ВНУЧ­КА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

Пли­ту на ме­сте за­хо­ро­не­ния Ефи­ма Ма­мон­то­ва пе­ре­нес­ли, не из­ве­стив его по­том­ков

AiF Altay - - СУДЬБА - Алек­сей КУЛИКОВ Еле­на НИКОЛАЕВА

– ПРИ­ШЛА ПО­ЛО­ЖИТЬ ЦВЕ­ТЫ НА МО­ГИ­ЛУ ДЕ­ДУШ­КИ, А ПЛИ­ТЫ НА ПРИ­ВЫЧ­НОМ МЕ­СТЕ НЕТ…

Пли­та, ко­то­рую ис­ка­ла внуч­ка ле­ген­дар­но­го пред­во­ди­те­ля За­пад­но-Си­бир­ской кре­стьян­ской красной ар­мии Людмила МА­МОН­ТО­ВА-ПЛОТНИКОВА, ока­за­лась по дру­гую сто­ро­ну обе­лис­ка пав­шим бор­цам за со­ци­а­лизм. Реконструкция это­го из­вест­но­го в Бар­нау­ле ме­мо­ри­а­ла на ме­сте брат­ских мо­гил пар­ти­зан-ма­мон­тов­цев, кре­стьян-по­встан­цев и ра­бо­чих-же­лез­но­до­рож­ни­ков ве­лась ны­неш­ней вес­ной. Ви­ди­мо, то­гда и про­изо­шла «ро­ки­ров­ка» па­мят­ных плит.

В жур­на­ле, из­дан­ном ти­ра­жом три ты­ся­чи экземпляров, пред­став­ле­ны про­из­ве­де­ния та­лант­ли­вых ав­то­ров, судь­бы ко­то­рых бы­ли тес­но свя­за­ны с Ал­тай­ским кра­ем: Геор­гия Гре­бен­щи­ко­ва, Вя­че­сла­ва Шиш­ко­ва, Ва­си­лия Шук­ши­на, Ев­ге­ния Гу­щи­на, Геор­гия Его­ро­ва, Ана­то­лия Со­бо­ле­ва, Лео­ни­да Мерз­ли­ки­на, Вла­ди­ми­раБа­шу­но­ва,Ива­наЖ­да­но­ва, Алек­сандра Пеш­ко­ва, Павла Пономарёва и Га­ли­ны Ба­тюк. и ко­вар­ный за­го­вор ВЧК, и убий­ство в пья­ной дра­ке…

– Ба­буш­ка До­ра Афа­на­сьев­на толь­ко и ска­за­ла нам, что за смер­тью её мужа сто­я­ла че­ло­ве­че­ская за­висть, – рас­кры­ва­ет се­мей­ный сек­рет Людмила Сте­па­нов­на.

Че­ло­ве­ку, ко­то­рый за от­ва­гу ещё в Первую ми­ро­вую был на­граж­дён Геор­ги­ев­ски­ми кре­ста­ми 3-й и 4-й сте­пе­ни, ко­то­ро­го в 1919 го­ду ко­ман­ди­ры крас­ных пар­ти­зан все­го Степ­но­го Ал­тая вы­бра­ли сво­им глав­но­ко­ман­ду­ю­щим, и под на­ча­лом ко­то­ро­го кре­стьян­ские вой­ска раз­гро­ми­ли бе­ло­гвар­дей­цев в Пав­ло­да­ре, Се­ми­па­ла­тин­ске, Зме­и­но­гор­ске, и вы­ну­ди­ли уй­ти вра­га из Бар­на­у­ла, за­ви­до­вать мог­ли мно­гие. И быв­шие со­рат­ни­ки по борьбе, и пред­ста­ви­те­ли но­вой со­вет­ской но­мен­кла­ту­ры, по­ни­мав­шие, что для мно­го­ты­сяч­но­го ал­тай­ско­го кре­стьян­ства ис­тин­ный ав­то­ри­тет – му­жик Ма­мон­тов.

– Для ба­буш­ки по­сле ги­бе­ли су­пру­га встал во­прос: как вы­жи­вать?, – рас­ска­зы­ва­ет Людмила Сте­па­нов­на. – Жить было негде, усадь­бу со всем иму­ще­ством спа­ли­ли недру­ги Ма­мон­то­ва. На ру­ках – чет­ве­ро де­тей. Стар­ше­го сына Сте­па­на при­шлось

Под­го­тов­ка спе­ци­аль­но­го но­ме­ра «Ро­ман-га­зе­ты» на­ча­лась в кон­це про­шло­го го­да. Ра­бо­чая груп­па не толь­ко учла тре­бо­ва­ния ре­дак­ции, но и внес­ла свои пред­ло­же­ния по на­пол­не­нию но­ме­ра. Так, по её пред­ло­же­нию в но­ме­ре опуб­ли­ко­ва­ны сти­хи из­вест­ных ал­тай­ских поэтов. На об­лож­ке «Ро­ман-га­зе­ты» раз­ме­сти­ли ил­лю­стра­ции пей­за­жей ал­тай­ско­го ху­дож­ни­ка Фёдора Тор­хо­ва, а на обо­ро­те – гра­фи­ку мо­ло­до­го ху­дож­ни­ка Ива­на Бы­ко­ва. В ближайшее вре­мя спец­вы­пуск жур­на­ла на­пра­вят во все биб­лио­те­ки ре­ги­о­на. от­пра­вить к ро­ди­те­лям Ефи­ма Ме­фо­дье­ви­ча. Второго сына, Кон­стан­ти­на, опре­де­ли­ла в ин­тер­нат. При ней остались че­ты­рёх­лет­няя Аня и го­до­ва­лый Ни­ко­лай.

