ПРЯМЫМ РЕЙСОМ  В ТЕГЕРАН

В чис­ле пер­вых пас­са­жи­ров недав­но от­кры­то­го авиа­ком­па­ни­ей «Эйр Аста­на» рей­са Ал­ма­ты – Тегеран ста­ли ка­зах­стан­ские жур­на­ли­сты и бло­ге­ры. Пер­вый пря­мой рейс из Ал­ма­ты в Тегеран, сто­ли­цу Ис­лам­ской Рес­пуб­ли­ки Иран, авиа­ком­па­ния вы­пол­ни­ла 30 июня 2016 го­да. И

Delovoy Kazakhstan - - Первая Страница -

Ка­зах­стан­ские жур­на­ли­сты – в чис­ле пер­вых пас­са­жи­ров рей­са Ал­ма­ты – Тегеран

ОТ­КРЫ­ВАЯ ПЕРСИЮ, ПОСТИЧЬ ИРАН

Для боль­шин­ства из нас – эта ко­ман­ди­ров­ка, как ко­ман­ди­ров­ка. Но, до­га­ды­ва­юсь, мно­гие из на­шей груп­пы­о­жи­да­лиот­пер­войв­стре­чи с этой стра­ной немно­го ска­зоч­но­го. Со­вре­мен­ный Иран ча­ще зву­чит в по­ли­ти­че­ском кон­тек­сте. Но мы-то пом­ни­ли, что Иран – это Пер­сия. А Пер­сия – это Ави­цен­на, это Омар Хай­ям, это зна­ме­ни­тые пер­сид­ские сказ­ки «Тысяча и од­на ночь», это «ко­ло­дец» ве­ков с пла­ста­ми не про­сто куль­тур–ци­ви­ли­за­ций. И имен­но за сказ­ка­ми, ле­ген­да­ми, ми­фа­ми, под­лин­ной ста­ри­ной ту­ри­сты по­едут.

Но что­бы от­кры­лась Пер­сия всем, увле­чен­ным ее уди­ви­тель­ной ис­то­ри­ей, вна­ча­ле со­вре­мен­ный Иран долж­ны­о­сво­ить­биз­нес,спе­ци­а­ли­сты и уче­ные, ту­ро­пе­ра­то­ры. Ту­рист пой­дет сле­дом, ко­гда современная огран­ка ста­ри­ны сде­ла­ет это на­прав­ле­ние мас­со­вым для лю­бо­пыт­ству­ю­щих стран­ни­ков. В том, что это про­изой­дет, ма­ло кто со­мне­ва­ет­ся. Недав­но на­уч­но-по­пу­ляр­ный жур­нал Discovery уже, пред­ви­дя этот все­мир­ный ин­те­рес, вклю­чил Иран в первую пя­тер­ку са­мых пер­спек­тив­ных на­прав­ле­ний для ту­риз­ма.

Этот тренд, го­во­ря со­вре­мен­ным язы­ком, в чис­ле пер­вых за­ме­тил и ка­зах­стан­ский на­ци­о­наль­ный авиа­пе­ре­воз­чик. Еще на пресс-кон­фе­рен­ции в Ал­ма­ты пред­ста­ви­те­ли авиа­ком­па­нии го­во­ри­ли как о на­рас­та­нии биз­нес-ин­те­ре­са оте­че­ствен­но­го биз­не­са к парт­нер­ству с иран­ски­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми, так и о боль­шом тран­зит­ном по­тен­ци­а­ле стра­ны для са­мо­го пе­ре­воз­чи­ка. Об этом, вско­ре по­сле воз­вра­ще­ния из Те­ге­ра­на, мы раз­го­ва­ри­ва­ли с пре­зи­ден­том авиа­ком­па­нии «Эйр Аста­на» Пи­те­ром Фо­сте­ром.

