Вме­сте с Бать­кой в пек­ло?

Не­смот­ря на то что в рам­ках Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за объ­е­мы вза­им­ной тор­гов­ли меж­ду стра­на­ми-участ­ни­ца­ми долж­ны бы­ли вы­рас­ти вслед­ствие от­кры­то­сти гра­ниц, на­ли­цо об­рат­ный про­цесс. По­след­ние дан­ные ста­ти­сти­ки де­мон­стри­ру­ют, что по ито­гам 2015 го­да

Journal: The Real Business of Kazakhstan - - Слово Издателя - Аскар Му­ми­нов

ИМПОРТ ИЗ БЕЛАРУСИ УПАЛ С $879 МЛН В 2014 ГО­ДУ ДО $524,7 МЛН В 2015 ГО­ДУ.

Под­ко­сил сла­бый рубль

По­ли­то­лог, на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та эко­но­ми­ки РАН Алек­сандр Ка­ра­ва­ев под­черк­нул, что про­бле­ма па­де­ния то­ва­ро­обо­ро­та Ка­зах­ста­на с Бе­ла­русью из той же се­рии, что и с Рос­си­ей, с ко­то­рой он упал по­чти на 30%. По его сло­вам, глав­ная при­чи­на в том, что па­де­ние цен на сы­рье и ме­тал­лы уси­ли­лось де­валь­ва­ци­ей рос­сий­ско­го руб­ля. То­ва­ры из РФ ста­ли бо­лее вы­год­ной аль­тер­на­тив­ной. «К се­ре­дине 2015 го­да сла­бый рубль се­рьез­но уда­рил не толь­ко по по­зи­ци­ям экс­пор­те­ров из Беларуси и Ка­зах­ста­на, но и по по­зи­ци­ям мест­ных то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей уже на сво­их на­ци­о­наль­ных рын­ках. Аста­на и Минск по­да­ва­ли сиг­на­лы о воз­мож­но­сти фак­ти­че­ско­го от­ка­за от прин­ци­па сво­бод­но­го дви­же­ния то­ва­ров внут­ри ЕАЭС для за­щи­ты се­бя от рез­ко по­де­ше­вев­ше­го рос­сий­ско­го им­пор­та. Ес­ли бы это про­изо­шло, то са­мо функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ЕАЭС как сво­бод­но­го про­стран­ства для дви­же­ния то­ва­ров, услуг бы­ло бы по­став­ле­но под во­прос», — за­ме­тил экс­перт.

По его сло­вам, в прин­ци­пе тор­гов­ля внут­ри ЕАЭС бо­лее ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­на в плане раз­но­об­ра­зия то­ва­ров, про­из­ве­ден­ных мест­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми. Ре­ги­о­наль­ные пост­со­вет­ские брен­ды бо­лее зна­ко­мы по­ку­па­те­лям стран со­ю­за, неже­ли за­ру­беж­ным. В этом смыс­ле тор­го­вые от­но­ше­ния внут­ри ЕАЭС или да­же в фор­ма­те СНГ — это цен­ный ба­гаж, от ко­то­ро­го мож­но от­ка­зать­ся лишь по по­ли­ти­че­ским при­чи­нам, и то, ви­ди­мо, вре­мен­но. «По­это­му для Ка­зах­ста­на от­но­ше­ния с Бе­ла­русью и Укра­и­ной до­ста­точ­но важ­ны, хо­тя и не пер­во­сте­пен­ны, как от­но­ше­ния с ЕС, Ки­та­ем и Рос­си­ей. Вме­сте с

тем па­де­ние цен на раз­лич­ное сы­рье и ме­тал­лы так­же вли­я­ет и на до­хо­ды участ­ни­ков ин­те­гра­ции, и на об­щий то­ва­ро­обо­рот внут­ри со­ю­за, хо­тя это вли­я­ние в мень­шей сте­пе­ни па­губ­но, чем по­след­ствия па­де­ния цен бо­лее объ­ем­ных по­ста­вок на внеш­ние рын­ки», — ска­зал Алек­сандр Ка­ра­ва­ев.

