«ЗДЕСЬ НЕЛЬ­ЗЯ ГО­ВО­РИТЬ «НЕТ»

Стю­ар­дес­са бизнес­авиа­ции – о неа­фи­ши­ру­е­мых сто­ро­нах сво­ей про­фес­сии

AiF Altay - - ГРАНИ ЖИЗНИ - За­пи­са­ла На­та­лья КОЖИНА

Елене Ва­си­лье­вой (имя из­ме­не­но по прось­бе на­шей ге­ро­и­ни) 37 лет, 12 из них она ра­бо­та­ет стю­ар­дес­сой. На­чи­на­ла с граж­дан­ской авиа­ции, но спу­стя ка­кое-то вре­мя пе­ре­шла в бизнес-сег­мент. На бор­ту част­ных са­мо­лё­тов Еле­на ле­та­ет со звёз­да­ми, биз­не­сме­на­ми и силь­ны­ми ми­ра се­го. Она раз­ли­ва­ет им Chateau Petrus сто­и­мо­стью 300 тыс. руб. за бу­тыл­ку, улы­ба­ет­ся и сер­ви­ру­ет стол по выс­ше­му раз­ря­ду. О та­кой на пер­вый взгляд непыль­ной ра­бо­те меч­та­ют мно­гие сим­па­тич­ные де­вуш­ки. Но Еле­на уве­ря­ет, что в её де­ле недо­ста­точ­но ми­лень­ко­го ли­чи­ка, нуж­ны ещё сталь­ные нер­вы и от­мен­ное здо­ро­вье. Что­бы стать стю­ар­дес­сой, недо­ста­точ­но быть про­сто кра­си­вой, нуж­ны ещё сталь­ные нер­вы и от­мен­ное здо­ро­вье. во всех кух­нях, един­ствен­ное, с чем мне ещё не при­хо­ди­лось ра­бо­тать, – ко­шер­ные про­дук­ты. Кро­ме то­го, я че­ты­ре ра­за про­хо­ди­ла кур­сы со­ме­лье, по­сколь­ку зна­ния в этой об­ла­сти необ­хо­ди­мо по­сто­ян­но об­нов­лять. Так­же окон­чи­ла ме­ди­цин­ские кур­сы. По од­ним си­ним гу­бам или по­крас­не­ни­ям я мо­гу по­нять, что с пас­са­жи­ром не так.

Я при­хо­жу на борт са­мо­лё­та как ми­ни­мум за 3 ча­са до вы­ле­та. По­сле рей­са мне тре­бу­ет­ся столь­ко же вре­ме­ни на убор­ку. Для на­ве­де­ния по­ряд­ка есть це­лый ар­се­нал раз­ных чи­стя­щих средств. И да­ле­ко не каж­дое из них под­хо­дит к то­му или ино­му по­кры­тию. Не дай бог вы­мыть вещь с зо­ло­тым на­пы­ле­ни­ем чем-то не тем. Но­вень­кие де­воч­ки счи­та­ют, что их ждёт без­об­лач­ная жизнь, пе­ре­лё­ты с од­но­го ку­рор­та на дру­гой. Но на са­мом де­ле это тяжёлая ра­бо­та на но­гах.

Борт­про­вод­ни­цы в бизнес-авиа­ции за­ра­ба­ты­ва­ют от 2,5 до 5 тыс. ев­ро или долл. в ме­сяц. Неко­то­рые де­воч­ки по­лу­ча­ют зар­пла­ту в руб­лях. Всё за­ви­сит от то­го, где ба­зи­ру­ет­ся ком­па­ния, на ко­то­рую вы ра­бо­та­е­те. Зар­пла­ты вы­со­кие, но в на­шей сфе­ре не лю­бят оформ­лять на ра­бо­ту официально. Так­же не­ред­ко встре­ча­ют­ся ис­то­рии, ко­гда де­вуш­ка ра­бо­та­ет ме­сяц на ка­кую-ни­будь ком­па­нию, ду­ма­ет, что её взя­ли, а ей вдруг заявляют: «Про­сти­те, вы нам не под­хо­ди­те». При этом её оклад ухо­дит дру­гой борт­про­вод­ни­це.