– Мы свое­вре­мен­но пе­ре­стро­и­лись,ис­ей­ча­с­боль­шую часть до­хо­да мы по­лу­ча­ем от меж­ду­на­род­ных марш­ру­тов, осо­бен­но – в меж­ду­на­род­ном­тран­зит­ном­по­то­ке, – рас­ска­зал он. – Мы пе­ре­ста­ем быть толь­ко ком­па­ни­ей, ко­то­рая пе­ре­во­зит пас­са­жи­ров из пунк­та «А» в пункт «Б». Мы ста­но­вим­ся тран­зит­ной ком­па­ни­ей и при­об­ре­та­ем меж­ду­на­род­ный мас­штаб в сво­ей се­ти марш­ру­тов. В 2010 го­ду наш тран­зит­ный по­ток со­став­лял прак­ти­че­ски 0, а сей­час эта до­ля биз­не­са до­хо­дит до 16%от­меж­ду­на­род­но­го­пас­са­жи­ро­по­то­ка. В пер­вой по­ло­вине те­ку­ще­го го­да ко­ли­че­ство тран­зит­ных пас­са­жи­ров уве­ли­чи­лось на 68% по срав­не­нию с про­шло­год­ним по­ка­за­те­лем. Се­го­дня мы каж­дый день пе­ре­во­зим в сред­нем 500 тран­зит­ных ино­стран­ных пас­са­жи­ров. Нам уда­лось сде­лать мно­гое, свя­зав стра­ны За­пад­ной Ев­ро­пы с ази­ат­ски­ми го­су­дар­ства­ми.Сей­часмы­пред­ла­га­ем свои марш­ру­ты и та­ри­фы че­рез 45 ты­сяч агентств по все­му ми­ру. Мы так­же пред- ла­га­ем про­грам­му stopover (сто­по­вер–оста­нов­ка в про­ме­жу­точ­ной точ­ке марш­ру­та).На­ши­на­прав­ле­ни­яЕв­ро­па – Ки­тай. Очень по­пу­ляр­ны сто­по­вер­ные на­прав­ле­ния рей­са­ми «Эйр Аста­ны» из Ев­ро­пы в Юго-Во­сточ­ную Азию, из Рос­сии – в Ин­дию. Мно­ги­е­вы­би­ра­ют­на­шу­а­виа­ком­па­нию, что­бы до­брать­ся в Банг­кок, Де­ли, Ха­ной. А сей­час мы на­стра­и­ва­ем сто­по­вер-на­прав­ле­ния на Тегеран.

