«СЛЕДОВАТЕЛЮ БЕЗ ЯСНОЙ ГОЛОВЫ НИКАК!»

Пол­ков­ник юс­ти­ции – о про­фес­си­о­наль­ном азар­те и эмо­ци­ях

AiF Altay - - ГОСТЬ НОМЕРА - Бе­се­до­ва­ла Свет­ла­на ЛЫРЧИКОВА

есть и некий со­рев­но­ва­тель­ный мо­мент, ко­то­рый за­клю­ча­ет­ся в том, что те­бе нуж­но «пе­ре­ду­мать» по­до­зре­ва­е­мо­го-об­ви­ня­е­мо­го. В этом есть про­фес­си­о­наль­ный азарт – обыг­рать про­тив­ни­ка.

– Зву­чит так, буд­то пре­ступ­ни­ки – очень ум­ные лю­ди…

– Кол­ле­ги, за­ни­ма­ю­щи­е­ся эко­но­ми­че­ски­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми, на­вер­ня­ка вам про та­ких мо­гут рас­ска­зать. У ме­ня про­филь по­про­ще – об­ще­уго­лов­ный. И дей­стви­тель­но, чтобы убить че­ло­ве­ка, со­вер­шить се­рию раз­бой­ных на­па­де­ний или про­мыш­лять вы­мо­га­тель­ством, не на­до быть се­ми пя­дей во лбу. Но ви­ди­те ли, в чём де­ло… Да­же при, ка­за­лось бы, оче­вид­ном бы­то­вом пре­ступ­ле­нии ули­ки мо­гут быть не оче­вид­ны. Си­деть-то не хо­чет ни­кто. По­это­му по­пыт­ки скрыть сле­ды пре­ступ­ле­ния – сплошь и ря­дом, и при всей од­но­знач­но­сти си­ту­а­ции до­ка­зать ви­ну по­до­зре­ва­е­мо­го бы­ва­ет очень слож­но.

А ко­гда по­до­зре­ва­е­мые на­чи­на­ют хит­рить, уви­ли­вать, ад­во­ка­ты им дель­ные со­ве­ты да­ют – слово «пе­ре­ду­мать» очень под­хо­дит. че­ло­век, а до­ка­за­тельств не до­ста­точ­но. У нас, к при­ме­ру, со сви­де­те­ля­ми бы­ва­ют про­бле­мы: «ни­че­го не ви­дел, ни­че­го не слы­шал, ни­че­го ни­ко­му не ска­жу».

А оправ­да­тель­ных при­го­во­ров по рас­сле­до­ван­ным мною де­лам при про­фес­си­о­наль­ных су­дьях не бы­ло ни­ко­гда, а при су­де при­сяж­ных – два, по-мо­е­му, бы­ло. Но при­сяж­ные за­се­да­те­ли – обыч­ные лю­ди, они по­рой ру­ко­вод­ству­ют­ся эмо­ци­я­ми.

– В ва­шем «порт­фо­лио» я об­ра­ти­ла вни­ма­ние на од­но дав­ниш­нее де­ло в от­но­ше­нии граж­да­ни­на без опре­де­лён­но­го ме­ста жи­тель­ства, со­вер­шив­ше­го два убий­ства на тер­ри­то­рии Ка­зах­ста­на. К вам-то оно как по­па­ло? – Там, на­сколь­ко мне пом­нит­ся, ещё и раз­бой­ное на­па­де­ние бы­ло. Вот это­го граж­да­ни­на Се­мё­но­ва од­на­жды, в 2011, го­ду, за­дер­жа­ли на тер­ри­то­рии края с под­дель­ным пас­пор­том на имя дру­го­го че­ло­ве­ка. По­ли­ция воз­бу­ди­ла де­ло по ста­тье «ис­поль­зо­ва­ние за­ве­до­мо под­лож­но­го до­ку­мен­та», по­сле че­го вы­яс­ни­лось, что этот то­ва­рищ с неза­па­мят­ных вре­мён на­хо­дит­ся в ро­зыс­ке. Он по­до­зре­вал­ся как раз в убий­ствах в Ка­зах­стане в кон­це 90-х го­дов: сна­ча­ла с дву­мя по­дель­ни­ка­ми за­ду­шил и огра­бил мест­ную пред­при­ни­ма­тель­ни­цу, по­том убил и од­но­го из по­дель­ни­ков, опа­са­ясь, что тот мо­жет «сдать».

Посколь­ку Се­мё­нов фор­маль­но был про­пи­сан в Хан­ты-Ман­сий­ском ав­то­ном­ном окру­ге, «ка­зах­ское» де­ло ока­за­лось там и дол­гое вре­мя ле­жа­ло в ар­хи­ве. А посколь­ку граж­да­ни­на у нас за­дер­жа­ли, то и де­ло нам при­сла­ли, и при­шлось его «рас­кру­чи­вать». Мно­гие ве­щ­до­ки уже бы­ли уте­ря­ны, и сви­де­те­ли не все жи­вы за дав­но­стью лет, и сам по­до­зре­ва­е­мый успел мно­го где по­ка­тать­ся. Для сбо­ра до­ка­за­тель­ной ба­зы при­шлось вы­ез­жать и в со­сед­нюю рес­пуб­ли­ку, и в Че­ля­бинск, и в Сур­гут, и в Неф­те­юганск.

– К сло­ву, об эмо­ци­ях. Вам при­хо­дит­ся се­бя сдер­жи­вать в об­ще­нии с об­ви­ня­е­мы­ми? Ино­гда да­же чи­та­ешь сю­жет уго­лов­но­го де­ла– и ру­ки непро­из­воль­но на­чи­на­ют «че­сать­ся», а вам же с ни­ми кон­так­ти­ро­вать при­хо­дит­ся.

