ДЕ­ВОЧ­КА ИЗ «СТЕКЛЯННОГО ША­РА»

С ре­бён­ком­аути­стом нуж­но си­стем­но ра­бо­тать с са­мо­го мла­ден­че­ства

AiF Altay - - СУДЬБА - Еле­на ЧЕ­ХО­ВА

У Ан­ны тя­жё­лая фор­ма аутиз­ма. С рож­де­ния она бы­ла, по сло­вам Ла­ри­сы Ми­хай­лов­ны, «ме­шоч­ком с пес­ком» – ле­жа­ла, как по­ло­жи­ли, без дви­же­ния и даже без на­мё­ка на ше­ве­ле­ние. Не го­во­ри­ла и не шла на кон­такт. Вра­чи счи­та­ли: вер­хом до­сти­же­ния бу­дет, ес­ли к 18 го­дам ре­бё­нок на­учит­ся са­мо­сто­я­тель­но хо­дить в туа­лет.

Сей­час Ане 17 лет. В 14 лет она с зо­ло­той ме­да­лью окон­чи­ла шко­лу (об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ную сред­нюю шко­лу №102). Зна­ет фран­цуз­ский. Иг­ра­ет на ви­о­лон­че­ли и учит­ся иг­рать на фор­те­пи­а­но. Ле­том в кра­е­вом ху­до­же­ствен­ном му­зее прошла её пер­со­наль­ная выставка… АНИТИМе, Ла­ри­са Ми­хай­лов­на пе­дан­тич­но ис­ка­ла ре­ше­ния слож­ней­ших за­дач. В сво­бод­ное от внуч­ки вре­мя (как пра­ви­ло, глу­бо­кой но­чью) она шту­ди­ро­ва­ла учеб­ни­ки по нев­ро­ло­гии, пси­хи­ат­рии, пси­хо­ло­гии…

– У та­ких де­тей всё не так, – го­во­рит она. – Они, как ино­пла­не­тяне, су­ще­ству­ю­щие в обособ­лен­ном стек­лян­ном ша­ре. Особенно им не да­ёт­ся сфе­ра ком­му­ни­ка­тив­ная и со­ци­аль­но-бы­то­вая. Мы об этом даже не за­ду­мы­ва­ем­ся, по­то­му что нам это до­ста­ёт­ся от рож­де­ния, да­ром. А для них это, как выс­шая ма­те­ма­ти­ка для са­мо­го ту­по­го в мире уче­ни­ка. Ошиб­ка, ко­гда ро­ди­те­ли ду­ма­ют: «Это ис­пра­ви­мо». Как ска­за­ла при­ма Нет­реб­ко про сы­на: «Он из аутиз­ма вый­дет». Не вый­дет! Это же не туа­лет, ку­да за­шёл-вы­шел. Мож­но толь­ко по­мочь ре­бён­ку адап­ти­ро­вать­ся и по­ста­рать­ся сде­лать так, что­бы у него бы­ло де­ло, по­пы­тать­ся най­ти ни­шу, где ему бу­дет ком­форт­но.

У аути­стов нет це­лост­ной кар­ти­ны мира – он слов­но разо­рван на мно­же­ство фраг­мен­тов. Ани­ной ба­буш­ке пред­сто­я­ло сле­пить мир для сво­ей внуч­ки. А для это­го бы­ло необ­хо­ди­мо ран­нее вме­ша­тель­ство – каж­до­днев­ная ад­ская ра­бо­та бук­валь­но с пе­лё­нок.

Марш­ру­ты про­гу­лок с дет­ской ко­ляс­кой Ла­ри­са Ми­хай­лов­на каж­дый раз вы­би­ра­ла но­вые. Это по­мо­га­ло справ­лять­ся с за­вы­шен­ным кон­сер­ва­тиз­мом, ведь аути­сты на­столь­ко при­вы­ка­ют к по­сто­ян­ным кар­тин­кам, что ма­лей­шее из­ме­не­ние (на­при­мер, но­вое от­вер­стие в стене) вы­зы­ва­ет у них стресс и па­ни­ку.

