ма­нид­зе по­чти че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия сво­и­ми ру­ка­ми со­би­рал ис­то­рию края. Часть экс­по­зи­ции здесь в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну – к при­ме­ру, в двух со­сед­них ком­на­тах по­ка­зан до­суг двух се­мей: бо­га­той и бед­ной. В пер­вой гла­ва се­мей­ства пре­да­ет­ся раз­мыш­ле­ни­ям у ка­ми­на с со­лид­ной кол­лек­ци­ей ру­жей, его же­на за­кан­чи­ва­ет празд­нич­ную вы­шив­ку, де­ти слу­ша­ют па­те­фон… Во вто­рой все за­ня­ты де­лом – от об­ра­бот­ки та­ба­ка до вя­за­нияя нос­ков и ука­чи­ва­ния мла­ден­ца.. Кста­ти, с дет­ским сном ад­жар­цы не осо­бо це­ре­мо­ни­лись – ча­ще все­го мла­ден­ца про­стоо при­вя­зы­ва­ли к люль­ке, в ко­то­рой он непо­движ­но ле­жал, справ­ляя есте­ствен­ные по­треб­но­сти че­рез де­ре­вян­ный ана­лог пам­пер­сов. По­это­му, по­шу­тил со­зда­тель му­зея, у всех мест­ных го­ло­ва сза­ди плос­кая. Впро­чем, это не са­мая боль­шая це­на за мо­биль­ность. Ведь из-за по­сто­ян­ных на­бе­гов кре­стья­нам при­хо­ди­лось хва­тать пер­вое, по­пав­ше­е­ся под ру­ку, и убе­гать в лес или го­ры. А на­деж­но за­фик­си­ро­ван­ный ре­бе­нок мог без­бо­лез­нен­но пе­ре­не­сти да­же са­мую спеш­ную пе­ре­нос­ку.

Мно­гие дру­гие ис­то­рии и сцен­ки в эт­но­гра­фи­че­ском му­зее так­же «разыграны» кук­ла­ми в че­ло­ве­че­ский рост, при­чем каж­дая со сво­им ли­цом, в на­сто­я­щей шер­стя­ной одеж­де, у муж­чин – да­же усы из ще­ти­ны. Во дво­ре же Ке­маль по­стро­ил сра­зу несколь­ко зда­ний в мас­шта­бе при­мер­но один к ста. По­это­му да­же не под­ни­ма­ясь в го­ры, мож­но по­смот­реть – как жи­вут там лю­ди. Ведь за по­след­ний век их быт не силь­но из­ме­нил­ся.

…Низ­кий се­зон в Бо­та­ни­че­ском са­ду вы­да­вал се­бя прак­ти­че­ски пол­ным от­сут­стви­ем лю­дей – един­ствен­ной фи­гу­рой на на­шем пу­ти ока­зал­ся сбор­щик ман­да­ри­нов, глав­но­го экс­порт­но­го фрук­та Ад­жа­рии. Мест­ный жи­тель без­мя­теж­но ка­тил тач­ку цит­ру­сов в ком­па­нии дру­же­люб­ной со­ба­ки, сре­ди дач, ко­гда-то ге­не­раль­ских, а те­перь как при­дет­ся.

Кста­ти, сам сад воз­ник из-за при­выч­ки вы­со­ких чи­нов при­ят­но про­во­дить ле­то. Кня­зья Крас­нов, Та­тар­ский и об­ру­сев­ший фран­цуз Даль­фонс пер­вы­ми воз­двиг­ли свои усадь­бы на жи­во­пис­ном об­ры­ве, а вско­ре их при­ме­ру по­сле­до­вал весь мест­ный выс­ший свет, со­сто­яв­ший ис­клю­чи­тель­но из рус­ских, по­это­му дом един­ствен­но­го за­те­сав­ше­го­ся гру­зи­на вско­ре со­жгли. По­том, прав­да, по ре­ше­нию су­да вы­да­ли ему рос­кош­ную усадь­бу – уже в чер­те го­ро­да. Каж­дый из жиль­цов Зе­ле­но

го мы­са (как то­гда на­зы-

вал­ся парк) раз­би­вал свой сад, же­ла­тель­но по­бо­га­че и по­эк­зо­тич­ней, чем у со­се­да. А вско­ре Крас­нов пред­ло­жил объ­еди­нить их все в один за­по­вед­ник, ку­да на­ча­ли сте­кать­ся из­вест­ные аг­ро­но­мы, ланд­шафт­ные ди­зай­не­ры и био­ло­ги. Сам князь, кро­ме тя­ги к кра­со­те при­ро­ды, от­ли­чал­ся по­ра­зи­тель­ной бо­яз­нью мо­ря и од­но­вре­мен­но лю­бо­вью к нему, по­это­му за­ве­щал по­хо­ро­нить се­бя так, что­бы во­да по­сле смер­ти ему бы­ла не вид­на. Бы­ло это нелег­кой прось­бой, учи­ты­вая, что парк бук­валь­но на­ви­са­ет над мо­рем. Но за­ве­ща­ние вы­пол­ни­ли.

