БОЛЬ­ШАЯ БЕ­ДА ОЗЕ­РА БОЛЬ­ШО­ГО

По­че­му для се­ла Ле­бя­жье ока­за­лась нераз­ре­ши­мой за­да­ча о «тру­бе из бассейна»?

AiF Altay - - ПРОБЛЕМА - Еле­на ЧЕ­ХО­ВА

Ко­неч­но, не на дру­же­ское чае­пи­тие, а для то­го, что­бы пред­ста­ви­тель прес­сы убе­дил­ся, что бе­да озе­ра не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко мас­со­вой ги­бе­лью рыбы.

– Рань­ше мы всё вы­ра­щи­ва­ли на сво­ём ого­ро­де, – вспо­ми­на­ет со­бе­сед­ник. – Бла­го пло­щадь поз­во­ля­ла – всё-та­ки 22 сот­ки. Да ещё 17 со­ток бы­ло у ме­ня под кре­стьян­ское хо­зяй­ство. Раз­во­ди­ли раз­ную жив­ность – коз, кро­ли­ков. Те­перь здесь раз­ве что кро­ко­ди­ло­вую фер­му устра­и­вать... от­ве­ча­ют, де­лая упор на то, ка­кой боль­шой объ­ём ра­бот был про­ве­дён при очист­ке Боль­шо­го. Из пись­ма за­мгла­вы ад­ми­ни­стра­ции Бар­на­у­ла по го­род­ско­му хо­зяй­ству Алек­сандра АЛЕК­СЕ­ЕН­КО: «Фи­нан­си­ро­ва­ние осу­ществ­ля­лось за счёт средств, предо­став­лен­ных в ви­де суб­вен­ций из фе­де­раль­но­го бюджета. Ра­бо­ты вы­пол­не­ны под­ряд­ной ор­га­ни­за­ци­ей в со­от­вет­ствии с тех­ни­че­ским за­да­ни­ем». Что же та­кое сде­ла­ли с озе­ром, осва­и­вая вы­ше­ука­зан­ные миллионы? Из пись­ма быв­ше­го на­чаль­ни­ка кра­е­во­го ГУ, а ныне ми­ни­стра при­род­ных ресурсов и экологии Вла­ди­ми­ра ПОПРЯДУХИНА: «При углуб­ле­нии озе­ра со дна из­вле­че­но 94,6 ты­ся­чи ку­би­че­ских мет­ров грун­та. Пло­щадь рас­чист­ки со­ста­ви­ла 8,2 га, сред­няя глу­би­на озе­ра уве­ли­чи­лась с 0,7 до 1,7 мет­ра».

Ка­за­лось бы, кра­со­та: углу­би­ли, уве­ли­чи­ли, уда­ли­ли с бе­ре­гов ку­стар­ни­ки и за­рос­ли трост­ни­ка (с кор­ня­ми!). Что не так?

– Чи­стить озе­ро нуж­но бы­ло ак­ку­рат­но, а не с по­мо­щью зем­сна­ря­дов. Гру­бым вме­ша­тель­ством на­ру­ши­ли всю эко­си­сте­му, – счи­та­ет Ни­ко­лай Самок, агроном по об­ра­зо­ва­нию, за­щи­тив­ший в своё вре­мя в сель­хоз­а­ка­де­мии дис­сер­та­цию на тему осво­е­ния за­ку­ста­рен­ных и за­коч­ка­рен­ных зе­мель обь-ир­тыш­ской пой­мы. – Вы­дра­ли ку­стар­ни­ки, и бе­ре­га, ко­то­рые скреп­ля­ли кор­ни рас­те­ний, ста­ли раз­мы­вать­ся. Углу­би­ли дно, и от­кры­ли под­вод­ные род­ни­ки. А са­мое глав­ное, что слив­ное со­ору­же­ние, как ока­за­лось, да­же не преду­смат­ри­ва­лось де­лать по про­ек­ту!

В ре­зуль­та­те во­да в озе­ро при­бы­ва­ла, а вы­хо­да не на­хо­ди­ла, и в кон­це концов ча­ша во­до­ё­ма пе­ре­пол­ни­лась. Си­ту­а­ция с под­топ­ле­ни­я­ми в Ле­бя­жьем во­об­ще-то из­вест­на. И вла­сти, и со­от­вет­ству­ю­щие служ­бы пы­та­ют­ся что-то де­лать. На­при­мер, во вре­мя на­вод­не­ния вес­ной 2014 го­да ор­га­ни­зо­ва­ли от­кач­ку во­ды из озе­ра, а ле­том то­го же го­да – от­сып­ку бе­ре­го­вой ли­нии, для че­го за­вез­ли аж 300 Ка­мАЗов грун­та. Од­на­ко лю­ди пред­по­ла­га­ют, а при­ро­да рас­по­ла­га­ет: все «бла­гие» уси­лия при­но­сят пря­мо про­ти­во­по­лож­ный эф­фект. Сде­ла­ли у озе­ра на­сыпь – про­изо­шло по­вы­ше­ние уров­ня грун­то­вых вод, и при­бреж­ные ули­цы се­ла «по­плы­ли» той же осе­нью. При­зна­вая от­кач­ку неэф­фек­тив­ным ме­то­дом борь­бы с из­лиш­ней во­дой, глав­ный по бар­на­уль­ско­му ком­му­наль­но­му хо­зяй­ству гос­по­дин Алек­се­ен­ко по­со­ве­то­вал жи­те­лям Ле­бяж­ки са­мо­сто­я­тель­но за­ни­мать­ся гид­ро­изо­ля­ци­ей сво­их жи­лищ и «осу­ществ­лять от­сып­ку сво­их зе­мель­ных участ­ков».

