Кар­на­валь­ная ночь

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на Та­ба­ко­ва

Кар­на­вал это все­гда осо­бый вид празд­ни­ка. Ведь за несколь­ко дней – а то и за од­ну ночь – при­дет­ся по­лу­чить та­кую до­зу раз­вле­че­ний, что это за­пом­нит­ся на всю жизнь. По край­ней ме­ре, так го­во­рят по­бы­вав­шие в Рио, Ве­не­ции или Но­вом Ор­ле­ане… А вот та­кой се­рьез­ной стране, как Гер­ма­ния, по­доб­ные ме­ро­при­я­тия вро­де и не к ли­цу. Тем не ме­нее, каж­дый год в один­на­дца­тый день один­на­дца­то­го ме­ся­ца в Майн­це то­же на­чи­на­ет­ся ве­се­лье. Есте­ствен­но, в один­на­дцать ча­сов.

Впро­чем, го­ро­жане при­хо­дят на пло­щадь Шил­ле­ра за­ра­нее, а мно­гие да­же спе­ци­аль­но бе­рут ра­ди это­го вы­ход­ной. По­это­му уже око­ло де­ся­ти утра здесь до­воль­но ожив­лен­но. У вхо­да ра­бо­та­ет сра­зу несколь­ко ки­ос­ков, пред­ла­га­ю­щих мо­ло­дое ви­но, а ли­бе­раль­ные пра­ви­ла поз­во­ля­ют про­не­сти на пло­щадь лю­бой на­пи­ток. Глав­ное, что­бы он был не в сте- клян­ной та­ре. Это огра­ни­че­ние вве­де­но в пер­вый раз – на­вер­ное, уже бы­ли пре­це­ден­ты, ведь раз­би­тая бу­тыл­ка мо­жет, как из­вест­но, стать гроз­ным ору­жи­ем. По­это­му у всех про­хо­дов на пло­щадь сто­ят лю­ди в блед­но-зе­ле­ных жи­ле­тах, про­ве­ряя сум­ки и рюк­за­ки на пред­мет «кон­тра­бан­ды».

По внеш­не­му ви­ду всех при­сут­ству­ю­щих мож­но раз­де­лить на две ка­те­го­рии. Часть про­сто до­ста­ет свои хэл­ло­уин­ские ко­стю­мы, фор­маль­но укра­ша­ет их офи­ци­аль­ны­ми цве­та­ми кар­на­ва­ла и идет на­сла­ждать­ся жиз­нью. Дру­гая же оде­ва­ет гвар­дей­ские мун­ди­ры. Но­сить их – это при­ви­ле­гия, до­ступ­ная все­го лишь пя­ти­де­ся­ти ты­ся­чам го­ро­жан, потомкам тех, кто рань­ше сто­ял на стра­же го­ро­да. По­это­му до то­го, как ид­ти к порт­но­му и за­ка­зы­вать до­ро­гой ко­стюм, при­дет­ся предо­ста­вить до­ка­за­тель­ства о ро­де де­я­тель­но­сти пра­пра­де­душ­ки. Да и сей­час имен­но гвар­дей­цы пер­вы­ми при­ни­ма­ют на се­бя удар. Они от­кры­ва­ют боч­ки с ви­ном и от­прав­ля­ют­ся на па­рад по пло­ща­ди.

Впро­чем, офи­ци­аль­но празд­но­вать мож­но толь­ко по­сле ре­чи спе­ци­аль­но избранного «кар­на­валь­но­го» мэ­ра, ко­то­рый про­из­не­сет ее с бал­ко­на.

До это­го вре­ме­ни на нем – бал­коне – то и де­ло воз­ни­ка­ют вся­кие вы­со­кие чи­ны, в том чис­ле, цер­ков­ные, бро­са­ют па­ру шу­ток и про­па­да­ют в глу­бине зда­ния, где идет ту­сов­ка для сво­их: по­ли­ти­ков, зна­ме­ни­то­стей и наи­бо­лее из­вест­ных «гвар­дей­цев».

И вот, на­ко­нец, сам «мэр» по­яв­ля­ет­ся пе­ред пуб­ли­кой, от­счи­ты­ва­ет по­след­ние се­кун­ды и про­воз­гла­ша­ет один­на­дцать пра­вил, ко­то­рым сле­ду­ю­щие два­дцать че­ты­ре ча­са дол­жен сле­до­вать каж­дый доб­ро­по­ря­доч­ный жи­тель Майн­ца.