Ар­се­ний Си­виц­кий, ди­рек­тор Цен­тра стра­те­ги­че­ских и внеш­не­по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний из Мин­ска, счи­та­ет, что глав­ная при­чи­на та­ко­го рез­ко­го про­се­да­ния — это си­стем­ный кри­зис, с ко­то­рым стал­ки­ва­ют­ся эко­но­ми­ки го­су­дарств, вхо­дя­щих в ЕАЭС, что, в свою оче­редь, под­ры­ва­ет евразий­ские ин­те­гра­ци­он­ные про­цес­сы. Не­смот­ря на пе­ре­ход к бо­лее глу­бо­кой фа­зе эко­но­ми­че­ской ин­те­гра­ции, пер­вые ее ито­ги ока­за­лись весь­ма скром­ны­ми. «Бу­дучи кон­гло­ме­ра­том пре­иму­ще­ствен­но сы­рье­вых, за­ви­си­мых от внеш­них рын­ков и тех­но­ло­ги­че­ски неса­мо­сто­я­тель­ных эко­но­мик, ЕАЭС в усло­ви­ях внеш­не­эко­но­ми­че­ских и гео­по­ли­ти­че­ских шо­ков за­тре­щал по швам», — убеж­ден экс­перт.

По его сло­вам, стре­мясь обес­пе­чить по­ло­жи­тель­ное саль­до пла­теж­но­го ба­лан­са при сни­же­нии цен и спро­са на внеш­них рын­ках, пра­ви­тель­ства стран — участ­ниц ЕАЭС за­пу­сти­ли спи­раль де­валь­ва­ции на­ци­о­наль­ных ва­лют, а так­же вза­им­ных огра­ни­че­ний на внут­рен­них рын­ках. «К сло­ву, на се­го­дняш­ний день в ЕАЭС со­хра­ня­ет­ся око­ло 450 раз­лич­ных изъ­я­тий и огра­ни­че­ний во вза­им­ной тор­гов­ле.

«Так что по фак­ту со­юз еще да­лек от ре­аль­ной ре­а­ли­за­ции прин­ци­па че­ты­рех сво­бод. В то же вре­мя в осво­бо­див­шу­ю­ся ры­ноч­ную ни­шу сра­зу же при­хо­дят бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­ные ино­стран­ные про­из­во­ди­те­ли. Так, на­при­мер, бе­ло­рус­ская ма­ши­но­стро­и­тель­ная про­дук­ция «им­пор­то­за­ме­ща­ет­ся» в Рос­сии в ос­нов­ном япон­ски­ми про­из­во­ди­те­ля­ми. К со­жа­ле­нию, по дан­ной ло­ги­ке дей­ству­ют Ка­зах­стан и Беларусь, что непо­сред­ствен­но ска­зы­ва­ет­ся на сни­же­нии то­ва­ро­обо­ро­та меж­ду на­ши­ми стра­на­ми», — от­ме­ча­ет спи­кер.

Дра­ма­ти­че­ское па­де­ние

Ана­ли­тик ин­ве­сти­ци­он­ной ком­па­нии «Фи­нам» Ти­мур Ниг­ма­тул­лин под­черк­нул, что внеш­не­тор­го­вый обо­рот Ка­зах­ста­на с Бе­ло­рус­си­ей сни­зил­ся на 37,8% до $520 млн, что при­мер­но со­от­вет­ству­ет ди­на­ми­ке со­во­куп­но­го то­ва­ро­обо­ро­та Ка­зах­ста­на со все­ми стра­на­ми, ко­то­рый за год со­кра­тил­ся на 37,1% до $75,9 млрд. «Чуть бо­лее за­мет­ное сни­же­ние тор­гов­ли с Бе­ло­рус­си­ей объ­яс­ня­ет­ся тем, что тор­го­вые от­но­ше­ния Аста­ны и Мин­ска прак­ти­че­ски не раз­ви­ты, — счи­та­ет экс­перт. — На эту стра­ну при­хо­дит­ся ста­биль­но лишь око­ло 0,7% в струк­ту­ре внеш­не­тор­го­во­го обо­ро­та Ка­зах­ста­на, то есть его лег­ко из­ме­нить как в боль­шую, так и мень­шую сто­ро­ну».