– Мой отец, как и де­душ­ка, по­гиб в 34-лет­нем воз­расте, – рас­ска­зы­ва­ет Людмила Сте­па­нов­на.

Стар­ший сын Ма­мон­то­ва стал во­ен­ным. Кста­ти, со сво­и­ми под­чи­нён­ны­ми крас­но­ар­мей­ца­ми он участ­во­вал в стро­и­тель­стве Бар­на­уль­ско­го ме­лан­же­во­го ком­би­на­та. За­тем Сте­пан Ефи­мо­вич нёс служ­бу в Ха­ба­ров­ском крае. Жи­тей­ские тя­го­ты на чуж­бине раз­де­ля­ла с ним жена Ма­ри­на. По­сле то­го как его пе­ре­ве­ли на Ал­тай, он был во­ен­ко­мом Ма­мон­тов­ско­го рай­о­на, а пе­ред са­мой вой­ной ра­бо­тал в во- ен­ко­ма­те Рубцовска.

– На­чаль­ство рас­счи­ты­ва­ло, что па­па бу­дет за­ни­мать­ся под­го­тов­кой юно­шей к ар­мии, – го­во­рит Людмила Сте­па­нов­на. – Его хо­те­ли оста­вить в ты­лу, на­пра­вив в од­но из во­ен­ных учи­лищ. Но отец ре­шил по дру­го­му. Он от­пра­вил­ся на фронт по­лит­ру­ком уже с первым си­бир­ским эше­ло­ном 27 июня 1941 го­да.

Чтобы его от­пу­сти­ли на фронт, Сте­пан Ефи­мо­вич на­пи­сал в сво­ём за­яв­ле­нии: «Мой отец по­гиб за власть Со­ве­тов... Я бу­ду гро­мить фа­шист­ских за­хват­чи­ков так же, как в бы­лое вре­мя мой отец гро­мил кол­ча­ков­ских ка­ра­те­лей и ино­стран­ных ин­тер­вен­тов».

Он по­гиб во вре­мя так на­зы­ва­е­мой второй бит­вы за Харь­ков в 1942 го­ду. По­хо­ро­нен в брат­ской сол­дат­ской мо­ги­ле в го­ро­де Изюм.

По­сле ги­бе­ли гла­вы се­мей­ства мать Людмилы Сте­па­нов­ны с тре­мя до­черь­ми пе­ре­еха­ла в Бар­на­ул под «кры­ло» све­кро­ви, ко­то­рую она на ста­рин­ный ма­нер на­зы­ва­ла ма­ма­шей. Ма­ма­ша До­ра Афа­на­сьев­на и по­со­ве­то­ва­ла ей, чи­сто­кров­ной укра­ин­ке, пред­ки ко­то­рой пе­ре­еха­ли на Ал­тай в поисках зем­ли и во­ли, от­пра­вить­ся на ис­то­ри­че­скую ро­ди­ну: «Ма­рин­ка, там теп­ло, там фрук­ты. Де­воч­кам бу­дет хо­ро­шо».

Но, как горь­ко шу­тит Людмила Сте­па­нов­на, «ко­му ну­жен ка­цап на Укра­ине?». В поисках счаст­ли­вой до­ли они объ­ез­ди­ли по­чти всю то­гда со­юз­ную рес­пуб­ли­ку, но ни­где ма­ме устро­ить­ся на ра­бо­ту не уда­ва­лось. Стар­шая сест­ра Зоя про­да­ла на рын­ках по­чти все их ве­щи. Да­же дет­ские пла­тьи­ца. Од­на­жды, ко­гда ма­ма уеха­ла в Ки­ев­скую об­ласть в поисках работы, Зоя, вер­нув­шись с ба­за­ра с неболь­шой плит­кой мар­ме­ла­да, от­ло­ми­ла млад­шим сест­рён­кам по ку­соч­ку и горь­ко ска­за­ла: «Ес­ли че­рез два дня ма­ма не вер­нёт­ся, то будем уми­рать с го­ло­ду – про­да­вать боль­ше нече­го».

Вско­ре они вер­ну­лись на Ал­тай. Здесь бы­ла их настоящая ро­ди­на, здесь им пред­сто­я­ло стро­ить свою жизнь.

