Ис­ла­мArt при­бы­ва­ет из Лон­до­на

Delovoy Kazakhstan - - Dk-гостиная - Ва­дим КРАВЦОВ

Име­ет ли мно­го­ве­ко­вая ис­лам­ская тра­ди­ция точ­ки со­при­кос­но­ве­ния с contemporary art, или, про­ще го­во­ря, с ак­ту­аль­ным со­вре­мен­ным ис­кус­ством? Утвер­ди­тель­ный от­вет на этот во­прос да­ет пе­ре­движ­ная вы­став­ка Jameele Prize 4 (JP4), ор­га­ни­зо­ван­ная бри­тан­ским Му­зе­ем Вик­то­рии и Аль­бер­та (V&A) из Лон­до­на. С 28 ок­тяб­ря по 7 ян­ва­ря 2018 го­да вы­став­ку JP4 мож­но бу­дет уви­деть в Ал­ма­ты, в Го­су­дар­ствен­ном му­зее ис­кусств им. Касте­е­ва. Свои ра­бо­ты пред­ста­вят ху­дож­ни­ки из Тур­ции, Егип­та, Ира­на, Бра­зи­лии, Па­ки­ста­на и дру­гих стран.

ГМИим. Касте­е­ва по­се­ти­ла Лин­да Ллойд Джонс, ру­ко­во­ди­тель де­пар­та­мен­та вы­ста­вок V&A. Она от­ве­ти­ла на во­про­сы на­ше­го кор­ре­спон­ден­та.

– V&A, круп­ней­шее в ми­ре со­бра­ние де­ко­ра­тив­но­го ис­кус­ства, го­то­вит вы­став­ку в ГМИ им.Касте­е­ва. Что бу­дет в со­ста­ве ва­шей экс­по­зи­ции?

– JP4 это вы­став­ка фи­на­ли­стов меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са ху­дож­ни­ков со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, чье твор­че­ство вдох­нов­ле­но ис­лам­ской тра­ди­ци­ей. Jameele Prize про­во­дит­ся раз в два го­да, уже в те­че­ние 8 лет. В этом го­ду бы­ло 283 но­ми­нан­та из мно­гих стран ми­ра, 11 ху­дож­ни­ков по­па­ли в спи­сок фи­на­ли­стов. Каж­дый из них пред­ста­вил по несколь­ку сво­их про­из­ве­де­ний. В ито­ге на вы­став­ку по­па­ло око­ло 35 очень раз­ных ра­бот. Есть ви­део­арт, ке­ра­ми­ка, гра­фи­ка, ин­стал­ля­ции и мно­гое дру­гое.

Ав­то­ры – не обя­за­тель­но прак­ти­ку­ю­щие му­суль­мане. Они мо­гут при­над­ле­жать к лю­бой ре­ли­гии, но ис­точ­ни­ком их вдох­но­ве­ния ста­но­вит­ся ка­кой-то эле­мент ис­лам­ской тра­ди­ции. Сна­ча­ла экс­по­зи­ция по­ка­зы­ва­ет­ся в V&A, а за­тем от­прав­ля­ет­ся в меж­ду­на­род­ное турне. Та­ким об­ра­зом, участ­ни­ки по­лу­ча­ют меж­ду­на­род­ное при­зна­ние, а их ра­бо­ты по­па­да­ют в кол­лек­цию V&A. Вы­став­ка уже по­бы­ва­ла во мно­гих стра­нах. В Ал­ма­ты она при­е­дет из Юж­ной Ко­реи. До недав­не­го вре­ме­ни па­тро­ном Jameele Prize бы­ла не­дав­но ушед­шая За­ха Ха­дид, вы­да­ю­щий­ся ар­хи­тек­тор с ми­ро­вым име­нем.

Назва­ние про­ек­та обя­за­но се­мье Джа­ми­лей, ме­це­на­там и кол­лек­ци­о­не­рам из Са­у­дов­ской Ара­вии, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ют мно­го­чис­лен­ные куль­тур­ные ини­ци­а­ти­вы по все­му ми­ру. Они уже дав­но ста­ли ме­це­на­та­ми V&A и яв­ля­ют­ся спон­со­ра­ми про­ек­та Jameele Prize. Этот про­ект поз­во­ля­ет по­пол­нять кол­лек­цию V&A про­из­ве­де­ни­я­ми ин­те­рес­ных со­вре­мен­ных ав­то­ров.

– Как воз­ник­ла идея по­слать вы­став­ку JP4 в Ал­ма­ты?

