ЧЕ­ЛО­ВЕК НА СВО­ЁМ МЕ­СТЕ

В за­по­вед­ных ме­стах ту­ри­сту необ­хо­ди­мо со­блю­дать осто­рож­ность

AiF Altay - - СУДЬБА - Людмила ЕРМОЛИНА

сил, рас­по­ло­жен­ную в ли­тов­ском го­ро­де Ка­у­нас. Там про­дол­жил прыж­ки с па­ра­шю­том. А осва­и­вать при­шлось спе­ци­аль­ность свя­зи­ста. При рас­пре­де­ле­нии кур­сан­тов спра­ши­ва­ли, где они хо­тят про­дол­жить служ­бу? К то­му вре­ме­ни уже семь лет шла вой­на в Аф­га­ни­стане. 30 вы­пуск­ни­ков учеб­ки изъ­яви­ли же­ла­ние от­пра­вить­ся в эту да­лё­кую стра­ну.

– Мы бы­ли мо­ло­дые, го­ря­чие, би­ли се­бя в грудь. Я счи­тал се­бя не ху­же дру­гих, то­же на­пи­сал за­яв­ле­ние. Был жёст­кий от­бор по ре­зуль­та­там учё­бы, здо­ро­вью. Ото­бра­ли толь­ко пя­те­рых. Так я ока­зал­ся в Аф­га­ни­стане. взво­да. Че­рез два дня по­сле это­го нас раз­де­ли­ли: мы за­ня­ли од­ну вы­сот­ку, 9-я ро­та – дру­гую, на­про­тив. Нуж­но бы­ло дер­жать от­би­тую у про­тив­ни­ка до­ро­гу, охра­нять её во вре­мя про­хож­де­ния на­ших ко­лонн с про­до­воль­стви­ем и во­ору­же­ни­ем.

Душ­ма­ны ре­ши­ли вы­бить 9-ю ро­ту с их вы­со­ты, устро­ив непре­рыв­ную мас­си­ро­ван­ную бом­бёж­ку. Но­чью там всё свер­ка­ло и взры­ва­лось. Мы ви­де­ли это, но ни­чем не мог­ли по­мочь. Мож­но бы­ло бы ата­ко­вать про­тив­ни­ка с вер­то­лё­тов, од­на­ко но­чью их не вы­пу­сти­ли. Я си­дел на ра­ции и слы­шал, как ре­бя­та вы­зы­ва­ли под­мо­гу. К со­жа­ле­нию, ни­кто не смог прий­ти им на по­мощь…

Суб­бо­ти­ну при­шлось при­ни­мать уча­стие не в од­ном та­ком бою. Ра­не­ния уда­лось из­бе­жать, но кон­ту­зия бы­ла. По­ка вос­ста­нав­ли­вал­ся на боль­нич­ной кой­ке, гос­пи­таль под­верг­ся на­па­де­нию и об­стре­лу. Пет­ру по­вез­ло, пу­ли его не за­де­ли. Вер­нул­ся в строй и до­слу­жил свои пол­то­ра го­да в Аф­га­ни­стане без от­пус­ка. Де­мо­би­ли­зо­вал­ся вес­ной 1988 го­да с ме­да­лью «За от­ва­гу» и бла­го­дар­но­стью от аф­ган­ско­го на­ро­да.

– До­ма за­но­во при­вы­кал к ти­шине. Вой­на дол­го не от­пус­ка­ла. Нель­зя за­быть, как на тво­их гла­зах от пуль сна­ря­дов по­ги­ба­ли то­ва­ри­щи, от взры­вов от­ры­ва­лись ру­ки, но­ги. Про­шло столько лет, всё пе­ре­жи­тое пом­нит­ся, ино­гда но­ча­ми снит­ся. раз­ва­ли­вать­ся. Рас­пре­де­ле­ния на ра­бо­ту лес­ни­ком он не до­ждал­ся. В это вре­мя неда­ле­ко от род­но­го се­ла на­ча­ли стро­ить но­вый же­лез­ный ван­то­вый мост че­рез реч­ку Муль­та. Суб­бо­ти­на при­ня­ли на строй­ку мон­таж­ни­ком-вы­сот­ни­ком. Ко­гда мост сда­ли, он пе­ре­шёл ра­бо­тать в сов­хоз. Два го­да в стро­и­тель­ной бри­га­де до­ма воз­во­дил, не остав­ляя мыс­ли о воз­вра­ще­нии к лю­би­мой про­фес­сии лес­ни­ка.

В это вре­мя в Гор­ном Ал­тае ор­га­ни­зо­ва­ли об­шир­ный Ка­тун­ский био­сфер­ный за­по­вед­ник. Один его уча­сток, са­мый до­ступ­ный из труд­но­про­хо­ди­мых та­ёж­ных мест, от­кры­ли в рай­оне Муль­тин­ских озёр. От род­но­го се­ла Суб­бо­ти­на до пер­во­го, Ниж­не­го, озе­ра ки­ло­мет­ров во­сем­на­дцать. Но по та­ёж­но­му без­до­ро­жью про­ехать к нему мож­но толь­ко на мощ­ной «ши­ши­ге» – гру­зо­ви­ке ГАЗ-66. Пётр на­пи­сал за­яв­ле­ние на ра­бо­ту в но­вом за­по­вед­ни­ке и вот уже 25-й год несёт здесь ин­спек­тор­скую служ­бу. Сме­на на кор­доне, рас­по­ло­жен­ном на Сред­нем озе­ре, длит­ся по две неде­ли. В за­по­вед­ни­ке нет элек­три­че­ства, ин­спек­то­ры го­то­вят еду на ко­ст­ре, во­ду чер­па­ют из озе­ра, бань­ку то­пят дро­ва­ми – вот и вся ци­ви­ли­за­ция. Каж­дый день Суб­бо­тин про­хо­дит по го­рам не мень­ше 18 ки­ло­мет­ров, про­ве­ря­ет ту­рист­ские тро­пы, ме­ста сто­я­нок, сле­дит, что­бы по­се­ти­те­ли не вре­ди­ли при­ро­де и не остав­ля­ли по­сле се­бя му­сор.