В част­но­сти, каж­до­му да­ет­ся пра­во вы­ска­зать все, что он ду­ма­ет об окру­жа­ю­щих без вся­ких нега­тив­ных для се­бя по­след­ствий. Толь­ко го­во­рить на­до, дей­стви­тель­но, прав­ду. Так­же все обя­за­ны быть счаст­ли­вым. Здесь, прав­да, мэр сде­лал от­ступ­ле­ние и пре­ду­пре­дил, что это сча­стье не долж­но быть свя­за­но ис­клю­чи­тель­но с рас­пи­ти­ем ал­ко­голь­ных на­пит­ков.

Но бы­ло уже позд­но. Ведь од­ной из за­по­ве­дей как раз и яв­ля­ет­ся тре­бо­ва­ние вы­пить не ме­нее два­дца­ти лит­ров ви­на и стоп- тать в тан- та це не ме­нее трех пар са­пог. Кро­ме то­го, для го­ро­жан де­ло че­сти – от­ста­и­вать празд­ник пе­ред скеп­ти­ка­ми. По­это­му, ока­зав­шись здесь 11 но­яб­ря со­вер­шен­но слу­чай­но, не удив­ляй­тесь, что к вам по­сто­ян­но бу­дут под­хо­дить муж­чи­ны и жен­щи­ны в трико, ко­стю­мах зай­цев, мед­ве­дей, во­ору­жен­ных сол­дат или док­то­ров с сак­во­я­жа­ми, про­тис­ки­вать бу­тыл­ку и рас­ска­зы­вать: по­че­му сей­час сто­ит быть и по­ве­се­лее.

А за­кон­чен был спи­сок пра­вил на­пут­стви­ем при лю­бой воз­мож­но­сти как мож­но гром­че три ра­за кри­чать «Helau» (что раз­ре­ша­ет­ся толь­ко во вре­мя кар­на­ва­ла) и обя­за­тель­но съесть празд­нич­ную со­сис­ку, яв­ля­ю­щей­ся тра­ди­ци­он­ной кар­на­валь­ной едой. И не толь­ко по­то­му, что­бы силь­но не опья­неть, но и из-за удоб­ства. Ведь ее мож­но це­лый день дер­жать в теплой во­де, за­бе­гать пе­ре­ку­сы­вать, не за­мо­ра­чи­ва­ясь с разо­гре­ва­ни­ем, и сно­ва от­прав­лять­ся на пло­щадь.

…Уже к пя­ти ча­сам го­род окон­ча­тель­но сдал­ся под на­тис­ком пят­нич­ной ка­ни­те­ли и за­пол­нил­ся ис­тин­но счаст­ли­вы­ми людь­ми. Ведь об­нять и по­це­ло­вать незна­ком­ца на ули­це это, счи­тай, при­каз мэ­ра – как же ему пе­ре­чить? И да­же, ко­гда со­всем стем­не­ло, тан­цы и пес­ни на пло­ща­ди про­дол­жа­лись.

Оста­ет­ся толь­ко удив­лять­ся стой­ко­сти жи­те­лей Майн­ца, вы­дер­жи­ва­ю­щих по­доб­ное ис­пы­та­ние без осо­бых по­след­ствий. «Док­тор», прав­да, был уже без че­мо­дан­чи­ка, гвар­дей­цы ли­хо от­пля­сы­ва­ли рок-н-ролл, струи шам­пан­ско­го взмы­ва­лись в небо, об­ли­вая за­од­но всех, кто не успел от­ско­чить, а трое по­ли­цей­ских пе­ре­ку­сы­ва­ли остат­ка­ми шни­це­лей, бла­го­душ­но ози­рая празд­нич­ную тол­пу.

На сле­ду­ю­щий день офи­ци­аль­но все за­кон­чи­лось. Но – опять же, по тра­ди­ции – толь­ко по суб­бо­там фермеры при­во­зят на ры­ноч­ную пло­щадь до­маш­нее ви­но. По­это­му го­ро­жане с утра про­сто пе­ре­ме­сти­лись на дру­гое ме­сто, где «бан­кет» и про­дол­жил­ся. Прав­да, одеж­да уже бы­ла са­мая по­все­днев­ная.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.