Не­за­ви­си­мый бе­ло­рус­ский эко­но­мист Алек­сандр Син­ке­вич под­черк­нул, что по­чти дву­крат­ное па­де­ние то­ва­ро­обо­ро­та меж­ду Ка­зах­ста­ном и Бе­ла­русью яв­ля­ет­ся след­стви- ем дра­ма­ти­че­ско­го ухуд­ше­ния эко­но­ми­че­ско­го со­сто­я­ния обе­их стран, вы­зван­но­го, в свою оче­редь, па­де­ни­ем ми­ро­вой конъ­юнк­ту­ры и за­мед­ле­ни­ем эко­но­ми­ки клю­че­вых иг­ро­ков на евразий­ском про­стран­стве — Рос­сии, Ки­тая и Ев­ро­со­ю­за. Гон­ка де­валь­ва­ций долж­на бы­ла поз­во­лить со­хра­нить па­ри­тет по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти стран евразий­ско­го про­стран­ства, од­на­ко непо­сред­ствен­ным эф­фек­том для Беларуси и Ка­зах­ста­на ста­ло ухуд­ше­ние це­но­вой при­вле­ка­тель­но­сти им­порт­ных то­ва­ров, а так­же по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти на­се­ле­ния и биз­не­са в ча­сти им­пор­та. Кур­сы и бе­ло­рус­ско­го руб­ля, и тен­ге к дол­ла­ру упа­ли за год по­чти вдвое — и в та­кой же про­пор­ции рух­нул вза­им­ный то­ва­ро­обо­рот.

«На эти про­цес­сы факт со­зда­ния ЕАЭС по­вли­ял ми­ни­маль­но, по­сколь­ку дан­ный со­юз по­ка не в со­сто­я­нии ко­ор­ди­ни­ро­вать ва­лют­ную по­ли­ти­ку, по­до­рвав­шую внут­рен­ний обо­рот то­ва­ров и услуг. Ана­ло­гич­но рос­сий­ско-за­пад­ные санк­ции, а так­же ад­ми­ни­стра­тив­ные ба­рье­ры для тран­зи­та в Ка­зах­стан лишь незна­чи­тель­но по­вли­я­ли на па­де­ние бе­ло­рус­ско-ка­зах­стан­ской тор­гов­ли. Ес­ли бы у бе­ло­рус­ско­го и казахстанского биз­не­са бы­ло до­ста­точ­но фи­нан­со­вых ре­сур­сов для на­деж­ных вза­и­мо­рас­че­тов, они бы су­ме­ли най­ти са­мые раз­но­об­раз­ные спо­со­бы об­хо­да ад­ми­ни­стра­тив­ных пре­пон, что уже не раз слу­ча­лось. Тем не ме­нее по­ка что глав­ный ре­зуль­тат рос­сий­ско­го про­тек­ци­о­низ­ма — оче­ред­ная вол­на разо­ча­ро­ва­ния биз­не­са и

на­се­ле­ния в эф­фек­тив­но­сти евразий­ской ин­те­гра­ции, фор­ми­ро­ва­ние нега­тив­но­го ими­джа это­го про­ек­та в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве Беларуси и Ка­зах­ста­на», — ска­зал Алек­сандр Син­ке­вич.

