Ар­хип Ку­ин­джи – зо­ло­тых дел ма­стер

«Ар­хип Ку­ин­джи и его уче­ни­ки», под та­ким на­зва­ни­ем в Го­су­дар­ствен­ной га­ле­рее ис­кусств им. Касте­е­ва про­хо­дит вы­став­ка, при­уро­чен­ная к 175-лет­не­му юби­лею ве­ли­ко­го ху­дож­ни­ка.

Delovoy Kazakhstan - - Weekend - Ай­гуль БЕЙСЕНОВА, фо­то Ва­ди­ма КРАВЦОВА

Вжи­во­пис­ных этю­дах Ар­хи­па Ку­ин­джи (1841-1910) про­гля­ды­ва­ет­ся внут­рен­няя связь ху­дож­ни­ка с при­ро­дой. Он спо­со­бен был за­ме­чать пре­крас­ные мо­мен­ты по­всю­ду и от­кры­вать их на­ше­му гла­зу. Пе­ри­од ху­до­же­ствен­но­го фор­ми­ро­ва­ния Ку­ин­джи ове­ян вы­дум­ка­ми и ле­ген­да­ми. И да­же год его рож­де­ния не уста­нов­лен точ­но, по од­ним ис­точ­ни­кам 1841,а по дру­гим 1842 год. Из 500 со­здан­ны­хАр­хи­пом Ку­ин­джи жи­во­пис­ных этю­дов 12 хра­нит­ся в му­зее им.Касте­е­ва. Их под­лин­ность под­твер­жде­на чле­на­ми об­ще­ства им. Ку­ин­джи, о чем сви­де­тель­ству­ет над­пись на обо­ро­те хол­стов.

По­рас­сказу­ку­ра­то­ра­вы­став­ки, ис­кус­ство­ве­да Га­ли­ны Сы­рыл­ба­е­вой, все про­из­ве­де­ния, пред­став­лен­ные на выставке, по­сту­пи­ли в му­зей в 1936 го­ду из Го­су­дар­ствен­но­го Рус­ско­го му­зея.Вэтом­го­ду­ров­но­80лет, как эти ра­бо­ты хра­нят­ся в фон­де ГМИ им.Касте­е­ва.Для срав­не­ния, при­ме­ча­тель­но и то, что в фон­де Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Рус­ско­го му­зея та­ких этю­дов все­го 8,а в ГМИ им. Касте­е­ва их 12. Бы­ло при­ня­то ре­ше­ние про­длить вы­став­ку, что­бы как мож­но боль­ше лю­би­те­лей жи­во­пи­си по­лю­бо­ва­лись при­род­ны­ми этю­да­ми Ку­ин­джи и его уче­ни­ков.

– Мы ви­дим про­дол­же­ние тра­ди­ций Ку­ин­джи в твор­че­стве его уче­ни­ков, по­это­му их ра­бо­ты мы та­к­же пред­ста­ви­ли на этой выставке, – от­ме­ча­ет ку­ра­тор.

Ро­дил­ся Ку­ин­джи в Ма­ри­у­по­ле, в се­мье бед­но­го са­пож­ни­ка гре­че­ско­го про­ис­хож­де­ния.Фа­ми­лия бы­ла да­на в честь де­да, в пе­ре­во­де озна­ча­ю­щая «Зо­ло­тых дел ма­стер». Ра­но оси­ро­тев, маль­чик жил од­но вре­мя у род­ствен­ни­ков, за­тем при­слу­жи­вал в чу­жих се­мьях, пас овец, ра­бо­тал у хле­бо­тор­гов­ца,слу­жил­упод­ряд­чи­ка,ра­бо­тал ре­ту­ше­ром у фо­то­гра­фа. Спу­стя три де­ся­ти­ле­тия Ку­ин­джи на­пи­шет кар­ти­ну «За­бы­тая де­рев­ня», отоб­ра­жа­ю­щую тос­ку,безыс­ход­но­стьи­всютра­гич­ность то­го пе­ри­о­да.