Бо­та­ни­че­ский парк раз­бит по при­ме­ру зна­ме­ни­тых са­дов Се­ми­ра­ми­ды, по­сте­пен­но спус­ка­ясь с вер­ши­ны хол­ма к га­леч­но­му пля­жу, и со­сто­ит из двух ча­стей – ху­до­же­ствен­ной и на­уч­ной, при­чем по­след­няя пе­ри­о­ди­че­ски ста­но­вит­ся на­сто­я­щим ле­сом.

Впро­чем, да­же не за­але­зая в де­бри, бро­ди­ить здесь мож­но дол­гоо – все сто три­над- цать гектаров за­пол­не­ны чем-то ин­те­рес­ным. Бам­бу­ко­вые за­рос­ли сме­ня­ют­ся паль­ма­ми, те усту­па­ют ме­сто ко­лос­саль­ным кле­нам и са­ку­ре, прав­да, осе­нью уже не цве­ту­щей. Здесь мож­но на­ткнуть­ся на крас­но­книж­ный тис, ко­то­рый ко­гда-то це­нил­ся при­двор­ны­ми ин­три­га­на­ми за необыч­ное свой­ство – пре­вра­щать на­ли­тое ви­но в ядо­ви­тый на­пи­ток. Ви­ди­мо, куб­ков из него вы­ре­за­ли нема­ло. У пру­да с зо­ло­ты­ми рыб­ка­ми на­шлась стес­ни­тель­ная ми­мо­за, увя­да­ю­щая от един­ствен­но­го при­кос­но­ве­ния. А где-то меж­ду сек­ци­я­ми япон­ских ми­ни-де­ре­вьев и мек­си­кан­ской фло­ры есть не- обыч­ный мост из тюль­па­но­во­го де­ре­ва. Ко­гда-то оно упа­ло из-за сне­го­па­дов, по­сле че­го его ста­ли ис­поль­зо­вать как мост, ожи­дая, что огром­ный ствол нач­нет за­сы­хать и рас­сы­пать­ся. Од­на­ко че­рез несколь­ко лет вы­яс­ни­лось, что рас­те­ние по­ги­бать не со­би­ра­ет­ся, и вме­сто это­го ста­ло до­воль­но необыч­ным кор­нем, из ко­то­ро­го уже вы­рос­ло че­тыр­на­дцать но­вых де­ре­вьев.

За­од­но здесь мож­но озна­ко­мит­ся с ис­то­ри­ей вы­ра­щи­ва­ния чая, при­ве­зен­но­го в Гру­зию Лао Джин Джао, ко­то­ро­го нена­дол­го при­гла­си­ли из Ки­тая. В ито­ге, он остал­ся по­чти на трид­цать лет, по­стро­ил со­лид­ную усадь­бу по со­сед­ству с гре­че­ским та­бач­ным маг­на­том и стал вид­ным спе­ци­а­ли­стом по во­сточ­но­му на­пит­ку. Ведь оби­лие крас­но­зе­ма, на ко­то­ром все рас­тет до­ста­точ­но пло­хо, кро­ме чая, пред­по­ла­га­ло со­лид­ный за­ра­бо­ток. К со­жа­ле­нию, се­год­ня чай­ная куль­ту­ра из Гру­зии по­чти пол­но­чью ушла, а но­вых эн­ту­зи­а­стов не по­яв­ля­ет­ся. За­то вла­сти обо­ру­до­ва­ли несколь­ко стан­ций, где лю­бой фер­мер мо­жет бес­плат­но арен­до­вать трак­тор, и вы­да­ют ку­по­ны на со­ляр­ку и удоб­ре­ния. Чаю это не по­мог­ло, но пу­сто­вав­шие по­ля сей­час все рав­но за­би­ты ка­ки­ми-то са­жен­ца­ми. В част­но­сти, ма­лень­ки­ми де­рев­ца­ми ман­да­ри­нов, сбор ко­то­рых яв­ля­ет­ся еще од­ной мест­ной тра­ди­ци­ей. За­ни­ма­ет он несколь­ко дней, при­гла­ша­ют­ся все род­ствен­ни­ки, и каж­дый ве­чер по­сле ра­бо­ты устра­и­ва­ет­ся за­сто­лье. Со­бран­ные фрук­ты от­прав­ля­ют­ся на про­да­жу (ча­ще все­го, в Азер­бай­джан и Укра­и­ну), а в слу­чае с пар­ком – в дет­ские до­ма и боль­ни­цы.

Бо­та­ни­че­ский сад уже несколь­ко лет на­зад по­лу­чил ста­тус за­по­вед­ни­ка. С од­ной сто­ро­ны, это по­мог­ло ор­га­ни­зо­вать це­лую служ­бу из ста два­дца­ти че­ло­век, сле­дя­щих за об­щим бла­го­по­лу­чи­ем, за­ни­ма­ю­щих­ся убор­кой, бо­та­ни­че­ски­ми экс­пе­ри­мен­та­ми и раз­во­зом ле­ни­вых ту­ри­стов на элек­тро­ка­рах. С дру­гой – тех, кто уже несколь­ко по­ко­ле­ний имел в этом ма­лень­ком раю дом, при­шлось рас­се­лять, хо­тя несколь­ко се­мей до сих пор от­ка­зы­ва­ют­ся переезжать или при­ни­мать де­неж­ную ком­пен­са­цию.

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.