– Каж­дая из по­доб­ных вы­ста­вок обя­за­тель­но от­прав­ля­ет­ся в меж­ду­на­род­ное турне. В дан­ный мо­мент 15 вы­ста­вок V&A про­хо­дят в раз­ных стра­нах. Та­кой на­сы­щен­ной про­грам­мы меж­ду­на­род­ных ту­ров нет ни у ка­ко­го дру­го­го му­зея. Дол­гое вре­мя, на­чи­ная с 90-х го­дов, V&A ра­бо­та­ет с Россией. На пост­со­вет­ском про­стран­стве, кро­ме Рос­сии, на­ши вы­став­ки по­бы­ва­ли в Эсто­нии и Бе­ла­ру­си. Ка­зах­стан так­же дав­но был в на­ших пла­нах. Для нас есте­ствен­но рас­ши­рять со­труд­ни­че­ство и с дру­ги­ми стра­на­ми, на­хо­дя­щи­ми­ся в этом ре­ги­оне.

На­ша вы­став­ка в му­зее им. Касте­е­ва ста­ла во мно­гом воз­мож­на бла­го­да­ря его ини­ци­а­тив­но­му ди­рек­то­ру Гуль­ми­ре Ша­ла­ба­е­вой, ко­то­рая от­кры­та по­доб­ным про­ек­там. На­де­юсь, что в бу­ду­щем их бу­дет боль­ше. Му­зей им. Касте­е­ва и V&A оди­на­ко­во за­ин­те­ре­со­ва­ны в при­вле­че­нии мо­ло­дых по­се­ти­те­лей. Мы по­ни­ма­ем, что у мо­ло­де­жи есть ин­те­рес к со­вре­мен­но­му ис­кус­ству, и ста­ра­ем­ся его удо­вле­тво­рять.

– Есть ли в ва­шем му­зее экс­по­на­ты из Цен­траль­ной Азии? Ин­те­рес­на ли эта те­ма V&A?

– Мы име­ем огром­ную кол­лек­цию ази­ат­ско­го ис­кус­ства. Из стран Цен­траль­ной Азии луч­ше все­го пред­став­лен Ти­бет, осо­бен­но в ча­сти тек­сти­ля. – А ис­кус­ство стран пост­со­вет­ско­го про­стран­ства?

– В V&A хо­ро­шо по­ка­за­но ис­кус­ство на­ро­дов Рос­сии до­ре­во­лю­ци­он­но­го пе­ри­о­да. Мно­гие из на­ших экс­по­на­тов это ве­щи, ра­нее при­над­ле­жав­шие рус­ской им­пе­ра­тор­ской се­мье. Кол­лек­ции V&A фор­ми­ру­ют­ся не по эт­ни­че­ско­му или ре­ги­о­наль­но­му прин­ци­пу, а по­па­да­ют в раз­ные те­ма­ти­че­ские раз­де­лы. К при­ме­ру, рус­ский им­пе­ра­тор­ский фар­фор при­сут­ству­ет в кол­лек­ции фар­фо­ра. Необ­хо­ди­мо пом­нить, что V&A – не му­зей эт­но­гра­фии или со­ци­аль­ной ис­то­рии. V&A это, преж­де все­го, му­зей ис­кус­ства ди­зай­на. К нам по­па­да­ют пред­ме­ты и экс­по­на­ты с точ­ки зре­ния ин­но­ва­ций в этом на­прав­ле­нии. К при­ме­ру, му­зей со­би­ра­ет ли­стов­ки, пла­ка­ты с про­тестных ме­ро­при­я­тий пе­ри­о­да рас­па­да СССР,ко­то­рые про­дол­жа­ют по­сту­пать к нам и се­го­дня.

– Как к вам по­па­да­ют пред­ме­ты ак­ту­аль­но­го ис­кус­ства?