– Мы ни­ко­гда не ду­ма­ли, что фа­ми­лия мо­жет как-то по­мочь, – при­зна­ёт­ся Людмила Сте­па­нов­на. – Я про­учи­лась в шко­ле, по­сту­пи­ла в тех­ни­кум, по­том в ле­нин­град­скую ле­со­тех­ни­че­скую ака­де­мию. И ни­ко­му не го­во­ри­ла, что мой де­душ­ка красный ге­рой-пар­ти­зан. Всю­ду «про­би­ва­лась» са­ма, ни­кто не по­мо­гал и не про­те­жи­ро­вал. Ма­ма, муд­рая жен­щи­на, так ска­за­ла мне ещё в детстве: «Хо­чешь ма­хать всю жизнь то­по­ром, как я, – не учись. Не хо­чешь – иди и учись». Ни на од­но со­бра­ние в шко­ле она не хо­ди­ла. Го­во­ри­ла: «Те­бя мой ди­рек­тор на мою ра­бо­ту вы­зы­ва­ет? А по­че­му я долж­на хо­дить к те­бе в шко­лу? Это твоя работа. Вот и вы­пол­няй свою ра­бо­ту».

Людмила Сте­па­нов­на по­сле окон­ча­ния Бий­ско­го тех­ни­ку­ма ме­ха­ни­че­ской об­ра­бот­ки дре­ве­си­ны по­еха­ла на Са­ха­лин. Ра­бо­та­ла на­чаль­ни­ком це­ха на ме­бель­ной фаб­ри­ке. Но сла­бые с дет­ства лёг­кие не вы­дер­жа­ли сы­ро­го мор­ско­го кли­ма­та. Она опять вер­ну­лась на ро­ди­ну. И уже на­все­гда. В Бар­нау­ле внуч­ка Ма­мон­то­ва ра­бо­та­ла и на ме­бель­ной, и на спи­чеч­ной фаб­ри­ках. Бы­ла и ма­сте­ром, и тех­но­ло­гом. За­пу­сти­ла че­ты­ре про­из­вод­ства. Из 55 лет тру­до­во­го ста­жа 40 лет от­да­ла про­из­вод­ству. По­чёт­ных гра­мот и бла­го­дар­ствен­ных пи­сем в её до­маш­нем ар­хи­ве – не счесть.

А ещё она пре­по­да­ва­ла в кол­ле­дже. Ей и сей­час ча­стень­ко зво­нят, про­сят по­ра­бо­тать с ре­бя­та­ми. Толь­ко она от­ка­зы­ва­ет­ся. Считает, что се­го­дня уче­ни­ки несе­рьёз­но к де­лу от­но­сят­ся.

…Недав­но у неё был очень непри­ят­ный раз­го­вор с че­ло­ве­ком, де­да ко­то­ро­го за ка­кую-то се­рьёз­ную про­вин­ность по при­ка­зу Ефи­ма Ма­мон­то­ва вы­по­ро­ли на­гай­ка­ми. На про­ща­ние муж­чи­на бро­сил: «Пра­виль­но, что Ма­мон­то­ва уби­ли!». Её по­ра­зи­ла эта ле­ле­ян­ная де­ся­ти­ле­ти­я­ми, пе­ре­да­вав­ша­я­ся по на­след­ству нена­висть. Но­чью не мог­ла спать. Се­ла, на­пи­са­ла сти­хо­тво­ре­ние. О мечте¸ чтобы все лю­ди и все страны жи­ли в мире и друж­бе, без зло­бы и зависти, по уму и со­ве­сти. Чтобы не счи­та­ли, у ко­го боль­ше тер­ри­то­рии, ис­ко­па­е­мых, во­ен­ной тех­ни­ки. Не на­вя­зы­ва­ли бы свои пра­ви­ла жизни, а от­ве­ча­ли за соб­ствен­ную жизнь.

– В душе я гор­жусь, что у ме­ня бы­ли та­кие пред­ки и ро­ди­те­ли, – го­во­рит Людмила Сте­па­нов­на. – А ещё уве­ре­на: мной то­же гор­дят­ся! Свой ав­то­ри­тет че­ло­ве­ку на­до са­мо­му за­ра­бо­тать.

ПРЕЗЕНТАЦИЯ НО­МЕ­РА ЖУР­НА­ЛА «РО­МАН­ГА­ЗЕ­ТА», ПО­СВЯ­ЩЁН­НО­ГО 80­ЛЕТИЮ АЛ­ТАЙ­СКО­ГО КРАЯ, СО­СТО­Я­ЛАСЬ 18 ИЮЛЯ В БАР­НАУ­ЛЕ. ЖЕНА МА­МОН­ТО­ВА СЧИ­ТА­ЛА, ЧТО ЕГО УБИ­ЛИ ИЗ ЗАВИСТИ.

Ефим Ма­мон­тов по­хо­ро­нен в са­мом цен­тре Бар­на­у­ла. Его вдо­ва про брат­скую мо­ги­лу го­во­ри­ла, что здесь мы «по ко­стям хо­дим».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.