НЕ ПАВШИЕ ДУ­ХОМ

Соб­ствен­но го­во­ря,гос­по­дин Фо­стер под­вел итог уви­ден­но­му на­ми в том прес­сту­ре. По­ми­мо СМИ на бор­ту бы­ла боль­шая груп­па тех са­мых тран­зит­ни­ков – ки­тай­цев, ко­то­рые ле­те­ли в Под­не­бес­ну­ю­че­резТе­ге­ран.Са­лон был по­лон, а ки­тай­ские то­ва­ри­щи очень ве­се­лы – по все­му вид­но: и марш­рут, и сер­вис их бо­лее чем устра­и­вал. Так­же, по­ми­мо иран­цев,ко­то­ры­еиме­ют­парт­не­ров в Ка­зах­стане, на бор­ту бы­ли ка­зах­стан­ские пред­при­ни­ма­те­ли. И несколь­ко се­мей с детьми. Прав­да, мла­ден­цы – не луч­шие со­бе­сед­ни­ки. За­то наш по­пут­чик – пред­при­ни­ма­тель из Ак­тау Эль­дар Яхьев охот­но от­ве­тил на во­про­сы прес­сы. Эль­дар за­ни­ма­ет­ся стро­и­тель­ным биз­не­сом и уже не пер­вый год ве­дет де­ла с парт­не­ра­ми из Ира­на, за­во­зит строй­ма­те­ри­а­лы. Он вы­со­ко це­нит де­ло­вые ка­че­ства сво­их иран­ских парт­не­ров, счи­та­ет их на­деж­ны­ми, от­вет­ствен­ны­ми, очень чест­ны­ми и доб­ро­со­вест­ны­ми. Его при­вле­ка­ют их де­ло­вые ка­че­ства. На­чи­на­ли они сов­мест­ный биз­нес в на­шей рес­пуб­ли­ке,ате­пе­рь­ре­ши­ли вме­сте по­ра­бо­тать в Иране. В го­ро­де Гор­ган – это ад­ми­ни­стра­тив­ный центр про­вин­ции Го­ле­стан – Эль­дар и его парт­не­ры на­чи­на­ют стро­и­тель­ный биз­нес. Эль­да­ру нра­вит­ся Иран, и он счи­та­ет, что в боль­шой ме­ре имен­но санк­ции да­ли тол­чок раз­ви­тию мно­гих сфер экономики этой стра­ны. Иран­цы этот шанс не упу­сти­ли. По­и­стине мудр Хай­ям: «Не хмурь бро­вей из-за уда­ров ро­ка./ Упав­ший ду­хом­гиб­не­трань­ше­сро­ка».К сло­ву, Ка­зах­стан и Иран од­ни­ми из пер­вых – в ян­ва­ре те­ку­ще­го го­да – под­пи­са­ли до­го­вор об от­кры­тии меж­ду­на­род­но­го­со­об­ще­ни­яАл­ма­ты – Тегеран, прак­ти­че­ски сра­зу по­сле сня­тия меж­ду­на­род­ных санк­ций. А вто­рой кон­сул Ге­не­раль­но­го кон­суль­ства ИРИ в Ал­ма­ты Ма­хмуд Аса­ди на встре­че с жур­на­ли­ста­ми под­черк­нул, что но­вый рейс – это один из ре­зуль­та­тов до­го­во­рен­но­стей глав двух го­су­дарств. Так же, как и Эль­дар, иран­ский биз­нес при­вет­ству­ет от­кры­тие ре­гу­ляр­ных рей­сов, от­ме­чая их удоб­ство, ре­гу­ляр­ность и от­но­си­тель­но неболь­шое вре­мя в пу­ти. Все­это,счи­та­ют­пред­при­ни­ма­те­ли,спо­соб­ству­ет­дол­го­сроч­но­му со­труд­ни­че­ству, раз­ви­тию бо­лее мас­штаб­ных про­ек­тов. Не про­стым тор­го­вым опе­ра­ци­ям, но и ин­ве­сти­ци­ям, со­зда­нию сов­мест­ных предприятий.

– От­кры­тие рей­са из Ал­ма­ты в Тегеран ме­ня очень об­ра­до­ва­ло, по­сколь­ку от­ча­сти это спо­соб­ству­ет на­ше­му сов­мест­но­му биз­не­су, – го­во­рит Эль­дар Яхьев. – Преж­де, ве­дя де­ла с иран­ца­ми, нам при­хо­ди­лось вы­би­рать марш­рут че­рез Азер- бай­джан.Что бы­ло не со­всем удоб­но: в Ба­ку при­хо­дит­ся ждать рей­са на Тегеран не ме­нее 8 ча­сов. К то­му же, это–дру­го­е­го­су­дар­ство,где дру­ги­е­та­мо­жен­ные,на­ло­го­вые пра­ви­ла. И ес­ли пред­при­ни­ма­те­ли ле­та­ют с на­лич­ны­ми день­га­ми (меж­ду­на­род­ные пла­теж­ные си­сте­мы Ира­на по­ка не вос­ста­но­ви­ли пол­но­стью свою ра­бо­ту, хо­тя ло­каль­ные си­сте­мы ра­бо­та­ют), то воз­ни­ка­ют про­бле­мы с их пе­ре­воз­кой че­рез две гра­ни­цы. Хо­тя мне по-преж­не­му при­хо­дит­ся ле­теть с пе­ре­сад­кой в Ал­ма­ты, здесь бо­лее удоб­ная сты­ков­ка, вре­мя ожи­да­ния со­кра­ти­лось. Важ­но и то, что я не пе­ре­се­ка­ю­гра­ни­цутран­зит­но­го­го­су­дар­ства.На­все­м­про­тя­же­нии по­езд­ки на­хо­жусь в сво­ей стране под за­щи­той сво­е­го го­су­дар­ства и не ожи­даю ни­ка­ких неожи­дан­но­стей, как в дру­гой стране при пе­ре­сад­ках. У нас все по­нят­но, удоб­но и глав­ное – без­опас­но. На­де­ем­ся, что со вре­ме­нем меж­ду Ак­тау и Те­ге­ра­ном так­же от­кро­ют пря­мое авиа­со­об­ще­ние.