– Я под­счи­тал, что для та­кой от­сып­ки нуж­но за­вез­ти око­ло 10 ты­сяч ку­бов грун­та, это сто­ит по­ряд­ка 5 мил­ли­о­нов руб­лей! – воз­му­ща­ет­ся Ни­ко­лай Самок. – Опять пы­та­ют­ся за­лезть в наш кар­ман, ре­шать про­бле­му уто­па­ю­щих за счёт са­мих уто­па­ю­щих.

Раз­де­ля­ет него­до­ва­ние од­но­сель­ча­ни­на и Ири­на ЗАЛОГИНА. «По­че­му я долж­на пла­тить за зем­лю, ко­то­рой не поль­зу­юсь? – спра­ши­ва­ет жен­щи­на, вос­пи­ты­ва­ю­щая сы­на-ин­ва­ли­да I груп­пы. – Ого­род мы не са­жа­ем, ско­ти­на на­ша – в во­де, дом – в во­де». Её при­уса­деб­ный уча­сток, так­же, как и участ­ки бли­жай­ших

МА­ТЕ­РИ­АЛ «ЧЕМ ТАК ДУРНО ПАХ­НЕТ?», ОПУБЛИКОВАННЫЙ В №18 «АИФ­АЛТАЙ» (ОТ 3 МАЯ), ПО­ЛУ­ЧИЛ НЕОЖИДАННОЕ ПРО­ДОЛ­ЖЕ­НИЕ. В РЕ­ДАК­ЦИЮ ПРИ­Е­ХАЛ НАШ ЧИ­ТА­ТЕЛЬ, ЖИ­ТЕЛЬ СЕ­ЛА ЛЕ­БЯ­ЖЬЕ НИ­КО­ЛАЙ САМОК, И ПРИ­ГЛА­СИЛ ЖУРНАЛИСТА В ГО­СТИ.

со­се­дей по ули­це Цен­траль­ной, круг­ло­го­дич­но то­пят сто­ко­вые во­ды из озе­ра, иду­щие из ста­рой си­сте­мы во­до­от­ве­де­ния. Для озе­ра этот «ка­нал» – как иголь­ное уш­ко, но для хо­зя­ев за­тап­ли­ва­е­мых до­мо­вла­де­ний – это боль­шая бе­да и при­та­ив­ша­я­ся бак­те­рио­ло­ги­че­ская «бом­ба». Ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые про­ве­ли спе­ци­а­ли­сты Цен­тра неза­ви­си­мой про­фес­си­о­наль­ной экс­пер­ти­зы «Алтай-Экс­перт», по­ка­за­ли, что в озе­ро по­па­да­ют фе­каль­ные массы и сточ­ные во­ды из пе­ре­пол­нен­ных ко­лод­цев ка­на­ли­за­ци­он­ной стан­ции.

Ущерб от озе­ра, рас­тре­во­жен­но­го нера­зум­ным вме­ша­тель­ством, за­клю­ча­ет­ся не толь­ко в руб­лях ма­те­ри­аль­ных по­терь, но и в бо­ли че­ло­ве­че­ских тра­ге­дий. Та­кую, на­при­мер, сей­час пе­ре­жи­ва­ет Ев­ге­ний Гу­ба­рен­ко. Ор­га­ны опе­ки от­ка­зы­ва­ют­ся воз­вра­щать муж­чине его род­ных де­тей, вре­мен­но на­хо­дя­щих­ся в учре­жде­нии соц­за­щи­ты. А при­чи­на от­ка­за – сы­рость, затх­лость в до­ме.

– Я жил сре­ди пес­ков и кам­ней, знаю це­ну во­де, и на­ше озе­ро ни в чём не ви­ню, – го­во­рит Ни­ко­лай Ива­но­вич Самок. – Оно не боль­шое бо­ло­то, а пре­крас­ное тво­ре­ние при­ро­ды. Но сей­час оно уми­ра­ет. И нам всем, кто жи­вёт на его бе­ре­гах, кто вло­жил­ся в эту зем­лю, на­до бо­роть­ся за его возрождение.

ЖИЗНЬ У ОЗЕ­РА МОГ­ЛА БЫТЬ РАЕМ, А СТА­ЛА ИСПЫТАНИЕМ.

Та­кая вот ле­бя­жин­ская «Ве­не­ция»: во­да вме­сто до­рог, ого­ро­дов и по­ли­сад­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.