Глав­ное — как по­счи­та­ют

Ка­зах­стан­ский по­ли­тик Ай­кын Ко­ну­ров за­ме­тил, что ес­ли по­смот­реть на обес­це­ни­ва­ние бе­ло­рус­ско­го руб­ля и тен­ге, ко­то­рое в сред­нем со­ста­ви­ло по­ряд­ка 80%, то при пе­ре­во­де дол­ла­ро­вых сумм в на­ц­ва­лю­ты по­лу­чит­ся да­же рост объ­е­мов. «Мне ка­жет­ся, что внут­ри стран ЕАЭС нуж­но ста­ти­сти­ку при­во­дить в на­ци­о­наль­ных ва­лю­тах стра­ну­част­ниц, по­то­му что из-за их обес­це­ни­ва­ния про­ис­хо­дит ис­ка­же­ние по­ка­за­те­лей в дол­ла­рах.

Ожи­да­е­мо, что в усло­ви­ях кри­зи­са сни­жа­ет­ся по­треб­ле­ние внут­ри ЕАЭС, что от­ра­жа­ет­ся на всех участ­ни­ках. Так­же вли­я­ние на ин­те­гра­ци­он­ные про­цес­сы ока­зы­ва­ет уча­стие Ка­зах­ста­на в ВТО, ко­гда сни­же­ние та­мо­жен­ных ста­вок на про­дук­цию об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти со­зда­ло се­рьез­ную кон­ку­рен­цию по­став­кам из Беларуси. За­яв­ля­ет о се­бе ГПИИР, ко­гда сбо­роч­ные про­из­вод­ства трак­то­ров, сель­хоз­тех­ни­ки и гру­зо­ви­ков из той же Беларуси или Ки­тая вли­я­ют на их импорт. Беларусь смог­ла су­ще­ствен­но мо­дер­ни­зи­ро­вать свои НПЗ. Она успеш­но тор­гу­ет вы­со­ко­ка­че­ствен­ны­ми ГСМ по ми­ру. Внут­рен­нее по­треб­ле­ние со­став­ля­ет 6-7 млн тонн, на экс­порт ухо­ди­ло 22-23 млн тонн. Ду­маю, что кри­зис и сни­же­ние цен на нефть кос­вен­но уда­ри­ли и по Беларуси, ведь сей­час сни­жа­ют­ся гру­зо­пе­ре­воз­ки. Ду­маю, это и вы­ну­ди­ло Минск сни­зить за­куп­ки неф­ти в Ка­зах­стане. То же ка­са­ет­ся и ме­тал­лов. Воз­мож­но, най­де­ны бо­лее вы­год­ные по­став­щи­ки из тре­тьих стран», — ска­зал по­ли­тик.

Ра­но по­сы­пать го­ло­ву пеп­лом

Алек­сандр Ка­ра­ва­ев счи­та­ет, что, ско­рее все­го, в 2016 го­ду па­де­ние то­ва­ро­обо­ро­та бу­дет се­рьез­ным нега­тив­ным фак­то­ром, но мо­жет быть оста­нов­ле­но ря­дом мер. Один из спо­со­бов — га­ран­тии вза­им­ных ка­пи­та­ло­вло­же­ний внут­ри ЕАЭС. «При со­зда­нии со­ю­за бы­то­ва­ло мне­ние, что стра­ны-участ­ни­ки вос­поль­зу­ют­ся рын­ка­ми друг дру­га, в том чис­ле для со­зда­ния сов­мест­ных про­из­водств, про­из­во­дя­щих то­ва­ры и услу­ги на экс­порт за пре­де­лы Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за. Та­ким об­ра­зом уве­ли­чи­вал­ся бы при­ток ва­лю­ты», — за­ме­тил экс­перт.

По­ми­мо это­го он счи­та­ет, что те­перь од­на из немно­гих воз­мож­но­стей со­хра­нить внут­рен­нюю тор­гов­лю — ор­га­ни­зо­вать до­ступ к гос­за­куп­кам друг дру­га. «Но здесь есть объ­ек­тив­ная опас­ность недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции ли­бо мо­но­по­лиз­ма в ка­кой-ли­бо сфе­ре. По­это­му необ­хо­ди­мы спе­ци­аль­ные ме­ры ор­га­ни­за­ции по­доб­но­го до­сту­па, что­бы, до­пу­стим, ком­па­ния из Ка­зах­ста­на по­лу­чи­ла га­ран­ти­ро­ван­ный до­ступ на рос­сий­ский или бе­ло­рус­ский ры­нок», — ска­зал г-н Ка­ра­ва­ев.