ВГор­гане, где на­чи­на­ет свой биз­нес Эль­дар, живет боль­шое ко­ли­че­ство ка­за­хов – око­ло 150 се­мей. Этот го­род – по­бра­тим Ак­тау. Боль­шин­ство иран­ских ка­за­хов – по­том­ки бе­жав­ших от го­ло­да 30-х го­дов. Они со­хра­ни­ли род­ной язык, по­это­му здесь для ка­зах­стан­ско­го биз­не­са есть боль­шие пре­иму­ще­ства: не толь­ко род­ня­щая мен­таль­ность, но и язык. И ес­ли бы рей­сы в Иран вы­пол­ня­лись из Ак­тау, то для пред­при­ни­ма­те­лей двух стран это бы­ло бы очень удоб­но, счи­та­ет биз­нес­мен. А весь пе­ре­лет бы за­нял око­ло двух ча­сов. Он вы­брал для ин­ве­сти­ций стро­и­тель­ный биз­нес, по­сколь­ку и в Гор­гане, и в це­лом в Иране боль­шой спрос на до­ступ­ное жи­лье.

–Мы­спарт­не­ро­мре­ши­ли по­стро­итьв­го­ро­де­ти­по­вой, со­все­ми­удоб­ства­ми,мно­го­квар­тир­ный­дом,–по­де­лил­ся он пла­на­ми с жур­на­ли­ста­ми. – У парт­не­ра есть зем­ля, у нас – ин­ве­сти­ции. Мы рас­счи­ты­ва­ем на быст­рую оку­па­е­мость про­ек­та. Ес­ли все по­лу­чит­ся, то рас­смот­рим про­ект стро­и­тель­ства жи­ло­го ком­плек­са. Я уве­рен, что Иран для ка­зах­стан­ско­го биз­не­са – очень пер­спек­ти­вен: по­сле сня­тия санк­ций здесь ощу­ща­ет­ся подъ­ем. С од­ной сто­ро­ны, из-за санк­ций им при­шлось ак­тив­но раз­ви­вать свое внут­рен­нее про­из­вод­ство и они го­то­вы по­став­лять нам свою про­дук­цию. Не толь­ко фи­ни­ки, фи­сташ­ки, но и бы­то­вую хи­мию, га­зо­вые счет­чи­ки,раз­лич­ное обо­ру­до­ва­ние, ков­ры. Их же ин­те­ре­су­ет на­ша про­дук­ция – зер­но, му­ка, сель­хоз­про­дук­ция. В част­но­сти, мя­со. Сей­час они за­во­зят мо­ро­же­ное мя­со из Бра­зи­лии. Но из Ка­зах­ста­на мож­но вез­ти све­жее.Оно бо­лее ка­че­ствен­ное, бо­лее де­ше­вое, а транс­пор­ти­ро­вать лег­че и де­шев­ле.

Эль­дар го­во­рит, что с иран­ца­ми лег­ко ве­сти тор­гов­лю и биз­нес – они чест­ны и прин­ци­пи­аль­ны, на­деж­ны. Они дол­го при­смат­ри­ва­ют­ся, но ра­бо­тать с ни­ми хо­ро­шо: да­же иран­ский эти­кет – та­аруф – пред­по­ла­га­ет доб­ро­же­ла­тель­ность и дру­же­лю­бие. Нра­вит­ся Эль­да­ру и то, как го­су­дар­ство ре­ша­ет во­про­сы без­ра­бо­ти­цы. На­при­мер,есть­гос­пред­при­я­тия, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ют ра­бо­той боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей. Так, го­су­дар­ство раз­ви­ва­ет ков­ро­тка­че­ство.Пер­сид­ские ков­ры зна­ме­ни­ты на весь мир. И здесь сей­час ткут ков­ры для Са­у­дов­ской­Ара­вии,Ев­ро­пы.Го­во­рит,что его парт­нер пред­ла­гал со­здать та­кие же ков­ро­вые це­ха в Ак­тау. Но у нас это сла­бо идет,по­се­то­вал он. Эль­дар мно­го хо­ро­ше­го рас­ска­зал о сво­их иран­ских парт­не­рах и да­же по­зна­ко­мил с ни­ми: они встре­ча­ли его в аэропорту. Но здесь на­ши до­ро­ги разо­шлись: они уеха­ли в Гор­ган, а мы в сто­ли­цу.