Укре­пить мыш­цы внуч­ки по­ми­мо мас­са­жа долж­ны бы­ли раз­ра­бо­тан­ные ба­буш­кой упраж­не­ния. На­при­мер, та­кое: над де­ре­вян­ным щи­том дер­жа­ли Аню так, что­бы её ступ­ни ка­са­лись твёр­дой по­верх­но­сти. Сто­ять де­воч­ка не мог­ла – как чер­вя­чок, спол­за­ла вниз. Её при­хо­ди­лось дер­жать на ру­ках. И так – по несколь­ко ча­сов в день.

А по но­чам бабушка вы­ре­за­ла из плот­ной бу­ма­ги несмет­ное ко­ли­че­ство букв. По­то­му что Аня бы­ла не го­во­ря­щей, а об­ща­лась пись­мен­но: быст­ро-быст­ро скле­и­ва­ла бук­вы в сло­ва. Так же ра­но, как пи­сать, она на­учи­лась чи­тать и счи­тать. Толь­ко не вслух, а про се­бя.

Пер­вая по­пыт­ка при­учить Аню к ри­со­ва­нию за­кон­чи­лась неуда­чей – на ли­сте бу­ма­ги из­под её ру­ки по­яв­ля­лись та­кие бо­лез­нен­ные ка­ра­ку­ли, что смот­реть на них бы­ло му­чи­тель­но. Но од­на­ж­ды по­сле за­ня­тия, по­свя­щён­но­го на­тюр­мор­ту, бабушка да­ла за­да­ние: вы­пол­нить по­ста­нов­ку для на­тюр­мор­та. И Аня, ви­ди­мо, вос­при­няв это как увле­ка­тель­ную иг­ру, вдруг «за­жглась»: раз­ло­жи­ла ска­терть, рас­ста­ви­ла иг­руш­ки. А за­тем взя­ла лист ват­ма­на, ка­ран­да­ши и по всем пра­ви­лам на­ри­со­ва­ла по­ста­но­воч­ный на­тюр­морт!

Сей­час Аня пи­шет мас­лом. Что­бы по­стичь эту слож­ную тех­ни­ку, она два го­да за­ни­ма­лась с пре­по­да­ва­те­лем ка­фед­ры ИЗО бар­на­уль­ско­го «по­ли­те­ха» Оль­гой Ми­рон­чук. Те­перь спе­ци­а­ли­сты от­ме­ча­ют гра­мот­но вы­стро­ен­ные ком­по­зи­ции ра­бот юной ху­дож­ни­цы и по­тря­са­ю­щий под­бор цве­та и то­нов. Ей нра­вит­ся пи­сать пей­за­жи. По­рой неожи­дан­ные. Ес­ли рус­ские бе­рё­зы и ал­тай­ские го­ры вполне ожи­да­е­мый сю­жет, то со­вер­шен­но непо­нят­но, от­ку­да де­воч­ка из «стеклянного ша­ра» зна­ет о за­ка­те на по­бе­ре­жье тро­пи­че­ско­го оке­а­на или о ле­дя­ных го­рах-то­ро­сах Ан­тарк­ти­ки.

– Для Ани каж­дый шаг – до­сти­же­ние, – го­во­рит её бабушка. – По­мы­ла та­рел­ку – до­сти­же­ние. На­учи­лась поль­зо­вать­ся лож­кой – до­сти­же­ние. Заговорила – до­сти­же­ние.

Кста­ти, пер­вое сло­во Аня про­из­нес­ла в 10 лет, ко­гда учи­лась в вось­мом клас­се. При­чём заговорила на фран­цуз­ском, а род­ной русский ей дол­го не да­вал­ся. Как она учи­лась в шко­ле, ес­ли мол­ча­ла? О, это от­дель­ная ис­то­рия.

