«МЕ­НЯ ЗАВЛЁК ОДИОЗНЫЙ ЗВЕЗДУН»

Как Виктор Сухоруков снял­ся в новом се­ри­а­ле и что он думает об ин­тел­лек­те Фри­ме­на

AiF Altay - - ПЕРСОНА -

– Виктор, вы как-то ска­за­ли, что не сни­ма­е­тесь в се­ри­а­лах, по­то­му что не лю­би­те «эту ин­ду­стрию». За что не лю­би­те? И по­че­му ре­ши­ли снять­ся в «Физ­ру­ке»?

– Ком­плекс фак­то­ров. В се­ри­а­ле ори­ги­наль­ный под­ход, по су­ти, сме­на фор­ма­та, аб­со­лют­но но­вый сю­жет. По­том фи­гу­ра ре­жис­сё­ра – Игорь Во­ло­шин был от­ме­чен Алек­се­ем Ба­ла­ба­но­вым (Сухоруков сыг­рал в филь­мах Ба­ла­ба­но­ва «Про уро­дов и лю­дей», «Брат», «Брат-2», «Жмур­ки». – Ред.). И, ко­гда он пред­ло­жил мне со­труд­ни­чать, я по­нял, что это не мой фор­мат. Да и се­ри­а­лы в по­след­нее вре­мя ме­ня не ра­до­ва­ли. Но ре­шил­ся. Ме­ня завлёк этот пер­со­наж – одиозный те­ат­раль­ный звездун. Виктор Сухоруков, ре­жис­сёр Игорь Во­ло­шин и Дмит­рий На­ги­ев на съём­ках се­ри­а­ла. ги­пер­тро­фи­ро­ван­но боль­ши­ми. Но утром, ока­зы­ва­ет­ся, они усы­ха­ют и пре­вра­ща­ют­ся в ни­что. Се­год­ня я жи­ву ком­форт­но: всё по пла­ну, по гра­фи­ку, од­но за дру­гим.

– Вы ра­бо­та­ли груз­чи­ком, хле­бо­ре­зом, по­су­до­мой­щи­ком и да­же со­би­ра­ли бу­тыл­ки, что­бы про­кор­мить се­бя. Вам этот жиз­нен­ный опыт как-то по­мо­га­ет в ак­тёр­ском ре­мес­ле?

– Про­фес­сия есть про­фес­сия. Уме­ешь го­то­вить ка­шу? Хо­ро­шо. Это мож­но на­звать хоб­би, увле­че­ни­ем, но не про­фес­си­ей. Дру­гое де­ло, что, ес­ли я иг­раю прин­ца, не при­ве­ди бог уда­рить се­бя мо­лот­ком по паль­цу. По­то­му что у прин­ца паль­чик дол­жен быть здо­ро­вым.

– Дол­жен ли ак­тёр раз­би­рать­ся в по­ли­ти­ке?

– А что в этом пло­хо­го? Про­сто во всех сфе­рах су­ще­ству­ет недо­го­во­рён­ность. По­лу­тай­на. А что­бы раз­би­рать­ся по-на­сто­я­ще­му и глу­бо­ко, на­до знать. Ино­гда зна­ний не хва­та­ет. Здо­ро­во, ес­ли бы все раз­би­ра­лись в по­ли­ти­ке. Но по­ли­ти­ка – очень ши­ро­кое по­ня­тие. Внут­ри каж­до­го че­ло­ве­ка есть ко­рысть, са­мо­цель, лич­ное «я» и лич­ное эго. По­это­му на од­ну про­бле­му смот­рим по-раз­но­му. Один – с точ­ки зре­ния кол­лек­ти­ва, дру­гой – со сво­ей точ­ки зре­ния. Смот­рю, ка­кой шум и гам се­год­ня про­ис­хо­дит, и по­ни­маю: все врут, недо­го­ва­ри­ва­ют. Го­во­рят на­столь­ко, на­сколь­ко име­ют зна­ний, а са­ми при этом недо­зна­ют.

– Я к че­му это спро­сил. Аме­ри­кан­ский ак­тёр Мор­ган Фри­мен за­пи­сал ви­део­ро­лик, ко­то­рый начинается сло­ва­ми

«На нас на­па­ли. Мы на войне». «Пред­ставь­те се­бе сце- на­рий филь­ма, – го­во­рит там ак­тёр. – Быв­ший шпи­он-каг­эб­эш­ник, обо­злён­ный из-за кра­ха сво­ей ро­ди­ны, раз­ра­ба­ты­ва­ет план ме­сти. Поль­зу­ясь ха­о­сом, он про­дви­га­ет­ся по слу­жеб­ной лест­ни­це в пост­со­вет­ской Рос­сии и ста­но­вит­ся пре­зи­ден­том». В кон­це ро­ли­ка Фри­мен из­ре­ка­ет: «Этот шпи­он – Вла­ди­мир Путин. И это ни­ка­кой не сце­на­рий». Вы ду­ма­е­те, Фри­мен та­кое за­пи­сал, по­то­му что не раз­би­ра­ет­ся ни в чём? Но он же неглу­пый че­ло­век.