Ра­бо­тать в этой про­фес­сии мож­но до тех пор, по­ка твой ор­га­низм поз­во­ля­ет. На­при­мер, в немец­кой Lufthansa ле­та­ют жен­щи­ны 40-50 лет. Са­мые рас­про­стра­нён­ные за­бо­ле­ва­ния, ко­то­ры­ми страдают борт­про­вод­ни­цы, – за­быв­чи­вость (нехватка кис­ло­ро­да да­ёт о се­бе знать), бес­пло­дие, он­ко­за­бо­ле­ва­ния жен­ских ор­га­нов, псо­ри­аз и ва­ри­коз. У ме­ня все но­ги от ко­лен и ни­же си­ние, на них страш­но смот­реть.

Ор­га­низм по­сто­ян­но ис­пы­ты­ва­ет ко­лос­саль­ные пе­ре­груз­ки. Ес­ли в обыч­ной авиа­ции ты си­дишь, по­ка са­мо­лёт не вый­дет в го­ри­зон­таль­ное по­ло­же­ние и ко­ман­дир не от­клю­чит спе­ци­аль­ный зву­ко­вой сиг­нал, то здесь ино­гда при­хо­дит­ся вста­вать в мо­мент, ко­гда на­би­ра­ем вы­со­ту. А как ина­че, ес­ли у те­бя на бор­ту 6 че­ло­век, а ле­теть все­го 55 ми­нут? Нуж­но всё успеть, каж­дая се­кун­да до­ро­га.

Без­опас­ность в на­шем де­ле пре­вы­ше все­го. Не­дав­но на од­ном из рей­сов пассажир по­про­сил на­лить ему ви­на, ко­гда до взлё­та оста­ва­лось все­го 4 ми­ну­ты. Есте­ствен­но, вре­ме­ни не хва­та­ло, что­бы я мог­ла по­ка­зать ему все име­ю­щи­е­ся ва­ри­ан­ты, открыть бу­тыл­ки, дать про­де­гу­сти­ро­вать. Но я не ска­за­ла ему «нет» – это в на­шей про­фес­сии недо­пу­сти­мо. Я объ­яс­ни­ла си­ту­а­цию: «Про­сти­те, мне да­ют 4 ми­ну­ты до вы­ле­та, мо­жет быть, мы сде­ла­ем это по­сле?». Че­ло­век с по­ни­ма­ни­ем от­нёс­ся к си­ту­а­ции.

Ко­неч­но, есть и те, кто мо­жет ска­зать: «На­ли­вай, ме­ня не вол­ну­ет». То­гда я про­шу пи­ло­тов чуть по­тя­нуть вре­мя, бук­валь­но 5 ми­нут – с ни­ми все­гда мож­но до­го­во­рить­ся об этом. Но та­кие си­ту­а­ции встре­ча­ют­ся крайне ред­ко.

Лю­ди, ко­то­рые мо­гут поз­во­лить се­бе до­ро­гие по­лё­ты, в ос­нов­ном ве­дут се­бя до­стой­но.

БОРТПРОВОДНИЦА БИЗНЕС­АВИА­ЦИИ РАС­СКА­ЗА­ЛА «АИФ» О РА­БО­ТЕ С ВИП­КЛИ­ЕН­ТА­МИ И НЕОБЫЧНЫХ НАВЫКАХ, КО­ТО­РЫЕ ОНА ПО­ЛУ­ЧИ­ЛА БЛА­ГО­ДА­РЯ ПРО­ФЕС­СИИ.

На­халь­ные брат­ки из 90-х дав­но оста­лись в про­шлом.

Мне неслож­но по­сто­ян­но быть веж­ли­вой и улы­бать­ся. Я к это­му уже при­вык­ла. Но, ви­ди­мо, из-за то­го, что на рей­се я всё-та­ки на­тя­ну­та, как стру­на, до­ма ино­гда сры­ва­юсь, на­чи­наю кри­чать по по­во­ду и без. Ви­ди­мо, пе­ре­из­бы­ток чувств вы­хо­дит на­ру­жу. К сча­стью, у ме­ня спо­кой­ный муж, ко­то­рый от­но­сит­ся к это­му с по­ни­ма­ни­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.