Устро­ить внучку в об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ную шко­лу, где учат­ся здо­ро­вые де­ти, – то­же идея Ла­ри­сы Ми­хай­лов­ны. Но ко­гда она по­шла с этой иде­ей по вра­чам и чи­нов­ни­кам, жен­щи­ну чуть ли не за сумасшедшую при­ня­ли. И всё-та­ки она по­бе­ди­ла! Еле-еле, но про­би­лась! Даже с ха­рак­те­ри­сти­кой, в ко­то­рой бы­ло на­пи­са­но, что ре­бё­нок необу­ча­ем и с крайне низ­ким уров­нем ин­тел­лек­та.

– Та­кой ре­бё­нок не идёт на кон­такт с чу­жи­ми. По­это­му опре­де­лить уро­вень его ин­тел­лек­та невоз­мож­но, – уве­ре­на Ла­ри­са Ми­хай­лов­на. – И от­но­сят­ся к та­ким дет­кам так: иди, ку­да ро­ди­те­ли су­ме­ют устро­ить.

В шко­ле Аня всё сда­ва­ла пись­мен­но. Учи­лась на­столь­ко успеш­но, что по­сле пер­во­го клас­са сра­зу пе­ре­шла в… шестой!

Но во­об­ще шко­ла для та­ких де­тей – очень агрес­сив­ная сре­да. Аня по­ни­ма­ла, что у од­но­класс­ни­ков к ней не­при­я­тие. Неко­то­рые, встре­тив де­воч­ку с ба­буш­кой в школь­ном ко­ри­до­ре, де­мон­стра­тив­но от­ска­ки­ва­ли к стене, крив­ля­лись, драз­ни­лись. Учи­те­ля, ко­неч­но, им объ­яс­ня­ли, что так ве­сти се­бя некра­си­во, но для боль­шин­ства это бы­ло впу­стую. У де­воч­ки нет фо­то­гра­фии её вы­пуск­но­го клас­са – од­но­класс­ни­ки не за­хо­те­ли сни­мать­ся с ней ря­дом.

– Что го­во­рить о несмыш­лё­ных де­тях, ес­ли од­на­ж­ды в про­грам­ме Ан­дрея Ма­ла­хо­ва од­на за­слу­жен­ная в про­шлом ар­тист­ка вы­ска­за­лась об ин­ва­ли­дах: де­скать, от­ку­да они по­вы­ле­за­ли, рань­ше их столь­ко не бы­ло! Мол, не эс­те­тич­но вы­гля­дят, – горь­ко усме­ха­ет­ся Ла­ри­са Ми­хай­лов­на.

Свою зо­ло­тую ме­даль Аня Пу­тин­це­ва за­слу­жи­ла не толь­ко от­лич­ны­ми зна­ни­я­ми, но и стой­ко­стью ха­рак­те­ра. А за пе­ре­жи­ва­ния по­пла­ти­лась стрессом, ко­то­рый при­вёл к то­му, что по­сле ЕГЭ де­воч­ка пе­ре­ста­ла брать в ру­ки руч­ку и пи­сать.

– В луч­ших ев­ро­пей­ских уни­вер­си­те­тах, в ко­то­рых учат­ся аути­сты, им предо­став­ля­ют ауди­то­рии и пре­по­да­ва­те­лей, к ко­то­рым они при­вык­ли, – го­во­рит Ани­на бабушка. – Так­же нель­зя на­дол­го от­ры­вать аути­ста от сим­био­ти­че­ско­го парт­нё­ра: я обя­за­на по­сто­ян­но быть ря­дом с Аней.