– Ну ду­рак, ду­рак! Сыг­рал роль за день­ги. Толь­ко так. Про­чи­тал роль, по­лу­чил кон­верт и ушёл. Не ду­маю, что он пе­ре­жи­ва­ет. Это вид­но. Вз­рос­лый дядь­ка, ему же 80 лет, а он та­кие ве­щи го­во­рит. Как буд­то Рос­сия – это ку­рят­ник ка­кой-то. На­вер­ня­ка и не зна­ет, где Рос­сия на­хо­дит­ся на кар­те. Чуд­но, чуд­но...

– Ве­ри­те ли вы в то, что Рос­сия угро­жа­ет Аме­ри­ке?

– Чушь со­ба­чья. – Вы один из немно­гих ак­тё­ров, ко­му не за­пре­ти­ли въезд на Укра­и­ну. По­че­му? Вы за по­след­ние три го­да не по­се­ща­ли Крым?

– Не за­пре­ти­ли? Не знал. Как это не по­се­щал? В Крым ез­жу по­сто­ян­но. И ско­ро сно­ва по­еду на съём­ки. На­до спро­сить у тех, кто за­пре­ща­ет. Я не в кур­се.

– Как ду­ма­е­те, ес­ли бы на­ши ак­тё­ры (те, ко­му за­пре­щён ту­да въезд) по­се­ща­ли Укра­и­ну, от­но­ше­ния меж­ду на­ши­ми стра­на­ми улуч­ши­лись бы или на­обо­рот?

– Не ду­маю. Это же не ар­ти­сты ре­ша­ют. Но по­мог­ло бы тем, кто не пус­ка­ет. Вот за­пре­ти­ли въезд рос­сий­ской ак­три­се, а по­том раз­ре­ши­ли. Она вы­сту­пи­ла. Пусть те, кто за­пре­щал, по­смот­рят в зри­тель­ный зал. Ес­ли там три че­ло­ве­ка, это их об­ра­ду­ет – зна­чит, Рос­сию пре­зи­ра­ют, пуб­ли­ка с ни­ми за­од­но. Ес­ли, на­обо­рот, ан­шлаг – зна­чит, впо­ру за­ду­мать­ся. И пусть сно­ва ра­ду­ют­ся: весь на­род хо­чет встре­чи с ак­три­сой. Вот и не на­до за­пре­щать. Это ваш на­род. Зачем ему за­пре­щать то, че­го он хо­чет? Ес­ли пуб­ли­ка хо­чет ви­деть невъезд­но­го ак­тё­ра, зна­чит, его не на­род не пус­ка­ет.

9 ОК­ТЯБ­РЯ НА ТНТ СТАР­ТУ­ЕТ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ СЕ­ЗОН КОМЕДИЙНОГО СЕ­РИ­А­ЛА «ФИЗРУК». ПО СЮЖЕТУ ГЛАВ­НЫЙ ГЕ­РОЙ ФОМА ЗНАКОМИТСЯ СО СВО­ИМ ОТ­ЦОМ – РЕЖИССЁРОМ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ТЕАТРА ЭРНЕСТОМ ШИЛОВСКИМ, КО­ТО­РО­ГО СЫГ­РАЛ НАРОДНЫЙ АРТИСТ РОС­СИИ

– Один ак­тёр ска­зал: «Не­бес­ный сце­на­рий всё-та­ки су­ще­ству­ет. Но я ни ра­зу в него не по­пал». Вы по­па­ли в не­бес­ный сце­на­рий?

– Аб­со­лют­но! Ме­ня ве­дёт. И все мои спа­се­ния – это не я. Мне по­мог­ли. Ко­неч­но, есть лю­бо­пыт­ство, что бу­дет, ко­гда умру. Но не очень силь­ное. Я жи­ву по сценарию.

– Са­мым глав­ным в ак­тё­ре Олег Еф­ре­мов, 90-ле­тие ко­то­ро­го мы от­ме­ча­ли недав­но, счи­тал не ма­стер­ство, а че­ло­ве­че­ское со­дер­жа­ние. А что для вас важ­но в ак­тё­ре в первую оче­редь?

– Он го­во­рил о зна­нии. То есть ес­ли ты иг­ра­ешь лёт­чи­ка, то же­ла­тель­но по­знать эту про­фес­сию. Это ин­те­рес­но. Но не на всю жизнь. Вот я ни­ко­гда не был ца­рём Пав­лом. Но сыг­рал его! В ак­тёр­ской ра­бо­те важ­ны са­мо­от­да­ча и идея. Ко­гда ты её об­слу­жи­ва­ешь, мож­но и не знать про се­бя ни­че­го, но разыг­рать её так, что все ах­нут. Фан­та­зия, пред­став­ле­ния, иг­ра рож­да­ют­ся из идеи.

«ЖИ­ВУ И ПО­НИ­МАЮ, ЧТО ВСЕ ВРУТ ИЛИ НЕДОГО ВАРИВАЮТ».

Фо­то youtube.com

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.