– В кол­лек­ции V&A уже на­хо­дит­ся бо­лее 2,5 млн пред­ме­тов. Про­цесс при­об­ре­те­ния но­вых экс­по­на­тов слож­но ор­га­ни­зо­ван и идет мед­лен­но. Ис­хо­дя из неко­то­рых кри­те­ри­ев, од­ним от­де­лам про­из­ве­де­ния со­вре­мен­ных ав­то­ров при­об­ре­тать лег­че, а дру­гим слож­нее. Ра­бо­ты, вы­пол­нен­ные на бу­ма­ге при­об­ре­тать ку­да про­ще, чем объ­ем­ные экс­по­на­ты, за­ни­ма­ю­щие боль­шое про­стран­ство. Так от­дел мо­ды и ди­зай­на одеж­ды по­сто­ян­но про­во­дит за­куп­ки но­вых ра­бот. В лю­бом слу­чае все это про­хо­дит че­рез при­ня­тый стан­дарт­ный про­цесс за­се­да­ний экс­перт­ных ко­ми­те­тов, про­хо­дя­щих в те­че­ние мно­гих ме­ся­цев. Зна­чи­тель­но уско­рить этот про­цесс поз­во­ля­ет спе­ци­аль­ная про­грам­ма под на­зва­ни­ем «Кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние быст­ро­го ре­а­ги­ро­ва­ния»,бла­го­да­ря ко­то­рой быст­ро при­об­ре­та­ют­ся не очень до­ро­гие экс­по­на­ты.

– До­ста­точ­но ли у ва­ше­го му­зея средств на за­куп­ки но­вых про­из­ве­де­ний?

– V&A му­зей го­су­дар­ствен­ный и фи­нан­си­ру­ет­ся го­су­дар­ством, но … Еще 30 лет на­зад го­су­дар­ствен­ное фи­нан­си­ро­ва­ние бы­ло сто­про­цент­ным. Сей­час го­су­дар­ство стре­мит­ся к сни­же­нию фи­нан­си­ро­ва­ния му­зеев. V&A да­ли яс­но по­нять, что вы­ста­воч­ная де­я­тель­ность и стро­и­тель­ные ини­ци­а­ти­вы по его рас­ши­ре­нию бо­лее не бу­дут фи­нан­си­ро­вать­ся го­су­дар­ством, что му­зей сам дол­жен ис­кать день­ги на эту де­я­тель­ность.

Сей­час на­ши вы­став­ки фи­нан­си­ру­ют­ся кор­по­ра­тив­ны­ми спон­со­ра­ми, ка­кой-то до­ход по­сту­па­ет от про­да­жи би­ле­тов. V&A ра­бо­та­ет с раз­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми спон­со­ров. Есть част­ные, ин­ди­ви­ду­аль­ные спон­со­ры, есть и кор­по­ра­тив­ные спон­со­ры, у ко­то­рых со­всем дру­гие ин­те­ре­сы. Под­держ­ка му­зеев в Ве­ли­ко­бри­та­нии яв­ля­ет­ся ча­стью мар­ке­тин­га кор­по­ра­ций и со­от­вет­ству­ет их кор­по­ра­тив­ным за­да­чам по про­дви­же­нию сво­их ком­па­ний. Сей­час бо­лее 50% средств V&A за­ра­ба­ты­ва­ет са­мо­сто­я­тель­но, бла­го­да­ря раз­ным ис­точ­ни­кам.

– Вы­став­ка JP4 – ра­зо­вая ак­ция или вы пла­ни­ру­е­те ка­кие-то дру­гие про­ек­ты с ГМИ им. Касте­е­ва?

– Нам бу­дет ин­те­рес­но, как прой­дет пер­вый про­ект. Мы рас­смат­ри­ва­ем этот кон­такт, как на­ча­ло дол­го­сроч­ных от­но­ше­ний. Все луч­шие сто­ро­ны в ка­ком-ли­бо со­труд­ни­че­стве на­чи­на­ют про­яв­лять­ся толь­ко в дли­тель­ном вза­и­мо­дей­ствии. По­это­му мы за­ин­те­ре­со­ва­ны,что­бы на­ше со­труд­ни­че­ство бы­ло дол­го­сроч­ным.

– Ка­ко­вы ва­ши впе­чат­ле­ния от му­зея им. Касте­е­ва?

– Со­труд­ни­ки всех му­зеев ми­ра, преж­де все­го, кол­ле­ги и все­гда лег­ко на­хо­дят об­щий язык. У нас бы­ло очень ма­ло вре­ме­ни для зна­ком­ства с ва­шим му­зе­ем, но мы уви­де­ли со­бра­ние боль­шо­го те­ма­ти­че­ско­го охва­та, вклю­ча­ю­щее в се­бя и кол­лек­цию за­пад­но-ев­ро­пей­ско­го ис­кус­ства. Есте­ствен­но, боль­шой ак­цент сде­лан на ка­зах­ском ис­кус­стве, где ме­ня осо­бен­но впе­чат­ли­ли ков­ры.

Newspapers in Russian

Newspapers from Kazakhstan

© PressReader. All rights reserved.