Жем­чу­жи­на кап-д’ай

RUS Monaco - - НЕДВИЖИМОСТЬ -

Мыс Кап-д’ай (Cap-d’ail), рас­по­ло­жен­ный на Фран­цуз­ской Ривьере, на гра­ни­це с Монако, ме­нее из­ве­стен, чем его зна­ме­ни­тые со­се­ди – мыс Сен-жан-кап-фер­ра (Saint-jean-cap-ferrat) и мыс Ан­тиб (Cap d’antibes). Од­на­ко дан­ный факт при­да­ет лишь до­пол­ни­тель­ное си­я­ние это­му, без пре­уве­ли­че­ния, брил­ли­ан­ту Ла­зур­но­го бе­ре­га. Здесь, сре­ди диких скал, о ко­то­рые бьют­ся вол­ны би­рю­зо­во­го мо­ря, сре­ди чу­дес­ных са­дов, от­ку­да от­кры­ва­ют­ся уди­ви­тель­ные ви­ды на окру­жа­ю­щие пей­за­жи и где сре­ди­зем­но­мор­ские сос­ны со­сед­ству­ют бок о бок с аро­мат­ны­ми эв­ка­лип­та­ми, ха­о­тич­но рас­ки­да­ны ве­ли­ко­леп­ные вил­лы, неко­гда со­став­ляв­шие ис­то­рию рус­ской аристократии и до сих пор хра­ня­щие тайны сво­их хо­зя­ев. Од­на из них – Villa Marizzina.

НЕДА­ЛЕ­КО ОТ ВИЛ­ЛЫ MARIZZINA ЕСТЬ ПЛЯЖ ПОД НА­ЗВА­НИ­ЕМ MALA, ПРИЗНАННЫЙ МНО­ГИ­МИ ОД­НИМ ИЗ КРА­СИ­ВЕЙ­ШИХ НА ПО­БЕ­РЕ­ЖЬЕ. НЕ­КО­ТО­РЫЕ ИС­ТОЧ­НИ­КИ ПИ­ШУТ, ЧТО ОН БЫЛ НА­ЗВАН В ЧЕСТЬ МАТИЛЬДЫ КШЕСИНСКОЙ. MALA – ИМЕН­НО ТАК ЗВУ­ЧА­ЛО ЕЕ ИМЯ НА ФРАН­ЦУЗ­СКОМ ЯЗЫ­КЕ В УМЕНЬШИТЕЛЬНО-ЛАСКАТЕЛЬНОМ ВА­РИ­АН­ТЕ.

Она по­яви­лась здесь в 1901 го­ду, ко­гда мыс Кап-д’ай еще но­сил свое ста­рое на­зва­ние La Turbie-sur-mer. Гра­фи­ня де Мор­ла, род­ствен­ни­ца цар­ской се­мьи, вы­стро­и­ла здесь ве­ли­ко­леп­ный трех­этаж­ный особ­няк, ко­то­рый на­зва­ла в свою честь. Дом этот об­ла­дал по­ис­ти­не ма­ги­че­ской при­тя­га­тель­но­стью. По ве­че­рам, си­дя в рос­кош­ном са­ду или на тер­ра­се второго эта­жа с бо­ка­лом луч­ше­го фран­цуз­ско­го или ита­льян­ско­го ви­на, мож­но бы­ло на­сла­ждать­ся ве­ли­ко­леп­ны­ми за­ка­та­ми Ла­зур­но­го бе­ре­га, неспеш­но об­суж­дать по­след­ние но­во­сти дво­ра и про­сто бол­тать о пу­стя­ках, гля­дя вдаль на про­хо­дя­щие ми­мо ко­раб­ли. За пре­де­ла­ми вил­лы мож­но бы­ло устро­ить се­бе ве­ли­ко­леп­ную про­гул­ку вдоль мо­ря, прой­дя по жи­во­пис­но­му пу­ти от пля­жа Mala до пля­жа Marquet. Кап-д’ай, на­зва­ние ко­то­ро­го в пе­ре­во­де озна­ча­ет «чес­ноч­ный мыс», при­тя­ги­вал к се­бе знат­ных особ еще и по­то­му, что имел очень вы­год­ное ме­сто­по­ло­же­ние. Он на­хо­дил­ся меж­ду дву­мя из­люб­лен­ны­ми ме­ста­ми рус­ской ин­тел­ли­ген­ции – Мон­те­кар­ло и Ниц­цей, где силь­ные ми­ра се­го лю­би­ли по­се­щать те­ат­раль­ные пре­мье­ры, луч­шие фран­цуз­ские ре­сто­ра­ны и раз­вле­кать­ся в ка­зи­но, ино­гда остав­ляя там бас­но­слов­ные сум­мы в на­деж­де пой­мать уда­чу за хвост. Имен­но по­это­му на­ли­чие соб­ствен­но­го жи­лья или его арен­да на Кап-д’ай счи­та­лись осо­бен­ным ши­ком, ко­то­рый мог­ли поз­во­лить се­бе лишь ис­клю­чи­тель­ные лич­но­сти. Сре­ди них бы­ла и Ма­тиль­да Кше­син­ская – де­вуш­ка, с чьим име­нем свя­за­на ис­то­рия вил­лы Marizzina.

Newspapers in Russian

Newspapers from Monaco

© PressReader. All rights reserved.