ОТ НУ­ЛЯ ДО ИТО­ГА  МГНОВЕНЬЕ ОД­НО

С тра­па мы спу­сти­лись в оде­я­ни­ях, стро­го от­ве­ча­ю­щих дресс-ко­ду стра­ны: де­вуш­ки за­кры­ли ки­сти рук, на­де­ли длин­ные юб­ки или пла­щи,брю­ки­до­щи­ко­ло­ток и на го­ло­вы на­ки­ну­ли ша­ли и плат­ки – их еще на­зы­ва­ют ру­са­ри. Муж­чи­ны так­же по­ста­ра­лись из­бе­жать несо­от­вет­ствия правилам: ни­ка­ких шорт и да­же нос­ки на­де­ли с сан­да­ли­я­ми – ни­ка­ких бо­сых пят и паль­цев.

Не­та­ку­жислож­но­это­ока­за­лось,хо­тя­ко­сын­кисго­лов спол­за­ли, и то­гда ги­ды тре­вож­но про­си­ли их на­ки­нуть. Нас пре­ду­пре­ди­ли сра­зу,что в иран­ской по­ли­ции со­зда­но спе­ци­аль­ное под­раз­де­ле­ние, со­труд­ни­ки ко­то­ро­го обя­за­ны сле­дить за тем, что­бы нор­мы ша­ри­а­та не на­ру­ша­лись.

Впро­чем, в ис­то­рии Ира­на был пе­ри­од, ска­жем так, крайне свет­ско­го го­су­дар­ства – во вре­ме­на ша­ха Ре­за Пехле­ви. Ве­ро­ят­но, по­это­му в про­ти­во­вес «по­ли- ции нра­вов» здесь на­би­ра­ет си­лу дви­же­ние ира­нок про­тив но­ше­ния хи­джа­бов. Эти два про­ти­во­по­лож­ных те­че­ния ска­за­лись и на внеш­нем ви­де го­ро­жа­нок: мо­ло­дые кра­са­ви­цы на­учи­лись за­креп­лять ша­ли где-то за ма­куш­кой. И из-под ру­са­ри ко­кет­ли­во вы­ры­ва­ют­ся яр­кие чел­ки, ло­ко­ны – вплоть до яр­ко-ма­ли­но­вых, ли­ца с от­лич­ным ма­ки­я­жем. И, как мы за­ме­ти­ли, под пла­ща­ми и ту­ни­ка­ми ира­нок – стиль­ные одеж­ды,кра­си­вые укра­ше­ния–ча­ще­в­се­го­мест­ные, в на­ци­о­наль­ном сти­ле. В Те­ге­ране го­во­рят, что сте­пень свободы жен­щин на­рас­та­ет по ме­ре сколь­же­ния с их го­лов ша­лей, ру­са­ри, хи­джа­бов. Кра­си­вые мо­ло­дые де­вуш­ки, сти­ли­зо­вав­шие тра­ди­ци­он­ны­еис­лам­ские­одеж­ды к со­вре­мен­ной мо­де. Но нор­мы ша­ри­а­та при этом со­блю­де­ны.

Да­мы по­стар­ше – бо­лее стро­ги. В рай­оне ме­че­тей мож­но уви­деть жен­щин не толь­ко в хи­джа­бах, но и в чер­ной чад­ре, за­кры­ва­ю­щей их до са­мых пят. Что объ­яс­ни­мо: вой­ти в ме­четь, в свя­щен­ный храм, мож­но, со­блю­дая ре­ли­ги­оз­ные тре­бо­ва­ния. По­это­му всем, кто пе­ре­сту­па­ет по­рог хра­ма, в спе­ци­аль­ном по­ме­ще­нии вы­да­дут­чад­ру.По­лу­чи­ли­та­кие оде­я­ния и мы при по­се­ще­нии Цен­траль­ной ме­че­ти.