Лю­бовь к ис­кус­ству про­яв­ля­лась у него с са­мо­го дет­ства, ри­со­вал он по­всю­ду: на за­бо­рах, на сте­нах до­мов, на об­рыв­ках бу­маг. Его мож­но счи­тать са­мо­уч­кой. На­вер­ное страсть к ри­со­ва­нию при­ве­ло Ку­ин­джи в Фе­одо­сию, к зна­ме­ни­то­му ху­дож­ни­ку Ай­ва­зов­ско­му. Вли­я­ние твор­че­ства Ай­ва­зов­ско­го на­шло от­ра­же­ние в по­лот­нах «Бу­ря на чер­ном мо­ре»,«Ры­ба­чья хи­жи­на на бе­ре­гу Азов­ско­го мо­ря» и дру­гих ра­бо­тах, боль­шин­ство из ко­то­рых, воз­мож­но, на­хо­дит­ся в част­ных кол­лек­ци­ях. Успех и сла­ва при­шли к ху­дож­ни­ку сра­зу же, по­сле вы­став­ки его пер­вых ра­бот. В 1880 го­ду его ра­бо­та «Лун­ная ночь на Дне­пре» вы­зва­ла насто­я­щий ажи­о­таж в пе­тер­бург­ском со­об­ще­стве. Хо­ди­ли слу­хи, буд­то бы она бы­ла на­пи­са­на ка­ки­ми-то но­вы­ми «лун­ны­ми» крас­ка­ми с до­бав­ле­ни­ем фос­фо­ра, ко­то­рые раз­ра­бо­тал Дмит­рий Мен­де­ле­ев,боль­шой це­ни­тель жи­во­пи­си и друг Ку­ин­джи.Впе­чат­ле­ние­от­мер­ца­ю­ще­го лун­но­го све­та бы­ло на­столь­ко неве­ро­ят­ным, что по­се­ти­те­ли за­гля­ды­ва­ли за кар­ти­ну, ду­мая, что там уста­нов­ле­на спе­ци­аль­ная лам­па, со­зда­ю­щая спе­ц­эф­фект. Это бы­ла вы­став­ка од­ной кар­ти­ны.

Как вспо­ми­нал Илья Ре­пин, тон­кие эс­те­ты упре­ка­ли Ку­ин­джи в том, что «от его кар­тин боль­но гла­зам». Ку­ин­джи лю­бил пи­сать небо с кры­ши пе­тер­бург­ско­го до­ма,а с вы­со­ко­го де­ре­ва в Кры­му ху­дож­ник по­дол­гу на­блю­дал дви­же­ние плы­ву­щих об­ла­ков или за по­ле­том па­ря­щих по небу птиц. Вме­сте с уче­ни­ка­ми он да­же под­нял­ся од­на­жды на воз­душ­ном ша­ре, что­бы пой­мать жи­вую кра­со­ту кра­сок за­ка­та. В твор­че­стве Ку­ин­джи кро­ет­ся ро­ман­тизм вос­при­я­тия жиз­ни.Его ин­те­ре­со­ва­ли эф­фек­ты лун­но­го и сол­неч­но­го осве­ще­ния.Не­да­ром его про­зва­ли ху­дож­ни­ком све­та. В яр­ком ше­дев­ре «Ра­ду­га» про­де­мон­стри­ро­ва­но ма­стер­ство све­то­вых эф­фек­тов. «Ку­ин­джи от­крыл за­ко­ны виб­ри­ро­ва­ния крас­ки, ее зво­на,за­ста­вил ху­дож­ни­ков пе­ре­стать от­но­сить­ся к па­лит­ре, как к ка­ко­му-то ед­ва ли нуж­но­му при­дат­ку», — пи­сал Бе­нуа. Не слу­чай­но жи­во­пис­ные по­лот­на Ар­хи­па Ку­ин­джи ве­ли­ко­леп­но отоб­ра­жа­ют всю при­род­ную кра­со­ту раз­ных угол­ков пла­не­ты, будь то мо­ре или сте­пи, го­ры или ле­са, небо или об­ла­ка. Его этю­ды: «Лес», «Мо­ре»,«Об­ла­ка»,«Пят­на сол­неч­но­го све­та на лу­гу», «Лун­ная ночь», «За­кат» и дру­гие пред­став­ле­ны в дан­ной экс­по­зи­ции.Ку­ин­джи­учи­л­тво­рить,а не быть при­вя­зан­ным к опре­де­лен­ной мест­но­сти, не фо­то­гра­фи­ро­вать при по­мо­щи кра­сок и ки­сти. Ши­ро­кая и раз­но­об­раз­ная гео­гра­фия его по­ло­тен го­во­рит за се­бя: «На ост­ро­ве Ва­ла­а­ме», «Крым», «Снеж­ные вер­ши­ны»,«Кав­каз»,«Эль­брус»,«Укра­ин­ская ночь»,«Се­вер» и дру­гие ра­бо­ты.