В свою оче­редь Алек­сандр Син­ке­вич на­звал по­тен­ци­ал бе­ло­рус­ско-казахстанского парт­нер­ства весь­ма вы­со­ким вви­ду прак­ти­че­ски непе­ре­се­ка­ю­ще­го­ся на­бо­ра клю­че­вых от­рас­лей обе­их стран. «Ка­зах­стан спо­со­бен пред­ло­жить Беларуси раз­но­об­раз­ные сы­рье­вые то­ва­ры, а Минск Астане — ре­зуль­та­ты ра­бо­ты сво­е­го пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го сек­то­ра, а так­же транс­фер ин­ду­стри­аль­ных и ин­но­ва­ци­он­ных тех­но­ло­гий на ка­зах­стан­скую пло­щад­ку в рам­ках объ­яв­лен­ной по­ли­ти­ки ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ции», — ска­зал он.

Кро­ме то­го, спи­кер на­по­ми­на­ет, что Ка­зах­стан и Беларусь — важ­ней­шие ло­ги­сти­че­ские участ­ки Но­во­го шел­ко­во­го пу­ти из Ки­тая в Ев­ро­пу. По­это­му по­вест­ка дву­сто­рон­не­го со­труд­ни­че­ства чрез­вы­чай­но ши­ро­ка, но для ее эф­фек­тив­ной ре­а­ли­за­ции неиз­беж­но по­тре­бу­ет­ся во­вле­че­ние в этот про­цесс Рос­сии, не толь­ко как тран­зит­ной тер­ри­то­рии, но и как важ­ней­ше­го ин­ве­сти­ци­он­но­го и тор­го­во­го парт­не­ра». Имен­но в этом во­про­се ЕАЭС мог бы при­не­сти прак­ти­че­скую поль­зу, од­на­ко это­му ме­ша­ет рас­тя­ну­тость дан­но­го про­ек­та во вре­ме­ни: за­пуск его на пол­ную си­лу, вклю­чая еди­ный энер­ге­ти­че­ский ры­нок, за­пла­ни­ро­ван лишь на 2025 год», — под­черк­нул он.

По сло­вам Ай­кы­на Ко­ну­ро­ва, еще ра­но де­лать неуте­ши­тель­ные про­гно­зы, ос­но­вы­ва­ясь на ито­гах 2015 го­да. По­ли­тик ска­зал, что сни­же­ние по­ка­за­те­лей на фоне ми­ро­во­го кри­зи­са про­дол­жит­ся, но тра­ге­дии в этом нет.

«По­нят­но, что в си­лу гео­гра­фи­че­ской от­да­лен­но­сти Минск не смо­жет тор­го­вать про­дук­та­ми с Ка­зах­ста­ном, как он это де­ла­ет с за­пад­ной ча­стью Рос­сии, но на­уч­ные раз­ра­бот­ки, мя­со КРС, мо­лоч­ный по­ро­шок и про­дук­цию ма­ши­но­стро­е­ния, да­же хо­тя бы для круп­но­уз­ло­вой сбор­ки, мы бу­дем по­ку­пать. По­сле обес­це­ни­ва­ния тен­ге по­ку­пать это все за дол­ла­ры до­ро­го­ва­то. В от­вет Беларусь го­то­ва по­ку­пать на­ши кор­ма, пше­ни­цу, рис, мас­лич­ные, бах­че­вые», — за­клю­чил г-н Ко­ну­ров.

ОБЪЕМ КАЗАХСТАНСКОГО ЭКСПОРТА В БЕЛАРУСЬ УПАЛ С $87,4 МЛН В 2014 ГО­ДУ ДО $51,6 МЛН В 2015 ГО­ДУ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Kazakhstan

© PressReader. All rights reserved.