Гу­ляя по Те­ге­ра­ну, труд­но бы­ло най­ти что-то стро­го од­но­знач­ное: за­ко­сте­не­лые ми­фы о стране, под­пи­ты­ва­е­мые ми­ро­вой прес­сой, ру­ши­лись один за дру­гим, а ха­рак­те­ри­сти­ки ХХI бы­ли на каж­дом ша­гу. В ки­ос­ках мож­но бы­ло встре­тить жур­на­лы с по­лу­об­на­жен­ны­ми де­вуш­ка­ми. В вит­ри­нах ма­га­зи­нов на­по­каз бы­ли вы­став­ле­ны рос­кош­ные, до­ро­го укра­шен­ные и рас­ши­тые зо­ло­том, с глу­бо­ки­ми де­коль­те пла­тья, ко­то­ры­е­кто-то­же­по­ку­па­е­ти­но­сит! Каж­дый про­хо­жий был с со­то­вым те­ле­фо­ном. И на каж­дом уг­лу – порт­ре­ты и граф­фи­ти с изоб­ра­же­ни­ем лиц. Ме­че­ти с мно­го­чис­лен­ны­ми ве­ру­ю­щи­ми: ис­лам в стране–нетоль­ко­ос­но­ва­ду­хов­но­сти,но­иг­о­су­дар­ствен­но­го устрой­ства. Ав­то­мо­би­ли во­дят и муж­чи­ны, и жен­щи­ны. А муж­чи­ны – с пла­сты­ря­ми­на­но­су:оченьм­но­гие иран­ские муж­чи­ны хо­тят быть кра­си­вы­ми и де­ла­ют­пла­сти­ку­но­са.Но­вобще­ствен­ном транс­пор­те чет­кое раз­де­ле­ние: од­на по­ло­ви­на за­ня­та толь­ко муж­чи­на­ми, вто­рая – жен­щи­на­ми. В боль­шин­стве­ка­фе­о­фи­ци­ан- ты – муж­чи­ны. Но жен­щи­ны неси­дят­по­до­мам:мыв­стре­ча­ли их за при­лав­ка­ми, в го­сти­ни­це,в му­зе­ях,в ре­сто­ра­нах. Так что по­и­стине ве­чен Хай­ям: «Дер­жит ча­шу ру­ка, а дру­гая – Ко­ран:/ То мо­люсь до упа­ду,то до смер­ти пьян». С ма­лень­кой кор­рек­ти­ров­кой: по­эту– из­вест­но­му лю­би­те­лю ви­на бы­ло бы сей­час непро­сто – спирт­ное в Иране под за­пре­том. Это хо­рам.

За­то дру­гая стро­ка из ру­баи Хай­я­ма «От ну­ля до ито­га – мгновенье од­но» в пол­ной ме­ре ха­рак­те­ри­зу­ет си­ту­а­цию в стране. В эпо­ху дей­ствия санк­ций,ка­за­лось, Иран за­мер в раз­ви­тии. Но точ­нее бы­ло бы ска­зать, что стра­на по­шла по дру­гой, от­лич­ной­от­г­ло­баль­ной,вет­ви раз­ви­тия. И итог это­го раз­ви­тия был ви­ден на каж­дом ша­гу. От­ме­на же санк­ций, ду­маю, поз­во­лит двум вет­вям раз­ви­тия со­еди­нить­ся, при­дав зна­чи­тель­ный им­пуль­с­эко­но­ми­кест­ра­ны.Это оче­вид­но по тем меж­ду­на­род­ным про­ек­там, ко­то­рые уже озву­чи­ва­ют­ся. По за­яв­ле­ни­ям,зву­ча­щи­ми­наЗа­па­де и на Во­сто­ке, по ви­зи­там и ди­пло­ма­ти­че­ской ак­тив­но­сти. Ду­маю, что при этом от­ме­на санк­ций не от­ме­нит ту са­мо­быт­ность, ко­то­рая про­яв­ля­ет­ся в ар­хи­тек­ту­ре, на­ци­о­наль­ной куль­ту­ре, мен­таль­но­сти. И, по­жа­луй, это хо­ро­шо. Пу­те­ше­ствуя по раз­лич­ным стра­нам, мы по­сто­ян­но ви­дим дав­ле­ние гло­баль­но­го – ухо­дит са­мо­быт­ность стран. А здесь она пре­ва­ли­ру­ет.Здесь­в­се­мест­ное – су­ве­ни­ры, одеж­да, до­маш­няя утварь, укра­ше­ния, бы­то­вая хи­мия,сель­хоз­про­дук­ция–зна­ме­ни­тые фи­ни­ки и фи­сташ­ки в том чис­ле.