В 1908 го­ду Ку­ин­джи со­здал Общество ху­дож­ни­ков,где ца­рил «дух сво­бо­ды» от власти, от офи­ци­аль­ных учре­жде­ний. Впо­след­ствии все свое на­след­ство он за­ве­щал это­му об­ще­ству, ко­то­рое про­су­ще­ство­ва­ло до 1931 го­да.

Ку­ин­джи был не толь­ко вы­да­ю­щим­ся ху­дож­ни­ком, но и ве­ли­ким учи­те­лем. На свои соб­ствен­ные сред­ства ма­стер по­вез за гра­ни­цу 30 сво­их уче­ни­ков, по­ка­зав им лучшие му­зеи Гер­ма­нии, Фран­ции, Ав­стрии. Один из них, из­вест­ный жи­во­пи­сец и пе­да­гог Ар­ка­дий Ры­лов, чьи ра­бо­ты, та­кие, как «Ре­ка Тос­но», «Лес на бе­ре­гу ре­ки», «Глу­бо­кая ре­ка», та­к­же пред­став­ле­ны в экс­по­зи­ции, еще в 1930-е го­ды из­дал кни­гу вос­по­ми­на­ний. На стра­ни­цах кни­ги раз­ме­ще­на ста­рая фо­то­гра­фия,где­учи­тель­си­дит в окру­же­нии сво­их уче­ни­ков, в чис­ле ко­то­рых Ни­ко­лай Ре­рих, Кон­стан­тин Ба­га­ев­ский, Алек­сандр Бо­ри­сов и дру­гие, ху­дож­ни­ки, раз­ные по при­стра­стию в ис­кус­стве, но все бе­з­услов­но та­лант­ли­вые. Для них Ку­ин­джи был боль­ше чем учи­те­лем, ско­рее да­же от­цом.

В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Ры­лов на­пи­шет: «Мы пре­дан­но лю­би­ли учи­те­ля, за та­лант, за доб­рое серд­це, за от­цов­скую за­бо­ту. Он учил нас со­ве­та­ми из соб­ствен­но­го опы­та, при­ме­ром из сво­е­го ис­кус­ства. Он от­да­вал се­бя ис­кус­ству и нам». Се­год­ня кар­ти­ны Ку­ин­джи и его уче­ни­ков раз­ме­ще­ны­в­луч­ши­хму­зей­ны­х­за­лах,а все его уче­ни­ки впо­след­ствии ста­ли ве­ли­ки­ми жи­во­пис­ца­ми, по­сле­до­ва­те­ля­ми и про­дол­жа­те­ля­ми зо­ло­тых дел ма­сте­ра.

Пей­заж­ные рож­да­ют­ся этю­ды – Пре­крас­ный от­дых от мир­ских су­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Kazakhstan

© PressReader. All rights reserved.