Пе­ред эк­за­ме­ном жен­щи­на хо­ди­ла в про­ку­ра­ту­ру, в комитет по об­ра­зо­ва­нию. Ока­за­лось, что ща­дя­ще­го ре­жи­ма сда­чи вы­пуск­ных для аути­стов не преду­смот­ре­но. Она убеж­да­ла: для пси­хи­ки внуч­ки мо­гут быть необ­ра­ти­мые по­след­ствия. От­ве­ча­ли: «Ко­гда на­сту­пят – при­хо­ди­те, бу­дем разбираться». В ре­зуль­та­те де­воч­ка вме­сте с дру­ги­ми вы­пуск­ни­ка­ми-ин­ва­ли­да­ми го­ро­да – а та­ких на­бра­лось все­го 10 че­ло­век! – сда­ва­ла эк­за­ме­ны в непри­выч­ной ауди­то­рии ли­цея №3. Од­но­го маль­чи­ка-ко­ля­соч­ни­ка отец нёс на ру­ках на тре­тий этаж. Ро­ди­те­ли спра­ши­ва­ли: «По­че­му эк­за­мен не на пер­вом?». Ока­зы­ва­ет­ся, из-за боль­ших окон: «что­бы в них не под­ска­зы­ва­ли».

– Аути­сты не мо­гут по­ме­нять­ся, ме­нять­ся долж­ны те, кто ря­дом с ними. Преж­де все­го, в сво­ём от­но­ше­нии к та­ким лю­дям. Успех им приносит имен­но от­но­ше­ние окру­жа­ю­щих – се­мьи, со­се­дей, од­но­класс­ни­ков, – убеж­де­на Ла­ри­са Ми­хай­лов­на.

А ро­ди­те­лям необыч­ных де­тей она со­ве­ту­ет на­учить­ся «стря­хи­вать с ушей лап­шу», ко­то­рую им ве­ша­ют «спе­ци­а­ли­сты».

– Ко­гда Аню­те бы­ло 5 лет, я при­ве­ла её на при­ём к вра­чу, – вспо­ми­на­ет она по­ка­за­тель­ный слу­чай из сво­ей мно­го­стра­даль­ной прак­ти­ки. – По­про­си­ла со­ве­та о ме­то­ди­ках раз­ви­тия ин­тел­лек­та, ведь ре­бён­ка с ин­тел­лек­том лег­че под­клю­чить к ра­бо­те над со­бой. Врач от­ве­ти­ла: «Ой, да как раз­вить интеллект?! Он ли­бо есть, ли­бо его не­ту. А у всех аути­стов интеллект по­ни­жен­ный». По­том я ста­ла чи­тать на­уч­ную ли­те­ра­ту­ру и по­ня­ла, ка­кую ахи­нею нес­ла этот врач выс­шей ка­те­го­рии! Ведь интеллект бы­ва­ет врож­дён­ный и при­об­ре­тён­ный, ко­то­рый формируют обу­че­ние и со­ци­аль­ная сре­да. И за счёт при­об­ре­тён­но­го ин­тел­лек­та мож­но на 50% по­вы­сить об­щий ин­тел­лек­ту­аль­ный уро­вень. Я убе­ди­лась: та­кие де­ти буд­то на­кап­ли­ва­ют зна­ния, а по­том слов­но пры­жок со­вер­ша­ют – и зна­ния во­пло­ща­ют­ся в дви­же­ние, в тво­ре­ние, в опыт. По­это­му верь­те в сво­е­го ре­бён­ка.

– ЭТО ЧТО­БЫ АНЮТА ЗНА­ЛА: Я ЕЁ ОЧЕНЬ ЛЮБ­ЛЮ, – ОБЪ­ЯС­НЯ­ЕТ ЛА­РИ­СА ШАТСКАЯ, ПО­ЧЕ­МУ ВСЕ СТЕ­НЫ ДВУХ­КОМ­НАТ­НОЙ КВАР­ТИ­РЫ УКРАШЕНЫ КАР­ТИ­НА­МИ, КО­ТО­РЫЕ НА­ПИ­СА­ЛА ВНУЧ­КА. ЗАГОВОРИЛА ВНУЧ­КА В ДЕ­СЯТЬ ЛЕТ, И СРА­ЗУ ПО ФРАНЦУЗСКИ.

Все сте­ны в квартире Ла­ри­сы Ми­хай­лов­ны уве­ша­ны тво­ре­ни­я­ми та­лант­ли­вой внуч­ки – пей­за­жа­ми, аб­страк­ци­я­ми, ав­то­порт­ре­та­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.