Ал­ма­гуль Мен­ли­ба­е­ва

Journal: The Real Business of Kazakhstan - - Слово Издателя -

— в опре­де­лен­ном смыс­ле уче­ни­ца и по­сле­до­ва­тель­ни­ца Сер­гея Мас­ло­ва. Так же, как и он, она сто­ит у ис­то­ков казахстанского contemporary art, ко­то­рое в Ка­зах­стане об­ра­зо­вы­ва­ет­ся од­но­вре­мен­но с под­ня­ти­ем же­лез­но­го за­на­ве­са. В на­ши дни Ал­ма­гуль Мен­ли­ба­е­ва — из­вест­ная, ес­ли не ска­зать куль­то­вая фи­гу­ра оте­че­ствен­но­го со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. То ко­ли­че­ство экс­пе­ри­мен­тов — яр­кие пер­фор­ман­сы, шо­ки­ру­ю­щие ак­ции, непо­вто­ри­мые ин­стал­ля­ции, ко­то­рые она со­зда­ет в по­ис­ках но­вых форм и смыс­лов, вы­зы­ва­ет ес­ли не вос­хи­ще­ние, то ува­же­ние.

Как бы ни на­зы­ва­ла она са­ма свои дис­кур­сы — «панк­ро­ман­ти­че­ский ша­ма­низм», «ар­ха­и­че­ский ата­визм», яс­но од­но: глав­ное в ее твор­че­стве — по­иск се­бя и об­ре­те­ние сво­бо­ды. Жаж­да сво­бо­ды. По­это­му и на­зва­ние ее ра­бо­ты «Жен­щи­на-огонь» да­ле­ко не слу­чай­ное. И впе­чат­ля­ю­щие раз­ме­ры, и под­черк­ну­тая бру­таль­ность хол­ста, роль ко­то­ро­го здесь вы­пол­нил джу­то­вый ме­шок, на­ро­чи­тая об­щая неза­вер­шен­ность. И, кста­ти, та­кая же длин­ная вос­хи­ти­тель­ная шея, как у Джо­кон­ды Мас­ло­ва, и та­кое же ино­пла­нет­ное ли­цо. Пре­крас­ное и немыс­ли­мое.

Ал­ма­гуль Мен­ли­ба­е­ва «Жен­щи­на-огонь», 2002. 140 x 104

Newspapers in Russian

Newspapers from Kazakhstan

© PressReader. All rights reserved.