Здесь очень ин­те­рес­ная, са­мо­быт­ная ар­хи­тек­ту­ра. На­при­мер, те­ле­ви­зи­он­ная Баш­ня Бор­дже Ми­лад (с пер­сид­ско­го – «Рож­де­ние»). Это са­мое вы­со­кое зда­ние в Иране — 435 мет­ров. Она – ше­стая по вы­со­те в ми­ре. Баш­ня рас­по­ло­же­на на хол­ме, чем на­по­ми­на­ет Ал­ма­ты, и с нее от­кры­ва­ет­ся пре­крас­ный­вид­наТе­ге­ран.От­крыть стра­ну­по­мо­жетНа­ци­о­наль­ный му­зей, где хра­нят­ся ар­хео­ло­ги­че­ские на­ход­ки до­ис­лам­ско­го Ира­на, а так­же му­зей Ис­ла­ма.

Мно­гое по­ве­да­ет об ис­то­рии стра­ны экс­кур­сия по шах­ско­му Двор­цу Го­ле­стан («Сад роз). С 1894 го­да здесь рас­по­ло­жен Ху­до­же­ствен­ный му­зей с уни­каль­ной кол­лек­ци­ей про­из­ве­де­ний из­вест­ных иран­ских ху­дож­ни­ко­ви­гра­фи­ко­в­двух­преды­ду­щих­ве­ков.Очень­по­зна­ва­тель­но по­се­ще­ние двор­ца по­след­не­го ша­ха Ира­на –Ре­за Пехле­ви,от­ку­да он от­пра­вил­ся с се­мьей в из­гна­ние по­сле Ис­лам­ской ре­во­лю­ции 1979 го­да. Экс­кур­сия по это­му двор­цу да­ет от­вет на­во­прос,по­че­му­при­ви­ва­е­мый во­пре­ки ве­ко­вым тра­ди­ци­ям на­ро­да ра­ди­каль­но свет­ский об­раз жиз­ни при­вел к столь рез­ко­му из­ме­не­нию в устрой­стве стра­ны.

Де­ло­вым лю­дям бу­дет ин­те­рес­на го­род­ская, точ­нее… при­ба­зар­ная бир­жа,ко­то­рая рас­по­ло­жи­лась на сту­пе­нях ба­за­ра.Здесьи­дет­за­кон­ная, ле­галь­на­я­тор­гов­ля­ва­лю­той. Все устро­е­но про­сто: один про­да­вец вы­кри­ки­ва­ет но­ми­нал тор­гу­е­мой ва­лю­ты, а лю­ди из тол­пы – здесь бы­ли толь­ко муж­чи­ны–на­зы­ва­ют свою це­ну.