– Мно­гие на­ши фи­гу­ран­ты – ма­ло­при­ят­ные лич­но­сти. И, со­гла­си­тесь, че­ло­век, ко­то­рый по пья­ни сду­ру ру­ба­нул зна­ком­ца, и че­ло­век, ко­то­рый дол­го умыш­лен­но из­де­вал­ся над дру­гим че­ло­ве­ком, – не од­но и то же. Вот у ме­ня в про­из­вод­стве бы­ло де­ло по ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пе, ко­то­рая во­влек­ла в за­ня­тие про­сти­ту­ци­ей несколь­ких жен­щин, в том чис­ле и несо­вер­шен­но­лет­нюю. Не все «ба­боч­ки» бы­ли доб­ро­воль­ца­ми, там речь шла и о при­нуж­де­нии, при­чём с при­ме­не­ни­ем си­лы. И на иг­лу неко­то­рых из них под­са­ди­ли. Од­на­жды од­на жен­щи­на сбе­жа­ла до­мой в се­ло, её на­шли, бук­валь­но вы­та­щи­ли из до­ма, опять при­вез­ли в Бар­на­ул, би­ли, ту­ши­ли об неё си­га­ре­ты… За­прав­лял всем этим без­об­ра­зи­ем неод­но­крат­но су­ди­мый че­ло­век, крайне же­сто­кий, в ито­ге по­лу­чив­ший бо­лее 10 лет стро­го­го ре­жи­ма. Есте­ствен­но, по-че­ло­ве­че­ски он не вы­зы­вал во мне ни­ка­ких эмо­ций, кро­ме нега­тив­ных. Но сле­до­ва­тель не име­ет пра­ва их про­яв­лять!

Он в первую оче­редь дол­жен ду­мать о рас­кры­тии де­ла, а эмо­ци­о­наль­ное некор­рект­ное от­но­ше­ние к фи­гу­ран­там это­му мо­жет по­ме­шать. И уж точ­но ни­ка­ко­го кон­так­та с под­след­ствен­ным при та­ком рас­кла­де уста­но­вить не удаст­ся. Все­гда го­во­рю: си­ла дей­ствия рав­на си­ле про­ти­во­дей­ствия. Так что, пе­ре­хо­дить на лич­но­сти – непро­фес­си­о­наль­но.

– А у «важ­ня­ков» сколь­ко дел од­но­вре­мен­но мо­жет быть в про­из­вод­стве?

– Очень по -раз­но­му. Я лич­но на про­тя­же­нии по­след­них ме­ся­цев вме­сте с несколь­ки­ми кол­ле­га­ми рас­сле­до­вал од­но­един­ствен­ное де­ло, вот толь­ко окон­ча­тель­ное об­ви­не­ние под­го­то­вил. Это де­ло – в от­но­ше­нии ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пы, про­мыш­ляв­шей вы­мо­га­тель­ством де­неж­ных средств и ав­то­мо­би­лей у жи­те­лей Алей­ска. Там один­на­дцать фи­гу­ран­тов, де­сять из них – под стра­жей, в де­ле 73 то­ма. Обре­ме­нять ме­ня в это вре­мя ещё ка­ким-ни­будь рас­сле­до­ва­ни­ем бы­ло бы по край­ней ме­ре негу­ман­но (улы­ба­ет­ся). Но во­об­ще од­но де­ло в ра­бо­те – это боль­шая ред­кость, осо­бен­но для сле­до­ва­те­лей рай­он­но­го зве­на.

– У вас, кро­ме служ­бы, есть ка­кие-то ин­те­ре­сы?

– Ин­те­ре­сы-то есть, вре­ме­ни нет. Я как-то по со­сто­я­нию здо­ро­вья вы­пал из ра­бо­че­го про­цес­са, так ма­ке­ты са­мо­лё­тов со­би­рал – это очень увле­ка­тель­но. Толь­ко это бы­ло дав­но. И чест­но ска­жу, сей­час в сво­бод­ное вре­мя меж­ду хоб­би и сном я пред­по­чту вы­спать­ся.

– Из­ви­ни­те, у вас су­пру­га есть? Ин­те­рес­но, как она к ва­шей пре­дан­но­сти ра­бо­те от­но­сит­ся.

– Моя су­пру­га – под­пол­ков­ник юс­ти­ции, в со­сед­нем ка­би­не­те ра­бо­та­ет. Так что у нас пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние.

– На­сколь­ко я по­ни­маю, у вас уже есть необ­хо­ди­мая вы­слу­га, вы мо­же­те со спо­кой­ной ду­шой вый­ти на пен­сию…

– Мо­гу, но не со спо­кой­ной ду­шой. По­это­му я ещё по­ра­бо­таю –по­ка но­ги но­сят. Нет, не так ска­жу – по­ка ещё го­ло­ва яс­ная. Но­ги, на­де­юсь, ме­ня ещё дол­го но­сить бу­дут, а вот без ясной головы следователю никак нель­зя.

КОМАНДНЫЙ ТОН НА ПОЛЬЗУ ДЕЛУ НЕ ИДЁТ.

Пол­ный текст ин­тер­вью чи­тай­те на сай­те altai.aif.ru

Для то­го чтобы ви­нов­ный в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния от­ве­тил по всй стро­го­сти за­ко­на, следователю нуж­но сра­бо­тать на «пять с плю­сом».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.