– Ка­кие труд­но­сти встре­ча­ют­ся в ва­шей ра­бо­те?

– Ко­гда ко­ней дол­го не мо­жешь най­ти. Ма­хоне уже 19 лет, Ор­лик по­мо­ло­же, по­рез­вее. Он хо­ро­шо зна­ет своё имя. Хо­дит в та­буне, клик­нешь: «Ор­лик!». Сра­зу от­кли­ка­ет­ся, под­ни­ма­ет го­ло­ву, ищет ме­ня гла­за­ми. А ес­ли се­рьёз­но, то са­мое труд­ное – вы­но­сить на ру­ках по­стра­дав­ших ту­ри­стов. Кто-то трав­му по­лу­чил, а ко­му-то ста­ло пло­хо с серд­цем.

С каж­дым го­дом ту­ри­стов становится боль­ше. Ко­гда на кор­доне вы­пи­сы­ва­ем им про­пус­ка, то ви­дим, что они при­ез­жа­ют из Моск­вы, Санкт-Пе­тер­бур­га, Но­во­си­бир­ска, Крас­но­яр­ска, Бар­на­у­ла, да­же из Ту­ап­се и дру­гих го­ро­дов. Каж­до­го от­ме­ча­ем в жур­на­ле, а ко­гда вы­хо­дят на­зад, счи­та­ем груп­пы по го­ло­вам, что­бы ни­кто не по­те­рял­ся. За­ме­чаю, что за последние го­ды ту­рист стал бо­лее ор­га­ни­зо­ван­ный и по­нят­ли­вый. Уже не раз­во­дят ко­ст­ры, где по­па­ло, не му­со­рят. Мы бо­лее два­дца­ти лет учим по­се­ти­те­лей со­блю­дать по­ря­док в за­по­вед­ни­ке.

Свою судь­бу Пётр на­шёл в род­ной Муль­те. В 1990 го­ду женился на од­но­сель­чан­ке На­та­лье, с ко­то­рой был зна­ком с дет­ства. Вы­рас­ти­ли с ней двух детей. Дочь Юлия учит­ся на хо­рео­гра­фа в Москве, в уни­вер­си­те­те куль­ту­ры и ис­кус­ства. Сем­на­дца­ти­лет­ний сын Ко­стя ре­шил по­сту­пать в Бар­на­уль­ское учи­ли­ще пер­во­на­чаль­ной лёт­ной под­го­тов­ки, хо­чет стать во­ен­ным. Пётр Да­ни­ло­вич его не от­го­ва­ри­ва­ет. Счи­та­ет, что сей­час про­фес­сия во­ен­но­го ста­ла пре­стиж­ной, зар­пла­та хо­ро­шая и квар­ти­ры да­ют.

До­маш­нее хо­зяй­ство у его се­мьи нема­лое: ко­ро­ва, ло­ша­ди, пти­ца, дру­гая жив­ность. Во дво­ре сто­ит три трак­то­ра, три ав­то­мо­би­ля. За тех­ни­кой при­хо­дит­ся сле­дить, ре­мон­ти­ро­вать её. К то­му же су­пру­ги на­ча­ли за­ни­мать­ся сель­ским ту­риз­мом, при­ни­мать гостей. Ко­гда Пётр уез­жа­ет на кор­дон на две неде­ли, На­та­лья са­ма управ­ля­ет­ся со всем хо­зяй­ством. Как го­во­рит Пётр Да­ни­ло­вич, жизнь у него сей­час спо­кой­ная, на­ла­жен­ная.

– Са­мое ин­те­рес­ное ещё впе­ре­ди. Как дочь за­кон­чит учё­бу и где устро­ит­ся на ра­бо­ту? Ка­кая про­фес­сия бу­дет у сы­на? А там вну­ки пой­дут. Ожи­да­ние при­ят­ных пе­ре­мен – то­же сча­стье.

– Пётр Да­ни­ло­вич, как вы счи­та­е­те, сей­час жизнь тя­жё­лая или жить мож­но?

– Ко­неч­но, мож­но. У нас в де­ревне по­чти у каж­до­го вто­ро­го свой трак­тор. Кто хоть нем­но­го ше­ве­лит­ся, и дом доб­рот­ный, и ино­мар­ка во дво­ре.

ЗАПОВЕДНЫЙ ЛЕС НЕ ЛЮ­БИТ ТОРОПЛИВЫХ.

Ин­спек­то­рам за­по­вед­ни­ка при­хо­дит­ся опе­кать ту­ри­стов, а при ЧП – вы­но­сить и вы­во­зить их на ко­нях и лод­ках.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.