Вхо­дуз­десь­ри­а­лы.Имен­но их да­дут ту­ри­сту за его дол­ла­ры. По­лу­чит­ся со­лид­ная сум­ма: за свои сто дол­ла­ров я вы­ру­чи­ла 4 млн 490 ты­сяч ри­а­лов. Но спу­сти­ла я их стре­ми­тель­но: от­лич­ные иран­ские фи­сташ­ки неде­ше­вы – за ки­ло­грамм я от­да­ла 720 ты­сяч. На ба­за­рах мож­но тор­го­вать­ся. Но на­до пом­нить, что в хо­ду здесь и ту­ма­ны. Де­неж­ная еди­ни­ца, рав­ная 10 ри­а­лам. Есть риск за­пу­тать­ся ту­ри­сту, по­сколь­ку сра­зу от­ли­чать од­ни ку­пю­ры от дру­гих слож­но, все над­пи­си на фар­си. Что ка­са­ет­ся пла­теж­ной си­сте­мы, то бан­ко­ма­ты тут на каж­дом ша­гу. Но си­сте­мы ло­каль­ные. Так что на­лич­ные здесь бо­лее умест­ны, чем меж­ду­на­род­ные пла­сти­ко­вые кар­точ­ки. Это со­зда­ет неко­то­рые неудоб­ства как для ту­ри­стов, так и для про­дав­цов. У од­них есть же­ла­ние ку­пить, у дру­гих про­дать. Но без на­лич­ных опе­ра­ция невоз­мож­на. По­ка невоз­мож­на: иран­цы ждут ско­ро­го воз­вра­ще­ния меж­ду­на­род­ных пла­теж­ных си­стем.

Су­дя по все­му, борь­ба за Иран – стра­ну с огром­ны­ми воз­мож­но­стя­ми – сей­час раз­го­рит­ся с но­вой си­лой. Для биз­не­са, для пред­при­ни­ма­те­лей стра­на от­кры­ва­ет­ся и го­то­ва к со­труд­ни­че­ству. Как рас­ска­зал нам при встре­че Мо­хам­мад Мир­заи,иран­ский уче­ный,пред­при­ни­ма­тель из FARASABZ Com, воз­мож­но­сти для парт­нер­ства огром­ные. Тем бо­лее что иран­цы, на­хо­дясь в изо­ля­ции, раз­ви­ва­ли и свою на­у­ку, и свое про­из­вод­ство, и свои тех­но­ло­ги, опи­ра­ясь пре­иму­ще­ствен­но на свои при­род­ные бо­гат­ства. А по­то­му здесь по­чти все на­ту­раль­ное: еда, одеж­да, строй­ма­те­ри­а­лы и да­же бы­то­вая хи­мия. Так что и им есть чем по­де­лить­ся с ми­ром.

Так, Мо­хам­мад Мир­заи – со­зда­тель и вла­де­лец ря­да па­тен­тов­на­фор­мулы­тех­но­ло­гии для про­из­вод­ства хи­ми­че­ской­про­дук­ции.Вчаст­но­сти мо­ю­щих средств, со­здан­ных на ос­но­ве на­ту­раль­ных ком­по­нен­тов.По его па­тен­там на­ла­же­но про­из­вод­ство не толь­ко в Иране, но и в Па­ки­стане, Аф­га­ни­стане, Ка­зах­стане. Од­но из них – в Шым­кен­те. Это ли­ней­ка кос­ме­ти­че­ских и мо­ю­щих средств под об­щим брен­дом Light. Дру­гое про­из­вод­ство раз­ви­ва­ет­ся в Тал­ды­кор­гане. Как го­во­рит уче­ный, эти про­дук­ты бу­дут вы­пус­кать­ся под брен­дом FOLORA в бли­жай­шем бу­ду­щем ком­па­ни­ей AMANAT-KAZYNA. Сей­час он по­мо­га­ет на­ла­жи­вать про­из­вод­ство, ве­дет кур­сы для ка­зах­стан­ских со­труд­ни­ков.

Мо­хам­мад Мир­заи ча­сто ле­та­ет в Ка­зах­стан. И он при­вет­ству­ет от­кры­тие но­во­го рей­са. Преж­де в Ал­ма­ты был толь­ко один рейс иран­ской ком­па­нии в неде­лю. Те­перь со­об­ще­ние меж­ду стра­на­ми ста­ло ре­гу­ляр­ным, и это, уве­рен пред­при­ни­ма­тель, свя­жет на­ши стра­ны проч­ны­ми уза­ми друж­бы и биз­не­са.

Алев­ти­на ДОНСКИХ, спе­ци­аль­но для «Де­ло­во­го Ка­зах­ста­на» Фо­то ав­то­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Kazakhstan

© PressReader. All rights reserved.